Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Германии
Журнал «Партнер» №12 (75) 2003г.

Что такое глобальный исламский терроризм и как с ним боро

ЗАКОНОМЕРНА ЛИ ИСТОРИЯ?

 

 

 

 

Мы уже опубликовали несколько работ исторического характера, выполненных профессором, доктором техн. наук Анатолием Сиротой (они упоминаются в тексте предлагаемой статьи). Как и в своих предыдущих работах, г-н Сирота пытается осмыслить крутой виток истории, который мы сегодня переживаем.

Что такое глобальный исламский терроризм и как с ним бороться? Средства массовой информации (СМИ) активно обсуждают эту проблему. Одни авторы напоминают: ислам, как и все великие мировые религии, провозглашает ряд высоконравственных постулатов, он не сводится к человеконенавистническим идеологиям своих радикальных течений и сект. Другие, напротив, склонны подчеркивать масштабы конфликта, рассматривая его как столкновение цивилизаций. Эти авторы, в частности, обращают наше внимание на то, как мало было в мусульманском мире голосов, осуждающих разрушение нью-йоркских небоскребов, и как часто простые люди, принадлежащие к этому миру, одобряют террористические акты.

В ранее опубликованной статье «Как Восток стал Востоком» («Partner», № 7 2003) утверждалось: эволюция западных и восточных обществ шла разными путями и привела к ментальному разделению человечества на «общественные организмы» двух разных видов, каждый из которых, как всё живое, стремится сохранить свою самобытность. Для решения этой сверхзадачи в распоряжении восточных обществ есть несколько стратегий. Одна из них состоит в том, чтобы следовать за прогрессом, стремясь в максимально возможной степени сохранить, как теперь говорят, свою «национальную идентичность» — в этом направлении продвигаются быстро развивающиеся государства Юго-Восточной Азии. Но можно пойти и другим путем: попытаться уничтожить противостоящие общественные организмы, как это делают исламские радикалы в их нынешней войне с США и Израилем. (Как сказал бы один из самых знаменитых радикалов прошедшего века: «нэт организма, нэт проблемы».)

Что нового привносит в дискуссию вышеупомянутая статья? Выявляя ментальные различия между двумя ветвями человечества, она подчеркивает глубинный, сущностный характер нынешнего конфликта, его укорененность в веках и тысячелетиях. Это — довод против преуменьшения угрозы, нависшей над европейской цивилизацией. Масштабы угрозы представляются еще более значительными, если вспомнить, как разрешался цивилизационный конфликт в прошлом («Стал ли мир иным?», «Partner», № № 4, 5 2002 г.). История знает много примеров того, как одряхлевшие государства-лидеры погибали под ударами своих соседей, стоявших на более низкой ступени цивилизационного развития. Наиболее известный из таких примеров — Римская империя, сокрушенная германскими племенами, давно уже стал достоянием СМИ, осознавших эту пугающую аналогию между далеким прошлым и возможным будущим. Напоминая и о других подобных примерах из истории Европейско-Средиземноморского региона, приведенных в упомянутых выше статьях, вместе с тем, автор указывал на то, что катастрофический для Запада исход его противостояния с Востоком вовсе не предопределен.

Некоторые читатели усмотрели здесь противоречие: обнаруживая в истории закономерности, автор (как можно предположить, в угоду собственному историческому оптимизму) сам же настаивает на необязательности этих закономерностей. Вместе с тем, выявилась прямо противоположная и, надо признать, весьма распространенная точка зрения: в истории, в отличие от «точных» наук, вообще нет никаких закономерностей — слишком многое зависит от случайностей, от решений политических деятелей, от спонтанных действий масс. Для обоснования прямо противоположных взглядов удается найти подтверждения в одном и том же нагромождении исторических событий — какая уж тут историческая наука, какие закономерности! Это — серьёзные возражения, и на них необходимо остановиться прежде чем мы продолжим разговор о путях истории.

Сторонники закономерного прочтения истории часто указывают на аналогию между природой и обществом. Подобно тому, как сквозь хаос множества случайных событий, происходящих в природе, низшие животные превращаются в высших, так и в обществе разнонаправленные действия людей слагаются в независящие от их воли равнодействующие, которые, в конечном счете, придают истории закономерный характер. Развитие общества как бы продолжает развитие природы в едином естественно-историческом процессе. Справедливость такого подхода подтверждают более или менее очевидные закономерности развития науки, техники, религии, этических норм и ставшее их следствием повышение продолжительности и качества жизни в странах Запада (то есть то, что принято называть прогрессом). Рано или поздно не в одном регионе Земли, так в другом, люди должны были освоить сельское хозяйство и выплавку металлов, изобрести колесо и письменность, создать города и государства, ... возвыситься до монотеистической религии, ... провозгласить принцип: «что неприятно тебе, не делай своему ближнему», ... додуматься до закона сохранения энергии и теории относительности, ... овладеть энергией атома, выйти в космос и подключиться к Интернету.

Вместе с тем, даже самые рьяные сторонники прогресса теперь признают: добро и зло идут в этом мире рука об руку. Каждое новое завоевание людей ставит перед ними новые проблемы: леса гибнут, вирусы приспосабливаются к новым лекарствам, террористы Востока умело используют научно-технические завоевания Запада. Всё громче слышны голоса тех, кто видит в прогрессе больше минусов, чем плюсов, и призывает остановить его пока не поздно. Однако споры на эту тему бесполезны: прогресс есть форма существования западных обществ и остановить его нельзя, независимо от того, нравится он нам или нет. Глобальный терроризм (исламская разновидность наиболее грозная, но не единственная его форма) также есть проявление «зла прогресса» — его неизбежной неравномерности, разделившей человечество на две ветви и выделившей в каждой из них лидирующие и отстающие общества, народы, сумевшие создать свои независимые государства, и такие, которым это не удалось. Вместе с тем, культурные контакты между разнородными общественными организмами ведут к их взаимному совершенствованию — мы вновь сталкиваемся с проявлением внутренне противоречивой природы прогресса.

Итак, прогресс — закономерность истории. Но это закономерность, так сказать, итоговая, на высшем уровне. Существует ли нечто подобное на уровнях более низких, «событийных», где множество разнонаправленных действий образует ту самую пеструю ткань истории, из которой, при желании, удается выкроить «идеологические одеяния» на любой вкус? Можно ли противопоставить субъективным поискам правды в калейдоскопе исторических событий какие-то объективные подходы, аналогичные экспериментальным методам точных наук? Чаще всего на этот вопрос отвечают отрицательно: экспериментальные методы предполагают повторяемость исследуемых явлений, возможность их многократного воспроизведения в лаборатории, а историки этой возможности полностью лишены. Но то, что не под силу историкам, нередко свершает сама история — события, как известно, повторяются! (И вопреки известному изречению, далеко не всегда они повторяются как фарс.) Разумеется, речь идет о событиях большого масштаба и повторяются они не полностью, а лишь в общем, в самом существенном. Если такие повторы происходят в разных странах или в разные времена — можно попытаться установить их общий, не зависящий от случайностей и местных и временных особенностей, характер. Именно этот сравнительно-исторический метод и был использован в статьях, которые мы сейчас комментируем. Как и следовало ожидать, оказалось, что такие грандиозные события, как возвышение и гибель цивилизаций, действительно, нельзя считать полностью случайными: они обладают известной повторяемостью и подчинены особого рода закономерностям — закономерностям истории.

Можно ли подобные результаты, полученные путем сопоставления событий прошлого, распространять на будущее? Выше говорилось о разнонаправленности действий участников исторических событий. Но, в отличие от явлений природы, изучаемых точными науками, в истории действуют существа, наделенные волей и сознанием. Молекулы газа не могут сговориться между собой и все полететь в одном направлении, люди же вполне способны совершить нечто подобное. Разве не в состоянии они таким образом нарушить любую закономерность? И разве не ломают закономерности великие исторические деятели?

Исторический материализм провозгласил народные массы основной движущей силой истории, ее «локомотивом». В своей некогда весьма популярной работе «О роли личности и народных масс в истории» первый русский теоретик марксизма Плеханов спрашивал: как изменилась бы европейская история, если бы Наполеон, осуществив одно время бывшее у него намерение, поступил бы на русскую службу и погиб бы на Кавказе от пули горца? Принципиальных изменений не произошло бы, утверждал Плеханов, революционные французские войска всё равно победили бы армии феодальных монархий, закономерное будущее должно было одержать верх над прошлым. Ну, скажем мы, это явный «перегиб», история без Наполеона — это уже совсем другая история.

Соотношение между действиями масс и личностей, которые хотят «как лучше», и тем, что на самом деле получается из этих действий под давлением исторической стихии, мы рассмотрим на примере частной собственности. С тех пор как (вполне закономерно!) она возникла, у людей появилось (не могло не появиться!) желание изменить казавшийся им несправедливым порядок ее распределения. Первоначально власть исторической стихии преобладала над их усилиями, и ход истории по большому счету оставался закономерным. Никто персонально не «придумал» европейский капитализм — его появление логически вытекает из всей предшествующей истории нашего региона. Однако знания людей, в том числе и знания об обществе, постепенно углублялись, пока в начале ХХ века Лениным не была разработана теория захвата власти «партией нового типа» с последующей отменой частной собственности на основные средства производства. Теория Ленина учитывала важное изменение, происходившее в то время в жизни народных масс — они всё более активно подключались к политической борьбе. Ленин понял: личности, сумевшие стать во главе масс, объединив их вокруг понятных им лозунгов, приобретают колоссальную власть над историей.
Помните? «Идеи, овладевая массами, становятся материальной силой!» Но, и об этом также не следует забывать, любые идеи, необязательно правильные.

То, что социализм — «неправильная идея», с самого начала не укрылось от проницательных наблюдателей. Еще Ницше предлагал найти какой-нибудь народ, который не жалко (!?), и дать ему построить социализм, чтобы все увидели, какая это бяка. Сбылось! «Научный социализм» обернулся тоталитарным государством. По мысли выдающегося немецкого мыслителя Карла Ясперса, имевшего возможность наблюдать гитлеровский режим изнутри, такое государство одновременно пытается завоевать мир и разрушает свою экономику, и всё дело лишь в том, что произойдет быстрее. Экономика СССР начала разваливаться раньше, чем тоталитарному государству удалось завершить поначалу столь удачно проходившее в «доафганский» период «холодной войны» расширение зоны влияния. Последующий самораспад советской тоталитарной системы показал: стихийные силы истории всё еще преобладают над людскими заблуждениями, стихийно возникший капитализм оказался более жизнеспособным, чем придуманный социализм. Но борьба населения огромной страны против исторической стихии продолжалась долгих три четверти века, стоила жизни десяткам миллионов людей и конец ее отнюдь не был предрешён. Неизвестно, как выглядела бы теперь мировая история, если бы Сталин успел развязать новую войну, чтобы, как он объяснял Мао, «...использовать временное преимущество над лагерем империализма».

Сказанное позволяет сделать следующий вывод: осознанные действия людей уже достигли уровня, на котором они стали сопоставимыми с исторической стихией, люди в состоянии вмешаться в ход истории на уровне ее закономерностей, ответить делом на призыв поэта «загнать клячу истории». Вмешательство возможно как «за здравие», так и «за упокой». Примером первого может служить деятельность Франклина Рузвельта, который, завоевав доверие масс, сумел вытащить США из тяжелейшего экономического кризиса — закономерного следствия развития капитализма на стадии, предшествовавшей нынешней.

Величайшим примером «заупокойного» вмешательства в закономерный ход истории была деятельность Ленина и его последователей. Хотелось бы, чтобы это «достижение» осталось непревзойдённым, но политические технологии, превращающие массы в орудие честолюбцев, сейчас куда как эффективнее, чем во времена Ильича ... С другой стороны, информационная зпоха, в которую вступило человечество, создает принципиально новые возможности для того, чтобы люди могли помочь добру прогресса и ограничить проявления его зла. Мы не можем утверждать, что закономерности прошлого обязательно проявятся в будущем. В этом принципиальное отличие исторических закономерностей от законов природы: найденные учеными «здесь и сейчас», они действительны и для космических далей, и для далекого будущего.

В чем же в таком случае практическая значимость закономерностей, рассматривавшихся в ранее опубликованных статьях? Они не позволяют гарантированно предсказать будущее, но если событие неоднократно повторялось в прошлом, то вероятность его воспроизведения в будущем больше, чем у какого-то события принципиально нового. Поэтому так важно знать прошлое, ведь вопреки знаменитому афоризму, по крайней мере некоторые люди способны учиться на опыте истории.

Анатолий Сирота


<< Назад | №12 (75) 2003г. | Прочтено: 379 | Автор: Сирота А. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

GRUNDSICHERUNG: ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ

Прочтено: 696
Автор: Миронов М.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Прочтено: 388
Автор: Горев О.

КВАРТИРНЫЕ КРАЖИ. ПОЛИЦИЯ СОВЕТУЕТ

Прочтено: 703
Автор: Пиевский М.

ВЧЕРАШНИЕ ШКОЛЬНИКИ ПОЛУЧАЮТ ШАНС

Прочтено: 374
Автор: Берекс А.

ЖИЗНЬ БЕНДЖАМИНА ДИЗРАЭЛИ

Прочтено: 814
Автор: Бак И.

БЕРТОЛЬД БАЙТЦ: ПОСЛЕДНИЙ РЫЦАРЬ

Прочтено: 665
Автор: Борухсон Ю.

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ

Прочтено: 687
Автор: Сафир М.

ЛЕГЕНДА О ХАМЕЛЬНСКОМ КРЫСОЛОВЕ

Прочтено: 454
Автор: Нюренберг О.

Время Берлина. Часть 2

Прочтено: 462
Автор: Раевский Л.

ОСТОРОЖНО, ГРИПП!

Прочтено: 395
Автор: Цикулин А.

НАРКОТИКИ. ЧАСТЬ 1. ДИЛЕРЫ

Прочтено: 856
Автор: Кушнир А.

ОСОБЕННОСТИ КОРИДОРНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

Прочтено: 367
Автор: ИнфоКапитал

ЗАКОНОМЕРНА ЛИ ИСТОРИЯ?

Прочтено: 379
Автор: Сирота А.

ЭТЮД О ТВОРЧЕСТВЕ

Прочтено: 374
Автор: Калихман Г.

СТАРАЯ ПИНАКОТЕКА

Прочтено: 1406
Автор: Вереле