Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Мир
Журнал «Партнер» №5 (92) 2005г.

Новый мир - пока только зыбкие очертания

 

 

 

Наступил месяц май, священный для миллионов людей планеты – месяц окончания самой кровопролитной и разрушительной войны в истории человечества. Второй мировой. А для нас, бывших советских граждан, и наших детей, Великой Отечественной.

 

Отдельные страницы этой войны до сих пор привлекают внимание историков, вскрываются дотоле неизвестные миру факты, опровергаются бытовавшие ранее мнения, но всё это не может изменить главного: Германия, пережившая после краха Веймарской республики мощный подъем под флагом национал-социализма и превратившаяся в то, что лишь потом стали называть термином «великая держава», начала борьбу за мировое господство. И проиграла эту борьбу, не устояв под ответными ударами России, Америки, Англии и других стран, которые в последних сводках войны назывались: «Объединенными Нациями».
 
Война изменила всё, и эти изменения даже для безусловных победителей вовсе не были благоприятными. Мир стал другим – более жестоким. Враг не исчез – он сменил лицо, им стал тот, кто совсем недавно был союзником.
 
Таков был первый реально ощутимый итог Второй мировой войны. Мир раскололся надвое, и по обе стороны люди равно испытывали озлобление и ненависть по отношению к тем, с кем недавно сражались плечом к плечу. Эта ненависть, ставшая за последние десятилетия почти биологической, отравляет до сих пор и международные отношения, и их восприятие людьми тех стран, которые когда-то были втянуты в гигантский вихрь насилия.
 
Тегеранская, Ялтинская, Потсдамская конференции… Встречи, которые, по словам Сталина, должны были определить судьбу мира на ближайшие 50 лет. По сути дела, главное, что выдержало почти полвека – это послевоенный передел мира, образование новых сфер влияния, «двухполюсное устройство». Был ли этот передел справедливым? Едва ли! Спорные вопросы возникают и в настоящее время, но, как говорится, победителей не судят. Так или иначе, но ни одна из послевоенных границ в Европе, начертанных в документах этих конференций, так и не была изменена за прошедшие годы. Могут возразить - а как же воссоединение Германии? Но дело как раз в том, что на конференциях и речи не было о ее разделе, а образование ФРГ и ГДР явилось следствием уже потом возникшей «холодной войны».
 
Противостояние двух систем вовсе не было результатом Второй мировой войны, оно началось еще в 1917 году. В определенной степени можно считать, что и итальянский фашизм, и гитлеровский нацизм появились как ответ на коммунистический вызов. В то же время нападение Германии на СССР было обосновано стремлением получить новое «жизненное пространство». Идеологический фактор в этой борьбе отошел на второй план и в политике США, и в политике Великобритании, хотя ее премьер-министр Уинстон Черчилль был убежденным антикоммунистом. Но в борьбе за мировое господство он был готов объединиться хоть с самим дьяволом. Он это и сделал, став инициатором союза с СССР после нападения на него гитлеровских армий.
 
Убедительная мощь советских армий, сыгравших ведущую роль в победе над фашистской Германией, стала главным аргументом Сталина на Потсдамской конференции. Позже, в своем обстоятельном труде «Вторая мировая война», получившем Нобелевскую премию, Черчилль писал, что не несет никакой ответственности за решения, принятые в Потсдаме. Действительно, ему пришлось уйти в отставку по результатам всеобщих выборов в Англии, и на решающем этапе конференции его место занял новый премьер-министр Клемент Эттли. Не было в Потсдаме и великого президента Америки Ф. Д. Рузвельта, не дожившего до конца войны. Заместивший его Трумэн не обладал ни всеобъемлющим видением мира, как его предшественник, ни какими-либо иными способностями, выходящими за рамки заурядности. Несмотря на явные преимущества, появившиеся у союзников с созданием атомной бомбы, все требования Сталина были приняты, включая те, с которыми Черчилль категорически не был согласен – требования о западных границах Польши по Одеру – Нейссе.
 
Потом была знаменитая Фултонская речь Черчилля в 1946 году, ознаменовавшая начало «холодной войны», образование НАТО, направленного на ограничение и сдерживание советского влияния. «Они начали первыми!» - многие годы утверждалось в советской пропаганде, а создание Варшавского пакта или ГДР были лишь ответными шагами на поползновения Запада.
 
Но мало кто и в России, и на Западе помнит, что Фултонская речь о «железном занавесе» была произнесена в самый разгар кризиса вокруг Ирана, когда Советский Союз пытался организовать там «Автономную Республику Азербайджан» и «Курдскую Народную Республику», заодно принудив Иран к созданию «смешанной советско-иранской нефтяной компании». Эти шаги практически лишили бы Иран суверенитета, и лишь энергичное вмешательство союзников положило конец давней мечте русских царей – выходу к теплым морям.
 
Скорость, с которой правительства стран Восточной Европы сменились от демократических и даже монархических на тоталитарно-коммунистические, была потрясающей, как потрясающими воображение были репрессии, которые обрушивали на несогласных оккупирующие эти страны советские войска. Тем не менее, взрывы этого несогласия происходили и в ГДР, и в Венгрии, и в Чехословакии, и всюду они были подавлены вооруженным путем. Не только советскими войсками, заметьте, но и войсками сопредельных стран социализма.
 
Итак, демократизация Западной Европы, с одной стороны, и коммунистическое порабощение Восточной Европы, с другой; НАТО – Организация Варшавского договора, полет в космос – полет на Луну, ЦРУ – КГБ и прочая, и прочая… Двухполюсный мир – так было обозначено и до сих пор обозначается состояние дел на нашей планете в те 50 послевоенных лет. «Холодное» противостояние двух диаметрально противоположных систем, и каждый выигрыш одной немедленно засчитывался в поражение другой. Так описывали текущие события и у нас, и у них. Но был ли мир на самом деле столь безнадежно примитивен?
 
Мир развивался не без воздействия, конечно, двух соперничающих сверхдержав, но это воздействие не стало решающим. Куда девались Багдадский пакт, военные блоки СЕНТО и СЕАТО, которыми США пытались привязать к себе страны Ближнего и Среднего Востока и Юго-Восточной Азии? Куда девались бесчисленные «марксистские режимы» в Африке, Азии, Латинской Америке?
 
Стремительный процесс деколонизации, начавшийся в конце 50-х, был, по заключению некоторых теоретиков, слишком поспешным. Не в том смысле, что нужно было сдерживать стремление жителей бывших колоний к политической свободе – подобные попытки всегда приводили к затяжной, кровопролитной и крайне невыгодной для колонизаторов вооруженной борьбе. Трудно сказать, какой была бы правильная стратегия ухода. Это сейчас видны все его издержки, главная из которых – полная неподготовленность местного населения ряда стран, преимущественно африканских, к существованию в каком бы то ни было варианте политической системы – демократической, марксистско-тоталитарной, феодальной или любой другой. Доминировала традиционная племенная структура, которую едва ли кто решится назвать политической системой. До сих пор лидеры большинства африканских стран удерживаются у власти лишь благодаря грубой военной силе, а вовсе не по мандату большинства населения, предоставленному им в результате свободных выборов.  Впрочем, именно период деколонизации подвел черту под прежним мировым порядком в том смысле, что прежняя, идущая еще из XIX века связка «метрополия плюс колониальные сырьевые придатки» потеряла прежнюю надежность. Наиболее убедительно это проявилось во время нефтяного кризиса 1973 года, когда арабские страны-производители нефти чуть было не поставили на колени весь мир.
 
Наконец, «информационная революция». Появление и развитие Интернета невероятно сблизило друг с другом людей в самых разных концах света, фантастически повысилась информированность граждан, и такие понятия, как «тайный сговор» или «закрытые статьи соглашений», просто перестали существовать. Одновременно усилилась роль СМИ, особенно телевидения, на формирование общественного мнения. Правда, нельзя сказать, что это всегда конструктивная роль, иногда и совсем наоборот.
 
Конечно же, я пропустил множество важнейших моментов, сыгравших роль в крушении «блокового» или «двухполюсного» порядка, возникшего после Второй мировой войны. Кто-то и сейчас утверждает, что этот порядок должен работать, что нужно его придерживаться, и его институты, такие, как ООН, должны определять судьбы мира.
 
Крушение Советского Союза и всей системы его сателлитов, воссоединение Германии на западных принципах, выдвижение в ряд ведущих экономических держав таких стран, как Китай или Индия (в перспективе - Индонезия и Бразилия) показали, что послевоенный мировой порядок канул в прошлое.
 
Только что упомянутые Китай и Индия, Бразилия и Индонезия в качестве потенциально крупных игроков на мировой карте будущего – это ли не предпосылка исчезновения противопоставлений «Восток –Запад, Север – Юг»? Национальный Совет по разведке США предвидит к 2020 году усиление этих стран и, соответственно, смещение полюса глобализации с Запада на Восток. Что будут делать тогда противники этого процесса, крикливые наследники ультралевой Европы 1968-го года? Будут ли в ходу лозунги, скажем, против «бразильского империализма»?
 
Нынешнее положение в мире (весьма условно, правда) носит характер «однополюсности», когда США, лишенные главного противника, которым был СССР, наводят порядок в точках нестабильности. Особенно в тех, которые вышли на первый план после 11 сентября 2001 года. Вероятно, в свете имеющейся информации оккупация Саудовской Аравии была бы более продуктивной в смысле борьбы с международным терроризмом, нежели затяжная война в Ираке, но, скорее всего, США, сокращавшие свои вооруженные силы на протяжении последних 15 лет, просто исходили из своих возможностей. Так или иначе, мир сейчас, в условиях подобной «однополюсности», намного более безопасен и предсказуем, чем прежде.
 
Для Франции или, вернее, для ее нынешнего руководства – совсем наоборот. «Многополюсность» - это почти национальная идея, готовая к гипотетической реализации в том случае, если Франции – или хотя бы объединенной Европе под водительством Франции – будет отдан один полюс.
 
Германия громко требует постоянного места в Совете Безопасности ООН. Увы, это увязано с требованиями других держав, возможно даже, покруче – Индии и Пакистана, Японии и наступающих на пятки Индонезии и Бразилии. В иных случаях внешняя политика Германии требует неукоснительного выполнения решений ООН, даже если те, порой, бывают абсурдны. Новый мировой порядок, по заключению нынешнего германского руководства, может быть основан только на решениях ООН.
 
Странная эволюция понятия «союзники» - США освободили Францию от нацизма, но сейчас Германия является союзником Франции, а вовсе не США!
 
Впрочем, один вывод очевиден – историки (впрочем, и политики тоже), исходящие из воззрений прошлого, не способны анализировать настоящее и тем более заглядывать в будущее.
 
Решения Ялты и Потсдама уже не могут подсказывать нам очертания нынешнего мира. Прежде всего потому, что идея «передела мира», тесно связанная с понятием колоний, потеряла всякий смысл. Безумные идеи идеологов воинствующего ислама, вроде Бин Ладена, вроде отвоевания мусульманами Испании и уничтожения Америки, едва ли стоят серьезного рассмотрения. Ну завоевали Испанию, а дальше-то что? Будет еще одна отсталая, полуголодная страна? Ведь именно таков итог правления крайних исламистов в Судане, например, или в Афганистане.
 
Новый мировой порядок, скорее всего, вообще не может быть основан на понятии «полюсности» или «раздела сфер влияния» - настолько сильно сейчас всё взаимосвязано, настолько тесно переплетены интересы самых разных сил, которые в прошлом наверняка были бы непримиримыми врагами, а сейчас извлекают немалую выгоду от сотрудничества. И такой порядок завоевывает свои позиции вне зависимости от того, что о нем думают в той или иной столице. В этот процесс вовлечены еще далеко не все государства мира, но в недалеком будущем он наверняка станет неотвратимым и всеобъемлющим. Он не основан, да и не может быть основан на каких-либо соглашениях или договоренностях между отдельными ведущими державами. Может быть, это будет принципиально новый мировой порядок, основанный на всеобщем мире, взаимной выгоде и торжестве здравого смысла? 
 
 

Наш автор Евгений Кочанов (Бонн)

 


<< Назад | №5 (92) 2005г. | Прочтено: 423 | Автор: Кочанов Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Изнанка многомиллиардных сделок

Прочтено: 342
Автор: Карин А.

Государство видит всё. 15 вопросов – 15 ответов

Прочтено: 368
Автор: Калихман Г.

Великая Отечественная и Германский вопрос

Прочтено: 469
Автор: Бовкун Е.

Граф Фердинанд Цеппелин и его цеппелины

Прочтено: 525
Автор: Арие М.

Вспоминает Наталья Дубовенко ...

Прочтено: 375
Автор: Дубовенко Н.

Этюд о родственниках, семье и одиночестве

Прочтено: 1081
Автор: Калихман Г.

Это полезно знать будущим матерям

Прочтено: 516
Автор: Забудкина Ю.

Дорогу осилит идущий

Прочтено: 486
Автор: Плисс М.

Программы содействия работодателям

Прочтено: 310
Автор: Квиндт В.

Кого в Германии называют солдатом?

Прочтено: 538
Автор: Борисович Р.

Вызывают Рабиновича в КГБ...

Прочтено: 516
Автор: Кац Г.

Месяц без банковской тайны

Прочтено: 373
Автор: ИнфоКапитал

INTERVIEW von MINISTERPRÄSIDENTEN NRW

Прочтено: 345
Автор: Редакция журнала

Новый мир - пока только зыбкие очертания

Прочтено: 423
Автор: Кочанов Е.