Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Семья >> Семейные взаимоотношения
Журнал «Партнер» №11 (182) 2012г.

Болевые точки школьной интеграции


Школьная интеграция


Елена Шлегель (Пассау)

 


Что может школа? Что могут дети и родители?


 

Завершающийся год был юбилейным в системе школьной интеграции. Собственно, юбилейная дата в некоторой мере условна, ибо вопросы школьной интеграции детей и подростков из иммигрантских семей ставились всегда. Но системный подход к проблеме до поры до времени «не напрашивался», пока в начале нынешнего века не были, наконец, сформулированы несколько политических аксиом, определивших новый взгляд на иностранцев, проживающих в Германии. Даже на тех, что живут в ней давно и являются гражданами Германии, но гражданами с так называемым «иммиграционным фоном».


 

Вот аксиомы начала XXI века, которые еще на исходе столетия минувшего могли бы поразить своей радикальностью «неподготовленный» ум среднестатистического местного жителя:

 

·    современное немецкое общество – общество иммигрантское (более 19 процентов населения страны -  иммигранты в первом или втором поколении);

 

·    средой с наиболее «повышенным» иммигрантским фоном являются школы, поскольку в иммигрантских семьях детей в среднем больше, чем в семьях коренных жителей. Это значит, что на детском и подростковом возрастном уровне доля иммигрантов особенно высока, а полней всего этот возрастной уровень представлен именно в общеобразовательных школах;

 

·    задачи школьной интеграции становятся не просто актуальными, но и ложатся в основу всей интеграционной работы современного немецкого общества;

 

·    справляется со своими интеграционными задачами школа не всегда эффективно, а порой она просто не умеет вести эту работу (ну, хотя бы потому, что до поры до времени не велась подготовка необходимых специалистов для школ)

 

 

Ровно десять лет назад...


 

В 2002 году впервые был представлен доклад «Иммиграция» (Zuwanderung), подготовленный по поручению Конференции министров культуры земель. Данный орган осуществляет согласованную образовательную политику земель и федерального центра.

 

Напомним, что вопросы школьного образования в Германии находятся в ведении федеральных земель. Что, однако, не означает действий по принципу «кто в лес, кто по дрова», хотя есть определенные местные отличия.

 

Пожалуй, самый яркий пример: система начального образования. В большинстве земель начальные школы учат детей с первого по четвертый класс, но в Берлине и Бранденбурге действуют начальные школы-шестилетки. И всё же в школьной системе федеральных земель больше сходств, чем различий. Полномочиями по выработке общей позиции облечена, в частности, Конференция министров культуры.

 

Итак, десять лет назад в системную разработку были взяты вопросы школьной интеграции.

 

 

Продолжение начатого


 

Доклад «Иммиграция» в последующие годы дополнялся новыми аспектами, предложенными практикой. Так, коренные положения доклада были существенно дополнены в 2006 году. Дважды, в 2006 и 2008 гг., тема школьной интеграции была взята за основу при подготовке ежегодных Докладов об образовании (Bildungsbericht).

 

Пять лет назад (тоже маленький юбилей!) по инициативе бундесканцлера Ангелы Меркель был принят Национальный план интеграции (Nationaler Integrationsplan, или NIP). В рамках работы по его реализации налажено сотрудничество Конференции министров культуры с иммигрантскими сообществами Германии. Был принят ряд совместных заявлений. В декабре 2007 года определены общие цели на страницах заявления «Интеграция как шанс. Совместно – к повышению равноправия перед жизненными шансами» (Integration als Chance – gemeinsam für mehr Chancengerechtigkeit).

 

А сравнительно недавно был выработан наиболее исчерпывающий перечень задач школьной и образовательной интеграции. Он изложен в совместном заявлении Конференции министров культуры, Ведомства правительственного уполномоченного по делам миграции, беженцев и интеграции и Федерального агентства по труду. Документ называется «Раскрывать потенциалы, поддерживать интеграцию» (Potenziale erschließen, Integration fördern). Намеченные в этом документе мероприятия направлены прежде всего на «заживление» болевых точек детской, подростковой, молодежной интеграции.

 

 

Семья – значит ячейка


 

Но даже поверхностный взгляд на школьно-интеграционную проблематику приводит к выводу, что без семейного соучастия в их «заживлении» обозначенные точки так и останутся болевыми. Элементарно: сколько бы школа ни стремилась уравнять шансы приличной успеваемости для детей «с фоном» и «без фона», без привитой в семье мотивации на хорошую учебу, дело не сдвинется с места. Недостает личной мотивации – значит, сохраняется «переизбыток» предрассудков в повседневно-педагогических подходах к школьникам-иммигрантам. Не секрет, что некоторые учителя по-прежнему «не верят» в способности учеников с миграционным фоном. При прочих равных обстоятельствах оценки совершенно автоматически выводятся ниже: потому, дескать, что раз он иммигрант, значит, всё равно чего-то недопонимает.

 

Чтобы вывести учителей и весь школьный истеблишмент из этих заблуждений (там, где речь идет действительно о заблуждениях, а не о констатации подлинных фактов), мотивация на хорошую учебу должна быть не такой же, как у отличника с местным происхождением, а еще выше. Звучит, может быть, излишне амбициозно, но это то самое масло, которым, как известно, кашу не испортишь.

 

А где формируются личные амбиции? Первым делом в семье. И стало быть, если родители ставят ребенка на рельсы мотивированной учебы, цель которой состоит не только в том, чтобы «выучить уроки», но еще и сломать возможные предрассудки школьного окружения, то именно семья становится важной ячейкой интеграции. По поводу перфекционистского воспитания могут высказываться, конечно, и критические замечания. В иных случаях перфекционизм рассматривается как личный недостаток. Но лучше такой «недостаток», чем лежащее на противоположном полюсе наплевательское отношение к учебе.

 

В миграционной среде упущенные образовательные шансы с особой неизбежностью обусловливают непреодолимость карьерных минусов, установку на второсортный жизненный уровень.

 

А есть ли, вообще говоря, выход из этой ситуации?

 

Есть! И он, в частности, базируется на трезвом анализе болевых точек школьной интеграции, которые поддаются «лечению» на семейном уровне.

 

 

Дифференциальное исчисление недостатков


 

Перечень болевых точек в программах школьной интеграции сопровождается осторожным уточнением: «в зависимости от происхождения». Имеется в виду, что проблемы надо оценивать дифференцированно. У выходцев «из одной страны» проблемы проявляются острей, у выходцев «из другой» - мягче. Но все же проявляются. Выходцы из постсоветских стран, слава богу, не относятся к наиболее проблемным школьникам. Но и им нередко говорят: «Ваше место – в Hauptschule, да и ту сумеете ли закончить?» Чаще всего это неумные обобщения, но всё же и среди тех, кто «не справляется со школой», есть русскоязычные подростки.

 

По данным Федерального министерства образования и научных исследований, молодежь из иммигрантских семей в два с лишним раза чаще местных сверстников бросает школу, не доучившись до аттестата зрелости: доля местных не превышает 6 процентов, а доля иммигрантов подскакивает в отдельные годы до 16 процентов.

 

С другой стороны, доля местных выпускников школ, получающих впоследствии высшее образование, почти в три раза выше, чем выпускников-иммигрантов (30 и 11 процентов).

 

В системе профессиональной учебы доля учащихся с иностранным происхождением составляет 4,2 процента, что значительно ниже их общей доли в соответствующей возрастной группе. Среди местной молодежи учатся на профессию 57 процентов. Среди сверстников-иммигрантов - от силы 23 процента. Зато 60 процентов молодых иммигрантов застревают в так называемой переходной системе к профессиональному образованию (доля местных не выше 40 процентов). Это система мероприятий, помогающих подготовиться к профшколе тем, кто не смог с ходу поступить в нее по окончании школы общеобразовательной. Ну и как она помогает? Мягко говоря, не очень, если лишь каждый четвертый юный иммигрант находит учебное место в системе профобразования.

 

В итоге 39,4 процента иммигрантской молодежи в возрасте от 25 до 34 лет не имеют вообще никакого образования, тогда как у местных - 11,8 процента.

 

Вывод? На личном уровне он формулируется «элементарно»: пренебрежение учебой – прямой путь к 39,4 процентам «недорослей с миграционным фоном». Любая учеба (и не только, кстати, в детском возрасте) лучше любого, хоть и по уважительным причинам, безделья.

 

Чем раньше это осознано и заложено в жизненную программу, тем лучше. Ценности школьной жизни, мотивация на учебу особо плодотворно могут быть привиты еще в нежном, дошкольном возрасте. На уровне детского сада. И лучше – «сквозь» детский сад, поскольку в нем, помимо прочих воспитательных задач, решается еще и задача (довольно успешно, между прочим!) языковой подготовки к школьной учебе. В семье, как правило, это получается хуже. Как сказала одна учительница (русская, но работающая в немецкой школе), дома мы говорим по-рунецки. То есть если даже и по-немецки, то с неискоренимым русским акцентом. В школе из-за этого возникают проблемы. Ведь акцент – это не только произношение, но и некорректные грамматические формы, неточный синтаксис. Всё то, из-за чего снижают оценки. Между тем, проблема «языковой правильности» легко и как бы сама собой устраняется за годик-другой в детском саду. Но вот еще одно сравнение: среди местных детей в возрасте от трех до шести лет никогда не посещали детсад лишь 12 процентов, тогда как среди детей из иммигрантских семей – 23 процента.

 

От детского сада до гимназии дистанция, конечно, «огромного размера». Среди учеников гимназий и других элитных школ доля иммигрантов сверхпропорционально низка. Даже при равных способностях, находясь на одинаковом социальном уровне дети из иммигрантских семей реже поступают в гимназии, чем местные. Что мешает? В подавляющем большинстве – язык. У тех же, чье языковое воспитание началось в детском саду, шансы поступить в гимназию, равно как и благополучно закончить ее, поступить в университет, получить престижный диплом и оказаться на гребне востребованности – выше.

 

 


<< Назад | №11 (182) 2012г. | Прочтено: 891 | Автор: Шлегель Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Доктор милостью божьей

Прочтено: 1179
Автор: Кротов А.

Тотальный диктант – впервые в NRW

Прочтено: 854
Автор: Светин А.

Лечение без омрачения

Прочтено: 769
Автор: Филимонов О.

День рождения «голубого короля»

Прочтено: 596
Автор: Беленькая М.

Баумгартнер в полете

Прочтено: 734
Автор: Мучник С.

Расцветали яблони и груши

Прочтено: 583
Автор: Мютцер Е.

Что волнует жителей Германии

Прочтено: 518
Автор: Кротов А.

Знание и жизнь

Прочтено: 506
Автор: Мучник С.

Спортивный клуб в Дойзене

Прочтено: 597
Автор: Амчиславский С.

Когда снова встретятся Путин и Гаук?

Прочтено: 653
Автор: Жолквер О.

Болевые точки школьной интеграции

Прочтено: 891
Автор: Шлегель Е.

Выставки

Прочтено: 527
Автор: Цесарская Г.

Война в джунглях. Перемирие на Филиппинах

Прочтено: 539
Автор: Кочанов Е.

Куда пойти учиться

Прочтено: 1047
Автор: Runge B.

Доля шутки

Прочтено: 570
Автор: Авцен В.

Насилие в семье – дело не частное

Прочтено: 1486
Автор: Кримханд В.

«Никогда я не был на Босфоре...»

Прочтено: 627
Автор: Ильин Б.