Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Редакционный портфель >> Вадим Рабинович: За меня голосовали умные

Текст блога

Катерина Пешко, «Главком»

 

Известный бизнесмен, президент Всеукраинского еврейского конгресса Вадим Рабинович на последних президентских выборах набрал 2,25%. Немного? Возможно. Но это в два раза больше, чем, например, результат Олега Тягнибока, контролирующего целую фракцию в Раде, или Дмитрия Яроша, популярность которого взлетела после драматических событий на Майдане.

 

Рабинович - человек, которому в свое время приписывали авторство многих политических интриг. Сегодня он решил ступить на политическую стезю сам. Свой «президентский» результат он называет легкой разминкой и сейчас намерен конвертировать его в более осязаемые политические дивиденды. Рабинович уже возглавил партию «Центр», которую намерен вести к победе на парламентских выборах.

 

Стоит отметить, что предвыборная кампания Рабиновича на фоне кампаний остальных кандидатов выглядела довольно специфично. В своих роликах и на ТВ и радиоэфирах он ни к чему не призывал, а просто говорил-говорил-говорил – сразу и обо всем. Да и билборд повесил только один на трассе Киев-Борисполь. Зато какой: «Вадим Рабинович: Всего год без этих сволочей – и мы построим великую Украину!». Человек, которого в 1999 году, хоть и на пару месяцев, но все же объявляли в Украине персоной нон грата, сегодня уверяет, что знает, как всего за два года правления поднять страну.

 

В прошлом году на Рабиновича было совершено покушение – в его автомобиль бросили взрывчатку, но все обошлось. Бизнесмен связывал это инцидент с требованием продать его медиаресурсы представителям тогдашней власти. Как бы там ни было, уже в этом году у новостного телеканала News One и интернет-издания MIGnews.com.ua появился новый владелец – Евгений Мураев, который покинул фракцию Партии регионов лишь 3 июня. Сам же Рабинович развивает новый проект – канал News Network.

 

О том, как движется расследование о покушении на него, Рабинович рассказал в интервью «Главкому». «Начинающий» политик также поделился своими соображением на счет того, с кем нужно договариваться на Донбассе и чем опасно для украинцев инфицирование антирусской идеей.

 

«Бродский позвонил мне в день выборов и сказал, что у меня 0,1%»

 

Вадим Зиновьевич, два с лишним процента на президентских выборах – неплохой результат. На сколько, если говорить откровенно, вы сами рассчитывали?

Мне не нравится выражение «два с лишним». Среди всех 406 369 человек, которые за меня проголосовали, нет ни одного лишнего. Я всерьез начал воспринимать политику именно после выборов. Получив почти полмиллиона голосов, вдруг понял, какая это большая ответственность, и как легко превратится в такую же обезьяну, каких я вижу в нашей политике. Они всегда что-то обещают, а потом конвертируют все в какое-нибудь кресло, либо в принципе забывают о том, о чем говорили.

 

На что я рассчитывал? Очень сложный вопрос… Смотрите, у меня был штаб, состоящий из десяти человек. У меня не было никаких имиджмейкеров. Я повесил один билборд по стране на трассе Киев-Борисполь. Я сделал ролики, пять раз выступил в телевизионных передачах и несколько раз выступил на радио. И получил столько голосов без единого наблюдателя.

 

И все-таки? Цифры в ваших прогнозах были?

У меня был спор с моими друзьями. Почти все люди, которых я знаю, говорили, что это безумие, и я ничего никогда не получу. Очень известный специалист в области выборов Михаил Бродский позвонил мне в день выборов, в середине дня, и сказал, что у меня 0,1%. А он обычно разбирается в слухах, сплетнях и околополитических цифрах. Не было ни одного человека, кто сказал бы, что я наберу 2%. Мой результат был неожиданным для многих. Я не хочу трогать эту тему, но, думаю, что у меня другой немножко был результат. Просто у меня слишком мало наблюдателей, и все надо было закончить в первом туре. У меня есть подозрения, что все еще лучше, чем кажется. Считаю, это одновременно хороший и плохой результат. Хороший – потому что это неожиданно много. Плохой – потому что я не выиграл в первом туре, как Порошенко.

 

Что вас подвигло на президентские выборы?

Я к политике не просто не имел отношения, я категорически от нее убежал в сторону, хотя, безусловно, сам поддерживал некоторые политические проекты. Все мои проекты удачные. Но меня туда не тянуло - неблагодарное это дело, неприятное. А сейчас такой излом истории, когда, как бы пафосно это не звучало, люди, которые считают, что у них есть потенциал, могут, просто обязаны, использовать его на пользу своей стране.

 

Думаю, это может быть интересно с точки зрения многообразия возможностей. Украине никогда не говорят, куда идти. Вот есть у молодого поколения что-то, кроме желания заработать? Идеал какой-то? Его не дали. Я еще с Кучмой общался на эту тему, когда он был президентом. Говорил ему: Леонид Данилович, надо людям дать цель, надежду. Америка придумала чистильщика сапог – миллионера, русские придумали великую империю от моря до моря. Должна быть какая-то идея, нельзя же бороться только за гривну. Думаю, моя идеология дает возможность увидеть что-то впереди, еще и в обозримые сроки.

 

«Моя кампания обошлась мне в 4 миллиона гривен»

 

Вы ездили в какой-то агитационный тур?

Нет. За что ставлю себе жирную «единицу».

 

Лучший результат вы показали в Запорожской, Николаевской и Одесской областях. Как объясните такой расклад?

Днепропетровск еще поддержал. Весь Юг поддержал. У меня во всем Юге почти 5%. Южане ближе к морю, к солнцу. Может, они первые почувствовали, что нужно нашей стране. Более разумного объяснения у меня нет. Мы работаем над этим феноменом. Ну, я всегда считал, что там живут умные люди. Сейчас в этом убедился.

 

То есть во всех остальных регионах живут люди, скажем так, менее умные?

Не так много умных людей.

 

Кто ваш избиратель? Как его можно описать?

Вы поразитесь. Пока по прикидкам – мы сделаем еще более глубокое исследование – моему избирателю меньше сорока, и мой избиратель очень разнообразный. Начиная от колоссального результата в индустриальном районе в Днепропетровске, где живут, в основном, работники машиностроительных заводов, заканчивая какими-то совершенно другого среза людьми в Одессе. Еще раз говорю: мой результат доказывает, что в разных слоях общества есть умные люди. Вот умные за меня и голосовали.

 

А как вам такое предположение: ваш избиратель – это преимущественно украинские евреи?

Не получится по многим причинам. Мой результат, например, в Израиле фактически равен украинскому результату. За меня проголосовало 2,7%. За Яроша – 2,2%. По Украине, думаю, такая же картина. Это еще один феномен.

 

Но как вы обратили внимание, я не баллотировался от еврейской общины, хотя очень много лет являлся ее президентом. Кроме того, будучи, наверное, единственным человеком, получившим высшую награду и московского, и киевского патриархатов, я не педалировал и другие вопросы. Я и сейчас могу сказать, что у меня не просто хорошие, даже неудобно говорить, потрясающие отношения и с Владимиром, и с Филаретом. Я просто мирянин, еще и иудей, но я встречаюсь и с одним, и с другим, мы разговариваем много о жизни. И я горжусь тем, что я позолотил Владимирский собор в свое время. Но я не бегал с этим на выборах, не кричал: смотрите, православные, я такой. Я не говорил в этой кампании много из того, что мог бы рассказать. Я мог бы назвать почти всех политиков мира, которые со мной проводили время: у меня фотогалерея, как у Брежнева...

 

Во сколько вам обошлась ваша кампания? Уже подсчитали?

Около 4 миллионов гривен.

 

И сколько из этих средств лично ваши?

Не готов ответить. Думаю, что где-то миллион мой и три – то, что внесли.

 

Кто конкретно внес?

У меня много друзей. Все вносили. Есть люди, которые три гривны внесли, есть – сто тысяч.

По соотношению цена – качество я, безусловно, стал президентом.

 

Вы обещали, в случае, если станете президентом, через два года уйти в отставку. Считаете, за такой срок можно кардинально изменить страну?

За год можно. Коммунисты вот все мерили пятилетками. На самом деле, для того чтобы радикально изменить государство, нужно, в принципе, два-три месяца. Это просто правила игры, которые должны быть поменяны. Для того чтобы убедиться в том, что они вошли в работу, нужно еще семь-восемь месяцев. Потому – года достаточно. Еще дополнительный год – в связи с тем, что у нас особые условия – нужен для спецконтроля.

 

Вообще, президентская власть в Украине не нужна. Должна быть парламентская республика. Если хотят иметь президента, значит, парламентско-президентская. Но у президента должно быть значительно меньше полномочий, чем есть сегодня. Я не понимаю, зачем они ему. Будучи лично знакомым со всеми президентами, могу сказать, что где-то через четыре месяца после своего единоличного правления они начинают сходить с ума. Потому мы все равно будем иметь монарха, который Украине не присущ. Я не понимаю, зачем укреплять президентскую вертикаль. Разумный и честный президент должен бы был ее ослаблять.

 

Что конкретно нужно делать для того, чтобы Украина превратилась, как вы писали в программе, в «Швейцарию Восточной Европы»?

Швейцария в прошлом веке – это была страна, которая поставляла наемников. У нее нет ресурсов. И вдруг она состоялась. За счет чего? Не только за счет того, что там открыли 45 банков. За счет того, что был взят курс на реальную демократию. Для нас это смешно, но вопрос, курить или не курить у них все равно выносится на референдум. И пока они всех победили. У них реальное колоссального уровня местное самоуправление. В то же время там мощное государство с профессиональной сильной армией, с закрытой банковской системой, с многими вещами, которые работают.

 

Все это очень подходит нам. Плюс, у нас еще земля. Нам не надо ничего придумывать – все сделали до нас. Надо просто это воплотить в жизнь. Это одна часть. Вторая часть – надо начинать с себя. Каждый конкретно человечек должен сказать себе: я тоже хочу жить в Швейцарии. И какие-то правила игры менять. А оно ведь как получается? Все ж честные. Но остановил тебя гаишник. Ты честный человек, но не охота же права отдавать, даешь ему сто гривен. Все, с этой минуты Швейцария заканчивается.

 

«В политике, чтобы прорваться наверх, надо быть очень подлым»

 

Вы часто говорите о том, что к власти должны прийти новые люди. Кто в вашей команде? Этих людей никто не знает.

Я когда-то жил в Харькове и думал, что в Киеве живут умные люди, они знают, как управлять страной. Приехал в Киев, посмотрел, думаю, нет, наверное, на Банковой кто-то умный сидит. Познакомился со всеми на Банковой и понял: мы умнее всех. А они там – случайность. В политике ж для того, чтобы прорваться наверх, кроме того, чтобы быть умным, надо еще и быть очень подлым. Такая работа. Может, нам этого не хватает. Моя команда – это люди, которые хотят что-то сделать.

 

И все-таки, кто эти люди? Кто работал с вами во время предвыборной гонки? Ваша рекламная кампания была достаточно специфичной. Все кандидаты в президенты шли с какими-то лозунгами. Вы же в своих роликах и на прямыхэфирах просто говорили-говорили-говорили... Кто автор этого подхода?

Я лично автор. Вы когда смотрите телевизор, хотите услышать лозунги от кандидата или хотите с ним поговорить и услышать, что он думает? Наверное, вы хотите услышать, что он думает. Я оценивал кампании наших основных кандидатов в президенты с точки зрения политтехнологии. Жалко денег, неудобно за них как-то. Надо отходить от штампов. Люди чувствуют, насколько правдиво человек говорит...

 

Подход очень простой и в то же время очень сложный. Не думаю, что он подойдет всем. У наших политиков просто не получится. Надо просто попытаться не строить из себя мессию, а разговаривать нормальным языком. Так же, как вы разговариваете на улице, в троллейбусе и в курилке. А как наши политики разговаривают? Вот я с ними общаюсь в нерабочее время – нормальные люди. Выходят на экраны – застывает лицо, застывает маска, он проникается такой мессианской идеей, такой верой в то, что весь народ замер у телевизоров. А на самом деле, народ, когда слышит это монотонное блеянье, просто переключается на другой канал.

 

Вы согласитесь, что ваше участие в выборах и ваш результат разрушили миф об антисемитизме в Украине, поскольку вы взяли больше, чем Тягнибок и Ярош вместе взятые?

Я не сильно соревновался на этих выборах именно с ними. Но я согласен с тем, что мое участие в выборах принесло ряд положительных результатов. Во-первых, в это же время прошли выборы в Европарламент, где такие силы, как наша «Свобода», набрали много баллов. Европа нам, вообще, не может рассказывать теперь ничего, как и Россия. Потому что наши выборы показали совсем другое. Во-вторых, очень многие думали, что сам факт участия условно Рабиновича в выборах вызовет негативную волну, но нет. В-третьих, это знаковое событие с точки зрения того, что мы впервые почувствовали, что такое демократия. Что чистильщик сапог может стать президентом.

 

Между вами и чистильщиком сапог, мягко говоря, разница немалая.

Я считаю, что стартовая позиция у Рабиновича была хуже, чем у чистильщика сапог.

 

Почему?

Оказывается, действительно, можно демократическим путем, без поддержки СМИ, без трехчасовых диспутов каждый день у Шустера, без практически единого билборда, чего-то добиться. Если бы не моя лень, преступная, и моя не до конца вера в себя, я бы набрал раз в десять больше. Что я и сделаю – 99% - на парламентских выборах.

 

«Я сейчас готовлю колоссальный медиапроект – «Политический дом-2»

 

За пять дней до дня президентских выборов вы возглавили партию «Центр». Почему ее? Не было других предложений?

Я принял это предложение потому, что центризм – это такое политическое течение, отвергающее правый и левый радикализм. В Украине, считаю, мы все – центр. Нам мешают справа одни и слева другие. Взять эти две кучки – они уже получили свою оценку на выборах – и убрать в сторону, и мы с вами будем иметь потрясающую страну.

 

Вы не ездили в агитационный тур из соображений безопасности?

Ничего подобного. Просто для меня это был бесполезный путь. Это вы так думаете, что можно приехать, и запросто собрать людей. Это все очень сложно. Такие туры делали только те, кто имели разветвленную партийную структуру, и, плюс, как минимум, половина губернаторов была назначена по их квоте.

А вот сейчас у меня там есть 400 тысяч избирателей. И к ним я и приеду. Объеду каждую область.

 

И сколько ваш «Центр» рассчитывает взять на досрочных парламентских выборах, если их назначат?

23%.

 

Вот так точно?

Послушайте, я ни разу никого не обманул и не ошибся в этом вопросе. Я наберу 23% с Божьей помощью. Много замыслов в сердце человека – сбудется только предопределенное наверху. Если я наберу меньше 23%, буду считать это неудачей. Если больше, буду считать это помощью.

 

На парламентских выборах вам нужно будет представить людям хотя бы первую пятерку. Вы уже готовы назвать фамилии? Кто войдет в ваш список?

Даже глупостями такими заниматься не буду. Нас всех разрушила первая пятерка, вторая пятерка, третья пятерка... Я ничего этого делать не буду.

Я сейчас готовлю колоссальный медиапроект, если хотите, «Политический дом-2». Люди будут выходить на экраны, цеплять «стрим» (камеру для трансляции в прямом эфире – «Главком») на себя, и пусть все смотрят, как они живут, что они делают, оценивают их действия. Я, конечно, оставлю за собой, наверное, какую-то пятерку, но вы сразу увидите, что туда попадут люди не с деньгами. Остальных – пусть выбирают люди. Я не буду ждать, пока парламент проголосует за открытые списки. У меня и так они будут открытые. Но у меня есть ограничение. В моих списках, независимо от желания избирателей, не будет ни одного человека, который за последние десять лет находился либо в парламенте, либо был министром. У них нет шансов. Ни за какие заслуги. Даже если три миллиона избирателей скажут «да», я скажу: извините, у меня тут принципиальная позиция.

 

То есть вы считаете: выборы должны проходить по пропорциональной системе с открытыми списками?

Меня это не интересует. Меня интересует то, что сейчас самое удобное время уничтожить демократию, не проведя парламентские выборы. Порошенко, занявший первое место, Тимошенко – второе, Ляшко – третье, Гриценко – четвертое, все говорили избирателям, что будет распущен парламент. Если это не будет сделано, поверьте мне, Янукович покажется детским садом. Они теперь назовут себя, например, «Демократическая Европа», и будут править нами до 2017 года, а там все привыкнут. Это значит, что мнение избирателя никого не интересует, что нам не просто соврали…

 

Я уже объявил о создании народного фронта по роспуску парламента, предложил политическим партиям и общественным движениям собраться вместе и сказать: делай все, что угодно, голосуй за кого угодно, но парламент вы обязаны распустить потому, что вы это обещали людям. Если они этого не сделают, мы будем общественные акции организовывать. Они все время называют Майдан «революцією гідності». Але в мене є питання? В чому є та гідність? Де вона? Призначення, які ми бачимо, – це не те. «Гідність» должна быть только в одном – в исполнении того, что ты говорил, когда шел на выборы.

 

Когда закрылись избирательные участки, вы в эфире у Шустера, кажется, первым поздравили Петра Порошенко. Личный контакт с избранным президентом был?

Не было. Я считаю, достаточно, что я так поздравил президента Украины. Я не вижу причин контактировать с его людьми, или даже с ним самим. Они сейчас заняты распределением должностей, постов, награждением победителей. Я не имею никакого отношения к победе Порошенко. Мои избиратели голосовали за меня, а не за него. Конвертировать голоса своих избирателей, вообще, не собираюсь ни во что, тем более, в какие-то посты. Как только Порошенко официально объявят президентом, я пошлю ему письмо от имени нашей партии с просьбой выполнить предвыборное обязательство и распустить парламент. Когда он это сделает, я действительно поздравлю его от всей души с тем, что он стал настоящим президентом. А пока он получил большой мандат от народа, и я хочу увидеть, как этот мандат трансформируется в реальные действия.

 

«У нас ордена еще будут давать за потерю Крыма»

 

Вы лично видите какие-то пути урегулирования конфликта на Донбассе?

У нас идет какая-то массовая обработка сознания. Как в России. Тоже промывание, только у другую сторону. Нам рассказывают о доблестной победе нашей армии в Крыму, как здорово, что мы не потеряли ни одного солдата. Мне стыдно было, когда перед камерами стоял какой-то офицер с подбитым глазом и говорил: видите, только у меня глаз, а так пострадавших больше нет. Позорное бегство из Крыма. Я в Африке работал, в Азии. Любое правительство, которое потеряло два грамма своей земли, в тот же час уходит в отставку. А у нас ордена еще будут давать за потерю Крыма. А теперь еще, не дай Бог, за потерю Донбасса.

 

С Донбассом надо было с первого дня не так разговаривать. Сегодня ситуация другая. Сегодня надо использовать израильский опыт. Израиль постоянно сталкивается с тем, что группы террористов находятся внутри жилых кварталов. Поэтому там применяют сочетание серьезной пропагандистской работы с использованием хорошо оснащенных спецподразделений против террористов. Взять и бросить армию против террористов - это безумие. Один обученный человек со снайперской винтовкой и гранатометом может положить бесчисленное количество необученных ребят, которых позабирали в армию. Этого нельзя делать. В городах не работают против террористов регулярными войсками. Это не разумно.

 

Есть еще одна большая проблема, которую не хотят признать. Сегодняшние киевские власти – не знаю, как будет с Порошенко, – не уважают Донбасс. Они не считают ее для себя партнером.

 

Тут надо четко понять, что хочешь. Хочешь повыделываться, показать, какой ты «самостійний» – хорошо, но потеряете Донбасс. Немножко гонора спустишь, с людьми поговоришь нормально, заранее не ставя себя победителем, - сохранишь Донбасс. Все очень просто. Все зависит от того, как власть решит разговаривать с этими людьми.

 

«Если ты хочешь защищать Родину, езжай в Славянск – там передовая»

 

Порошенко должен ехать к Путину и договариваться?

Украина выбрала Порошенко. Я предлагаю дать ему сто дней решать самому, что он хочет делать. А через сто дней я, как и вся страна, буду в состоянии ответить, куда привел нас президент, в какую систему. Я бы делал иначе все, но поэтому меня и не избрали, наверное.

 

А, вообще, какими вы видите дальнейшие российско-украинские отношения – с учетом оккупации Крыма и того, что сейчас происходит на Донбассе?

В засос не будем сильно целоваться.

 

Вот если бы вас выбрали президентом, что бы вы делали?

Мне бабушка всегда говорила: не рассказывай, как ты гуся щипаешь до того, как ты его поймал. Но вам я скажу непопулярную вещь. Задачей сегодняшнего дня становится сохранение хороших и дружеских отношений между украинским и русским народом. Мы с вами должны думать на шаг вперед. Культивировать ненависть сегодня – как раз задача вот политиков. Русские будут дразнить украинцев, украинцы русских, а процветать будет третья сторона.

 

Я считаю наоборот. Несмотря на принятые разными политиками незаконные решения, мы не должны портить отношениям между собой, нарушать человеческие связи. Наоборот, надо разговаривать. И сейчас задача – разговаривать еще больше. Потому что сейчас идет какая-то вакханалия дебилизма. Полчаса назад братские народы были. Через два дня, понимаешь, готовы уже резать друг друга.

 

Гражданская война так начиналась. Очень выгодно сегодня эксплуатировать: «Крым заберем», «русским кирдык», «кто не прыгает – тот москаль». Если человек ответственный и серьезный, он должен говорить совершенно другое.

 

Что, по-вашему, надо делать с Майданом или с тем, что от него осталось в центре столицы?

Я считаю, что он мешает, но я хочу посмотреть, как они его разгонят. Я, вообще, хочу посмотреть, как они батальоны эти, полки, дивизии вооруженных людей под самыми патриотическими украинскими знаменами вернут потом на работу в шахту, в забой, на фабрику. Это сейчас так все хорошо и патриотично. Но мы же войну не всю жизнь будем воевать. Как показывает жизненная практика, люди с винтовкой не хотят возвращаться работать. Они ж патриоты. Мало того, Родина им должна.

 

То есть властям нужно готовиться к проблемам?

Громадным. Потому что эти люди считают, что в то время, как вы, тыловые крысы, сидели здесь в своей редакции, они кровь проливали на Майдане. Они уже сказали: нам квартиру дай, то дай, се дай. Они ж пришли для чего: добиваться лучшей жизни.

 

Вы были на том Майдане сейчас? Все, это ж Пирогово. Это ж никакого отношения к Запорожской Сечи уже не имеет. Эти уже не разойдутся.

 

Если ты хочешь защищать Родину, если ты патриот своей страны, если ты был на Майдане, теперь езжай в Славянск – там передовая. А здесь кого ты защищаешь? Кто эти люди, которые бегают с дубинками и намордниками по Киеву? Кого они представляют и от кого они защищают? Это украинские патриоты? Какой Украины? Что это такое, вообще? Врываются в кабинет Гостелерадио, бьют по столу, в багажник кладут. Это власть Украины называется?

 

Я считаю, кстати, что Мирошниченко, ворвавшийся на телевидение, забрал у «Свободы» 5%.

 

«Свобода» пострадала не только от этого скандала. Против этой партий активно велась компрометирующая кампания: сыпались жалобы на нее в международные еврейские организации с обвинениями в антисемитизме. Вы разделяете это мнение?

Судить надо не по болтовне, а по делам. Вот есть две правых организации – «Правый сектор» и «Свобода». Что я слышал от «Правого сектора»? Заявление Яроша о том, что он патриот Украины, националист, что все живущие в Украине равны, что главное, чтобы ты был патриотом Украины. Разделяю я такое мнение? Двадцать раз. Двумя руками. Я слышал когда-нибудь от них антисемитские высказывания? Никогда.

 

«Свобода». Я слышал некоторые достаточно жесткие, нехорошие лозунги из уст лидера «Свободы». На горе там (в июле 2004 года Олег Тягнибок был исключен из фракции «Наша Украина» за высказывания на горе Яворина, которые были расценены прокуратурой как антисемитские и ксенофобские - «Главком»). И я ни разу не слышал, чтобы он отказался от них публично. Я разговаривал с Марин Ле Пен (французский политик, лидер правой националистической партии «Национальный фронт» – «Главком»), считаю ее умнейшей женщиной. Я ее спросил, были ли у них проблемы с антисемитизмом. Она сказала: «Были. Но я вам сейчас говорю: человек, который в моей партии провозглашает антисемитские лозунги, в ту же секунду ее покинет». Я слышал такое от Яроша, но никогда не слышал такое от Тягнибока.

 

«Как коррупция рождается, знаете? Сейчас я вам расскажу»

 

Украина – толерантная страна? Реальную проблему с антисемитизмом здесь и сейчас вы видите?

Не вижу. Я вижу большую проблему в том, как уже сказал, что общество делают антирусским. Это также неправильно. Абсолютно неверно трансформировать какую-то идеологию, ситуацию на народ в целом. Вот это и есть расизм.

 

Но мы же все являемся свидетелями того, что Россия во сто раз больше продвигает антиукраинские идеи…

У них та же болезнь, что и у нас. Может быть, в более запущенной форме. Но это не повод нам болеть. Наоборот. Я с очень умными людьми разговаривал в России. Они такое плетут, что уши вянут. Ну и что? Это не повод послать их всех. Это повод потратить больше времени на разговор с ними. На ненависти к кому-то все равно никуда не приедешь.

 

Конфуций написал: если ты кого-то ненавидишь, ты уже проиграл. Люди должны быть умнее, чем политики. Иначе ничего не получается.

 

В марте 2013 года на вас было совершено покушение. Есть результаты расследования?

Трижды начальник Печерского райотдела говорил, что они в шаге от раскрытия. Я даже приезжал к начальнику отдела и сразу ему сказал: слушай, у вас бедная обстановка, я просто заплачу деньги за то, что вы сделаете свою профессиональную работу. Он сказал: о, это другое дело, все в порядке. Но до сих пор что-то не получается у них.

 

У вас есть израильский паспорт?

Есть такая замечательная книжка – «Золотой теленок», помните, там пророку Самуилу всегда задают один и тот же вопрос: вы еврей или нет? Я считаю, что Украина обязана, вообще, дать паспорта всем, кто уехал отсюда. Украине сегодня сочувствуют миллионы людей. Мы должны им дать паспорта. А у нас дебильная внешняя политика. Я считаю, если вы в Канаду уехали, если ваши внуки или дети хотят открыть бизнес в Украине, три года не платите налоги. Вместо того чтобы спрашивать, если у них паспорт. Поэтому принципиально не буду отвечать на ваш вопрос, потому что это противоречит моей предвыборной кампании. Единственное, что, скажу, если бы Украина открыла паспортную систему, мы бы получили еще миллиардов двадцать.

 

Ключевые слова

Внесите 3-5 ключевых слов, разделяя их запятыми.

<< Назад | 2014-06-05 10:18 | Прочтено: 1200 | Автор: Редакция |

Поделиться:



Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Количество фотографий, которые Вы можете загрузить: 5 шт.
(Для удаления фото, щелкнуть по нему)
 URL: 

  
Удалить файл
Error
Ok

Удалить файл?