Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Иммиграция >> Немецкий язык
Журнал «Партнер» №11 (98) 2005г.

Немецкие звуки энергичны и независимы

 

 

Наш корреспондент Татьяна Бальцер беседует со специалистом по немецкой фонетике.

 

Если вы приехали в Германию взрослым, сформировавшимся человеком, то  всегда будете говорить по-немецки с акцентом, как бы вы ни старались осилить новое произношение. Тем не менее, для того, чтобы вас понимали, нужно всё-таки знать основные особенности немецкого произношения.
 
Консультацию по вопросам немецкой фонетики мне любезно согласился дать г-н  Йозеф Шнорренберг. В свое время он изучал в университете фонетику, психологию и науку о социальных коммуникациях. Много лет он работает редактором на радио в компании по телевидению и радиовещанию (WDR), прежде в течение нескольких лет был диктором и читал в прямом эфире новости, работал в театре. Вот уже более 20 лет г-н Шнорренберг преподает фонетику иностранным студентам в Кёльнском университете, имеет свой психологический праксис.
 
Г-н Шнорренберг, на что Вы сразу же обращаете внимание, если слышите, как русскоязычные говорят по-немецки? Иными словами, как звучит для Вас, немца и специалиста, немецкий язык в исполнении русских?
Я не буду вдаваться во все фонетические подробности, это очень серьезная тема. Особенности заметны, конечно же, сразу: не только в произношении отдельных звуков, но и в интонации, в общей мелодике речи. Если говорить конкретно, то возьмем, например, группу согласных звуков, которые в немецкой фонетике называются взрывными. Это звуки, которые можно разделить на три пары: б‑п, г‑к, д‑т. В русской фонетике они тоже называются взрывными, потому что без легкого, так сказать, взрыва в речевых органах эти звуки и не произнесешь. Они произносятся с помощью выталкиваемого воздуха. Если говорить, например, о звуках «б» и «п», то воздух выталкивается в области губ. При произнесении «д» и «т» взрыв происходит в пространстве между передней частью языка и твердым небом, а при произнесении «г» и «к» воздух выталкивается наружу между задней стенкой языка и мягким небом.
 
Отличие немецкого произношения этих звуков в том, что отчетливо слышится не просто своеобразный взрыв, но еще и придыхание вслед за ним. То есть звук энергично выталкивается вместе с воздухом наружу и это выталкивание очень отчетливо слышно. У многих моих студентов из разных стран, не только у русских, я именно этого выталкивания воздуха часто не слышу. Они произносят эти звуки мягче, не так энергично. Маленький взрыв, может быть, и происходит, но выталкивания воздуха вслед за ним не ощущается.
 
 
То есть нужно энергичнее выталкивать воздух, чтобы звуки получились тверже? Взрыв должен быть сильнее...
Да. В немецком произношении этим звукам нужно больше воздуха, больше давления.
Еще одна важная особенность немецкого произношения состоит в том, что в конце не только слов, но и в конце каждого слога все согласные звуки произносятся так, как они звучали бы отдельно. То есть они не сливаются друг с другом и никак не влияют друг на друга. Например, если в слове «Kapitalismus» в конце четвертого слога стоит глухой «s», то этот звук и произносится также глухо, т.е. он не становится звонким только потому, что следом идет звонкий «м». Этот «s» в конце 4-го слога звучит точно так же, как и «s» в следующем, последнем слоге, за которым уже ничего не стоит. То же самое и в слове «Arbeitsamt». Оно должно звучать не как «арбайтзамт», а как «арбайтс / амт». И это правило касается любого звука абсолютно в каждом слове и в каждом слоге.
 
 
Можно сказать, что в немецком языке звуки совершенно независимы друг от друга. Каждый сам по себе. Никакого взаимодействия...
Но во многих языках этого нет. Поэтому когда по-немецки говорят иностранцы, в родном языке которых такого правила нет, то всё произношение в целом приобретает не совсем отчетливое звучание. Неотчетливое для немецкого уха.
 
Русский язык я, к сожалению, не знаю. Но, например, если немец изучает французский, то он должен учиться как раз обратному: должен осваивать несвойственное для него слияние звуков и слов. Иначе его французский будет звучать слишком по-немецки. И научиться такому слиянию, должен сказать, так же трудно, как и, наверное, тому, чтобы этому разучиться.
 
Хотя надо, конечно, учитывать, что и многие немцы в обычной жизни тоже сливают слова. Например, часто можно услышать что-то вроде: „Wir treffen uns umeinUhr“, а правильнее было бы сказать «um / ein / Uhr“, четко разделяя слова. Это связано с тем, что для любого разговорного языка – не только немецкого – характерен так называемый фактор удобства. Люди говорят, как им удобнее.
 
 
В связи с этим я вспоминаю, что когда приехала в Германию и начинала изучение немецкого языка, в нашей группе были выходцы из России и одна американка. Так вот, эта девушка из Америки сказала нам, что она ничего не понимает, когда мы быстро говорим между собой по-русски, а слышит только «тра-та-та». Мы ей ответили, что английский язык, если на нем быстро разговаривают, звучит для нас так, как будто англичане говорят со жвачкой во рту. Делясь своими ощущениями о том, как воспринимается нами звучание немецкого, и мы,  и американка были солидарны в том, что немецкий звучит для неопытного уха иностранца, как «лающий язык». Тогда мы не могли объяснить почему. Лишь позже, когда я уже стала получше владеть немецким, мне стало понятно, что это «лающее» звучание немецкому придает как раз вот это правило: не соединять, а разъединять не только слова, но и слоги. И даже если Вы сейчас говорите, что в обыденной речи многие немцы не всегда соблюдают это правило, для непривычного уха немецкий всё равно звучит отрывисто.
Это как раз подтверждает то, что каждый язык имеет свое характерное звучание, по которому его как раз и можно отличить от других языков. Но при этом я не согласен с точкой зрения, что звучание языка и менталитет говорящих на нем людей связаны между собой. Поэтому и считаю не соответствующим действительности, когда иногда говорят, что немецкий – это казарменный язык, а, например, французский – язык эмоций и любви, и это вроде бы накладывает отпечаток на менталитет носителей языка. На мой взгляд, менталитет не имеет ничего общего со звучанием языка, с его фонетикой. Здесь совсем другие корни.
 
Но вернусь к своим словам о том, что в обыденной жизни никто не использует правильное литературное произношение.  
 
 
Вы хотите сказать, что правильное произношение звучит, например, только на радио и телевидении?
Да. Причем тоже не все 24 часа в сутки, а только в новостных выпусках. После новостей говорят модераторы и их гости.
 
Гости – это понятно, они же большей частью не специалисты в части произношения. Но модераторы?
Они тоже не обязаны использовать чистое литературное произношение. Они говорят иногда с небольшими, а иногда и с большими отклонениями от справочника Дудена.
 
Ну если уж так говорить, то это касается любого языка. В России правильное литературное произношение звучит только на радио или телевидении в новостях или в театре.
Совершенно верно. И у Путина, вероятно, не самое правильное русское литературное произношение. Точно так же, как и у Шрёдера, и у Фишера, и у фрау Меркель.
 
Мне, кстати, нравится, как говорит Шрёдер. Каждое его выступление – это для меня урок немецкого языка. В том числе и по части произношения...
Да, у Шрёдера очень небольшое отклонение от правильного произношения. Но есть другие политики. Например, господин Штойбер. То есть я хочу сказать, что отклонения от норм литературного произношения и всевозможные диалекты не имеют ничего общего с социальным положением человека. Кстати, специальные исследования показали, что к корректному произношению особенно стремятся представители среднего класса. Среди людей, стоящих на социальной лестнице повыше, немало таких, которые считают: «Я не умею говорить по-другому и не считаю, что мне это нужно. Говорю, как могу».
 
Вернемся к особенностям немецкого произношения. Еще одно очень важное правило – это различные по длительности гласные звуки: короткие и длинные. Не будем сейчас на этом подробно останавливаться, это тема не для журнальной статьи, для этого есть специальные учебники и пособия. Скажите лишь, многие Ваши студенты мучаются с этой проблемой? Возможно ли овладеть различием между короткими и длинными гласными?
Как человек, работающий с иностранными студентами, я знаю, что многим, в родном языке которых нет такого различия, не удается стопроцентно овладеть правильным произношением коротких и длинных гласных. Такие ошибки называются интерферентными, то есть ошибками, обусловленными особенностями родного языка. Ведь почему происходят ошибки? Потому что нормы родного языка неосознанно накладываются и на изучаемый иностранный язык. Так что все ошибки в иностранном языке исходят из родного языка. Скажем, у русскоязычных свои типичные ошибки при изучении немецкого, у китайцев – свои, у американцев – свои. Ошибки, обусловленные родным языком, кстати, самые стойкие, от них труднее всего избавиться.
 

Это точно: если какая-то привычка прочно закрепилась в голове, от нее уже нелегко отвыкнуть. Возможно ли вообще, изучая иностранный язык во взрослом возрасте, освоить правильное произношение?
Возраст здесь, действительно, очень важен. Чем старше человек, тем труднее ему дается изучение языка. Есть специальные научные исследования, подтверждающие, что специальный участок мозга, ответственный за изучение языков, обладает определенной пластичностью и развивается лишь до определенного возраста, примерно до 12- 13 лет. Поэтому до этого возраста изучение иностранных языков дается намного легче, он во многом постигается методом имитации. После этого возраста изучать язык с помощью подражания уже практически невозможно, язык приходится именно учить с помощью правил и упражнений.
 
Но, поверьте, что коренному баварцу или саксонцу также нелегко освоить правильное немецкое литературное произношение, как и иностранцу. Ну или, может быть, им немного легче, потому что звуки в их диалектах всё-таки точно такие же, как и в немецком литературном языке. А в совершенно ином родном языке, например, в русском, может просто не быть некоторых звуков, свойственных немецкому. Из своей практики могу сказать, что много раз замечал: людям легче освоить совершенно новый звук, которого нет в их родном языке, чем только немножко подкорректировать тот, который в родном языке звучит похоже, но всё же не так. Например, в случае с произношением русских и немецких взрывных согласных, с чего мы начали разговор. Это подтверждает еще раз, что человеку часто гораздо легче освоить что-то новое, чем лишь немного изменить уже существующее, к чему он привык. Так уж устроен наш мозг.
 
 
Я бы хотела спросить Вас про звук «р». Знаю, что русский вариант этого звука считается тоже правильным произношением и в немецком языке. Но все-таки звучит он здесь как-то не так...
В русском языке принят ведь так называемый «передний» звук «р». То есть при его произношении вибрирует кончик языка. В немецком произношении это тоже один из трех правильных вариантов. Такой «р» вы услышите в Баварии и во многих местах Баден-Вюртемберга. Это здесь у нас, в земле Северный Рейн-Вестфалия, такой вариант «р» звучит непривычно. Следующий вариант «р» – задний звук, гортанный: примерно то, что получается, если вы полощете горло. А есть еще третий вариант, так называемый «трущийся» звук (Reibelaut), при котором слышится только трение и больше ничего. Этот звук могут произнести почти все, он распространен в большинстве регионов Германии.
 
На радио и на телевидении – и только в «Новостях»! – вы слышите обязательно задний, гортанный «р». Правда, не на баварском телевидении и радио. Там диктор, читающий в эфире новости, обязан уметь произносить передний звук «р», свойственный и русскому произношению. Иначе его диктором на работу просто не возьмут – это не шутка, я знаю это совершенно точно. Такой «р» – отличительный признак Баварии.
 
Все три варианта звука «р», повторю, абсолютно равноправны, являются литературным произношением и все три указаны в справочнике Дудена, как абсолютно равные нормы правильного произношения. Правда, люди, живущие в NRW, услышав переднеязычный «р», могут сказать, что это неправильно. Люди на улице ведь не специалисты по произношению. Поэтому они и оценивают такое произношение как диалект.
 
 
Мне, кстати, очень нравится этот задний, гортанный вариант «р». Особенно в исполнении ведущего новостей на первом телевизионном канале (Tagesthemen) Ульриха Виккерта. Я получаю просто эстетическое удовольствие от того, как он произносит слово «Rundfunk». Он с таким особенным нажимом выделяет этот свой клокочущий «р»...
Да, он делает это специально. Преувеличивает... Он использует это как элемент имиджа. В жизни так не говорит никто. Если это делает в эфире господин Виккерт, то это звучит интересно. Но если кто-нибудь будет говорить так на улице, то это будет звучать странно и даже смешно...
 
Кстати, я раньше не умел произносить этот задний «р». Но когда лет в 17 начал заниматься в театре, то пришлось учиться его произношению, правильному произношению. Я ведь родился и вырос в Кёльне, поэтому, как и большинство здесь, говорил на кёльнском диалекте, правда не так выраженно, но всё же. Так что в течение двух лет, два раза в неделю я посещал педагога по постановке речи и еще занимался самостоятельно дома...
 
Театр – я имею в виду классический театр, а не народный –– это, как и радио, и телевидение, как раз тот островок, где можно услышать правильное литературное произношение. Но постоянно этот звук я и до сих пор не использую. Например, сейчас, разговаривая с Вами, я употребляю «трущийся» звук «р». А если я выступаю на радио или читаю литературные тексты на каких-то мероприятиях, то всегда использую гортанный «р».
 
В Германии есть немало известных людей иностранного происхождения, которые не просто говорят с сильным акцентом, но даже его культивируют, как и свои  языковые ошибки. Кое-кто делает хорошие деньги на этой своей особенности. Примеров множество, и они всем известны...
 
Да, это так. В нашем телевидении и радиовещании тоже есть модераторы и диск-жокеи из других стран, которые уже по 20 лет и более работают в Германии и вовсе не собираются избавляться от своего иностранного акцента, а наоборот, всячески подчеркивают его. Это стало частью их имиджа.
 
 
Как, на Ваш взгляд, обычному человеку сделать так, чтобы его речевые ошибки и произношение не отталкивали людей, а, наоборот, казались интересными, стали бы своеобразным шармом? Что Вы посоветовали бы как специалист по фонетике и психологии?
Например, влюбиться. Я вполне серьезно. Когда человек живет в другой стране, очень важно для него, если он, конечно, этого хочет, сформировать сеть своих контактов – личных или профессиональных. Тогда его друзья, партнеры или коллеги, любя и ценя его как личность, будут не только нормально воспринимать свойственный ему акцент, но этот акцент будет им очень нравиться. Обычная ситуация, если человек интересен и обаятелен, то окружающим нравятся и его особенности, в том числе, например, и акцент.
 
 
То есть умение общаться важнее? Но некоторые люди сразу же реагируют негативно или, скажем так, настороженно, как только услышат речь с иностранным  акцентом...
Вы правы, иноязычный акцент влияет на контакты человека, даже на возможность их завязать. Но, с другой стороны, если контакты всё же завязать удалось, и человек уважаем или любим, то, повторюсь, в нем будет нравиться всё, в том числе и его акцент.
 
Люди, конечно, есть всякие и реагируют по-разному. Но для большинства людей, в том числе и для немцев, главное в общении с другими людьми, для которых немецкий не является родным языком, это чтобы общение протекало, по возможности, свободно и без проблем. То есть, чтобы ты мог понять, что от тебя хотят, и чтобы тебя понимали. Пусть будут какие-то небольшие языковые ошибки и акцент, это не так существенно. Главное, чтобы при общении не приходилось слишком напрягаться, потому что от постоянного напряжения любой человек рано или поздно устает. Я думаю, это касается любой страны. Скажем, с человеком из другой страны, приехавшим в Россию и знающим или выучившим русский язык, будет легче общаться, чем с тем, кто не может объясниться по-русски. Люди желают как можно меньше напрягаться. Я имею в виду обычного человека, так сказать, с улицы.
Г-н Шнорренберг, я благодарю Вас за интересную беседу.
 
 
 

Татьяна Бальцер, Кёльн

 


<< Назад | №11 (98) 2005г. | Прочтено: 1440 | Автор: Бальцер Т. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Осень – пора простуд. Часть 1

Прочтено: 502
Автор: Абрахамс И.

Камо грядеши, Германия? Часть 2

Прочтено: 434
Автор: Бовкун Е.

Этюд об уважении и самоуважении

Прочтено: 1237
Автор: Калихман Г.

Второй рейх

Прочтено: 521
Автор: Клеванский А.

Возрастная льгота распространяется на всех

Прочтено: 511
Автор: Миронов М.

Немецкие силуэты Петербурга

Прочтено: 474
Автор: Плисс М.

Клуб “ТаЛиЯ”: полезно, интересно, весело!

Прочтено: 390
Автор: Бинтель Н.

Страхование персональной ответственности

Прочтено: 717
Автор: Навара И.

Стипендии благотворительных фондов

Прочтено: 794
Автор: Толстоног В.

Капуста и еще раз капуста

Прочтено: 670
Автор: Илькун Я.

Одарен ли ваш ребенок?

Прочтено: 378
Автор: Агеева Е.

История СССР в анекдотах (1938-1953 гг.)

Прочтено: 541
Автор: Клеванский А.

Прибор управляет работой сердца

Прочтено: 516
Автор: Рейдерман М.

Тегеран – 2005. Главная угроза миру?

Прочтено: 316
Автор: Кочанов Е.

Исповедь бывшего наркомана

Прочтено: 2597
Автор: Быстрова К.

Новое патентное право. Вопрос назрел

Прочтено: 614
Автор: Черкасский А.