Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Досуг >> Хобби, увлечения
Журнал «Партнер» №11 (110) 2006г.

Если костры зажигают...

 

 

 

Владимир Авцен (Вупперталь)

Просвещенный читатель помнит, что у молодого Маяковского, чью строчку я осмелился переиначить, речь шла не о кострах, а о звездах. Но зажигать звезды, хотя и нужно, смертным всё-таки не под силу. Другое дело – костры...

1 октября этого года в 11 часов дня в городе Вель над Рейном, на горе Тюллингер, запылал седьмой цветаевский Костер, на котором мне посчастливилось побывать.

Организовывает и регулярно проводит Костры Цветаевой в Германии Лилия Цибарт-Фогельзанг – человек, влюбленный в творчество великого русского поэта.

На книжных полках и в шкафах Лилиной квартиры давно и навсегда поселился Серебряный век. Это книги, рисунки и фотографии той поры.

Марина Цветаева здесь представлена, разумеется, наиболее широко - стихами и прозой, литературоведческими исследованиями ее творчества, многотомным словарем цветаевских слов, воспоминаниями современников… С недавних пор в квартире Лили поселился портрет юной Марины работы современного художника Руслана Крупышева – дар летописца Костров Бориса Мансурова. В соавторстве с Александром Ханаковым и Валентиной Николаевой им в 2002 году создана книга «Цветаевские Костры» - Москва, «Русаки», 2002. Забегая вперед, скажу, что после седьмого Костра коллекция Лили пополнится журналом «Новь» (1934, № 6), подаренным Петром Бауером, в котором напечатана статья Юрия Иваска о Марине Цветаевой.

Немного мистики

Это жизнь моя – пропела – провыла Прогудела – как осенний прибой МЦ

Дождь, начавший накрапывать накануне вечером, усилился ночью и продолжился утром 1 октября. На робкое «а как же Костер?» Лиля, привычно проведшая бессонную ночь перед мероприятием, но при этом поразительно бодрая и энергичная, заметила:

Это обычная для цветаевского праздника погода (за семь лет солнышко побаловало нас лишь однажды), но дождь для подлинных любителей Цветаевой не помеха, а разжечь огонь для умельца даже в снегопад – не проблема. К тому же к моменту открытия праздника непогода, как правило, прекращается, что, кстати, было неоднократно подмечено и участниками российских и американских Костров. Такая вот мистика.

В означенное время, как по команде свыше, прекратился дождь, после чего на горе запылали политые специальным спиртом сырые дрова! Потом, правда, снова заморосило, но дождь уже ни Костру, ни, тем более, собравшимся на праздник, нисколько не мешал
.

Немного истории

Птица – Феникс – Я, Только в огне пою! МЦ 1 октября, одновременно с германским, подобные Костры пылали в американском штате Вашингтон, во многих городах России и других стран – практически на всех континентах!

Замечательная эта традиция родилась 21 год назад в российском городе Тарусе, к которому у Марины Цветаевой всегда было особое отношение:

Детство верни нам, верни Все разноцветные бусы, - Маленькой, милой Тарусы Летние дни Россия, 1911 год;

- …я хотела бы, чтобы на одном из тех холмов, которыми Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу, поставили с Тарусской каменоломни камень: «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева».

Париж, год 1934

Рассказывает Лилия Цибарт-Фогельзанг:

В 1986 году немногие московские залы, в которых проходили приуроченные ко дню рождения поэта цветаевские чтения, не могли вместить всех желающих. Тогда группа энтузиастов из Москвы и других городов России по договоренности с тарусскими любителями поэзии 6 октября приехала в Тарусу, где им был обещан для проведения праздника зал Дворца культуры. Однако в оговоренный день и час двери ДК оказались запертыми: местная власть, ничего никому не объяснив, нарушив предварительную договоренность, посчитала празднование Марины Цветаевой делом сомнительным. Приехавшие гости вместе с тарусскими любителями поэзии остались на улице. Было довольно холодно, и кто-то предложил пойти на поляну, где в детстве сестры Цветаевы жгли костры. Там собравшиеся зажгли свой костер и, согреваясь у огня, с огромным воодушевлением провели цветаевские чтения. Тогда же постановили: впредь собираться каждый год на этой поляне в первое воскресенье октября. Среди зачинателей традиции были москвичи Людмила Максимовна Шейн и Александр Васильевич Ханаков, которые до сих пор проводят Костры в Тарусе.

В 1999 году я впервые побывала на тарусском Костре. К тому времени многие его участники уехали за рубежи России. Один из них, бард Юлий Зыслин, в1996 году зажег Костер Марины Цветаевой в Вашингтоне.

Я тогда жила в городе Weil am Rhein, из окна моей квартиры была видна гора Tuellinger, на которой имелось специально отведенное место для костров. Гора - излюбленный символ Марины Цветаевой, а у подножия Tuellinger Berg к тому же сходятся границы Германии, Франции и Швейцарии. Каждая из этих стран сыграла важную роль в жизни поэта. Этих замечательных совпадений было достаточно, чтобы во мне укрепилось желание проводить на природе, у огня, праздник цветаевской поэзии, что и произошло на следующий год. Тогда моими верными помощниками были дочь Кристина и мой друг - Евгений Сосенский. Долгое время написание сценариев, подготовка праздников, приглашение участников было делом нас троих. Потом к нам присоединились и стали признанными хранителями огня цветаевского Костра в Германии Марина Зарецкая, с которой я познакомилась еще в Тарусе, и Алёна Акатова с Рольфом Реслером. Наши Костры отличались тем, что после цветаевских чтений на русском и немецком языках у огня на T?llinger Berg, мы собирались для продолжения праздника в помещении (поначалу у меня дома), где были материалы по теме Костра. Кроме тематической, в традицию вошла «вольная программа», в которой давалась возможность поэтам и бардам выступить перед публикой со своими произведениями. В перерыве - салаты, сласти к чаю, которые приносили гости, и неизменно каждый год (кроме этого!) - борщ от хозяйки Костра. За 7 лет случилось много памятного. Одно из ярких воспоминаний – встреча с Марией Жирар де Виллар, которая десятилетней девочкой в 1921 году с семьей эмигрировала из России в Прагу, позже жила в Париже. Узнав о Кострах, эта немолодая уже женщина два раза приезжала на наш праздник. Мои друзья-антропософы дважды готовили тематические программы по моим сценариям. К 110 - летию Анастасии Цветаевой состоялся показ моего художественно-документального фильма «Сказочный Шварцвальд» (80 минут). Радует, что на наши Костры собираются гости не только из близлежащих городов, но приезжают любители творчества Цветаевой из дальних уголков Германии, а также из Швейцарии, России, Украины.

Немного информации

Ибо раз голос тебе, ПОЭТ, Дан, остальное – взято! МЦ

Каждый Костер посвящается определенным темам и событиям. На этом шла речь о событии печальном - гибели поэта в Елабуге. Лилия Цибарт-Фогельзанг привезла диск с песнями барда Виктора Леонидова. Строчка одной из его песен «Здравствуй, Елабуга, город последний её…» и стала темой седьмого Костра.

Собравшихся вкруг огня любителей цветаевской поэзии приветствовали на русском, немецком и французском языках соответственно Лилия Цибарт-Фогельзанг, Рольф Реслер и Карл Хениг. В исполнении Натальи Штайнмайер звучали произведения Цветаевой и стихи о ней. Алена Акатова и Марина Зарецкая прочитали композицию из своих стихов, посвященных памяти поэта. Очень интересно о мотивах творчества Поэта говорил Рольф Реслер, отметив, в частности, что вся жизнь Цветаевой прошла под покровительством музы любовной лирики Эрато и музы трагедии и плача Мельпомены.

Цветаевские чтения продолжились в помещении школы, где был показан Лилин документальный видеорепортаж о конференции в Елабуге, а потом по традиции в вольной программе приняли участие поэт Владимир Авцен, барды Дмитрий Моряков и Андрей Келлер, состоялась презентация книги А.Акатовой, М. Зарецкой, В. Хохвайса «Настроения». И, конечно, звучали стихи Марины Цветаевой:

Тоска по родине! Давно Разоблачённая морока! Мне совершенно всё равно – Где совершенно одинокой Быть, по каким камням домой Брести с кошёлкою базарной В дом, и не знающий, что – мой, Как госпиталь или казарма.

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст, И всё – равно, и всё –едино. Но если по дороге – куст Встаёт, особенно – рябина…




<< Назад | №11 (110) 2006г. | Прочтено: 340 | Автор: Авцен В. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Литературный Рейн. Генрих Кац

Прочтено: 425
Автор: Кац Г.

Не бойтесь быть непонятыми

Прочтено: 350
Автор: Себастьян И.

В защиту Лиона Фейхтвангера

Прочтено: 339
Автор: Калихман Г.

«Люди мужества»

Прочтено: 415
Автор: Вайнблат Б.

Вы уже в курсе про «радио курс»?

Прочтено: 365
Автор: «Радио КУРС»

Европейский союз. Куда идем?

Прочтено: 323
Автор: Гальченко А.

«Майн джихад»

Прочтено: 354
Автор: Кочанов Е.

Артериальная гипертония – проблема и решение

Прочтено: 443
Автор: Хвойницкий В.

Этюд о человеческом достоинстве

Прочтено: 1006
Автор: Калихман Г.

Иммиграция и интеграция

Прочтено: 641
Автор: Хитцер Ф.

Гуманисты Ренессанса

Прочтено: 360
Автор: Сирота А.

Оплата жилья получателям пособий

Прочтено: 358
Автор: Миронов М.

Если костры зажигают...

Прочтено: 340
Автор: Авцен В.

Нобелевская премия за «безумную» идею

Прочтено: 375
Автор: Рейдерман М.