Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

В. Левицкий

 

Киевское море…

Путь в науку

 

Глава 4. Завершение «Флотского марафона»

 

Академические курсы, 1974 год...

В сентябре 1974 года меня неожиданно послали в Ленинград, в Военно-Морскую Академию, на курсы подготовки преподавателей, читающих «электротехнические дисциплины» в разных высших военно-морских учебных заведениях (ВВМУЗ). Собралась группа 16 человек. Среди них были и мои однокашники, окончившие электротехнический факультет «Дзержинки», и выпускники других факультетов (однокурсников не было).

Преподаватели академии, доктора и кандидаты технических наук, в основном читали нам свои курсы, отражающие их диссертационные исследования с серьёзным математическим обеспечением. Откровенно говоря, не всегда это было мне интересно (а кое-что и непонятно), т.к. наш курс «Электротехника и электрооборудование корабля» всё-таки был «поставлен» с учётом специфики КВВМПУ, в котором выпускники после окончания получали дипломы о гуманитарном образовании (во всех других ВВМУЗ с пятилетним сроком обучения это были «инженерные» дипломы). Но всё равно учёба на курсах была полезна и познавательна. Я впервые узнал о языках программирования (по-моему, речь шла о фортране), учился азам «компьютерного обучения», изучал электроэнергетические системы кораблей (ЭСК) разных проектов, знакомился с оборудованием электротехнических лабораторий академии. Во время общения с коллегами мы обменивались опытом преподавания наших дисциплин... Конечно же, не обошлось без изучения «марксизма-ленинизма»...

Вспоминаю, как один из маститых преподавателей академии рекомендовал нам свою книгу, намекая на возможность успешной сдачи зачёта по его дисциплине в случае её приобретения. На одной из  своих лекций, он как бы между прочим, заметил: «Только что вышла моя новая книга по проблеме надёжности ЭСК... При подготовке к зачёту по нашей дисциплине вам она может очень помочь...». Естественно, далее следовал вопрос: «А где её можно приобрести?». – «В магазине «Судпромгиз» на Садовой улице. Я вчера туда заходил, и мне сказали, что пара экземпляров ещё осталась нераспроданной...».

После занятий я с сокурсником поспешил в этот книжный магазин на Садовой улице... «У вас есть ещё книга... (далее следовало название книги и имя автора?)», - спросили мы в магазине. «Да сколько угодно...», - и продавец указал нам на стопки непроданных книг этого автора... Книгу мы, конечно, купили, проблем с зачётом не было... До сих пор храню её в своей библиотеке с автографом автора...  

А вообще это было прекрасное  время...  Сентябрь-декабрь 1974 года в Ленинграде с его театрами, филармонией, концертами зарубежных гастролёров и прочими прелестями «Северной Пальмиры»... И конечно, встречи со старыми друзьями... Почти 12 лет прошло с тех пор, как я покинул «брега Невы», но друзья, они потому и называются «друзьями», потому что дружба неподвластна времени...  

Вначале я жил в академическом общежитии на улице Савушкина, а затем, встретив своего родственника Гену Лесника, предложившего остановиться у него, переселился к нему (у него была трёхкомнатная кооперативная квартира).

 

 

Академические курсы подготовки преподавателей ВВМУЗ морских специальностей.

Ленинград, декабрь 1974 года.  

 

 

 

 

 

Свидетельство об окончании курсов подготовки

преподавателей ВВМУЗ морских специальностей.

Ленинград, декабрь 1974 года.

 

Во время учёбы на Академических курсах в Ленинграде я потерял двух близких родных людей: 21 октября в Москве после тяжёлой болезни умер мой дядя, Вениамин Вениаминович Левицкий, а через две недели, 2 ноября, в Гаграх умерла моя любимая бабушка, Антонина Алексеевна Сахарова. Надо отдать должное командованию Военно-морской академии: оно разрешило мне проститься с родными – я был на похоронах и в Москве, и  в Гаграх...

А через почти четыре  года ушла из жизни моя мама, Евгения Александровна Левицкая.

Мне удалось опубликовать в Интернете последние её дневниковые записи, в которых она описывает свои детские годы, проведенные в Гаграх... (Е. Левицкая, «Прерванный дневник...», 2010).  

«...Мама умерла в 67 лет, 9 мая 1978 года. Последние годы её жизни были отравлены болезнями. У мамы не было сил им сопротивляться. Она угасала на моих глазах, а я, её сын, занятый своими переживаниями и жизненными проблемами, к сожалению, мало помогал ей в эти тяжёлые для неё дни. Конечно, по мере возможности, старался видеться с ней почти каждый день, чтобы поговорить (домашнего телефона у меня в то время не было), поддержать морально, но теперь понимаю, что всё-таки до конца не осознавал, что теряю мою горячо любимую, близкую, родную, дорогую маму. И чувство вины перед ней не оставляет меня. Прости мама меня, прости...» (из предисловия к книге «Прерванный дневник»).

В своих книгах воспоминаний я часто привожу выдержки из удивительных писем моей мамы, которые раскрывают богатство её внутреннего мира и глубокую эрудицию... И  говорю себе: «...Надо любить своих близких при их жизни, надо любить живых...»...    

 

И снова о коллегах

Вскоре после получения сообщения об утверждении ВАК СССР решения Совета НИИ психологии УССР о присуждении мне учёной степени кандидата психологических наук, моя фотография появилась на стенде «Наши учёные», который был вывешен на втором этаже главного учебного корпуса КВВМПУ у входа в аудиторию № 21

 


Диплом кандидата психологических наук. КВВМПУ, 1982 год.

 

Аудитория 217, оборудованная новейшими техническими средствами отображения информации (СОИ), была самая большая в училище. Поскольку я активно использовал в своих лекциях СОИ, мне нравилось, когда в расписании занятий мне предоставлялась именно эта аудитория. 

Старший преподаватель кафедры история КПСС,

кандидат исторических наук,

капитан 1 ранга В.С. Лысенко читает лекцию в аудитории  217.

КВВМПУ, 1978 год.

 

Из преподавателей  кафедр военно-морского цикла, кому удалось стать кандидатом наук уже в училище, первым был Борис Маслов. Он успешно защитил диссертацию и стал кандидатом педагогических наук, будучи соискателем учёной степени на кафедре военной педагогики и психологии Военно-политической академии. Я стал вторым кандидатом наук. (Впоследствии ряды училищных учёных пополнили и другие преподаватели военно-морских кафедр).

Борис Маслов был одним из ветеранов КВВМПУ и лучших его преподавателей. Он начал службу в училище старшим лейтенантом на кафедре боевых средств флота в должности преподавателя, а закончил – капитаном 1 ранга, начальником этой кафедры. В моём архиве сохранился очерк о Борисе Маслове, опубликованный в одном из номеров училищной газеты «Политработник флота» (№ 13, 1974). Его автор - В. Коряк (в то время курсант второго курса).

 Очерк курсанта В. Коряк о капитане 3 ранга Борисе Маслове

в газете «Политработник флота». КВВМПУ, август 1974 года.

 

Через несколько лет после увольнения в запас жизнь Бориса Маслова неожиданно оборвалась... Светлая ему память...

Коллегой Бориса Маслова на кафедре боевых средств  флота был старший преподаватель кафедры боевых средств флота капитан 1 ранга Владимир Александрович Гравит – оба читали дисциплину «Оружие массового поражения». Кабинет для проведения практических занятий по этой дисциплине, помещение «Штаба гражданской обороны», «генеральным разработчиком» проектов которых был Владимир Александрович, являлись предметом гордости командования училища, их демонстрировали всем «высоким» посетителям училища. Владимир Гравит стал соискателем в одном из киевских педагогических вузов. Подготовил диссертацию на соискание учёной степени кандидата педагогических наук,  которую защитил в 1983 году. К этому времени он уже служил на полигоне на Новой Земле, там же на полигоне получил учёное звание «старший научный сотрудник» (оно приравнено к научному званию «доцент»). После увольнения в запас, работая в Университете менеджмента образования, Владимир Александрович стал почётным профессором этого вуза.

Хочу назвать и других моих коллег, с которыми я служил в разные годы в КВВМПУ. Вместе мы несли службу училищных и гарнизонных нарядов, присутствовали на  различных совещаниях, ходили на строевые занятия, стояли в едином строю по случаю училищных торжественных мероприятий, посвящённых памятным датам, выпускам. Со всеми у меня были товарищеские отношения, с кем-то более тесные и близкие. К сожалению, нет возможности назвать всех моих училищных коллег и сослуживцев, но когда в памяти всплывают их имена из прошлого, теперь уже такого далёкого, вспоминаю о них с большой теплотой... 

 

 Прохождение торжественным маршем. КВВМПУ, лето 1976 года.

 

На кафедре военной педагогики и психологии в 1970-х годах служил подполковник, кандидат психологических наук Борис Воронин, с которым я многие годы поддерживал дружеские отношения...

Вспоминаю старших преподавателей кафедры кораблевождения капитана 2 ранга Ефима Карнаса и капитана 1 ранга Евгения Ефимовича Тернова, преподавателей этой же кафедры капитанов 2 ранга Евгения Минова и Василия Щербака (до назначения на кафедру он был командиром курсантской роты).

На кафедре технических средств кораблевождения начальниками кафедры в разное время были капитаны 1 ранга Г.Н. Соколов и Е.В. Юров. Старшему преподавателю этой кафедры  капитану 1 ранга Юрию  Петровичу Черногорову в связи с моим уходом в запас я передал  «бразды правления» туристским клубом училища «Парус».  

Старший преподаватель кафедры истории КПСС капитан 1 ранга Владимир Сологуб, мягкий, обходительный, дружелюбный человек... Именно он рекомендовал меня в качестве лектора Подольскому обществу «Знание». С этим обществом я сотрудничал многие годы до увольнения в запас, выступая перед разнообразной аудиторией Подольского района города Киева. 

 Беседа на международные темы в одном из НИИ Подольского района.

Киев, зима 1981 года.  

Старший преподаватель кафедры истории КПСС капитан 1 ранга Василий Трофимович Солодков, кандидат исторических наук, доцент... Он был учёным секретарём Совета училища, умница, прекрасный педагог. На своих лекциях он старался догмам марксизма - ленинизам придать глубокий философский смысл. И у него это получалось очень убедительно... Поддерживаю с Василием Трофимовичем товарищеские отношения уже много лет после нашей службы в КВВМПУ. (Год назад коллеги по Университету менеджмента образования чествовали профессора Василия Трофимовича Солодкова по случаю его 80-летия...). Желаю ему здоровья и благополучия...

На кафедре истории КПСС в должности преподавателя служил капитан 3 ранга Павел Александрович Быков (одно время – мой сосед по дому). Как-то мы ехали вместе с ним на службу в одном трамвае... Что-то расположило его к откровенному разговору со мной... Павел Александрович работал в то время над диссертацией, тема которой была связана, если мне не изменяет память, с проблемой т.н. «военспецов» - офицеров царской армии, перешедших на сторону большевиков и служивших в Красной армии. Видимо, он получил доступ к архивам, раскрывающих эту проблему. Ему хотелось поделиться информацией, которая поразила его, - количеством «военспецов», ставших жертвами жестоких сталинских репрессий 30-х годов. Помню, что это была шестизначная цифра!

После защиты кандидатской диссертации капитан 1 ранга Павел Александрович Быков стал Заместителем начальника училища по учебной части, получил новую квартиру в другом районе, и мы с ним в трамваях уже не встречались, хотя сохранили неофициальные товарищеские отношения...  

Начальниками строевого отдела были капитан 3 ранга Евгений Богатый, позднее – капитан 2 ранга Виктор Данилов (я знал его ещё по службе на ТОФ), впоследствии они стали преподавателями кафедры кораблевождения... Виктор Данилов ушёл из жизни... Светлая ему память...

Начальником клуба КВВМПУ одно время был капитан-лейтенант Дмитрий Труш. (Позднее он стал капитаном 2 ранга, преподавателем кафедры партполитработы, читал курс «Технические средства информации»)...

В клубе училища проводились различные мероприятия – торжественные собрания по случаю памятных дат и событий, встречи с ветеранами Великой Отечественной войны и труда, конференции. (В первые годы после создания училища в качестве клуба использовалось помещение 217 аудитории (оно находилось в  главном учебном корпусе); в начале 1970-х клуб разместился в комплексе военного городка КВВМПУ на улице Ильинской).

 

 Торжественные мероприятия в клубе училища. 1970-е годы.


 Начальник училища вице-адмирал Н.С. Каплунов, начальник политотдела

контр-адмирал В.В. Абрамов, заместитель начальника училища

по учебной работе полковник Г.С. Нестеров в клубе ККВМПУ. 1980 год.

 

Я знал Дмитрия Труша ещё по Кронштадту (Дмитрий Труш тогда служил в Матросском клубе...). У него был прекрасный голос... Он принимал участие во многих концертах художественной самодеятельности Краснознамённой Кронштадтской военно-морской крепости (ККВМК), на которых выступал и я (об этом - в моей книге воспоминаний «Шесть лет в Крепости...»).

Вспоминаю, что как-то Дмитрий Труш уговорил меня «тряхнуть стариной» и выступить с чтением стихов на одном из тематических концертов, которые он организовывал в клубе училища (в этом концерте Дмитрий Труш тоже принимал участие). В моём архиве сохранилась программа этого концерта, в котором выступали также мастера искусств УССР).

Программа тематического концерта в клубе КВВМПУ. 26 ноября 1975 года.

 

Одним из знаменательных для меня событием явилось присвоение мне звания капитана 1 ранга. Очень хорошо помню морозный февральский день накануне очередной годовщины создания СА и ВМФ. На плацу выстроилось всё училище. Начальник училища вице-адмирал Николай Сергеевич Каплунов  вручает мне погоны капитана 1 ранга... Не помню, что он мне говорил тогда... Я очень волновался, хотя перед этим знал, что представление на меня в Москву отправлено, и надо ждать подписания приказа Главкомом ВМФ.   

Начальник училища вице-адмирал Н.С. Каплунов вручает

погоны капитана 1 ранга старшему преподавателю

кафедры ТУЖЭК В.Н. Левицкому.

КВВМПУ, 22 февраля 1982 года.

Вице – адмирал Николай Сергеевич Каплунов... Ветеран Великой Отечественной войны...  Волевой, энергичный, целеустремлённый человек... Назначен был в училище в 1972 году в звании капитана 1 ранга с должности первого заместителя начальника политотдела Ленинградской военно-морской базы... Прекрасный организатор. Жёсткий, требовательный... Мне кажется, что годы его руководства училищем (1972 – 1983) – лучшие годы созидания и расцвета КВВМПУ в духе требований тех времён.  Он ушёл из жизни в 1987 году... Светлая ему память...

 

Северный флот, август 1983 год... Мне 50 лет...

 

В июле 1983 года меня назначают старшим руководителем корабельной практики курсантов 1 курса на Северном флоте, и я уезжаю в Североморск решать организационные вопросы. По пути не упускаю возможность заехать в Ленинград, который встречает меня прекрасной летней погодой...

 

 Ленинград, июль 1983 года.


В Североморске в ожидании прибытия курсантов поселился в гостинице. Успешно решил все проблемы, связанные с перевозкой курсантов из Мурманска в Североморск, размещением на объекте практики – крейсере «Александр Невский». Приезд курсантов по какой-то причине задерживался, поэтому перебираться из гостиницы на крейсер я не торопился. По традиции последнее воскресенье июля – День Военно-Морского Флота СССР. Удалось попасть на трибуну (пригласительного билета у меня не было - помогли погоны капитана 1 ранга), и увидеть всю программу праздника. Помню, что погода была отнюдь не летняя – холодная со снежными зарядами...

С приездом курсантов перебрался на крейсер «Александр Невский». Командир крейсера был капитан 2 ранга В. Ярыгин, его заместителем по политической части – капитан 3 ранга Н. Шевченко, выпускник КВВМПУ, мой ученик. С Н. Шевченко  установились тёплые дружеские отношения. С благодарностью вспоминаю, как в один из выходных дней, когда не намечался выход в море, узнав, что я схожу на берег, он вдруг предложил мне отдохнуть пару дней от корабельной сутолоки в его квартире (жена с детьми уехала в Киев): «Я остаюсь на крейсере... А Вы берите всё, что найдёте в холодильнике... Кстати, у меня хорошие магнитофонные записи... Отдыхайте...»... На крейсере меня разместили во флагманской каюте, в которой были прекрасные условия, но я с удовольствием принял его предложение...

Флагманская каюта на крейсере «Александр Невский» для старшего руководителя корабельной практикой курсантов капитана 1 ранга Вениамина Левицкого... А ведь почти 30 лет тому назад у меня, старшего группы курсантов 4-го курса знаменитой «Дзержинки», старшины второй статьи Вениамина Левицкого, во время корабельной практики на Северном флоте на крейсере такого же проекта «Железняков» была лишь подвесная парусиновая койка в помещении клуба, где размещалась вся группа курсантов... Тогда же за «низкую требовательность к подчинённым» в грозном приказе Начальника ВВМУЗ я был разжалован  в рядовые курсанты (это было время наведения жёсткого порядка в военно-морских учебных заведениях под названием «Кучеревщина», и я попал под «раздачу»)... Грустные воспоминания... (О событиях того далёкого времени я рассказал в своей книге «Шесть лет под Шпилем Юность, перетянутая ремнём», 2005).  

24 августа 1983 года мне исполнилось 50 лет. Крейсер в этот день выполнял очередные учебно-боевые задачи в Норвежском море... Конечно, «у меня с собой было», что позволило предварительно отметить это знаменательное для меня событие в моей каюте в узком кругу коллег по училищу, руководителей практики курсантов, (более «капитально» мы его отметили в одном из ресторанов после возвращения крейсера в базу)...

Командование крейсера преподнесло мне памятный подарок (набор прекрасных фотографий кораблей Северного флота) и поздравительный адрес (всё это бережно храню в своём архиве).

 

Памятный адрес от командования крейсера «Александр Невский»

по случаю 50-летия.

Северный флот, Норвежское море, 24 августа 1983 года.

Ракетный крейсер «Пётр Великий» и авианесущий крейсер «Киев».

Северный флот. 1983 год.

Крейсер «Александр Невский»  оказался последним в моей жизни

военным кораблём, на котором я выходил в море...

 

Последний, 25-й выпуск КВВМПУ, июль 1995 года...

В первой главе этой книги я уже рассказал о том, что  участвовал практически во всех выпусках училища, начиная с 1-го по 14-й. На них всегда ощущалась атмосфера торжественности, приподнятости, большого праздничного события. Все построения (кроме первого выпуска) были на плацу перед главным учебным корпусом. На выпусках присутствовали представители высшего командования ВС СССР и Военно-Морского Флота...

3-й выпуск КВВМПУ, 12-го июля 1973 года.

Слева - приглашение на торжества по случаю 3-го выпуска;

справа - офицеры-преподаватели при прохождении торжественным  маршем.

Слева – 2-й выпуск КВВМПУ, июль 1972 года.

Офицеры-преподаватели в торжественном строю;

справа – приглашение на торжества 14-го выпуска КВВМПУ.

Июнь 1984 года.

Довелось мне присутствовать и на последнем, 25 выпуске (июль 1995 года). После развала Советского Союза по договорённости с новой властью в Украине КВВМПУ прекращало своё существование... Выпускники училища получали дипломы социальных психологов... Будущее многих из них было весьма неопределённо... И это я почувствовал, наблюдая за процедурой выпуска (не поворачивается язык назвать это «ритуалом»). Не было прежней строгости, торжественности, как в прежние времена. Выпускники в строю вели себя разболтанно. Поразила картина, когда при последнем прохождении торжественным маршем они что-то стали бросать вверх. Да и само место в военном городке на Ильинской, где проходил выпуск, было непривычным...

Грустное это было зрелище...

 Последний выпуск... КВВМПУ, июль 1995 года.

 

Из e-mail другу ...

21.08.2015

«...Об училище стараюсь писать без особых комментариев, об ушедших из жизни – только хорошее... Выпускники разных лет весьма активны в Интернете (собираются через два года отметить 50 лет со дня основания училища). Судьбы многих из них, живущих в России, поражают своей «вписываемостью» в «путинские времена» (раньше они были «верными ленинцами», сейчас – «верные путинцы»). Хотя... чему удивляться?!.. По сути, они – дети Системы, взрастившей их (да и всех нас, их учителей)...»....

 

Рапорт об увольнении в запас. Октябрь 1984 года...

В августе 1984 года ВАК при Совете Министров СССР утвердил решение Учёного Совета КВВМПУ о присвоении Вениамину Левицкому учёного звания «доцент» и прислал аттестат доцента... 


Аттестат доцента Вениамина Николаевича Левицкого.

Киев, август 1984 года.

 

В соответствии с Положением о прохождении воинской службы офицерским составом ВС СССР в звании капитана 1 ранга я имел право на увольнение в запас после достижения 50-летнего возраста. Мне исполнился 51 год... Выслуга лет на военной службе позволяла мне рассчитывать на полную пенсию - 250 рублей. Мне продлили срок службы ещё на 5 лет, т.е. дали возможность прослужить до 55 лет. Но пора было серьёзно задуматься о своём будущем после 55 лет. Я понимал, что после увольнения в запас лучшим вариантом для меня будет продолжение научно-педагогической деятельности в одном из вузов Киева. В 55 -56 лет пройти по конкурсу на должность доцента (или старшего преподавателя) будет сложнее... Были и другие соображения, связанные с желанием наконец-то решить проблему с моей явно неудавшейся семейной жизнью, когда одиночество вдвоём стало совершенно нетерпимым, а отчуждение в т.н. «семье», которая давно существовала лишь на базисе моего материального обеспечения, достигло своего апогея...

В октябре 1984 года, вернувшись из очередного отпуска, я подал по команде рапорт с просьбой уволить меня в запас «в связи с достижением соответствующего для капитана 1 ранга возраста». (Одновременно подал в суд заявление о расторжении моего брака и ушёл из семьи). И закрутилась карусель процедуры более чем полугодового моего увольнения, связанная с подсчётом выслуги лет (это было важно для определения размера пенсии), необходимостью прохождения медицинской комиссии  в госпитале и пр.

Что касается бракоразводного процесса... Суд в первом слушании не удовлетворил мою просьбу – «ответная сторона» вдруг стала убеждать суд (и меня!) в своей виновности в неблагополучии семьи, давать клятвенные заверения в желании всё исправить... В госпиталь, где я лежал на обследовании, мне стали приносить бульоны и деликатесы вместе с обещаниями всё изменить и наладить в семье... Пришлось поверить... А главное я понял, что не могу оставить 12-летнего сына, превратившись в лучшем случае в «воскресного папу». К сожалению, всё вскоре «вернулось на круги своя»... Только через восемь лет я наконец-то смог круто изменить свою жизнь (сыну, Вениамину Левицкому, студенту Киевской консерватории, будущему пианисту и композитору, было уже 20 лет)...

Пока крутилось колесо моего увольнения в запас, начальник кафедры Николай Николаевич Михайловский предоставил мне возможность искать работу «на гражданке», до минимума сократив служебные обязанности в училище, связанные с учебным процессом. В период зимней экзаменационной сессии я проводил только консультации для курсантов...

 

Последняя консультация для курсантов перед экзаменом по ЭЛТ И ЭОК.

КВВМПУ, январь 1985 года.

 

В поисках работы опять же помог случай. Как-то Николай Николаевич в одной из киевских газет прочитал объявление о конкурсе на замещение должности старшего преподавателя психологии во вновь открывающемся в Киеве высшем учебном заведении и сообщил мне об этом. Я подал соответствующие документы и через некоторое время получил уведомление, что допущен к конкурсу, успешно прошёл процедуру отбора, и, ещё находясь на службе в КВВМПУ, был принят в этот вуз. Важная проблема работы была решена...

В мае месяце пришёл наконец-то приказ Министра Обороны СССР о моём увольнении в запас... 

 Впереди новая жизнь. Киев, май 1985 года.


15 мая 1985 года по случаю моего увольнения в запас в одной из аудиторий были собраны все офицеры училища (такова была традиция). Первый заместитель начальника училища капитан 1 ранга Виталий Александрович Люлин зачитал соответствующие приказы... В своём выступлении начальник кафедры Николай Николаевич Михайловский подчеркнул, что по сравнению с училищем, где я был на должности старшего преподавателя, «на гражданке» я уже поднялся на две ступени выше - стал директором вновь открывающегося вуза и заведующим кафедры.


Благодарственные грамоты Заместителя министра Обороны СССР

маршала Советского Союза В. Петрова  и начальника КВВМПУ

контр-адмирала В.П. Некрасова  по случаю увольнения в запас

капитана 1 ранга В.Н. Левицкого. Киев, май 1985 года.

 

После окончания этой церемонии я пригласил своих коллег по кафедре в ресторан на прощальный обед. (В ресторане на Речном вокзале на Подоле Николая Николаевича с нами не было). После ресторана, простившись с ребятами, в новом качестве «кап-раза в запасе» в каком-то эйфорическом состояния я решил пешком пройтись по Крещатику до станции метро «Крещатик». Был чудесный тёплый майский вечер. В руках у меня был дипломат с памятными адресами и офицерская фуражка. На мне была форменная кремовая рубашка с двумя нагрудными карманами. В левом кармане лежало удостоверение личности с вложенными в него... 620 рублями (400 рублей – выходное пособие, 220 – компенсация за «недополученную» форменную одежду), в правом – партбилет с отметкой об уплате членских взносов. Где-то около Пассажа ко мне стали приставать какие-то две девицы, я еле от них отвязался... Едва я сделал несколько шагов по направлению к станции метро, как ко мне подошли двое парней и жестами стали мне что-то пытаться объяснить, при этом похлопывая меня по груди и спине (по их жестам и мычанию я понял, что это  глухонемые). Я по наивности решил: «Они  мне объясняют, что ко мне подходили «нехорошие девочки»... «Да, ребята, всё нормально, спасибо...», - ответил я им и двинулся дальше... Спускаясь на эскалатаре в метро, я случайно обратил внимание на расстёгнутый левый карман моей форменной летней рубашки... Он был пуст... Мелькнула мысль о  партбилете в другом кармане... Партбилет был на месте... И вот тут моё «эйфорическое состояние» моментально исчезло... Стал искать милиционеров... Рассказал о случившемся... Они меня спросили, где это со мной произошло. «На Крещатике...», - ответил я. «Это не наш район. Вам нужно обратиться в Ленинский район милиции на Прорезной...».  

В РОВД ко мне отнеслись сочувственно - не каждый день к ним обращается капитан 1 ранга по случаю ограбления. Попросили написать заявление с обстоятельным описанием всего произошедшего. И тут же по рации объявили, чтобы на Крещатике задерживали и приводили в отделение всех глухонемых, которые там «тусуются».

Было уже за полночь... Через некоторое время в отделении милиции стали появляться задержанные глухонемые. Я удивился; «Сколько их...!?». Им выворачивали карманы, из которых вываливались предметы их вечернего и ночного промысла - «золотые и серебряные украшения», денежные купюры... Я и не подозревал, что такое могло происходить в центре города... Моих денег и удостоверения личности не было... Где-то в половине второго ночи я отправился домой. У выхода из отделения милиции стояла большая толпа подруг и соучастниц глухонемых, которая что-то злобно выкрикивала, показывая на меня пальцами... Дома меня ждала отнюдь «не немая» сцена... (О том, что моё выходное пособие «пошло на оздоровление глухонемых», мне ещё долго потом напоминали)...

На следующий день я был приглашён по поводу моего заявления в отделение милиции для разговора с «операми», которым было поручено «вести это дело». И первое, с чего они начали наш разговор – попросили: «Заберите своё заявление..»... «Напишите, что Вы потеряли удостоверение личности и деньги...», - уговаривали они меня.  «Понимаете, денег никто Вам не вернёт, а удостоверение они уничтожат... Для нас – это «чистый висяк»... Я сказал, что писать ничего не буду, хотя понимаю всю безнадёжность поисков ограбленного... На этом мы и расстались...

Вечером этого же дня в моей квартире вдруг раздался звонок в дверь. Открываю... На пороге стоят двое каких-то парней, которые... протягивают моё удостоверение личности (в нёго ранее была вложена квитанция с указанием адреса, благодаря чему они меня и нашли). Они сказали, что работают дворниками, убирая утром мусор из урн на Крещатике, в одной их них нашли это удостоверение личности. Наверное, ждали вознаграждения, но я подумал, что возможно эти парни из группировки, которая меня ограбила, а потому 620 рублей – более чем достаточное вознаграждение, которое они все уже получили. Ограничился лишь словами благодарности... Кстати, удостоверение личности мне потребовалось только при постановке на учёт в военкомате, т.к. вскоре я получил «гражданский» паспорт... Денег, конечно, никто мне не вернул...

Эта история с ограблением глухонемыми ещё раз напомнила мне: никогда нельзя расслабляться, а в этапные моменты жизни – тем более…

 

Послесловие

Июль 2015 года… Продолжаю работать над заключительной главой книги воспоминаний «Киевское море. Путь в науку...». С моей любимой женой Леной строим планы на осень, мечтаем совершить очередное интересное путешествие. Но, как говорится, «человек предполагает, а Бог располагает…». Никогда не думал, что травма, полученная мною в 1977 году во время осеннего слёта туристов при падении с дерева (об этом случае я рассказал во второй главе этой книги воспоминаний) даст себя знать через сорок лет. В один прекрасный день что-то вдруг хрустнуло в левом бедре… Через некоторое время появились боли в мышцах… С каждым днём сильнее… Понадобились костыли… И наконец, после компьютерографии - диагноз: «полетел» левый тазобедренный сустав, нужна операция…  Сентябрь – октябрь 2015 года... Операция... Почти трёхнедельное пребывание в клиниках после операции, затем – три недели в реабилитационной клинике в чудесном городке Blankenburg-Harz... И ещё долгое предстоящее восстановление... Здоровье – вот что главное в жизни... 


Реабилитационная клиника  в Blankenburg-Harz.

Сентябрь – октябрь 2015.


Но в мае 1985 года для меня главным была возможность самореализации на новом этапе...

Книга моих воспоминаний «Киевское море...» (о службе в Киевском высшем военно-морском политическом училище) завершает цикл «Флотский марафон». Его дистанция - 35 лет... В день моего прощания с училищем, с которым были связаны почти 16 лет жизни, один из курсантов 222 класса (к сожалению, в памяти не сохранилось его имя) подарил мне свой рисунок брига, на всех парусах несущегося в океанских просторах, с трогательным пожеланием «Капитану 1 ранга Вениамину Николаевичу Левицкому – счастливого плавания в новой жизни!».

 

 «...счастливого плавания в новой жизни...» -

 рисунок – подарок от курсанта  222 класса.

КВВМПУ, май 1985 года.

 

И я «на всех парусах» устремился в новую жизнь: без перерыва в моей научно-педагогической деятельности, ещё до получения приказа об увольнении в запас, был избран по конкурсу на должность старшего преподавателя в один из вновь открывающихся вузов города Киева, в котором вскоре стал заведующим кафедрой педагогики и психологии (а одно время - ещё и директором этого вуза).

Разным было это плавание в новой жизни...  Но об этом – в следующих книгах моих воспоминаний...

        Май – ноябрь 2015 года

 

 






<< Назад | Прочтено: 61 | Автор: Левицкий В. |

Поделиться:




Комментарии (1)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы