Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Проф. А.М. Ногаллер,

гвардии  майор  мед. Cлужбы

 

ВЗЯТИЕ  БЕРЛИНА  И  ОКОНЧАНИЕ  ВОЙНЫ

 

Вспоминая последнюю военную осень и зиму, хотелось бы кратко описать встречу Нового  1945  года. Госпиталь  располагался  в  лесу, недалеко  от  линии фронта, так как  готовилось  наступление.  Война  ещё  не  закончилась  и  общего праздника  в госпитале  не  было. Однако  мы  втроём (три  молодых  хирурга - Вахтанг  Метревели, Слава  Волович  и  я)  жившие  в  одной  палатке,  решили отметить  Новый  год  и предстоящую  победу. Ёлок  вокруг  было  сколько  угодно, топор  у  нас  тоже  был, так  что  установить  ёлку  в  земляном  полу  не  составило труда. Спирта  у  нас всегда  было  достаточно,  закуску  заготовили  заблаговременно. А  вот  украсить ёлку было  нечем.  Тогда  Слава  начал  рисовать  карикатуры  на всех  нас,  а  мы  их  тут же  нацепили  на  ёлку. Затем  развесили  наши  наганы, кобуру  от  них,  получилось вполне  достойное  украшение.  Выпив  и  закусив,  мы долго  беседовали,  вспоминая прошлое  и  мечтая  о  будущем,  тихо  напевали фронтовые   песни.

Здесь,  пожалуй,  уместно  рассказать  о  фронтовой  дружбе  и  любви. Общая цель, постоянная  опасность,  непредсказуемость  дальнейшей  судьбы,  тесные контакты  и напряженный  труд  сближали  людей.  Делить  фронтовикам  было нечего,  не  было почвы  для  зависти,  ссор  или  интриг,  а  тяжесть  пройденного пути  и  близость конца  войны  ещё  больше  укрепляли  дружеские  отношения.

В январе 1945 года наступил долгожданный момент.  После тяжелых упорных боев, отступлений и контрнаступлений наши войска, развивая успешное наступление в западном направлении,  вступили на территорию Германии.  Вспоминается,  что  на переправе  через пограничную с Польшей реку Нейсе висел громадный плакат с надписью "Вот она, проклятая Германия".  Это была фраза из популярной тогда статьи Ильи Эренбурга в газете "Правда". 
     В числе первых советских войск, прорвавшихся на территорию Германии,  была и наша 2-я гвардейская  танковая  армия  РГК (резерва главного  командования). Позади было  участие  нашей  танковой  армии  под  командованием  маршала бронетанковых войск  Семёна  Ильича  Богданова  в освобождении  Украины, Молдавии,  Румынии, Белоруссии, Польши,  в том  числе  - Варшавы.

При  вступлении  на  территорию Германии  вначале мы увидели только опустевшие деревни, по улицам которых бродили голодные коровы, беспризорные свиньи и куры. Все люди убежали или попрятались, опасаясь, что на них обрушится возмездие за гитлеровские преступления. Впрочем, они могли о них не знать, но при всякой войне приход вражеских войск чреват опасностью для мирного населения. Наступление наших войск было весьма стремительным. Помнится, как в пограничном городке Кюстрин, когда мы туда вошли, в домах еще горел электрический свет, на столах оставалась недоеденная пища, в комнатах валялись брошенные вещи и другие свидетельства поспешного бегства. В одной из квартир мне попалась позавчерашняя газета, в которой гитлеровское командование уверяло население, что советские войска далее не пройдут и что немецкие войска никогда не допустят вторжение врага на территорию Германии. Это было, естественно, лживой пропагандой.  Давно известно выражение, что нигде так не врут, как на войне и  на  охоте.  Ровно через сутки после издания газеты не только передовые воинские части, но и наш госпиталь расположился в этом городе. Вскоре гражданское население убедилось, что советские солдаты не только не убивают и не насилуют, но нередко даже помогают женщинам и детям. Военная комендатура принимала меры для скорейшей нормализации  жизни в освобожденных от нацистов городах и населенных пунктах. Жители их перестали убегать от наступающих советских войск, а в период развертывания нашего госпиталя даже в какой-то степени помогали.

Весной 1945 года кровавые бои еще продолжались на вражеской территории, унося немало человеческих жизней. В госпиталь непрерывно поступали раненые. Медикам приходилось трудиться день и ночь. Особенно доставалось медсестрам, которые не только помогали при операциях  и наркозе, но  и  переливали кровь, делали уколы, накладывали шины и гипсовые повязки, а  также  нередко сами переносили  раненых, осуществляли уход за ними – ведь от ухода зависело не только самочувствие раненого, но и результативность операции. Санитаров не хватало, помогали в госпитале легкораненые бойцы.

Большое  значение  имел  прорыв  оборонительных  сооружений  немцев  в районе Зееловских  высот,  после  чего  открывался  прямой  путь  на  Берлин.  Это успешное наступление  Красной  Армии  было  отмечено  приказом  и благодарностью  Верховного Главнокомандующего.

 

  Музей на  Зееловских  Высотах.

 

 

Военная  техника,  участвовавшая  при  прорыве  обороны  противника.

 

 

Благодарность

 Верховного  Главнокомандующего.


После  прорыва  обороны гитлеровцев, войска Красной Армии быстро  достигли Берлина  и начались бои  за  взятие столицы  Германии. Наш госпиталь расположился в  предместье Берлина  - Бух. Там до войны были больничные корпуса, принадлежавшие Берлинскому университету им. Гумбольдта. По сравнению с условиями предыдущих лет здесь было очень удобно как для операционной и перевязочной, так и для госпитального отделения.  В последние месяцы войны помогали нам освободившиеся из плена французы, бельгийцы, чехи, но особенно – женщины немки. Им и их детям давали еду, а они много помогали в операционной и по уходу за ранеными в палатах. Вспоминается такой забавный случай. Я оперировал и давал указания помогавшей мне немке на немецком языке. Услышав немецкую речь, раненый возмутился, заявив, что не позволит немцу оперировать себя. Пришлось его успокоить, добавив для надежности несколько крепких истинно русских слов из ненормативной лексики, после  чего раненый  успокоился.

Помогавшие в палатах немки быстро усвоили русские слова, наиболее часто произносимые ранеными: «утку, судно, пить». С другой стороны раненые стали употреблять немецкие слова: "Tür auf , Tür zu, trinken" (дверь открыть, закрыть, пить).

В конце апреля 1945 года постепенно до многих немцев дошла бесперспективность дальнейшего сопротивления. Появились большие группы немецких солдат и офицеров, бросивших оружие и просивших взять их в плен под конвоем, чтобы не прикончил кто-нибудь из советских солдат под горячую руку. Но не все немцы были настроены сдаваться. Уже в предместьях Берлина шли ожесточенные бои, а отдельные группы вооруженных гитлеровцев пытались вырваться из окружения, уничтожая всё на своем пути. При встрече с одной из таких групп за две недели до окончания войны погиб начальник соседнего госпиталя Титов.

Однако война продолжалась, и однажды произошел следующий эпизод. Выходившая из Берлина группировка вооруженных фашистов двигалась по направлению к нашему госпиталю. Всем свободным от операций было приказано проверить оружие и подготовиться к бою. Я был занят в это время эвакуацией раненых, стараясь отправить как можно больше людей в тыл. Кстати, эвакуация раненых тоже требовала определенных знаний. Так, в машины «Форд» и «ЗИЛ» раненых надо было укладывать поперек, а в «Cтудебеккеры» – вдоль и в два ряда. Учитывая опасность нападения фашистов, возможность боя непосредственно на территории госпиталя, я старался  как можно теснее с помощью санитаров уложить раненых в машины для эвакуации. Раненые ворчали, мол напихивают, как сельдей в бочки, но рассказывать правду о возможной угрозе не хотелось. К счастью, всё обошлось благополучно, и воевать медикам не пришлось.

2 мая 1945 года после тяжелых боев советские войска полностью освободили Берлин от фашистов и водрузили знамя Победы над Рейхстагом. В то время мы не знали, кто именно водрузил первым это знамя, ибо свершить это („водрузить Знамя Победы“, как тогда говорили) стремились многие еще до боев в Берлине. Немало бойцов и командиров в последние дни войны взбирались на крышу Рейхстага и поднимались  на  купол. Оборонявшие его фашисты ожесточенно сопротивлялись. Многие наступавшие погибли, их имена остались неизвестными. Даже когда  я уезжал из  Германии  в  конце  1946  года,  имена  героев,  водрузивших  Знамя  Победы, были ещё  не  известны. При штурме Рейхстага множество людей погибло. Несколько лет спустя объявили, что честь  водружения  Знамени  Победы  принадлежит  Егорову  из Смоленска  и  Кантария  из  Грузии.  Может  так оно и было, а может  это было политическим решением.

 

Знамя  Победы  над  Рейхстагом.

Май 1945 г.

 

Все  участники  битвы  за  Берлин,  в  том числе  и  я,  были  награждены  памятной  медалью

 

    

 

 Медаль  ,,За  взятие  Берлина“



Кроме  того,  участникам  этой  великой  битвы  была  обьявлена  благодарность  Верховного  Главнокомандующего .

 

   Благодарность

Верховного  Главнокомандующего

 за  взятие  Берлина.

 

 

Примерно в эти дни на территорию нашего госпиталя привезли трупы Геббельса и членов его семьи (жены Магды  и  шестерых    детей),  которых по его распоряжению тоже отравили. После смерти тела Геббельса и его жены должны  были  быть сожжены, но это по каким–то  причиным полностью осуществить  не  удалось. Эти  трупы находились  в  морге  госпиталя  в отдельном  домике.  Я  попытался  войти внутрь,  но  часовой  меня  не  пустил. Пришлось  ограничиться  осмотром  через  окно.  На  следующее  утро  трупы увезли для детальной судебно-медицинской экспертизы. 


10 мая  1945  года  я  был  в  центре  Берлина  и  сфотографировался  вместе  с товарищем  у  знаменитых  Бранденбургских  ворот

 

 

У Бранденбургских  ворот.

Май 1945, г. Берлин.

 

Велика была радость советских воинов, вынесших на своих плечах все тяготы ужаснейшей войны, когда объявили о капитуляции нацистской Германии. Все веселились, обнимались, стреляли в воздух. Банкетные столы стихийно появлялись на улицах и площадях Берлина, около памятников, особенно у знаменитых Бранденбургских ворот. Я  видел  собственными  глазами стены рейхстага, которые  были исписаны именами и фамилиями советских солдат и офицеров, дошедших до Берлина из-под Москвы, Сибири, Дальнего Востока, Украины, Кавказа.

 

Руины  Рейхстага  в  конце  войны.

Надписи  советских  воинов  на  Рейхстаге.

Май 1945 года.

В нашем госпитале тоже радостно отметили День Победы.  

 

День Победы  в  Берлине  в  1945 году


Горестно было вспоминать друзей и товарищей, не доживших до этого светлого дня. Вскоре после подписания фашистской Германией акта о полной капитуляции по договоренности с союзниками в Берлине были  организованы четыре оккупационные зоны: советская (в восточной стороне города), американская, английская и французская. Границы между оккупационными зонами Берлина тогда не было. И гражданские и военные могли свободно перемещаться как пешком, так и на машинах из одной зоны в другую.  Несколько лет спустя, точнее - в 1948 году были созданы ГДР, Западный Берлин как самостоятельная административная единица и ФРГ.  С  15 августа  1961  года  по  9  ноября  1989  года  между  ними  находилась знаменитая стена  с  чрезвычайно  строгим  пограничным  контролем. Когда  спустя четверть  века после  окончания  войны  мне  довелось  участвовать в  научном конгрессе  в ГДР, я имел  возможность  прогуляться  по  обе  стороны ,,Берлинской стены“.  С  моим советским  паспортом  меня  свободно  пропустили  в  Западный Берлин.  Позднее, в 1990 году, как  известно,  была  создана  единая   Федеративная Республика  Германия ( ФРГ).

 

 Сохранившийся  участок  „Берлинской  стены“.


9 мая 2010 года  я  был  в  Москве  и  вместе  с  ныне  покойной  сестрой присутствовал   на  праздничном  концерте  в  Доме Ученых  на  Кропоткинской улице. В  заключение  концерта  хор  исполнил  «День  Победы» ,  а  аккомпанировал на рояле  сам  Давид  Тухманов.  При  выходе  из  дома  ученых недалеко  от входной двери  я  увидел  Давида  Фёдоровича  Тухманова  и  осмелился  подойти  к нему.  Я поблагодарил  его  за  созданные  им  прекрасные  песни,  отметив,  что «День Победы»  для  ветеранов  (я  был  при  орденах  и  медалях) все  равно,  что «Марсельеза» для  французов.  Указав  на  свой  возраст,  я  пожелал  ему  еще  лет 20 плодотворной  творческой  деятельности.  В  тот  год  он  отмечал  свой семидесятилетний  юбилей. Поблагодарив  меня  за  все  добрые  пожелания  и улыбнувшись,  Давид  Тухманов  вскоре  уехал  на  подъехавшей  за  ним  легковой машине.  Из  многих  песен  на  военно - патриотическую  тему ("Катюша“, "Землянка“, "Темная  ноч"  и др.)  "День  Побед"  мне  представляется  наиболее выдающимся  произведением.  "День  Победы  порохом  пропах… Это  праздник  с сединою  на  висках… Со  слезами  на  глазах… Этот  праздник  приближали  как могли" (музыка  Д. Тухманова,  слова В. Харитонова).

 

 

 

 Композитор  Д.Ф. Тухманов  за  роялем




Все  участники  войны  были  награждены  памятной  медалью.

 

  





Медаль "За победу

над Германией в Великой

Отечественной войне 1941-1945 гг"

 

 

 (Окончание  следует)

 

 






<< Назад | Прочтено: 19 | Автор: Ногаллер А. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы