Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Редакционный портфель >> Операция «Оверлорд»

Текст блога

 

Операция «Оверлорд»

 

Вторая мировая война, начавшаяся 1 сентября 1939 года и закончившаяся 2 сентября 1945 года, давно уже описывается историками и мемуаристами как мучительное и кровавое движение от одного решающего сражения к другому. И всё-таки высадка англо-американских армий в Нормандии под кодовым названием «Оверлорд», начавшаяся рано утром 6 июня 1944 года, была явлением уникальным в истории войн! Ее масштабы и результаты вынудили даже Сталина оценить по достоинству это событие. В поздравительной телеграмме Черчиллю от 11 июня 1944 года Сталин писал: «История отметит это событие как достижение высшего порядка».

Нам, бывшим гражданам СССР и России, об этом событии известно крайне мало. Даже по прошествии с тех пор десятков лет российские публикации о войне не содержат сколько-нибудь надежных сведений о D-Day, как принято называть это событие в западных источниках. Я хорошо помню, как во время войны и после нее советские люди говорили: «Союзники не воевали». Но если придерживаться правды, то следует вспомнить, что еще летом 1943 года союзники высадили крупные десанты сначала в Сицилии, а потом и на материковой территории Италии в районе Салерно. Не менее 22 немецких дивизий дрались летом 1943 года в Италии с войсками союзников. В разгар Курского сражения, начавшегося 5 июля 1943 года, танковая армия фельдмаршала Манштейна была срочно переброшена из-под Курска в Италию. Не был ли это Второй фронт?

А если вспомнить о грандиозном поражении армии фельдмаршала Роммеля в Северной Африке весной 1943 года, когда союзники уничтожили и взяли в плен 250 тысяч немецких солдат и офицеров, то открытие Второго фронта можно передвинуть на конец 1942 года.

 

Почему союзники так долго не открывали Второй фронт

И всё же почему союзники до июня 1944 года не открыли Второй фронт во Франции? Ведь и в их интересах было скорее закончить войну – Англия была уже почти банкротом! Ответ: подготовка к высадке в Нормандии заняла почти два года. Кому как не Черчиллю было знать о том, каким крахом заканчивается высадка крупных воинских соединений на враждебный берег без надлежащей подготовки, снабжения и разведки. Он поплатился за это министерским постом, когда в феврале 1915 года провалилась попытка английских войск высадиться с моря на побережье Турции в Галлиполи. Подобная ошибка дорого обошлась и в 1942 году, когда дивизии союзников попытались высадиться на французском побережье около города Дьепп. Без предварительной разведки, без портовых сооружений и, следовательно, без тяжелого вооружения английские дивизии были разгромлены и сброшены в море. Так что теперь готовились серьезно и скрупулезно.

 

Начнем с цифр

В течение 1943 года на крупных пассажирских судах, включая знаменитую «Queen Mary» водоизмещением 80 тысяч тонн, из Америки в Англию доставляли целые дивизии. Скорости этих судов были столь велики, что они не боялись тихоходных немецких подводных лодок и шли через Атлантику без боевого охранения. Одна «Queen Mary» могла взять на борт 10 тысяч солдат! Лайнер пересекал океан за четыре-пять дней в зависимости от погоды. 150 тысяч человек отправлялись в Англию ежемесячно, пока их число не достигло 2,5 миллионов человек. Тогда шутили, что под этой нагрузкой плюс десятки тысяч самолетов, танков, пушек и грузовиков маленькая Англия утонет в океане. А еще плыли корабли с продовольствием и боеприпасами. Уже из этих цифр видно, почему союзникам потребовалось так много времени на подготовку высадки в Нормандии.

 

Порт Малсберри

Без глубоководного порта с причалами и кранами высадить на материке такое количество людей и оборудования было немыслимо. В Англии они были в избытке. А в Нормандии? Голый пляж! Доставлять всё это без постоянных портовых сооружений было невозможно. Союзники понимали, что нужно создать временный порт, и заранее начали по совету и эскизам Черчилля строительство гигантских железобетонных плавучих блоков-кессонов, составлявших элементы будущих причалов и волнорезов. Таких кессонов было сооружено 23. Строительство их заняло 9 месяцев и потребовало 20 тысяч рабочих, трудившихся днем и ночью. Полые блоки обладали положительной плавучестью, и в первые часы высадки их буксирами доставили к пляжам, на которых уже начался бой.

Железобетонные блоки заполнялись водой и затапливались в нужных местах. Их надводные плоские части превращалась в причалы. К тому же это были превосходные волнорезы, составившие защищенную от ветра и волн гавань. Ее кодовое название «Малберри». С этих причалов тяжелые грузы могли быть доставлены на пляжи с обычных грузовых судов, имеющих подъемные краны. Однако сооружение волнорезов и причалов было только частью задачи.

Известно, что морской берег на пляжах очень отлогий, и глубина в несколько метров находится иногда в сотне и более метров от кромки суши. Для транспортировки грузов на берег были построены понтонные мосты с шарнирными сочленениями, позволявшими секциям мостов подниматься и опускаться в соответствии с уровнем воды во время приливов и отливов, а также в случае волнения моря. С этих мостов груженые грузовики, танки и пушки своим ходом или на буксире съезжали на берег.

Горючее и смазочные масла доставлялись на берег из Англии по трем трубопроводам, проложенным по дну Ла-Манша. 8 июня трубопроводы длиною в 30 миль каждый начали работать! Связь осуществлялась по подводному кабелю, проложенному после высадки.

 

Специальные танки

После Дьеппа стало известно, что песчаный и галечный грунт пляжа не годится для прохода танков. Они буксовали на гальке или глубоко зарывались гусеницами в мокрый песок. Нужно было строить особые машины для преодоления этого препятствия. Необходимы были машины для разминирования пляжей. Саперов туда не пошлешь. Их перебьют из пулеметов за несколько минут! Этим занялся военный инженер майор Перси Хобарт. За основу для таких машин был взят танк с тяжелой броней. Спереди к нему подвешивались на двух параллельных стальных балках вращающиеся барабаны, увешанные отрезками стальных цепей. Получался минный трал. При движении танка барабан вращался, цепи колотили по земле и подрывали мины. Взрывы их не могли повредить танку. На другом типе машин на таких же балках крепился барабан, на котором был намотан армированный проволокой толстый прорезиненный брезент. Диаметр намотки был более трех метров. При движении танка брезент разматывался, танк въезжал на брезент, и он ложился впереди и позади танка гладкой и нескользящей дорогой. Следующие танки шли уже по ней.

 Но и это еще не всё! Были построены танки, несшие на себе гигантские связки длинных бревен. Эти связки сваливались в противотанковые рвы, и танки проходили по бревнам, минуя ров. Судов, с которых танки сходили на берег, было недостаточно и тогда построили плавающие танки. Перси Хобарт заставил плавать танки с орудиями 76 мм. и весом свыше 30 тонн, которые для плавания отнюдь не предназначались. Он герметизировал их и снабдил даже винтами-движителями. Пусть читатель представит себе, сколько времени, денег и материалов затратили союзники на сооружение всего этого портового и штурмового хозяйства.

 

Разведка

Любая военная операция нуждается в разведке. Уже в 1942 году немцы начали строить вдоль побережья так называемый Западный вал для отражения десанта союзников с Британских островов. Английская авиация начала систематическую аэрофотосъемку побережья Бретани. Десятки самолетов изо дня в день при свете дня фотографировали не только берег, но и расположенные в глубине сооружения и ландшафт. Специальная аппаратура позволяла делать снимки трехмерными, и постепенно штаб союзников получил полную картину мест, где предстояла высадка и где должны были идти бои по расширению плацдарма. Десятки летчиков погибли, выполняя эту задачу. Союзников интересовали не только оборонительные сооружения немцев. Автомобильные и железные дороги, реки и каналы, мосты, железнодорожные станции были не менее важны. Уже ночью в день высадки союзная авиация произвела точную бомбардировку этих объектов, лишив немцев возможности подвозить боеприпасы и подкрепления к местам боев.

 А в течение трех предыдущих месяцев авиация союзников сбросила на немецкие позиции и дороги 66 тысяч тонн бомб. Часть из них предназначалась для того, чтобы глубокие воронки от тяжелых бомб использовались десантниками как укрытия в первые часы боев! Беспримерная забота о сохранении жизни бойцов!

Но самой, пожалуй, грандиозной частью предстоящей операции были мероприятия по дезинформации противника. Немцы не должны были знать точное место высадки. Естественно было ожидать, что высадка пройдет в самом узком участке Ла-Манша у города Кале. Однако союзники решили, что высадку произвести удобнее западнее этого места, хотя Ла-Манш там раза в три шире. Следовало поддерживать у немцев уверенность, что высадка будет там, где они ее предполагали.

Сначала была проведена блестящая операция по обману гитлеровского Генштаба. Для этого организовали «катастрофу» над морем английского самолета, якобы утонувшего на недосягаемой глубине, а с подводной лодки прямо у испанского берега, недалеко от Гибралтара, подкинули труп «майора» английской армии Мартина. Испанские рыбаки обнаружили труп на берегу и сообщили полиции. Из Германии прилетели контрразведчики и патологоанатом из гестапо. Специалисты снабдили «утопленника» таким набором документов, бумаг и бумажек, что искушенные немецкие контрразведчики не учуяли подделки. При майоре оказались совершенно секретные документы о высадке союзников у Па-де-кале в июне 1944 года. Самое тщательное исследование ловушку не обнаружило.

А мероприятия по обману немцев продолжались. В Англии были сооружены фальшивые аэродромы, дороги, на них стояли тысячи макетов транспортных и боевых самолетов, танков и пушек, тягачей и автомобилей, построены казарменные помещения. С воздуха это выглядело вполне реально. Генерала Джорджа Паттона, самого, пожалуй, талантливого и агрессивного генерала союзных войск, назначили командующим несуществующей армии, расположенной напротив Кале. Немцы знали: там, где Паттон, там наступление! Там жди беды! С ним приехали его радисты, «почерк» которых немецкая разведка знала еще со времен вторжения на Сицилию, где Паттон командовал американской армией. Эти радисты наполняли эфир ложными распоряжениями, по стилю похожими на хорошо известные немцам приказы генерала Паттона. На английском берегу, с которого немцы ожидали высадку, происходили маневры войск с посадкой на транспортные корабли. Союзники установили на берегу Па-де-кале в самом узком его месте мощные радиоусилители и через громкоговорители передавали записанные заранее звуки погрузки, рев моторов военной техники и кораблей, чтобы подкрепить уверенность немцев в том, что высадка готовится именно здесь. Немецкие корабли и подлодки постоянно «слушали» берег. А истинная подготовка шла в глубочайшей тайне, и место высадки было известно всего нескольким руководителям, включая Черчилля и Рузвельта.

 Штаб союзников добыл секретные шифры, которыми пользовались немецкая армия и флот. Дерзкий ночной рейд на немецкую радиостанцию позволил получить шифровальные коды, сам аппарат в полной исправности и нескольких немецких радистов. Однако и этого было мало. В Блетчли Парке под Лондоном работала команда, которая занималась расшифровкой постоянно меняющихся немецких кодов. Это был мозговой трест союзников! Там создали первый в мире компьютер «Колоссус» на шести тысячах электронных ламп, выполнявший пять тысяч операций в секунду, и разработали алгоритм расшифровки кодов. Не всё в работе гениев Блетчли Парка рассекречено в настоящее время! Они играли с Гитлером, как кошка с мышью, заранее зная о его действиях и планах и подсовывая ему ложную информацию.

 

Высадка десанта

Командующим всей операцией был назначен американский генерал Дуайт Эйзенхауэр. По строго размеченным графикам, еще ночью при свете луны с точностью до минуты гигантская армада во главе с 350-ю тральщиками двинулась к берегу. Пролив кишел миллионами мин! Очевидцы вспоминали, что вода была не видна из-за тысяч судов, плотно идущих к берегу!

Но еще за несколько часов до высадки в тыл немцам были заброшены сотни грузовых планеров с пехотой, легкими танками и пушками. Знаменитая сто первая авиадесантная дивизия в полном составе, более 12 тысяч бойцов, была сброшена на парашютах в тылу для удержания тех, специально не разрушенных авиацией мостов, которые могут понадобиться в ходе боев. Не забыта была и диверсионная работа. Был применен также обманный трюк, о котором до сих пор рассказывают в военных училищах. Тысячи примитивных чучел, изображающих вооруженных десантников, были выброшены на парашютах в местах сосредоточения немецкой пехоты. В темноте ночи, освещенные луной, эти чучела издали и в воздухе походили на настоящих парашютистов. Десантники называли эти чучела из мешков с песком и в примитивном военном обмундировании «Рупертами». Всё в армии должно иметь имя! Эти Руперты отвлекали внимание сотен обороняющихся немцев. По ним били изо всех стволов. На их захват устремились специальные подразделения, в то время как настоящие парашютисты без особых помех действовали в других районах. Бравые Руперты спасли сотни жизней. Немцы далеко не сразу поняли, что их обманули!

Высадка началась одновременно в пяти районах прибрежной Нормандии, между городами Гавр и Шербур. Эти пять пляжей растянулись на 50 миль и были распределены между армиям Англии, Канады и США. В первые сутки с помощью шести тысяч крупных и малых кораблей и автомобилей-амфибий на берег было переправлено 150 тысяч солдат и офицеров, а также 9 тысяч тонн различных грузов, 3 тысячи тонн горючего, 2 тысячи автомобилей «студебекер», груженных боеприпасами, и джипов, несколько сотен орудий, десятки танков и пр. На перегрузке всего этого с кораблей на берег работали две тысячи человек. И это только в первые сутки!

Каким же образом можно было отправить на берег такое количество грузов за такой короткий срок? К этому времени были построены десятки тысяч специальных десантных судов.

Высадка осложнялась штормовым ветром, бурным морем и яростным сопротивлением немцев, расположившихся на высоких до 30 метров берегах. Немцами были построены железобетонные бункеры с сотнями пушек и пулеметных гнезд. Берег и мелкая часть пляжей были усеяны минами, защищены колючей проволокой и стальными ежами. Для разрушения их, для подавления огня с высот немцев обстреливали 14 линкоров из орудий калибра от 5 до 16 дюймов, подошедших на предельно близкое расстояние к берегу. Семьдесят крейсеров и полторы сотни эскадренных миноносцев стреляли по берегу изо всех орудий! Сотни ракетометных барж обрушивали на противника залпы из 70 крупных ракет в каждом. Тысячи самолетов союзников обеспечили полное превосходство в воздухе. Транспортные самолеты снабжали боеприпасами парашютистов, выброшенных ночью в глубине обороны немцев.

На крутой волне, под огнем далеко не полностью разрушенных железобетонных бункеров, откуда били пулеметы и даже крупные пушки, бойцы союзников высаживались на берег и по минным полям вслед за танками-тральщиками устремлялись к подножию высоких дюн. Немало бойцов утонуло, не добравшись в тяжелом снаряжении до суши. Многие были убиты на пляжах! Затонуло насколько плавучих танков и малых десантных судов. Шторм не утихал! Сверху по десантникам стреляли из всех видов оружия. Добравшиеся до основания высоких береговых дюн оказывались вне огня гитлеровских солдат. Отсюда бойцы начинали штурм высот.

Штурмовые лестницы, альпинистское снаряжение и простые веревки с крюками на концах были их единственными средствами. Плюс высокая выучка на макетах берега, длившаяся несколько месяцев, и мужество большинства не обстрелянных бойцов. А наверху их ждали пулеметные гнезда и колючая проволока. В ход пошли гранаты, взрывчатка на длинных шестах, которую просовывали под колючую проволоку и под брустверы пулеметчиков. И конечно, разнообразное стрелковое оружие. Нередко дрались врукопашную, чем ни попадя атакуя немцев. Отдельные подразделения, заброшенные ночью с парашютов и планеров, уничтожив орудийные расчеты, добрались сверху до немецких укреплений на дюнах и совместными усилиями с десантниками с моря овладели береговыми высотами, открыв путь вглубь береговой территории.

 

Заключение

Читатель, надеюсь, увидел, сколь грандиозной была задача и как блистательно она была решена. Сэр Уинстон Черчилль писал впоследствии, что за исключением ничтожных мелочей операция прошла, как на параде. Он был профессиональным военным и знал дело, о котором писал. Он непосредственно участвовал в планировании этой операции. Галлиполи не повторилось! Высадка в шторм под непрерывным обстрелом противника с тысяч судов всех типов и размеров шла, как в кино. Только это «кино» в первые сутки обошлось в две тысячи убитых и восемь тысяч раненых бойцов.

Изучая всю жизнь историю Второй мировой войны, я не встретил ни одной военной операции, сколько-нибудь похожей по масштабу, сложности, опасности и эффективности на операцию «Оверлорд». Думаю, что только армия и люди свободных стран, не боящиеся отвечать за свои действия, только армия свободных людей и ее командующие, которые не боятся, что в случае неудачи их обвинят в предательстве, вредительстве или шпионаже, как часто бывало в СССР, способна на такие действия. Поражает прежде всего организация всей операции. Координация действий тысяч подразделений, миллионов людей и многих отраслей промышленности удаленных друг от друга США и Англии.

Согласованные действия армий и флотов трех стран, их колоссальные масштабы и синхронность не имеют аналогов в истории.

 

 

Ключевые слова

Внесите 3-5 ключевых слов, разделяя их запятыми.

<< Назад | 2015-04-28 12:13 | Прочтено: 586 | Автор: Зальцберг |

Поделиться:



Комментарии (3)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Количество фотографий, которые Вы можете загрузить: 5 шт.
(Для удаления фото, щелкнуть по нему)

overlord.jpg

 URL: 

  
Удалить файл
Error
Ok

Удалить файл?