Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Социальные вопросы >> Разное
Журнал «Партнер» №11 (74) 2003г.

НАСЛЕДСТВО «СОЦИАЛЬЩИКА»

 

 

 

В редакцию на «горячую линию» позвонила пожилая читательница и рассказала, что живет одна и имеет работающую дочь, которая проживает с семьей отдельно. Полученную от Claims Conference и земельного фонда компенсацию за нахождение в годы войны в эвакуации пожилая женщина хранит на своем текущем счете в Sparkasse, причём курирующему социальному работнику известно о вкладе. Читательница просила объяснить, сможет ли дочь — единственная наследница получить в случае её смерти деньги со счёта или их «отберёт» служба базового обеспечения в качестве компенсации за выплачиваемое ей пособие? Одновременно читательница интересовалась, окажут ли влияние на размер базового обеспечения по старости проценты, которые она могла бы получать, если бы хранила компенсацию за эвакуаццию на сберегательном вкладе? На вопросы читательницы отвечает наш автор М. Миронов.

Поднятая читательницей тема оказалось весьма актуальной — вопрос наследства подспудно обдумывается многими пожилыми людьми, в первую очередь теми, кто живет отдельно от детей или родственников. Действительно, получатели помощи от государства, хотя и относятся к малоимущим слоям населения, но всё же могут оставить после себя небольшие денежные сбережения и предметы обихода, представляющие определённую ценность. Иногда может наследоваться даже недвижимость — бывшее жильё получателя пособия. Последнее, правда, касается в основном коренных жителей страны.

Дело в том, что всё перечисленное имущество при жизни владельца относится к разряду так называемой «защищённой собственности» — Schonvermoegen, т.е. собственности, наличие которой не исключает право на помощь от государства, а потому не влияет на назначение пособия. После смерти получателя социальной помощи или пособия по старости оно превращается в обычное наследство, и государство, естественно, пытается компенсировать выплаченные ранее средства за счёт этой собственности.

Правовые нормы предусматривают в вопросе наследования различный подход к бывшим клиентам Sozialamt`ов и служб базового обеспечения. В первом случае ведомства имеют право требовать возмещения социальной помощи, выплаченной в течение десяти лет до того, как было оставлено наследство. За такой срок общий размер выплаченной помощи может составить довольно приличную сумму — несколько десятков тысяч евро. Во втором случае, т.е. в отношении базового обеспечения, подобные требования вообще исключены. Отсюда первый вывод: государство не будет посягать на наследство пожилых иммигрантов, если они прибыли на постоянное жительство в Германию уже после вступления в силу Закона о базовом обеспечении (Grundsiherung`е) — GSiG (т.е. после 01.01.03) и получили помощь в виде базового обеспечения. И второй вывод: бывшие «социальщики», перешедшие на базовое обеспечение, будут подпадать под старые правила ещё в течение десяти последующих лет.


Сбережения


Если сбережения в целом не превышают удвоенной «базисной суммы» — Grundbetrag, cогласно § 81, абз.1 Закона о социальной помощи — BSHG, то они вообще не подлежат учёту в качестве наследства. «Базисная сумма» изменяется ежегодно (по аналогии с величиной социальной помощи) и составляет в настоящее время 853 евро. Таким образом, сбережения до 1706 евро ( т.е. 853×2) не могут быть предметом притязаний социальной службы. Это, конечно, меньше, чем разрешённые накопления в 2300 евро, или, например, компенсации за эвакуацию, которые могут превышать 3500 евро. Но тут есть одна особенность. Дело в том, что по закону могут учитываться только те средства, которые находятся на счету на момент наследования (§ 92с, абз.2 BSHG). Поэтому недостаточно, чтобы социальному работнику было известно вообще о наличии, например, компенсации или других накоплений. Он должен знать состояние счёта именно на данный момент, ведь потратить деньги можно довольно быстро. Муссируется в этой связи одна история о том, как однажды сотрудник Sozialamt’а был каким-то образом проинформирован о наличии на семейном счете в Sparkasse, например, компенсации за эвакуацию, причём сразу же после произошедшего неожиданно печального события — смерти мужа. Чиновник потребовал от наследницы — супруги «прожить» часть денег, превышающую разрешённые для неё накопления, т.е. вычел разницу: 3500 — 2300 = 1200 евро из её пособия. Свои действия он мотивировал тем, что в отношении вдовы эти деньги уже не являются «защищённой» собственностью. Но этот случай, можно сказать, из ряда вон выходящий. Нам, по крайней мере, неизвестна ни одна ситуация, когда работники служб в подобном положении специально и по собственной инициативе (подчёркиваем, по собственной инициативе) интересовались счетами своих бывших подопечных. Так что наша читательница — доброго ей здоровья — может быть спокойна — её дочь скорей всего сможет совершенно беспрепятственно наследовать скромные сбережения своей матери.


Домашнее имущество


Изначально принимается (и в большинстве случаев соответствует действительности), что получатель пособия обеспечен в быту только всем самым необходимым или, говоря иначе, ведёт скромное, соответствующее социальным нормам домашнее хозяйство — ein angemessener Haushalt. Поэтому о наличии каких-либо особых ценностей, которые могли бы рассматриваться в качестве наследства, обычно речи не идёт. Нам также неизвестны случаи, когда социальные службы интересовались бы наследуемыми личными вещами (например, драгоценностями, которые, кстати говоря, могут быть отнесены к защищённой собственности) с целью их реализации для возмещения выплаченной ранее социальной помощи. Так что в этой части с наследством обычно проблем не бывает.

Особая ситуация возникает, если получающий пособие имеет дорогостоящие предметы домашнего обихода: коллекции, антиквариат, ценные картины, ковры и т.п., причём сотрудникам ведомства известно об этом. Обычно такое имущество фиксируется в ходе социальных визитов — специально скрывать его особой необходимости нет, поскольку по закону оно также может быть отнесено к защищённой собственности. Дело в том, что формально домашнее хозяйство «социальщика» должно соответствовать домашнему хозяйству среднестатистической работающей семьи с низкими доходоми. Однако подобный подход очень приблизителен. Ведь круг интересов, потребностей, а значит и представлений об обустройстве быта при одинаковых доходах может быть весьма различным. Кроме того, людские судьбы многообразны, получению социальной помощи может предшествовать довольно обеспеченная жизнь (например, у коренного немца) и домашнее хозяйство в этом случае, естественно, сохранит следы былого благополучия. Поэтому в законе имеются по этому поводу следующие пояснения и уточнения (§ 88, абз. 2, № 3,5,6 BSHG):

— при определении защищённой собственности должны учитываться жизненные условия в прошлом, а именно — дорогостоящие предметы не должны влиять на назначение помощи, если они соответствуют прежнему (т.е. до назначения помощи) стилю жизни;

— семейные или перешедшие по наследству ценные вещи: драгоценности, произведения искусства, коллекции также относятся к защищённой собственности, если их продажа представляет для владельцев особую моральную тяжесть, например, когда ценность этих предметов для семьи существенно превышает их продажную стоимость;

— наличие предметов домашнего обихода, предназначенных для удовлетворения духовных, научных или художественных потребностей, не влияет на назначение помощи.

Все перечисленные выше положения относятся не только к коренным немцам, но и к нашим иммигрантам: поздним переселенцам и контингентным беженцам. Ведь и те, и другие выехали на постоянное жительство в Германию по предварительному разрешению немецких властей (хотя последние и считаются условно беженцами) и вполне могли привезти с собой семейные реликвии или другие предметы домашнего обихода, напоминающие о прошлом и потому представляющие для их владельцев особую ценность. И те, и другие, несомненно, обладают духовными потребностями и запросами, научными и художественными интересами. А значит, вполне могут иметь в домашнем хозяйстве то, что необходимо для их удовлетворения.

При наследовании перечисленного имущества действуют следующие правила. Если наследниками являются совместно живущие члены семьи, продолжающие пользоваться данными предметами и, кроме того, сами получающие пособие, то такая собственность и для них, как правило, остаётся защищённой. Если наследники обеспечены и имеют собственные доходы, то ведомство может потребовать оценить имущество для определения суммы, которая может быть востребована в качестве компенсации ранее выплаченной помощи. Наследники в этом случае могут претендовать на 15.340 евро из этой суммы, если они проживали совместно с наследователем и осуществляли за ним уход вплоть до кончины. Эта граница может быть выше или отсутствовать вообще, если взыскание стоимости оставшегося после смерти имущества представляет собой явную несправедливость по отношению к наследникам (§ 92с, абз.3 № 2,3 BSHG).


Недвижимость


При наследовании квартиры, небольшого дома или его части государство обычно требует возместить из их оценочной стоимости выплаченную ранее социальную помощь. Вопрос о том, продавать недвижимость или выплатить требуемые суммы из других источников, решают сами наследники. Если наследники проживали совместно с наследователем и не имеют другого жилья, недвижимость, как правило, остаётся за ними — в этом случае требования социальной службы могут быть сняты. Для наших пожилых иммигрантов последней волны, как правило, живущих за счёт государственных пособий практически с момента въезда в страну, наличие собственной недвижимости не типично. Возможно, конечно, что некоторые из них смогли стать совладельцами квартиры или даже дома (например, в результате бракосочетания) и продолжали при этом получать помощь от государства, поскольку приобретённое жильё являлось защищённой собственностью. Но такие случаи крайне редки и потому не представляют интереса для основной массы читателей.


Проценты на вклады


По преобладающему в настоящее время мнению (Bundesverwaltungsgericht FEVS 43, 353 = NDV 1993, 195), проценты на вклады относятся не к доходу, а к собственности. Это означает, что если имеющиеся вклады плюс проценты не превышают разрешённых накоплений, проценты не подлежат вычету из пособия. Компенсация за нахождение в эвакуации под это правило, к сожалению, не подпадает по той простой причине, что хотя она сама и не влияет на назначение пособия, но по сумме превышает пределы разрешённых накоплений. Как было показано выше, живущий отдельно получатель базового обеспечения может иметь на счету не более 2300 евро, а компенсация может достигать 3579 евро. Для семейной пары аналогичные суммы составляют соответственно: 2915 и 7158 евро. Отсюда вывод: проценты на положенные в банк компенсации подлежат учёту при начислении пособий. Однако на практике социальные службы могут и не проявлять интереса к такого рода незначительным дополнительным доходам, поскольку речь идёт о весьма малых суммах.

В заключение рассмотренной выше темы пожелаем всем читателям, получающим и не получающим пособий, доброго здоровья и, по возможности, не спешить столкнуться с описанными правовыми ситуациями.

М. Миронов


<< Назад | №11 (74) 2003г. | Прочтено: 573 | Автор: Миронов М. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

ТЕСТ НА ЗНАНИЕ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

Прочтено: 1091
Автор: Пуэ Т.

УЧЕБА В ВУЗЕ И РЕБЁНОК

Прочтено: 412
Автор: Гендельман Р.

КТО И КАК МОЖЕТ СТАТЬ ПЕРЕВОДЧИКОМ В ГЕРМАНИИ?

Прочтено: 1315
Автор: де Гильде О.

НАСЛЕДСТВО «СОЦИАЛЬЩИКА»

Прочтено: 573
Автор: Миронов М.

КАРЛСРУЭ И «МАЛАЯ АМЕРИКА»

Прочтено: 588
Автор: Слуцкин В.

БИБЛЕЙСКИЕ ПАТРИАРХИ

Прочтено: 585
Автор: Аграновская М.

ЭТЮД О ПРАВДЕ И НЕПРАВДЕ

Прочтено: 388
Автор: Калихман Г.