Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Украина и Россия
Журнал «Партнер» №8 (215) 2015г.

Год «войны санкций»: кто выиграл, кто проиграл

Год «войны санкций»: кто выиграл, кто проиграл?

Размышления о западных кредитах, российском свиноводстве и проекте «Новороссия»

 

В августе 2014 года Европейский союз ввел экономические санкции против России из-за ее политики в отношении Украины. В ответ Москва объявила эмбарго на ввоз продуктов питания из стран Евросоюза. Недавно обе стороны продлили эти меры: ЕС на полгода, РФ – на год.

 

Санкции. Это слово стало за минувший год одним из самых часто употребляемых в российских СМИ. Сначала над санкциями посмеивались, затем их осуждали, потом некоторые начали опасаться, что их могут отменить. Говорят, что от штрафных мер Евросоюза и контрмер России сильно страдает европейская экономика. Однако в большинстве стран ЕС ВВП растет, тогда как в РФ он падает.

 

Разобраться в столь противоречивой картине весьма непросто. Давайте попытаемся проанализировать логику развития событий c помощью фактов и без политических эмоций.

 

Главное – не Крым, а восток Украины


До марта 2014 года Крым принадлежал Украине, затем он стал территорией России. Это факт. Западные страны сочли присоединение полуострова к РФ нарушением международного права и опасным прецедентом, ведь за одним изменением границ могут последовать другие. Военную реакцию на случившееся, как это произошло в 1991 году после попытки Ирака присоединить Кувейт, они сразу же исключили. Стало быть, оставались только политические и экономические меры воздействия.

 

Политические были приняты сразу. Россию, к примеру, исключили из «Большой восьмерки» (G8), а высокопоставленным чиновникам РФ был запрещен въезд в западные страны. Затем последовали точечные экономические штрафные меры против отдельных банков и предприятий. Однако с введением секторальных (касающихся целых отраслей) экономических санкций Евросоюз медлил до конца июля 2014 года.

 

Перелом в настроениях произошел после крушения малазийского пассажирского лайнера в Восточной Украине 17 июля 2014 года. Эта трагедия стала кульминацией нараставшего в этом регионе в течение нескольких месяцев вооруженного конфликта. То, что «боинг» был сбит ракетой, теперь уже мало кто отрицает. Запад считает, что ответственность как за гибель лайнера, так и в целом за вооруженный сепаратизм в Донбассе, несет Россия. Можно, конечно, с этим не соглашаться. Однако никто, думается, не будет отрицать, что как раз летом прошлого года в российских государственных СМИ постоянно и с большой симпатией говорили о «Новороссии». За этим словом стоит идея создания нового государства на территории целого ряда областей востока и юго-востока Украины, иными словами – еще более крупномасштабное изменение границ.

 

Так что вступившие в действие 1 августа 2014 года секторальные санкции вполне можно рассматривать как попытку Евросоюза предотвратить реализацию проекта «Новороссия». Дело, таким образом, не столько в Крыме, сколько в Восточной Украине. ЕС недвусмысленно дал понять, что никогда не признает присоединение полуострова к России и сохранит определенные «крымские санкции», однако откажется от широкомасштабных штрафных мер, если в зоне вооруженного конфликта нормализуется ситуация.

  

Прицельный удар по госкомпаниям РФ


Итак, экономические санкции призваны решить политическую задачу: остановить дальнейшее отторжение от Украины территорий и восстановить ее суверенитет над Донбассом. Предположение, будто Запад хочет таким путем добиться смены режима в России, звучит неубедительно, ведь опыт санкций против Северной Кореи, Кубы и Ирана наглядно показал, что это не удается сделать даже за десятилетия. К тому же свержение президента РФ может породить хаос в стране, напичканной ядерным оружием и ядерными реакторами, а в этом уж точно никто не заинтересован. 

 

Евросоюз говорит, что его цель – сделать материальные издержки Москвы настолько высокими, чтобы она отказалась от поддержки сепаратистов в Восточной Украине. При этом ЕС указывает, что, принимая четкий список секторальных санкций, руководствовался идеей оказать давление на крупнейшие российские государственные банки и компании, а вовсе не нанести ущерб частному бизнесу и уж тем более не рядовым россиянам.

 

К примеру, под санкции попали поставки в Россию оборудования для нефтегазовой промышленности, но не любого, а только того, которое необходимо для глубоководного бурения, для работы в Арктике и для освоения сланцевых месторождений. Таким образом, под ударом оказывается не текущая деятельность «Роснефти» или «Газпрома», а их перспективные проекты.  

 

Однако самой болезненной мерой следует считать запрет осуществлять финансовые операции с российскими госбанками, а также с военными заводами и нефтегазовыми госкомпаниями. В результате они оказались отрезанными от дешевых валютных кредитов, что существенно осложнило финансирование их бизнеса. Так что острие санкций ЕС было направлено явно не против рядовых российских потребителей, хотя по мере ухудшения общей экономической ситуации они тоже почувствовали последствия этих мер.

 

Аграрии России за эмбарго на еду


Совершенно иной концепции придерживалось руководство России, когда разрабатывало свои контрсанкции. С 7 августа 2014 года оно ввело запрет на ввоз в Россию мясных и молочных продуктов, рыбы, овощей, фруктов и орехов из целого ряда стран Запада, в том числе из государств ЕС. Таким образом, ответный удар был нанесен главным образом по малым и средним фермерам в Евросоюзе – видимо, в надежде, что их мощные лоббистские организации и они сами как избиратели окажут давление на свои правительства, требуя отменить санкции. Ведь Россия стала за минувшее десятилетие одним из главных экспортных рынков для аграриев ЕС, хотя львиную долю продукции они по-прежнему продают внутри Евросоюза.

 

Российское продовольственное эмбарго привело к тому, что осенью 2014 года на и так уже насыщенный внутренний рынок ЕС хлынула значительная часть той сельскохозяйственной продукции, которая изначально предназначалась для РФ, после чего в целом ряде стран, особенно в Германии, упали розничные цены. В свою очередь, в России продукты питания заметно подорожали, а их выбор уменьшился. В результате последствия российских контрсанкций ощутили практически все рядовые россияне.

 

Резкое сокращение импорта продовольствия позволило российским сельхозпроизводителям поднять цены и расширить производство, так что они явно выиграли от «войны санкций». Поэтому нынешним летом, когда в России заговорили о возможности прекращения или смягчения эмбарго, аграрии настойчивее всех требовали ни в коем случае этого не делать.

 

Судя по неоднократным заверениям российских политиков, ограничение ввоза зарубежных продуктов питания воспринимают в Москве, провозгласившей курс на импортозамещение, как долгосрочную программу. Это дает основание предполагать, что преграды на пути продовольствия из ЕС в той или иной форме сохранятся даже в том случае, если Запад отменит свои санкции.

 

Попытка обойти требования ВТО?


В пользу такого предположения говорит и тот факт, что ввоз в Россию свинины из ЕС был полностью перекрыт еще в январе 2014 года, задолго до западных санкций. Причем запрет распространили сразу на все 28 стран Евросоюза, хотя случаи Африканской чумы свиней (АЧС), послужившие поводом для такого решения, были зарегистрированы только в Польше и в странах Балтии. В то же время поставки из Беларуси, где эту болезнь тоже неоднократно обнаруживали, прекращены не были.

 

Уже тогда западные эксперты предположили, что российские власти просто искали удобный предлог, чтобы оградить от зарубежной конкуренции российское свиноводство, получающее огромные субсидии государства. Ведь после вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО) в 2012 году Россия уже не имеет права вводить заградительные таможенные пошлины, но закрывать свой рынок из санитарных соображений может.

 

На Западе подозревают, что РФ задолго до конфликта вокруг Украины начала постепенно восстанавливать те протекционистские барьеры, которые до вступления в ВТО защищали российское сельское хозяйство. Если это так, то разразившаяся «война санкций» пришлась Москве весьма кстати, поскольку позволила добиться этой цели одним махом.

 

ЕС: убытки несут фирмы, но не отрасли


Однако выигрыш в аграрном секторе вряд ли компенсирует России потери от санкций в других ключевых отраслях. Точно определить этот ущерб невозможно, поскольку неясно, какие негативные явления вызваны обвалом мировых цен на нефть и девальвацией рубля, а какие – штрафными мерами Запада. Как бы то ни было, тот факт, что «Роснефть» осенью прошлого года запросила свыше 2 триллионов рублей из Фонда национального благосостояния (ФНБ), говорит о том, что попавшая под санкции компания испытала серьезные трудности при финансировании своего бизнеса.

 

Конечно, определенные трудности испытывают сейчас и европейские фирмы, работающие с Россией. Но с чем именно вызваны их убытки? Если, к примеру, у завода Volkswagen в Калуге стремительно падают продажи автомобилей, то это, видимо, связано со снизившейся покупательной способностью россиян, а не с санкциями, которые на автопром не распространяются.

 

Опыт минувшего года показал, что абсолютному большинству немецких экспортных отраслей удалось компенсировать потери в бизнесе с Россией увеличением продаж на другие рынки. Так, у немецкой электротехнической промышленности поставки в РФ сократились в первом полугодии примерно на 40 процентов, и это, несомненно, больно бьет по тем или иным конкретным производителям. Однако отрасль в целом идет в этом году на рекорд по экспорту.

 

В любом случае фактом является то, что в 2015 году Россия переживает рецессию (сокращение ВВП). Такое с ней случалось в этом веке лишь один раз – в 2009 году, в разгар всемирного экономического кризиса. В то же время экономика Евросоюза в этом году растет.

 

Правда, есть несколько стран ЕС, которым, в отличие от Германии, так и не удалось компенсировать потери в бизнесе с Россией. К ним относятся государства Балтии и Финляндия. Они либо уже в состоянии рецессии, либо на грани, и таким образом, больше всех проигрывают от продовольственного эмбарго РФ.

 

Но тут необходимо вернуться к изначальному посылу нашего анализа: секторальные санкции ЕС имеют политическую, а не экономическую задачу, а потому показатели роста ВВП не могут быть критерием оценки их эффективности. Вопрос надо ставить иначе: удалось бы заключить соглашение Минск-2, воцарилось бы хоть какое-то затишье на востоке Украины без санкций Евросоюза и угрозы их новой волны? Тут мы можем только гадать. Но неоспоримым фактом является то, что летом 2015 года в российских государственных СМИ практически перестали употреблять слово «Новороссия.

 

  "Курс Консалтинг" (Кёльн)

 


<< Назад | №8 (215) 2015г. | Прочтено: 478 | Автор: «Курс Консалтинг» |

Поделиться:




Комментарии (3)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Помнить Пёрл-Харбор!

Прочтено: 169
Автор: Зальцберг М.

Год «войны санкций»: кто выиграл, кто проиграл?

Прочтено: 478
Автор: «Курс Консалтинг»

И мудрые, и остроумные

Прочтено: 74
Автор: Карелин М.

Знание и жизнь

Прочтено: 96
Автор: Мучник С.

Криминальная хроника

Прочтено: 77
Автор: Дебрер С.

Так ли страшен шайтан, как его малюют?

Прочтено: 261
Автор: Кротов А.

Сафари-парк – удовольствия без конца

Прочтено: 194
Автор: Редакция журнала

Памятник убийце

Прочтено: 59
Автор: Парасюк И.

Иранская бомба имени Обамы

Прочтено: 232
Автор: Векслер О.

Трусцой по мидовским дорожкам

Прочтено: 70
Автор: Шмагин Е.

Привет от старины Ноя

Прочтено: 58
Автор: Воскобойников В.

Алименты на детей: когда и сколько

Прочтено: 226
Автор: Кримханд В.

Страсти по «Тихому Дону»

Прочтено: 124
Автор: Ионкис Г.

Новые товары и услуги

Прочтено: 133
Автор: Мучник С.

Электронной библиотеке «ImWerden» – 15 лет

Прочтено: 97
Автор: Генина Н.