Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Театр, кино, телевидение
Журнал «Партнер» №9 (216) 2015г.

Пьеса Н.Гоголя «Женитьба» на сцене театра «Кулисы»

Тили-тили-тесто…

К 20-летию театра «Кулисы»

Григорий Крошин (Дюссельдорф)

 


В Дюссельдорфе случилось, говоря словами Гоголя, «совершенно невероятное событие». Премьера в Театре «Кулисы»: «Музыкальная комедия в 2-х актах по мотивам пьесы Н.В. Гоголя «Женитьба»». То есть не сама пьеса, а именно по мотивам. И название у нее поэтому не гоголевское, а собственное – «Давай поженимся!»..

 

Честно говоря, не совсем уж такое собственное… Ничего вам, читатель, не напоминает? Правильно, так называется на Первом канале российского телевидения популярная передача с красавицей-киноактрисой Ларисой Гузеевой. Просто создатели дюссельдорфского спектакля вдруг обнаружили, что и гоголевская пьеса, и гузеевская – практически об одном и том же. О женитьбе, о поисках партнера для семейного союза: словом, тили-тили-тесто женихи и невесты… Один из зрителей, посмотрев комедию, сказал создателям:

 

Убедили всех друзей вы

в том, что не могло присниться:

стоит Гоголю с Гузеевой

непременно пожениться!

 

Но заметим сразу, на внешнем сходстве названий параллели гоголевского сюжета с российским TV заканчиваются. Далее на сцене – Гоголь. Постановщик спектакля Вячеслав Лисин сказал мне:

 

– Мой любимый Гоголь сочетал сатиру с некоторой мистикой. Не зря же он назвал свою «Женитьбу» «совершенно невероятным событием». Тем самым он дал будущим режиссерам пьесы возможность безгранично фантазировать.

 

Надо отдать должное театру «Кулисы»: никаких чересчур «безграничных фантазий» в его спектакле, слава богу, нет. Хотя, конечно, от некоторой попытки осовременивания и сценической корректировки «Женитьбы» и здесь не удержались. Например, решительно удален из состава гоголевских действующих лиц «гостинодворец Стариков». Чуток подправили классика:

 

 

– Да, мы посчитали, что он здесь не нужен, – решил режиссер Лисин. – У него в пьесе всего-то две реплики. Кто ж из актеров согласится на такую «роль»? Да и персонаж в принципе не важный, проходной…

И еще: видимо, в целях сокращения пространных текстовых монологов в ткань спектакля введены музыкальные вставки-зонги. Правда, на мой вкус жаль, что даже знаменитый монолог невесты «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича…» тоже переведен в песенный куплет… Но надо признать, в основном вставки эти, сочиненные автором инсценировки Нелли Куниной, оказались весьма органичными в жанре музкомедии и действительно оживляют представление.

 

Во всем остальном режиссер строго следует пьесе Н.В. Гоголя и не допускает столь распространенной ныне по отношению к классике «актуализирующей» отсебятины:

 

– Я считаю, что это идет от неумения раскрыть характеры персонажей. Пожалуйста, делайте что угодно с современным материалом, но зачем же уродовать классику?

 

– А вы эту классику ставили сегодня – о чем?

– Главное, что я хотел сказать этой своей постановкой,– то, что в этой пьесе… НИКТО НИКОГО НЕ ЛЮБИТ. Мне кажется, в этом основная мысль пьесы Гоголя. Ведь невеста мечтает выйти замуж вовсе не потому, что любит кого-то, а потому, что просто уже пора ей, и так принято. И это, я считаю, очень современно для нашей сегодняшней жизни. Отсюда – фальшивая жизнь с фальшивыми идеалами, с надуманными, искусственными стереотипами.

 

Кажется, мысль эту режиссеру передать удалось. И заразить своим настроем исполнителей. Видно, что играют они с удовольствием, старательно. Порой даже чересчур стараются, пережимают. Особенно это заметно у Кочкарева (Михаил Мосьпанов): способный, темпераментный актер явно играет на публику – заискивает с залом, как бы ища у него поддержки, подмигивает зрителям, словно эстрадный «любимец публики», явно любуется собой... Как однажды точно, по-одесски выразился о подобном исполнителе народный артист Роман Карцев: «пересаливает лицом».

 

Тем же «пересаливанием лицом», к сожалению, грешит и исполнитель роли отставного офицера Анучкина – яркий Евгений Михель.

 

Невеста Агафья Тихоновна (Раиса Шкляр) – красивая дура, без полутонов; перезрелая девица на выданье, глупа до полного идиотизма, но – вопреки Гоголю – очень красивая… Такая внешне привлекательная и соблазнительная блондинка, что весьма маловероятно, что ей приходится столь неестественным способом, мучительно приманивать к себе кандидатов в мужья из навязываемых свахой дебилов-кандидатов, которые еще перебирают при выборе и оценке ее: и дом, мол, всего в однин кирпич, и по-французски-то она вряд ли знает, и нос-то у неё чему-то не соответствует… и т.д. А ей ведь, при такой, как у Раисы Шкляр, внешности, кажется, только бровью поведи – весь город женихов сбежится…

 

Подколесин (Вячеслав Рогинский) – вялый, робкий, расслабленный, растерянный, слабовольный дебил. Его очень жалко, когда он, бедняга, ушибленный, ползает по полу перед авансценой, выпрыгнув «из окна». По Гоголю, он чиновник, надворный советник, то есть вроде бы солидное должностное лицо, но в спектакле мне показалось малоубедительным, что такой патологически безвольный недотепа может вообще где-то быть при должности. Обломовский тип, но без обломовского содержания... Ни рыба, ни мясо. И совсем не верится, что такой может принять хоть какое-то самостоятельное решение, тем более – удрать из-под венца от невесты… Не говоря о том, что и решение его, такое принципиальное, резко поворотное (насмерть испугавшись последствий женитьбы, горе-жених спасается бегством в окно), исполнителем, увы, внутренне не подготовлено и эмоционально немотивированно. Увы: «Не верю!» – повторю вслед за Константином Сергеевичем Станиславским.

 

Жевакина, моряка, очень заразительно и по-настоящему гротескно играет, как его здесь любовно называют «народный артист театра „Кулисы“» Владимир Качалов, который, как всегда, необычайно точен в выборе актерских выразительных средств, нигде не выпадает из заданного рисунка образа, ярок, смешон и одновременно – пронзительно жалок, до трагедийности.

 

Экзекутор Яичница – Аркадий Эстрин, еще один «народный артист», выпукл, органичен, последователен и естествен в образе абсолютно бездушного кандидата-жениха с чисто коммерческим подходом к выбору будущей жены лишь как к выгодному товару, внятно, с четко выверенными смысловыми акцентами, с самым серьезным видом доносит парадоксальный, местами оглушительно смешной текст.

 

Опытная и своеобразная характерная актриса Лидия Оснач в ключевой роли свахи Феклы Ивановны – солидна, несуетлива, местами, правда, чересчур замедленна, но постоянно в образе, хотя временами вдруг… слишком тиха, еле слышен ее текст (мне-то повезло, в первом ряду), немного выпадает из общего ритма.

 

Тетушка невесты – Галина Щербина живописна, энергична, естественна в «предлагаемых обстоятельствах», хорошо передает юмор ситуации. Экономка – Анастасия Фройлих и Степан – Владимир Данилов – оба в образе, в ткани спектакля, не выбиваются из общего постановочного рисунка, естественно взаимодействуют с партнерами, запоминаются, несмотря на небольшие тексты своих ролей.

 

Итоговое впечатление: веселым спектакль получился, ярким, поучительным, с общей музыкально-хоровой концовкой, заключающей под дружный одобрительный смех публики:

 

…Как же удержать мужчину?

 Как его не потерять?

 Есть серьезная причина

 прочно… окна запирать!..

 

В зале по ходу всего действа – смех, аплодисменты, в конце, ясное дело, цветы и благодарные реплики в адрес автора пьесы Н.В. Гоголя и его «соавтора» Нелли Куниной (инсценировка, музыка и текст песен), режиссера Вячеслава Лисина, всех актеров, а также художников Аллы Дробот и Галины Щербины (сценография и костюмы), Марии Дубинской (звук и свет).

 

Словом, свидетельствую как зритель первого представления: это – успех!

Между прочим, не в пример самой первой постановке «Женитьбы» в 1842 году в Петербурге, в Александринке, окончившейся провалом. После спектакля В.Г. Белинский написал В.П. Боткину: «Женитьба» пала и ошикана. Играна была гнусно и подло. Теперь враги Гоголя пируют»…

 

В Дюссельдорфе же, напротив, после окончания спектакля пировали как раз друзья Гоголя, поскольку премьера удалась.

 

Фото и рисунок автора:

дружеский шарж и сцены

из спектакля «Давай поженимся!»




<< Назад | №9 (216) 2015г. | Прочтено: 63 | Автор: Крошин Г. |

Поделиться:




Комментарии (1)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Отдыхай и веселись!

Прочтено: 75
Автор: Карелин М.

Тили-тили-тесто…

Прочтено: 63
Автор: Крошин Г.

Куда бежать от беженцев?

Прочтено: 1092
Автор: Векслер О.

Гарри Каспаров

Прочтено: 93
Автор: Калихман Г.

Познай самого себя

Прочтено: 110
Автор: Грищенко О.

Метаморфозы Мартина Вальзера

Прочтено: 91
Автор: Ионкис Г.

Вывихнутые зубы

Прочтено: 62
Автор: Гуткин Р.

Спорт, спорт, спорт

Прочтено: 36
Автор: Кротов А.

Сорочка-вышиванка от кутюр

Прочтено: 126
Автор: Баст М.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 66
Автор: Шкляр Ю.

115 лет (1900) со дня рождения Лавочкина

Прочтено: 50
Автор: Воскобойников В.

Криминальная хроника

Прочтено: 211
Автор: Дебрер С.

Новости

Прочтено: 151
Автор: Кротов А.

Рукописи не горят

Прочтено: 66
Автор: Кротов Ю.

Революция Обамы

Прочтено: 193
Автор: Калихман Г.

«Он дал судьбе сокрушить себя»

Прочтено: 161
Автор: Парасюк И.

Почему евро будет падать

Прочтено: 391
Автор: «Курс Консалтинг»

Пять вопросов о банкротстве физических лиц

Прочтено: 146
Автор: Kraus Ghendler Anwaltskanzlei