Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Мир
Журнал «Партнер» №11 (98) 2005г.

Тегеран – 2005. Главная угроза миру?

 

 

В сентябре состоялась сессия Совета управляющих Международного агентства ООН по атомной энергии (МАГАТЭ), а вскоре и Агентство, и его глава, египтянин Мохаммед эль-Барадеи, были удостоены Нобелевской премии мира.

 

Корни беспокойства

На сессии МАГАТЭ рассматривалась ядерная программа Ирана, вызывающая беспокойство повсеместно, а на Западе – в особенности. Когда государство, которое подобно Ирану находится во власти религиозных фанатиков, имеет ядерное оружие – это непосредственная и явная угроза не только Западу, но и всему миру. Концепция «гарантированного взаимного уничтожения», основанная на ядерном паритете между СССР и США, приказала долго жить после развала СССР и сохранилась только в «мини-варианте» между Индией и Пакистаном, давними и непримиримыми противниками. Тем не менее, Пакистан вовсе не позиционирует свое ядерное оружие как «исламскую бомбу», нацеленную на Запад. Индия же вообще находится еще далее к востоку, хотя мусульман в этой огромной стране едва ли меньше, чем в самом Пакистане.
 
Иран – относительно новый игрок на глобальном ядерном поле. В конце 70-х годов прошлого века шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви инициировал программу, в результате которой ФРГ начала строительство атомного реактора и электростанции в Бушере. Потом шаху пришлось бежать из страны, а к власти пришли воинствующие фундаменталисты. Александр Бовин, заведовавший тогда отделом международной информации ЦК КПСС, заявил: «Товарищи, это революция». Кто-то возмущался – сказывалось впитанное с пионерских лет понимание того, что революция – это что-то очень пролетарское, нацеленное на лучшее будущее... И я тогда настаивал на термине «реакционно-клерикальный переворот», но со временем само слово «революция» потеряло характерный для советской пропаганды сакральный смысл, осталось лишь простое определение: «Государственный переворот, сопровождаемый сменой общественного строя».
 
Лидер исламской революции аятолла Хомейни вскоре выпустил фетву (религиозное предписание), что ядерное оружие – это измышление дьявола, и Иран не будет стремиться к его созданию. Но вскоре всё изменилось, особенно после начала войны с Ираком, которая длилась с переменным успехом 8 лет и ничем не закончилась. Операция «Буря в пустыне» 1991 года положила конец ядерным амбициям Ирака. Я  не знаю, как искали следы этой программы специалисты Буша-младшего, но ведь она была, в этом нет никаких сомнений на самом высоком международном уровне.
 
Советский Союз, вскоре усохший до размеров Российской Федерации, согласился достроить реактор в Бушере на обломках того, что уже сделали немцы. Процесс продолжается до сих пор, пуск реактора планируется к концу будущего года. Российские специалисты утверждают, что дешевле было бы строить с нуля, не ориентируясь на немецкий задел. Возможно, это справедливо. Но есть и препятствия, совсем не технологические по своей сути – это прежде всего мировая политика.
 
От России уже давно требуют прекратить это строительство, предупреждая, что оно может привести к обладанию Ираном ядерным оружием. Россия же уверяет, что реактор в Бушере не годится для получения расщепляющихся материалов оружейного масштаба. Более того, по подписанному недавно соглашению всё отработанное топливо (из которого, собственно, и получаются оружейные заряды) возвращается в страну происхождения исходного топлива – Россию.
 
Кто же прав? Специалисты, как правило, исходят из критерия эффективности, а, согласно ему, получение оружейного плутония из отработанного топлива Бушерской и подобных ей АЭС равносильно тиражированию газеты вручную. Может быть, и так. А если найдутся люди, готовые к подобному «тиражированию»?
 
Конечно же, для получения оружейного плутония больше годится реактор на тяжелой воде (в отличие от легководного Бушерского), экспериментальный вариант которого создается в иранском Араке. Параллельно Иран стремится к созданию так называемого «полного ядерного цикла», что вызывает наибольшую озабоченность мирового сообщества.
 
Убийственный цикл

Что же такое «полный ядерный цикл»? Простой вариант предполагает очищение урановой руды до продукта, известного как «желтый кек». Он путем относительно несложных процедур превращается в газообразный гексафторид урана, который поступает затем в газовую центрифугу, разделяющую изотопы. При многократном повторении процесса в распоряжении «крутильщика» оказывается соединение, из которого легко получается реакторный уран (обогащение 2,5 – 4,5 процента) либо оружейный уран (более 80 процентов). Хиросимская бомба, а также те, что имеет сейчас Пакистан, были начинены именно ураном. Критическая же масса плутония втрое меньше и, соответственно, меньше вес заряда, предназначенного для средства доставки. Так или иначе, Иран, при содействии пакистанского «отца атомной бомбы» Абдул Кадир Хана, закупил 500 центрифуг типа Р-1 и скопировал их. Подземный завод в Натанце располагает площадями, позволяющими установить 50 тысяч подобных центрифуг – это площадь двух футбольных полей. Едва ли у кого есть сомнения, что это пространство будет пустовать. Урановый вариант остается в силе, и новая Хиросима остается возможным вариантом исламского самовыражения.
 
Иран обладает колоссальными запасами нефти и природного газа, это один из самых влиятельных членов ОПЕК. Его недальновидные оппоненты вопрошают, а зачем же тогда атомные станции, если столько топлива под руками? Элементарный расчет: нефть, всё время повышающуюся в цене, выгодно продавать, а себя обеспечивать более стабильной и более дешевой энергией, получаемой от атомных станций. Так делают Россия, Канада, США. Франция, наконец, практически независимая в энергетическом отношении от нефтяной конъюнктуры. Почему же этого не делать Ирану?
 
Вернемся опять к полному ядерному циклу, на отказе от которого настаивают и США, и Россия, и Евросоюз, и МАГАТЭ. Другое название – полный замкнутый ядерный топливный цикл. Он предполагает добычу урановой руды (ее в Иране предостаточно), ее обогащение, превращение в «желтый кек» и далее в гексафторид урана, обработку его в центрифугах. Но эта переработка дает и оружейный плутоний!
 
Ядерная программа Ирана обоснованно вызывает беспокойство Запада. Америка, склонная к импульсивным силовым действиям, уступила решение этой проблемы Европе, более готовой к компромиссам за свой или скорее за чужой счет. Годы переговоров «европейской тройки» - Англии, Германии, Франции так ни к чему и не привели. Иран, собственно, именно этого и добивался, к тому же на его стороне была Россия, строящая реактор в Бушере.
 
Чего хочет Европа, МАГАТЭ, США, наконец, и Россия (с недавних пор) от Ирана, последние заявления которого практически не оставляют сомнений относительно стремления к обладанию ядерным оружием? Вовсе не отказа от ядерной энергетики – это суверенное право любой страны. Иран уговаривают отказаться от создания полного ядерного цикла, который может стать кратчайшим путем к созданию собственного ядерного оружия. В общем-то, и это суверенное право Ирана, но за отказ от цикла Европа предлагает и продвинутые мирные ядерные технологии, и стабильные поставки топлива на иранские ядерные станции с условием возвращения отработанного топлива обратно. Таково и условие России, зафиксированное в соответствующем соглашении. Но Иран на этом останавливаться не хочет и настаивает на своем праве иметь полный ядерный цикл, т.е. открытый путь к ядерному оружию. Уже заработал урановый рудник в Саганде, хотя содержание урана там невелико и добыча будет обходиться дорого. Но и не в этом, собственно, дело. Глава «Росатома» Александр Румянцев привел как-то выкладки, согласно которым создание полного ядерного цикла нецелесообразно и даже разорительно, если суммарная мощность атомных станций в стране не достигает 8 – 10 гигаватт. У Ирана в конце будущего года будет 1 гигаватт и лишь в отдаленной перспективе - 7. Тем не менее, Иран настаивает на своем суверенном праве обладать собственным, а не привозным ядерным топливом. Он мотивирует это тем, что нет никаких гарантий стабильных поставок из-за рубежа, поскольку Запад плохо относится к иранскому режиму. Таким образом, стратегические соображения одерживают верх над экономической целесообразностью, и, стало быть, речь идет вовсе не о том, чтобы просто изъять дорожающую нефть из энергетического оборота.  Именно здесь и содержатся подозрения в нарушении Договора о нераспространении ядерного оружия.
 
Накануне выбора

В этом заключается главный предмет озабоченности мирового сообщества и главное содержание «иранского досье», находящегося на рассмотрении МАГАТЭ. Собственно, это досье, находящееся в распоряжении европейской тройки (Англия, Франция, ФРГ), которая и ведет переговоры с Ираном. Есть проект ультиматума: в случае если Иран не соглашается на условия «тройки», МАГАТЭ передает дело на рассмотрение Совета Безопасности ООН, который, в принципе, может ввести достаточно болезненные санкции. А это, в свою очередь, открывает путь к новой «Буре в пустыне», которая, как мы все помним, свела на нет ядерные претензии Ирака (начало, откровенно говоря, было положено уничтожением Израилем реактора «Осирак» в 1981 году…).
 
Почему обладание Ираном ядерным оружием представляется столь опасным для всеобщего мира? Президент страны Махмуд Ахмадинеджад заявил, что он готов поделиться атомными секретами с другими исламскими государствами. Разумеется, лишь «в мирных целях». На границе с Ираком стоит (или еще недавно стояла) 20-тысячная армия распропагандированных Ираном иракских шиитов. Плюс к  этому – 6 тысяч боевиков «Хезболла-Курдистан». И, разумеется, сама по себе «Хезболла». Самая, по свидетельству военных аналитиков, подготовленная организация из всех, существующих на Ближнем Востоке. Да и само иранское правительство невероятно далеко от дипломатического признания Государства Израиль (с которым, кстати, шах весьма плодотворно сотрудничал). Нынешний Иран вообще не видит на территории Израиля никакого государства – нет, и всё. Пустая земля, нет там никаких евреев и быть не должно. Попытки влияния Ирана на ближневосточную ситуацию очевидны и наглы; но каждый раз то ли сил не хватает, то ли одолевает страх перед возможным возмездием.
 
И всё-таки не является секретом (разве что для германских «зеленых»), что иранский фундаментализм ничуть не изменился и по-прежнему ставит целью завоевание всего мира. Слава богу, лишь завоевание. Бин Ладен – тот хочет «разрушить до основанья, а затем…» Но у Ирана есть еще одна возможность, о которой никто никогда не говорил. «Грязная бомба» - обычное взрывное устройство, в котором в тротил или пластиковую взрывчатку замешаны радиоактивные отходы любого ядерного производства. Или даже радиоактивные изотопы, широко применяемые в современной промышленности. Стоит взорвать такую бомбу, скажем, в Нью-Йорке, и огромные густонаселенные районы будут охвачены паникой. Может быть, и опасности-то большой не будет; но будет страх. Будет «радиофобия», боязнь радиации, что в психологическом отношении страшнее, чем боязнь повседневного террора.   
 
Хотелось бы, чтобы у мирового сообщества были все шансы и все возможности избавить себя от новой угрозы. Но… Россия заинтересована в Иране не только финансово (хотя только Бушерская станция принесет не менее миллиарда долларов), но и стратегически. По некоторым сведениям, Иран может заказать России строительство еще 20 подобных станций, а в этом случае вся атомная энергетика Ирана может в той или иной степени оказаться в зависимости от России (топливо, запчасти, ремонт и т.п.). Европейские страны могут склониться перед угрозой, уже прозвучавшей из Тегерана: в случае каких-либо резких движений с европейской стороны Иран перекроет нефтяной кран. Вероятно, именно этот аргумент, подозрительно похожий на откровенный шантаж, побудил «евротройку» воздержаться от передачи «иранского досье» в Совет Безопасности еще в сентябре. Внимание к этой проблеме уже в середине октября вновь привлекли госсекретарь США Кондолиза Райс и президент Франции Жак Ширак. На совместной пресс-конференции они настаивали на передаче «иранского досье» в Совет Безопасности ООН. Кстати, ни США, ни Франция не зависят от иранской нефти, а Франция, в отличие от других стран Евросоюза, почти половину своего энергопотребления обеспечивает за счет атомных станций. Вроде бы и Россия не против санкций и, стало быть, не будет ставить вето в Совете Безопасности. Так или иначе, очередное рассмотрение проблемы в МАГАТЭ предстоит лишь в конце ноября, а лишь эта международная организация может передать дело в Совет Безопасности ООН. Каким будет решение, неизвестно. Хотелось бы надеться, что оно будет достаточно эффективным, и страну, поддерживающую террористические организации и не признающую государство, которое является полноправным членом ООН, не допустят к обладанию ядерным оружием.
 
 

Наш автор: Евгений Кочанов, Бонн

 


<< Назад | №11 (98) 2005г. | Прочтено: 315 | Автор: Кочанов Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Второй рейх

Прочтено: 521
Автор: Клеванский А.

Возрастная льгота распространяется на всех

Прочтено: 510
Автор: Миронов М.

Немецкие силуэты Петербурга

Прочтено: 474
Автор: Плисс М.

Клуб “ТаЛиЯ”: полезно, интересно, весело!

Прочтено: 390
Автор: Бинтель Н.

Страхование персональной ответственности

Прочтено: 715
Автор: Навара И.

Стипендии благотворительных фондов

Прочтено: 794
Автор: Толстоног В.

Капуста и еще раз капуста

Прочтено: 670
Автор: Илькун Я.

Одарен ли ваш ребенок?

Прочтено: 378
Автор: Агеева Е.

История СССР в анекдотах (1938-1953 гг.)

Прочтено: 541
Автор: Клеванский А.

Прибор управляет работой сердца

Прочтено: 515
Автор: Рейдерман М.

Тегеран – 2005. Главная угроза миру?

Прочтено: 315
Автор: Кочанов Е.

Исповедь бывшего наркомана

Прочтено: 2593
Автор: Быстрова К.

Новое патентное право. Вопрос назрел

Прочтено: 612
Автор: Черкасский А.

Уловки бюрократии

Прочтено: 318
Автор: Миронов М.

Даруй мне тишь твоих библиотек...

Прочтено: 455
Автор: Ладыженский Г.

Введение платы за обучение в вузах

Прочтено: 373
Автор: Мармер Э.