Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

 В. Левицкий

Жизнь

продолжается...


                                                           

«...Я говорю вам - жизнь всё равно прекрасна,

да, говорю, жизнь всё равно прекрасна,

даже когда трудна и когда опасна,

даже когда несносна, почти ужасна,

жизнь, говорю я, жизнь - это всё равно прекрасно...».

Юрий Левитанский

Родным,

       друзьям,

             коллегам

                   посвящается...

 


От автора


2015 год... Прошло более 30 лет с момента моего увольнения с военно-морской службы, которой я посвятил 35 лет жизни. В новой книге воспоминаний «Жизнь продолжается...» рассказывается о событиях, произошедших с автором на новом этапе его жизни. Эта книга о родных, друзьях, коллегах (ушедших в вечность и здравствующих), о встречах, путешествиях... Новый этап жизни связан не только с изменениями в статусе и характере научно-педагогической деятельности автора, когда появилась возможность полностью посвятить её проблемам психологии, но и с переменами в семейной жизни, которые дали возможность наконец-то обрести счастье и душевный покой.

 Книга воспоминаний «Жизнь продолжается...» состоит из двух частей. В первой части («Первые годы жизни «на гражданке...») события охватывают период с мая 1985 года по май 1998 года. Непростое время: Горбачёвская «перестройка», развал Советского Союза, появление новой страны – Украины, «лихие девяностые»...  А в личной жизни – уход из прежней семьи, полуторагодовая жизнь в институтском общежитии, изменения в служебном положении... Вторая часть («Жизнь «За бугром...») посвящена жизни автора в Германии, куда он был приглашён на работу в конце «лихих девяностых». В этой части нашли отражение особенности жизни в другой стране, её специфика и проблемы, трудности...

 События последних лет в Украине и вокруг Украины вызвали разные оценки. Мнения автора (гражданина Украины) не во всём совпадало (и совпадает) с мнениями некоторых его родных, друзей, коллег, что, к сожалению, не могло не отразиться на взаимоотношениях. И об этом тоже рассказывается в этой книге.  

Как и в предыдущих книгах воспоминаний, использованы материалы, документы, фотографии из архива автора, сведения из Интернета, письма родных и друзей.

 Автор будет признателен за отзывы об этой книге, которые можно поместить в соответствующей рубрике сайта «Воспоминания».

 

Часть 1. Первые годы жизни «на гражданке»…

 

Глава 1. Работа (1985 – 1998 годы)...


Октябрь 1984 года… Мне 51 год... Я капитан 1 ранга, доцент, кандидат психологических наук, старший преподаватель одной из кафедр Киевского высшего военно-морского политического училища, в котором прослужил 16 лет. За плечами более 34 (календарных!) лет  военно-морской службы, из них почти 10 на кораблях Балтийского и Тихоокеанского флотов... Положением о прохождении службы офицерским составом ВС СССР определён возрастной порог обязательной службы для капитанов 1 ранга и полковников – 50 лет, после которых командование вправе продлить службу ещё до пяти лет... Мне продлили службу на пять лет... Мысли о том, смогу ли я,  демобилизовавшись в 55 лет, продолжить свою научно-педагогическую деятельность теперь уже в гражданском вузе, беспокоят меня... Принимаю решение о досрочном добровольном уходе со службы и... подаю соответствующий  рапорт по команде... Откровенно говоря полагал, что меня будут уговаривать остаться ещё послужить, но... Должность старшего преподавателя в высшем военно-морском  учебном заведении даёт возможность получить звание капитана 1 ранга, а у командования всегда есть свои соображения, кого назначить на вдруг освобождающееся место, тем более на кафедре я открывал дорогу для роста более молодым преподавателям... Поэтому со мной побеседовали те, кому это было положено (для проформы), наложили резолюцию «не возражаю» и отправили мой рапорт далее по инстанциям... (О событиях, связанных с моим уходом с военно-морской службы подробнее я рассказываю в заключительной главе книги воспоминаний «Киевское море. Путь в науку...», 2015)...

В течение полугода я проходил долгую процедуру увольнения офицера в запас - медицинское  обследование в госпитале, подсчёт выслуги лет для оформления военной пенсии. Где–то в начале января 1985 года в одной из газет прочитал объявление о конкурсе на замещение должности старшего преподавателя курса психологии во вновь открывающемся в Киеве филиале Республиканского института повышения квалификации работников профтехобразования (РИПК), расположенного  в Донецке. Кроме этого, объявлялось о замещении ещё пяти должностей преподавателей по другим дисциплинам: педагогике, научному коммунизму, праву, управлению. Не очень надеясь на успех, я направил  соответствующие документы в адрес РИПК... В начале марта получил приглашение приехать в Донецк в РИПК на кафедру психологии для собеседования. В Донецке я познакомился с ректором института, профессором Аллой Степановной Никулиной, которая произвела на меня очень приятное впечатление. Кафедра психологии, которой заведовал профессор Яковлев, на своём заседании рекомендовала мою кандидатуру для рассмотрения конкурсной комиссией.  Вскоре, уже в Киеве состоялось объявление результатов конкурса. С радостью узнал, что мою кандидатуру утвердили. Как оказалось, кроме меня на должность старшего преподавателя психологии претендовали ещё пять человек. Помню, как один из них, до этого преподававший в Киевском институте физкультуры, узнав, что его не приняли, устроил скандал. Он схватил папку с моим личным делом, куда–то убежал, а через некоторое время, вернувшись, стал доказывать, что у него больше  оснований быть принятым в Киевский филиал РИПК (КФРИПК).

 В апреле месяце все избранные по конкурсу преподаватели приехали на стажировку в РИПК в г.Донецк. Никто из преподавателей со спецификой преподавания своих дисциплин разным категориям слушателей системы профтехобразования знаком не был. Пришлось срочно изучать учебные программы, знакомиться с лекционным фондом, посещать лекции и практические занятия ведущих преподавателй РИПК.

 С 1 мая все избранные по конкурсу преподаватели должны были приступить к работе в КФРИПК, который размещался в Дарнице на бульваре Верховного Совета. Вначале мне предложили временно быть заведующим кафедрой, объединяющей шесть дисциплин, а через несколько дней я получил новое предложение – временно исполнять обязанности директора КФРИПК.

 Вениамин Левицкий – директор КФРИПК.

Киев, май 1985 года.

 

 Преподавателями кафедры были Раиса Михайловна Желтобрюхова (педагогика), Людмила Петровна Сницарь (научный коммунизм), Елена Юрьевна Мережинская (воспитательная работа), доцент В. (право), доцент Г. (управление)  (последние две фамилии сознательно не называю по причинам, о которых расскажу далее). Занятия должны были начаться 1 июня, однако здание филиала РИПК и помещения общежития  к приёму слушателей готовы ещё не были. Я предложил преподавателям сосредоточить свои усилия на подготовке лекционного матерала, самому же мне пришлось в основном заниматься сугубо строительными и хозяйственными работами, комплектованием штата вспомогательных работников (методистов, воспитателей общежития, завхоза, вахтёров, библиотекаря и др.).

Здание, в котором должен был размещаться КФРИПК, ранее принадлежало одному из профессионально-технических училищ (ПТУ) г. Киева, готовящих строителей различных специальностей (если мне не изменяет память, это было ПТУ №25). Это же ПТУ силами своих учащихся под руководством мастеров и преподавателей вело основные работы по переоборудованию помещений здания (привлекались учащиеся и других ПТУ). Здание было построено после войны пленными немцами, качество строительства было низкое. Часть здания общежития для проживания слушателей КФРИПК, принадлежавшее ранее ПТУ, располагалось в Дарнице в районе «Красного хутора». В его помещениях также велись ремонтные работы, а параллельно завозились спальная мебель, шкафы, телевизоры, различное оборудование. Каждый понедельник под руководством председателя Комитета профтехобразования (КПТО) Кадацкого проводились планёрки, на которых руководители ПТУ докладывали о ходе работ. Меня, привыкшего к военной дисциплине и исполнительности, поражала безответственность некоторых руководителей, постоянно срывающих график выполнения планируемых ранее работ. После очередного разноса, устраиваемого им председателем КПТО, начинался аврал. Я до позднего вечера проводил время на работе, «мотался» между зданием филиала и общежитием, звонил по телефону, требовал, убеждал, подгонял (Председатель  просил меня ежедневно лично ему докладывать о ходе стоительных работ). Приходилось и  самому вносить в учебные аудитории столы, стулья, классные доски. Помню, меня однажды поразил раздавшийся в моём кабинете телефонный звонок первого заместителя Председателя: «Товарищ Левицкий! Это вы? А мне сообщили, что вас по три дня не бывает на работе...». Так я впервые столкнулся с подлостью «доброжелателей», начавших сразу же после моего назначения исполняющим обязанности директора работу по моей дискредитации (видимо, кто-то завидовал моему назначению). Позднее были и «анонимки», и письма в разные инстанции, кляузы ректору РИПК, из которых я узнал имена авторов писем, доцентов В. и Г. Между прочим, исполнять обязанности директора я согласился временно, на короткий период: за время флотской службы «накомандовался» всласть, материально должность директора оплачивалась меньше чем, должность заведующего кафедрой, к тому же я был ограничен рамками существующего положения о порядке выплаты военной пенсии. Поэтому никакого материального преимущества ни должность директора, ни должность заведующего кафедрой мне не давали – всё заработанное сверх установленного  предела у меня высчитывали из пенсии. Вся моя работа была, как говорится, «не за страх, а за совесть», а потому клевета была для меня особенно оскорбительна.

 1 июня 1985 года состоялось торжественное открытие Киевского филиала РИПК, на котором присутствовали Председатель Комитета профтехобразования Кадацкий, его первый заместитель, секретарь Дарницкого райкома КПУ, ректор РИПК А.С. Никулина.

 

 Торжественное собрание по случаю открытия Киевского филиала РИПК.

Выступает Председатель комитета профтехобразования УССР

Кадацкий, рядом  с ним – ректор РИПК А.С. Никулина.

Киев, 1 июня 1985 года.

 

В этот же день  начались занятия со слушателями. Первые группы слушателей – воспитатели ПТУ, методисты. Они проучились всего один месяц. Состоялся мой дебют – преподавание для этих категорий слушателей новых психологических дисциплин, отражающих специфику обучения и воспитания учащихся ПТУ. Не помню, как  точно назывались  эти дисциплины, но зато хорошо помню, какое на меня первое время производил впечатление  вид моей аудитории: вместо курсантов-юношей во флотской форме с синими «гюйсами» передо мною сидели, в основном, слушательницы – милые женщины  разных возрастов в летней одежде. Это порою отвлекало меня, мешало сосредоточиться при проведении занятий.

 В конце июня в КФРИПК состоялся первый выпуск. На память о пребывании в Киеве и учёбе в филиале РИПК слушатели разных групп по окончании обучения решили сфотографироваться, пригласив своих преподавателей, кураторов учебных групп (впоследствии это стало традицией, в моём архиве сохранилось несколько таких фотографий).

Первый выпуск КФРИПК.

На верхней фотографии - группа председателей методических комиссий;

на нижней - группа воспитателей. Киев, июнь 1985 года.

 

После выпуска у преподавателей филиала появилась возможность в течение июля-августа продолжить работу по совершенствованию своего педагогического мастерства. Другим работникам  филиала этот перерыв позволил решить ряд неотложных текущих задач по обеспечению учебного процесса со следующими потоками слушателей новых категорий: с сентября месяца по плану в нашем филиале должны были повышать квалификацию в основном группы руководящего состава ПТУ - директора, заместители директоров, завучи, резерв руководителей, заведущие учебно-методическими кабинетами, старшие мастера производственного обучения. По замыслу создателей нашего филиала именно в Киеве, где находился Комитет профтехобразования, эти категории слушателей имели возможность не только повышать свою квалификацию по ряду специальных дисциплин, но и получать больше информации от сотрудников Комитета, также привлекаемых к учебному процессу.

 Перед преподавателями кафедры я поставил, как мне казалось, главную задачу – продолжать изучать специфику ПТУ, отразить её в читаемых курсах, разработать практические рекомендации для разных категорий слушателей. Кроме того, необходимо было подготовиться к применению современных методов проблемно-поискового обучения в разных формах интерактивного обучения (программированное обучение, тренинги, анализ конкретных практических ситуаций, деловые и ролевые игры, учебные групповые дискуссии, выездные занятия, а в перспективе и компьютерное обучение), в большей мере использовать технические средства обучения.  

В конце июля я передал свою «директорскую»  должность Т. (как оказалось впоследствии, очень слабому руководителю) и уехал в отпуск (мне был положен отпуск за свой счёт ещё по прежнему месту службы). Перед отъездом я откровенно рассказал Т. о том, что ещё не упел сделать, какие стоят проблемы перед филиалом, на что обратить внимание. Каково же было моё удивление, когда сразу же после  возвращения из отпуска на одном из собраний в присутствии высокого начальства из КПТО новый и.о. директора Т. стал критиковать меня в бездеятельности, «серьёзных упущениях в работе», оперируя всем тем, что я ему ранее рассказал! К тому же он приписывал себе вскрытие этих недостатков...

С сентября месяца занятия в Киевском филиале РИПК продолжились с новыми категориями слушателей. Вскоре я почувствовал, что и.о. директора Т. попал под влияние доцентов В. и Г., по-прежнему входящих в состав кафедры, которые, мягко говоря, стали «мутить воду» в институте. Мне стало очень трудно руководить кафедрой, которая постепенно расширилась (были приняты по конкурсу новые преподаватели). Моя требовательность к качеству учебно–методической деятельности преподавателей, контрольные посещения занятий вызывали протест и скрытое противодействие. Заседания кафедры вместо делового обсуждения стали превращаться в чисто протокольные мероприятия. И «посыпались» письма... В ЦК КПУ, в Горком КПУ, в Райком КПУ, в ГКПТО, в РИПК и т.п., и.т.п. Это было время «горбачёвской  перестройки и гласности». И авторы писем именно так понимали требования «гласности». К сожалению, почти за всё время существования филиала поток клеветнических писем не прекращался, что в конце концов, как я думаю, явилось одним из факторов, способствующих его ликвидации и созданию специального факультета в Центральном институте усовершенствования учителей (ЦИУУ). Сначала объектом нападок в письмах был я, потом все те, кто не нравился В. и Т. - другие заведующие кафедр (после расширения филиала),  преподаватели, а позднее и ректор, и некоторые проректоры РИПК. Если не ошибаюсь, было 17 или 18 различных комиссий, проверяющих т.н. «факты», изложенные в этих письмах. А сколько времени занимали отписки, партийные и профсоюзные собрания, на которых обсуждались эти «факты» и «сигналы»! Протоколы профсоюзных и партийных собраний, которые внимательно изучались доцентом В., представляли  собой стенограмму партийных съездов: участники собраний боялись, что в их выступлениях этот «борец за справедливость» найдёт какой-нибудь факт, который впоследствии послужит основанием для очередной его кляузы. Будучи директором филиала, я имел неосторожность рекомендовать доцента В. на должность... председателя комиссии народного контроля филиала, не подозревая о его склонности к «письмотворчеству» (он же юрист, правовик, полагал я, кому как не ему  быть на этой должности?!). Вот и изощрялся наш «писатель». Когда одни факты не подтверждались, «борец» за справедливость находил новые «факты»... И так многие месяцы...

Были и другие «любители - письмотворцы»... В сентябре 1985 года меня вдруг пригласили для беседы в Киевский горком партии. Мысленно перебрав возможные причины такого внимания к своей персоне, так и не нашёл ответа, зачем я понадобился этому партийному органу. В назначенное время я явился в указанный мне кабинет, поздоровался, представился...

- Читайте, - хозяин кабинета, один из сотрудников горкома партии, протянул мне письмо, на котором стоял крупный красный штемпель с надписью «Особый контроль»...

Я стал читать (письмо имело обратный адрес - на этот раз это была не «анонимка»)…

Автор письма жаловался партийному руководству города Киева на проявленную по отношению к нему несправедливость – неизбрание его по конкурсу в наш институт на должность старшего преподавателя информатики… В этом он обвинял меня…  Особенно меня поразила фраза: «…Директор Киевского филиала РИПК еврей (?!?!?!) Левицкий продал все должности в руководимом им институте…»…

Прочитав письмо, я вспомнил, что в июле месяце, когда в газетах появилось объявление об этом конкурсе, ко мне в кабинет (я временно исполнял в тот момент обязанности директора филиала) вошёл посетитель, который сказал, что он кандидат физико-математических наук и хотел бы участвовать в конкурсе. Я ему объяснил, что наш институт является филиалом РИПК, все вопросы, связанные с конкурсом решаются в Донецке, так что ему надо направить соответствующие документы в РИПК, а дальше – как решит конкурсная комиссия. И добавил: «…От меня мало что зависит…»…

Но в письме была ещё одна фраза: «…Во время моей беседы с директором КФ РИПК Левицким я сразу понял, что не понравился ему…». Прочитав её, я поймал себя на мысли, что в этом автор письма оказался прав: во время нашей встречи я обратил внимание, что у него был заметный физический недостаток (он был на костылях)… Мне же как руководителю в то время нужен был не только квалифицированный преподаватель информатики, но и полноценный мужчина, который мог бы в случае необходимости оказать физическую помощь в оборудовании  компьютерного класса… По всей вероятности, я не сумел скрыть своё впечатление от его внешнего вида, и он это почувствовал.

- Простите, а что я должен сделать? – спросил я у сотрудника горкома партии, ознакомившись с текстом письма.

- Пишите объяснительную записку…

- Что я должен написать? Что я не еврей? И что должности в институте не продавал?

- Так и напишите…

Так я и написал в своей объяснительной записке…

Уже покидая кабинет, я спросил:

- А почему на письме стоит такой грозный штамп? Почему «особый контроль»?

- Понимаете, мы впервые сталкиваемся с письмом, в котором обвиняют руководителя, используя его национальную принадлежность…

Новыми заведующими кафедрами стали Андрей Ильич Хоменко (кафедра общественных наук) и Альвиан Викторович Храмов (кафедра экономики и информатики), после него эту кафедру возглавил Виктор Андреевич Коростелёв. Доцент Г., показавший свою профнепригодность, вскоре вынужден был уволиться. И.о. директора Т. в результате одной из проверок работы филиала был снят с должности. Был назначен новый директор Н. К сожалению, он также попал под влияние доцента В., «письмотворчество» которого с последующими проверками разными комиссиями не прекращалось. Через  некоторое время и этот директор Н. был также снят. После него  на должность директора КФРИПК был назначен В.П. Величко (бывший директор одного из ПТУ). У меня с ним сложились нормальные деловые отношения. Он пробыл на этой должности до конца существования филиала. Доцент В. перешёл на кафедру общественных дисциплин,  и теперь уже заведующий кафедрой А.И.Хоменко вместо меня стал объектом нападок В.

На нашу кафедру (она стала называться кафедрой педагогики и психологии) были приняты новые преподаватели – доктор педагогических наук Нелли Григорьевна Ничкало, кандидат педагогических наук Майдановская. С уходом доцента В. обстановка на нашей кафедре постепенно нормализовалась, хотя мне не один раз приходилось сожалеть, что я практически не имел возможности собрать  «свою команду» - кадры подбирались конкурсной комиссией РИПК. Единственный «мой кадр» - старший научный сотрудник, кандидат педагогических наук Владимир Александрович Гравит (в прошлом – мой коллега, капитан 1 ранга, старший преподаватель спецкафедры в КВВМПУ) в 1986 году, после введения в учебный план спецдисциплины, касающейся проблем защиты от «оружия массового поражения» (не помню, как она точно называлась) был мною рекомендован на одну из кафедр нашего филиала. Через некоторое время слава о созданном под его руководством кабинете «Оружие массового поражения» вышла далеко за пределы нашего филиала.

Несмотря на все сложности и трудности, неизбежно возникающие при создании  новой организации, особенно такой, каким является вуз, учебный процесс в филиале постепенно налаживался, профессиональное педагогическое мастерство преподавателей росло, слушатели получали новые знания, в той или иной мере повышая свою квалификацию, стараясь в то же время с пользой для себя проводить время в «столичном граде» Киеве, знакомясь с его архитектурными памятниками, посещая музеи, театры, концертные залы.

3-й выпуск КФРИПК. Группа воспитателей.

Киев, декабрь 1985 года.

Отношение слушателей ко мне было хорошее. Они не только охотно фотографировались со мной на память, но иногда делали мне неожиданные подарки. Одним из таких подарков был рисунок, сделанный слушателем (к сожалению, не помню его имя) во время моей лекции.   

 

Рисунок-подарок слушателя КФРИПК,

1987 год.  

 

Не могу не упомянуть о сотрудниках филиала, которые внесли большой вклад в его работу, в той или иной мере обеспечивая учебный процесс и нормальную жизнедеятельность филиала: бухгалтер Масан Галина Павловна, методист Гвоздёва Валентина Николаевна, библиотекарь Заржицкая Наталья Николаевна, лаборантка кафедры Люда (не помню, к сожалению, её фамилию), комендант общежития Альбина Александровна и многие другие работники, имена которых, к сожалению, не имею возможности перечислить.

 Два раза в год ректорат РИПКа под руководством Аллы Степановны Никулиной проводил в филиале выездные заседания Учёного совета, на котором наша работа подвергалась анализу, указывалось на недоработки, давались рекомендации по повышению эффективности учебного процесса. Много внимания РИПК уделял повышению квалификации самих преподавателей филиала. Почти все преподаватели нашей кафедры помимо регулярного посещения РИПК в Донецке в разное время повысили свою квалификацию во Всесоюзном институте повышения квалификации работников профтехобразования в Ленинграде, в том числе и я в мае 1988 года (то же самое происходило и на других кафедрах филиала РИПК). В 1986 году, во время Чернобыльской катастрофы, когда временно учебный процесс в нашем филиале был приостановлен, я и  ещё несколько преподавателей выезжали  в Донецк в РИПК и там в течение июня месяца проводили занятия со слушателями.  

В декабре 1988 года нам сообщили о ликвидации филиала и образовании на нашей базе факультета профтехобразования при Центральном институте усовершенствования учителей (ЦИУУ). С января 1989 года началась формальная передача нашей учебной базы и общежития ЦИУУ. Был объявлен конкурс на замещение преподавательских должностей в соответствии с новым штатным расписанием. Я в то время был ещё и председателем профкома филиала, поэтому мне пришлось в течение двух месяцев заниматься многими проблемами, связанными с увольнением наших работников, их трудоустройством, разрешением трудовых споров. Вскоре появился приказ о назначении А.И.Хоменко и В.В.Коростелёва заведующими кафедрами. Меня в том приказе не оказалось, и я понял, что на мою должность заведующего кафедрой педагогики и психологии у директора ЦИУУ Жерносека Ивана Филипповича есть своя кандидатура. Вначале на эту должность планировался Виктор Васильевич Олейник, но вскоре произошло изменение в штатном расписании ЦИУУ, была введена должность проректора института по профтехобразованию, и им стал В.В.Олейник. На должность заведующего кафедрой (она стала называться кафедрой педагогики и психологии профтехобразования) был назначен Дмитрий Яковлевич Костюкевич. Я подал заявление на замещение по конкурсу должности доцента нашей кафедры, был избран, и с 1 марта 1989 года приступил к работе в этой должности, переселившись из кабинета заведующего кафедрой в помещение преподавателей кафедры. Моя научно-педагогическая деятельность на факультете продолжилась теперь уже несколько в ином качестве...

 









Характеристика заведующего кафедрой

педагогики и психологии КФ РИПК

В.Н.Левицкого

для участия в конкурсе.

Киев, 2 февраля 1989 года.

 






Заведующие нашей кафедрой ещё дважды менялись. Факультет профтехобразования ЦИУУ в учебном корпусе на бульваре Верховного Совета просуществовал до 1993 года....  

 

«Корпаратив» в КФРИПК по случаю наступающего Нового 1990 года.

Третий справа – проректор ЦИУУ В.В. Олейник.

28 декабря 1989 года.

В 1991 году Советский Союз распался. Украина стала самостоятельным государством. В стране начало многое меняться... Произошла очередная реорганизация ЦИУУ – изменились не только его структура, но и название – теперь это уже был Украинский институт повышения квалификации руководящих кадров образования. В институте была создана кафедра психологии управления. Я подал документы для участия в конкурсе в этом институте.

 

 

Характеристика доцента В.Н. Левицкого

для участия в конкурсе

и оформления контракта.

Киев, ЦИУУ, 29 сентября 1992 года.

 

Думаю не без участия тогдашнего директора ЦИУУ профессора Ивана Филипповича Жерносека, о котором я всегда вспоминаю с глубоким уважением, в 1993 году я был избран по конкурсу на должность доцента новой  кафедры в институте – кафедры психологии управления, заведующим которой стал Наум Львович Коломенский...

 

Коломенский Наум Львович, доктор психологических наук, заведующий кафедрой психологии управления Украинского института повышения квалификации руководящих кадров образования. Талантливый педагог и замечательный человек. Его любили коллеги и слушатели. Был душой компании в неформальной обстановке. Прекрасно играл на гитаре и пел. Его сердце внезапно остановилось, когда он спешил на лекцию. К сожалению, рядом не оказалось никого, кто бы мог оказать ему квалифицированную медицинскую помощь... Светлая ему память...    

 

С удовольствием вспоминаю моих коллег по кафедре: Елену Ивановну Бондарчук, Ирину Валентиновну Сингаевскую, Галину Александровну Карпову, Людмилу Николаевну Карамушку, Александра Васильевича Киричук, лаборантку кафедры Наташу (фамилию, к сожалению, не могу вспомнить)...

 

Кафедра психологии управления Украинского института

повышения квалификации руководящих кадров образования.

Слева направо – сидят: И.В. Сингаевская, Н.Л. Коломенский, Л.Н.Карамушка;

стоят: лаборантка Наташа, Е.И. Бондарчук, В.Н. Левицкий. Киев, зима 1994 года.

 

Н.Л. Коломенский и В.Н. Левицкий.

Комсомольск – на - Днепре. Август 1992 года.

 

 С бывшими коллегами по кафедре Еленой Ивановной Бондарчук, Людмилой Николаевной Карамушкой, Ириной Валентиновной Сингаевской на долгие годы сохранились тёплые деловые и товарищеские отношения. Приятно узнавать об их профессиональных, научно-педагогических успехах – все они стали известными учёными: Елена Ивановна Бондарчук - профессор, доктор психологических наук, заведующая кафедрой психологии управления Университета менеджмента образования НАПН Украины; Людмила Николаевна Карамушка  - член-корреспондент НАПН, доктор психологических наук, профессор, Заместитель директора Института психологии НАПН Украины; Ирина Валентиновна Сингаевская профессор, заведующая кафедрой психологии университета «КРОК». Вызывает уважение и их гражданская позиция, истинный патриотизм, постоянное стремление оказать психологическую помощь и поддержку всем тем, кто в ней нуждается  в непростые для Украины времена.  И к тому же они просто хорошие, душевные люди…   

  Самые тёплые воспоминания сохранились о коллегах с других кафедр: Василии Трофимовиче Солодкове (в прошлом тоже мой коллега по КВВМПУ, капитан 1 ранга), Геннадии Викторовиче Фёдорове, Владимире Ивановиче Пуцове, Валентине Ивановиче Маслове, Геннадии Васильевиче Дмитренко...

 Не могу не сказать добрые слова о Викторе Васильевиче Олейнике, докторе педагогических наук, профессоре, академике НАПН Украины, ставшем со временем ректором моего института. В 1992 году, когда у меня сложились необычные семейные обстоятельства, он протянул руку помощи, проявил дружеское участие в моей судьбе. Да и впоследствии, уже после моего увольнения из института, при наших встречах он всегда находил время поговорить со мной, поинтересоваться моими делами. По случаю моих юбилеев (75-летия и 80–летия) в 2008 и в 2013 годах Виктор Васильевич Олейник и Елена Ивановна Бондарчук организовали для меня незабываемые встречи с бывшими коллегами и друзьями по институту, о чём вспоминаю с глубокой благодарностью. 

Банкет по случаю 80-летия В.Н. Левицкого.


 Вверху справа –

ректор Университета  менеджмента образования НАПН Украины

В.В. Олейник и В.Н. Левицкий.

Киев, 2 октября 2013 года.

Работая в ЦИУУ, по совместительству стал преподавать в Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП). Это было новое высшее учебное заведение  с заочной формой обучения (в последнее время в МАУП появилась ещё одна форма обучения – дистанционная), готовящее управленцев - бакалавров и магистров, в которых так нуждалась Украина на заре своей «незалежности». В МАУП мне пришлось осваивать ряд новых дисциплин, разрабатывать для них учебные планы и программы, писать учебные пособия. Ректорат МАУП присвоил мне академическое звание «профессор» с вручением соответствующего аттестата.  

На кафедре психологии управления в Украинском институте повышения квалификации руководящих кадров образования, ставшем впоследствии Государственной академией руководящих кадров образования Украины, я проработал до мая 1998 года, до своего увольнения «по собственному желанию» из-за семейных обстоятельств (хотя незадолго до увольнения ректор продлил мой контракт ещё на три года).

 

 

 

 

Контракт с Государственной

академией руководящих кадров

образования Украины.

Киев, 1 сентября 1997 года.

 

 Жизнь продолжается... С удовольствием и грустью думаю о том, что 13 лет своей жизни посвятил системе повышения квалификации работников образования Украины, отдавая слушателям частицу своего сердца, делясь своими знаниями, приобретая и теряя новых друзей и коллег...  

 

 

Послесловие

События последних лет в Украине (и вокруг Украины) после того, что в Украине называют «Революцией достоинства», изменили не только ситуацию с властью в стране, но и коснулись системы высших учебных заведений. Образование т.н. «Донецкой народной республики», временно существующей только за счёт политики и поддержки «путинской» России, привело к ликвидации РИПК в Донецке. Часть преподавательского состава РИПК уехала в Украину, где на новой базе был воссоздан их институт. Как сообщила мне в одном из писем профессор Елена Ивановна Бондарчук, РИПК примерно с 2010 года стал одним из филиалов Университета менеджмента образования:  «...По институту (РИПК) из Донецка - это наше подразделение уже лет 5. Теперь они полностью в Белой Церкви, официально, удалось там найти помещение, а людей пока поселили семьями в общежитии. Насколько я знаю, институт сейчас активно зарабатывает деньги, у них получается, даст Бог, смогут обустроиться получше...».

30 лет назад, когда я работал в Киевском филиале РИПК, невозможно было даже вообразить, что подобное может когда-нибудь случиться!!!...

Идут годы... Происходят большие перемены в Украине... Появляются новые стандарты образования... Давно нет Киевского филиала Республиканского института повышения квалификации работников профтехобразования (КФРИПК)... Меняются названия бывшего Центрального института усовершенствования учителей (ЦИУУ) - Украинский институт повышения квалификации руководящих кадров образования,  Государственнная академия руководящих кадров образования Укрианы, теперь уже это Университет менеджмента образования... Открываются новые кафедры, совершенствуются методы обучения... Мои бывшие коллеги по институту становятся профессорами, докторами наук, заведующими кафедрами. На смену нашему поколению преподавателей приходят молодые педагогические кадры. Творческих поисков и удач им в сложные нынешние годы рождения независимой Украины, реализации планов и надежд, сохранения традиций и доброго имени Института, в котором я проработал многие годы после увольнения с военно-морской службы!..

Продолжение следует

 


 





<< Назад | Прочтено: 105 | Автор: Левицкий В. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы