Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Мир
Журнал «Партнер» №1 (88) 2005г.

Новый век – новое право?

 

 

В привычных заботах и хлопотах наступил новый, 2005 год. Мы в полной мере еще не ощутили, что живем уже в новом веке. Между тем век всё-таки сменился. Не под грохот фейерверков миллениума, а чуть позже — 11 сентября 2001 года. И не только век сменился — изменился мир. Но прежние мифы и заблуждения прошлого пока живы.


Это неправда, что весь XX век проходил под знаком глобального противостояния двух систем — социалистической и капиталистической. В XX веке было кровавое противостояние Германии и всего остального мира, независимо от идеологических систем. Нельзя называть XX век и веком «холодной войны», были же две «горячие» войны, самые разрушительные за всю человеческую историю. Именно они в конечном итоге породили юридическую (или почти юридическую) систему взаимоотношений между государствами, именуемую «международным правом».

Хранителем и инициатором новаций в международном праве, как признано всеми, является Организация Объединенных Наций. Есть, наконец, Хартия ООН, под которой подписываются все вступающие в нее государства. Если бы эта система еще и действовала, был бы рай, вечный мир на Земле.

Но ведь ООН — это не форум народов планеты, каждый из которых обладает присущей ему мудростью, совокупность которых, возможно, и стала бы мудростью человечества. ООН представляет вовсе не народы, а правительства, в большинстве своем не избранные теми народами, которые они представляют. Наивно рассматривать ООН как торжество международной демократии — на самом деле демократии там не больше, чем, скажем, в ОПЕК или в Содружестве государств Персидского залива.

Соответственно и «международно-правовые» документы, принимаемые ООН, далеко не всегда выражают интересы народов, а лишь политические устремления и пристрастия их правительств. Одним из самых одиозных примеров является принятие под давлением Советского Союза резолюции, объявляющей сионизм формой расизма. К счастью, она уже отменена.

И что самое существенное — международное право никого ни к чему не обязывает. Гитлер вторгся в Польшу, наплевав на международное право. Советский Союз вошел в Афганистан, «исполняя интернациональный долг» — это тоже было нечто новое для сложившегося международно-правового поля. Многочисленные спасательные операции в Африке (под «голубыми касками» или без них), хоть и были санкционированы ООН, опять же были совершены в нарушение основополагающих принципов международного права — таких, как суверенитет и нерушимость границ. И уже в наше время — операция США (с международной коалицией впридачу) в Афганистане, потом в Ираке. Существующее международное право такого не позволяет.

Нужны ли гуманитарные (но сильно вооруженные) операции ООН в Африке? Оправдан ли поход США в Афганистан? Положительный ответ очевиден, но как быть с международным правом? Любое действие любой страны прежде всего вызывает возглас: «это нарушение международного права!» Никаких последствий, как правило, не бывает.

Значит ли это, что никакого международного права не существует? Вовсе нет, существует, но это право, которое можно соблюдать или не соблюдать, действовать вразрез, руководствуясь более старым принципом: «победителей не судят». Крупнейший российский правозащитник Сергей Ковалев так охарактеризовал эту ситуацию: «Что такое международное право, которое все так любят хвалить? В принципе, — это совокупность двусторонних и многосторонних договоров, это более или менее четко сформулированные принципы и совокупность разных конвенций. На деле международное право — это очень большой архив достаточно нелепых документов. Почему этот архив никуда не годится? Во-первых, потому что он содержит внутри себя принципиальные и самые резкие противоречия. Попробуйте-ка совместить фундаментальный принцип нерушимости границ с фундаментальным же принципом права народов на самоопределение вплоть до приобретения собственной государственности. Может быть, их и можно совместить, но кто пытался? Кто рассказал, как, чему, когда надо отдать приоритет? А самый большой грех международного права состоит в том, что оно недееспособно, неэффективно. Ярчайший пример — это ООН, о которой все теперь очень энергично пекутся и вздыхают, как бы американская агрессия не разрушила эту замечательную организацию. ООН построена на очень хороших идеях, изложенных в ее уставе, и на совершенно лицемерной структуре. Это структура, состоящая из представителей правительств, а вовсе не народов. Защищать эгоистические интересы правительств там есть кому. А вот защищать интересы права совершенно некому. Возьмем Совет Безопасности, высший орган, правомочный употребить даже силу в защиту какого-то меньшинства, в защиту принципов. Эта структура действует на основе консенсуса, потому что пять его членов обладают правом вето. Но представьте себе судебный процесс, в котором требовался бы консенсус защиты и обвинения! А мы считаем вершиной нашего международного порядка именно такую логику. На наших глазах раз за разом происходит безобразие, которое мы уже видели и которое уносит человеческие жизни, а мы ничему не можем научиться. Мы даже не пытаемся формулировать необходимость нового мирового порядка. Что происходит с математиком, когда он видит, что его схематическая система не способна дать результат, предсказать что-то? Он делает вывод, что неверны постулаты. И меняет их. А мы говорим: да, это очень плохой порядок, но всё-таки он имеет тенденцию к развитию... Лучше всё равно нет, поэтому давайте его придерживаться».

Тысячи раз говорилось, что главная угроза человечеству в наступившем веке — это исламский терроризм. Десятки, даже сотни исследований на эту тему раскрывают историю и корни этого явления, призывают к социальным реформам в исламском мире, но так и не дают ответа на главный вопрос — что же с этим терроризмом делать, как с ним бороться. Чаще всего встречается мнение, что и бороться с ним бесполезно, нужно бороться с причинами, его порождающими — бесправием, нищетой, безработицей, культурной отсталостью. Заметьте, этот взгляд присущ подчас не только теоретикам левого толка, воспитанным на марксизме в самых разных его проявлениях, но и вполне здравомыслящим в других отношениях политологам, не замеченным в «классовом подходе» к решению международных проблем. Но ведь тогда получается, что средоточием терроризма должны быть беднейшие страны мира? Нет, не получается.

Профессор Марк Сэйджмен, советник правительства США по борьбе с терроризмом, представил недавно доклад, основанный на анализе 382 досье террористов, имеющих прямое отношение к «Аль-Каиде». По его мнению, к последователям бин Ладена не подходят ярлыки злых религиозных фанатиков. Это хорошо образованные, состоятельные, космополитичные, женатые, работающие профессионалы, не страдающие психическими заболеваниями. Сейджмен, упоминая расхожие мнения о террористах, которые изображают их как совершенно чуждых западной культуре, заявил, что «к сожалению, они от нас не отличаются».

Представление, что бедность является основным стимулом, позволяющим рекрутировать новых членов в террористическую сеть, по мнению Сейджмена, мягко говоря, упрощает картину. Большинство членов «Аль-Каиды» принадлежит к среднему и высшему классу: 17,6 % — к высшему классу, 54 % — к среднему, 27,5% — к низшему классу. Лишь 16,7 % имеют неоконченное среднее образование, 12,1 % — среднее, 28,8 % обучались в колледже, а 33 % окончили колледж, 9 % имеют ученую степень. Вопреки распространенному мнению, что вербовка членов террористических групп происходит в фундаменталистских исламских школах, лишь 9,4 % террористов имели религиозное образование, все остальные — исключительно светское. Среди членов сети не было обнаружено ни безработных, ни бродяг, пришедших к террору в поисках денег или славы. Их можно скорее охарактеризовать как квалифицированных профессионалов при хорошей работе: 42, 5 % — врачи, юристы, учителя и пр., 32,8% — профессионалы средней квалификации и только 32,8% не имеют специальной квалификации. Средний возраст активистов — 25,7 года. Даже в Центральном штабе средний возраст составляет 27,9 года. На основе доступной информации о семейном статусе членов террористических группировок можно сказать, что 73 % из них женаты и многие имеют детей. Мало кто из террористов был когда-либо вовлечен в криминальную деятельность или привлекался к суду за уголовные преступления. Как говорит Сейджмен, «Большинство этих ребят принадлежит к элите своих стран и очень похожи на некоторых из нас на Западе», поэтому-то их трудно принять за «других» или «чужаков».

Тем хуже для правоохранительных органов Европы и Америки, ищущих потенциальных или действующих террористов среди отчаявшихся маргиналов. Почему же вполне приличные люди приезжают на Запад и только там (это тоже установлено) становятся террористами? Два варианта ответа — либо мусульманская и христианская (или западная, говоря более широко) культуры изначально несовместимы и обречены на взаимное уничтожение, либо что-то не срабатывает в восприятии Западом выходцев из мусульманского мира — это так называемая интеграционная проблема. Возможен, правда, еще один вариант — экстремистская, джихадистская пропаганда в мусульманских сообществах на Западе значительно сильнее, чем в самих мусульманских странах. Ведь не случайно в Германии выдвигается требование о том, чтобы проповеди в мечетях произносились не на арабском или турецком, а на немецком языке! Значит, неладно что-то в этих проповедях, да и мечети многие, и другие мусульманские учреждения финансируются Саудовской Аравией, где доминирует ваххабизм — самый радикальный толк ислама. Кстати, и священники многие приезжают оттуда же.

Так или иначе, террористы, о которых говорит профессор Сэйджмен, живут среди нас, ничем не отличаются от обычных законопослушных граждан. И опасность, исходящая от них, куда больше, чем от недобитых талибов или бойцов саддамовской национальной гвардии. Что делать?

Международное право здесь не помощник. Оно ведь касается взаимоотношений между субъектами права — суверенными государствами, а можно ли назвать субъектом права «Аль-Каиду», «ХАМАС» или отдельного террориста, скажем, Карлоса или Абу Нидаля? Это уже другая область права, как правило, национального уголовного, а уж никак не международного. Но и здесь против государств, которые всерьез приняли террористическую угрозу и предпринимают какие-то действия, чтобы ей противостоять, выдвигаются всевозможные обвинения именно в нарушении международного права или в нарушении прав человека.

Это особое понятие — «права человека», получившее особую популярность во время президентства Джимми Картера,означет, вообще-то, всю совокупность международных и национальных конституционных положений, касающихся отдельной личности. Сюда включаются и такие общие, как право на труд, право на отдых и т.п., и весьма специфические, как зафиксированные в Женевских конвенциях права гражданских лиц в условиях войны.

Израиль чуть ли не каждый день обвиняют в нарушении этих конвенций, но ведь с легальной стороны там войны нет! Война, как вы помните, ведется между государствами, а арабские государства, соседи Израиля, не раз с ним воевавшие и каждый раз терпевшие поражение, не решаются пустить в ход свои армии — они финансируют и снабжают оружием палестинцев, жителей весьма гипотетического государства, которые разряжают магазины калашниковых преимущественно в воздух. Против Израиля же вынуждают действовать «шахидов» — среди них бывают женщины, уличенные в неверности своим мужьям, либо даже гомосексуалисты, которых традиционное арабское общество отвергает. Как это соотносится с международным правом или даже с общепринятыми человеческими принципами?

В борьбе с терроризмом, в противостоянии терроризму права человека в какой-то своей части неизбежно уходят на второй план. В любом случае я готов предоставить отпечатки всех моих 20 пальцев, когда это вдруг потребуют. Я в курсе, я знаю серьезность ситуации в любом аэропорту. Мою компьютерную сумку проверили специальной бумажкой, как я потом выяснил, на предмет наличия взрывчатки. «Подождите,- говорят,- минут пять». Все уже по магазинам, я жду. Приходит солидный господин, говорит: «Всё чисто, извините, можете следовать дальше».

Такие ситуации пугают Европу? Или развитие техники, которая позволяет локализацию мобильных телефонов? Или установка на улицах следящих видеоустановок? Война западной цивилизации объявлена. Возможно ли во время войны некоторое ограничение прав отдельных граждан? На мой взгляд, оно неизбежно и оправдано масштабом опасности, которая всем нам угрожает.

Есть надежда, что в наступившем году могут произойти серьезные сдвиги в реформе, в модернизации международного права. Совсем недавно так называемая «группа мудрецов» — экспертное сообщество из 16 видных государственных и общественных деятелей международного класса, назначенных Генеральным секретарем ООН — подготовила доклад «Более безопасный мир — наша общая ответственность», в котором содержатся более 100 рекомендаций по коллективным мерам реагирования на угрозы и вызовы XXI века. Впервые предлагается простое и адекватное определение терроризма — это «любые акции, направленные против не участвующих в военных действиях и гражданских лиц». Если такое определение будет закреплено в международном праве, никто уже не сможет настаивать, что палестинские или иракские «шахиды» — это «повстанцы» или «борцы за свободу». Еще одним новшеством, в корне меняющим ситуацию, является право на превентивные операции. ООН, НАТО, США, Россия уже давно заявили о своем праве на подобные операции, но с международной точки зрения они могут быть определены как агрессия — какие бы весомые причины ни лежали в их основе.

Остается ждать, когда эти и другие, не менее серьезные предложения «Группы мудрецов», в том числе и по радикальной реформе ООН, будут приняты международным сообществом. Это случится не раньше, чем на юбилейной, 60-й, сессии Генеральной Ассамблеи ООН осенью этого года.

 


Евгений Кочанов

 


<< Назад | №1 (88) 2005г. | Прочтено: 417 | Автор: Кочанов Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Братья Гумбольдты

Прочтено: 911
Автор: Переверзев Ю.

Больше работать за меньшие деньги

Прочтено: 410
Автор: «Курс Консалтинг»

Феномен личности и феномен толпы

Прочтено: 2322
Автор: Калихман Г.

Правила меняются, потребности остаются

Прочтено: 467
Автор: Миронов М.

Мир Дали

Прочтено: 679
Автор: Слоним Т.

«Русский взрыв»

Прочтено: 331
Автор: Ляховецкий А.

Кольмар – прекраснейший город Эльзаса

Прочтено: 625
Автор: Аграновская М.

Они пережили катастрофу

Прочтено: 441
Автор: Ротманова К.

От идеи до реализации. Быть новому фонду поддержки

Прочтено: 373
Автор: Редакция журнала

Сомнения будущих патриотов

Прочтено: 347
Автор: Бовкун Е.

Накопительные планы: сила (и слабость) традиции

Прочтено: 330
Автор: ИнфоКапитал

Новый век – новое право?

Прочтено: 417
Автор: Кочанов Е.

«Лиссабонская стратегия» для Европы

Прочтено: 880
Автор: Бовкун Е.

Что надо знать об аорте

Прочтено: 537
Автор: Рейдерман М.

Конец одной эмиграции?

Прочтено: 355
Автор: Нерлер П.

Maggi? Maggi…Maggi! Или история одного супчика

Прочтено: 633
Автор: Листов И.