Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Иммиграция >> Беженцы
Журнал «Партнер» №2 (221) 2016г.

После новогодней ночи в Кёльне. Пора делать выводы

Новогоднее обострение, или крах законодательства о приеме беженцев

А.Кротов (Эссен)


 

Я назвал январский материал о проблеме беженцев «Зимнее «потепление». И... сглазил. «Потепление» обернулось горячим новогодним «приветом» в Кёльне и не только, с которым предстоит долго и тяжело разбираться. Кёльнские события круто развернули «повестку дня» в работе всех, кто занят проблемой миграции, и изменили жизнь всей Европы. Собственно, вопросов в повестке дня всегда два: «Кто виноват?» и «Что делать?», но ответы, которые общество до Кёльна принимало, теперь это общество не удовлетворяют.

 

Впереди – крутой поворот?

13 марта состоятся выборы в ландтаги трех земель: Баден-Вюртемберг, Саксония-Анхальт и Рейнланд-Пфальц. Для правящей коалиции потеря влияния сразу в трех землях неприемлема, а потому необходимо быстро, обоснованно и убедительно ответить на запросы избирателей. По этой причине именно из стана ХДС/ХСС поступают наиболее веские предложения по решению горячей проблемы.

 

Председатель ХСС (он же – премьер-министр Баварии) Хорст Зеехофер призвал Ангелу Меркель ограничить прием беженцев 200-ми тысячами человек в год. Канцлер же ответила неопределенно: «Количество беженцев необходимо сократить». Группа депутатов ХСС потребовала от Меркель «восстановить на границах отношения, определенные законом». Зеехофер заявил, что если до конца января федеральное правительство не даст ответ, то баварскому правительству ничего не останется, как обратиться в Конституционный суд.

 

Министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер в интервью радиостанции MDR Info рассказал, что пограничный контроль, введенный в сентябре прошлого года, продлен на неопределенный срок. Примерно с начала года удается регистрировать всех беженцев, прибывающих в страну. Каждому беженцу уже при первичной регистрации будет выдаваться защищенное от подделок специальное удостоверение о прибытии в Германию. Можно ли считать это выступление министра косвенным ответом на ультиматум ХСС?

 

Одновременно увеличено число сотрудников BAMF, а срок рассмотрения заявлений сокращен с 6-ти до 3-х месяцев.

Такие меры должны прекратить «паралич» бюрократического аппарата, наступивший в 2015 году, когда в очереди на рассмотрение собиралось до 600 тысяч (!) заявлений, а также улучшить обмен информацией между региональными службами, уполномоченными регистрировать и принимать мигрантов.

 

Вице-премьер Зигмар Габриэль (СДПГ) внес предложение обязать беженцев, как ожидающих рассмотрения ходатайства, так и уже получивших временный вид на жительств, оставаться в том месте, куда их распределили. Такая мера исключит возможность для самых ушлых беженцев регистрироваться в разных местах под разными именами и получать причитающееся пособие по нескольку раз, а также позволит предотвратить скопление мигрантов в крупных городах.

 

 Кстати, намерение собирать «дань» по нескольку раз говорит о том, что некоторые «жертвы бомбежек» прибывают в Германию хорошо осведомленными о ее порядках, а наличие у них нескольких документов на разные имена – о их несомненной склонности к криминалу.


Рассматривается предложение об упрощении законодательства о депортации правонарушителей. Сегодня из страны может быть депортирован только преступник, совершивший преступление на три года реального тюремного заключения. Предлагается установить планку гораздо ниже, т.е. высылать всех, кто получает условный срок, и даже позволяющих себе слабину стянуть что-нибудь в магазине. Габриэль предлагает распространить все эти правила и на тех, кто еще только ожидает рассмотрения ходатайства о предоставлении убежища.

 

Ангела Меркель имеет свой план действий, который ее оппоненты называют планом «А».

Он включает, во-первых, дальнейшие переговоры с Турцией об улучшении положения беженцев в турецких лагерях и, соответственно, сокращении числа желающих перебраться только в Европу. Турция ждет обещанных на эти цели три миллиарда, которые проситель пока так и не смог собрать.

 

Во-вторых, на февраль назначена международная конференция, которая рассмотрит вопрос об увеличении финансирования лагерей сирийских беженцев в Иордании и Ливане.

 

В-третьих, до июня должны закончиться переговоры о создании эффективной системы охраны внешних границ Евросоюза.

В-четвертых, Меркель не теряет надежды на солидарную политику ЕС по расселению беженцев в других странах ЕС по предлагаемым квотам, которая позволила бы частично разгрузить Германию.

 

Тем не менее, из стана ХДС/ХСС (пока только в скобках вспомним о многочисленных «левых» и «правых») раздаются голоса тех, кто одобряет план «А», но считает его недостаточным. Многие консерваторы требуют кардинального изменения политики в отношении беженцев, а именно закрыть для них границы Германии. Они помнят, что канцлер способна решительно «перебросить клеммы» с плюса ни минус, как было в вопросе об ядерной энергетике после аварии на Фукусиме. Сегодня один Кёльн пока не равняется одной Фукусиме, но если случится ещё что-то подобное? Радикально настроенная часть политиков полагает, что в рабочем столе Меркель на этот случай есть план «Б». Во всяком случае, они на это очень рассчитывают.

 

Депортация – кто? кого? куда? как?

Изменить законы о депортации – это даже не полдела. Это только декларация о намерениях. Предположим, суд (или другая инстанция) принял решение о депортации. Кто его будет исполнять?

 

Отдавая приказ силовикам об исполнении решения суда, власти должны учитывать, что никто из исполнителей не горит желанием стать героем репортажа о том, как «жестокие полицейские везут в наручниках в аэропорт человека, чудом выжившего при химической атаке войск Асада, чтобы отправить его обратно в ад». А что охотников делать такие репортажи будет пруд пруди – можете не сомневаться.

 

Кого будут высылать? Прежде всего тех, о ком речь шла выше. Затем мигрантов из стран, которые включены в списки безопасных – это вся бывшая Югославия, Албания, Косово, а теперь еще и страны Магриба: Марокко, Тунис, Ливия, Мавритания, Алжир и примкнувшая к ним Западная Сахара.

 

Но и тут обнаруживаются многочисленные подводные камни. Во-первых, около 80% соискателей убежища оказались в Германии без документов или, что еще хуже, по поддельным документам, не в последнюю очередь потому, что попасть в ФРГ легальным путем практически невозможно. В стране сейчас тьма липовых сирийцев и прочих липовых беженцев. У них есть огромное преимущество перед «легальными» – выслать их из страны гораздо труднее. Хотя бы потому, что высылки в никуда не бывает, а принимать их никто не хочет, даже если страну происхождения каким-то образом удается установить. Срабатывает широко распространенный бренд последнего времени – а вы докажите!

 

В случаях, когда ходатайство о предоставлении убежища было отклонено, власти до недавнего времени были обязаны сообщить мигрантам дату принудительной высылки. Мигрантам (если это семья) достаточно было пристроить одного ребенка родственникам или знакомым, и процесс выдворения приостанавливался – из-за неполного состава семьи на месте. Одиночке еще проще: ноги в руки, и ищи-свищи. А арест на время ожидания даты депортации отменен судами самых высоких инстанций.

 

После отказа в убежище мигрант может обжаловать это решение. Организаций, представляющих интересы беженцев, в стране хватает. Можно также заболеть и не спешить выздоравливать – будут лечить, никуда не денутся. В крайнем случае можно спрятаться в церкви – случаев укрывательства беженцев от депортации не перечислить.

 

Женевская конвенция о беженцах не позволяет высылку людей в регионы, где идет война или где им угрожают репрессии. К тому же страна, в которую Германия намерена депортировать «непризнанного» беженца, должна подтвердить согласие его принять. И что делать, если весь Магриб скопом не желает видеть беглецов снова на родине? В общем, «заварила» г-жа Меркель кашу!

 

Процедура депортации из Германии – самая сложная в Европе. Это один из аргументов, который толкает беженцев стремиться именно сюда и косвенно подтверждает, что среди них очень много таких, кто не сорвался от беды, а продуманно направил сюда свои стопы, получив квалифицированную «теоретическую» подготовку.

 

Кризис демократии или временное отступление?

Последние событиявызывают разговоры, дескать, демократическая форма правления дает сбои, и нормы демократии требуют корректировки в соответствии с вызовами времени.

 

Еще свежи воспоминания о том, что «поход» Ангелы Меркель на «третий срок» был принят обществом с воодушевлением. Почти не были слышны голоса «скептиков» (звучавшие, в том числе, и со страниц нашего журнала), сетующих на неминуемый при такой несменяемости застой. Целое поколение перспективных политиков переместилось в другие сферы деятельности. Мягкой женской рукой «мамочка» Меркель отодвинула с ближних подступов к вершине власти реальных конкурентов. Кто может сменить ее в роли лидера партии? Этим вопросом задаются многие немецкие политологи и сходятся во мнении, что из ближнего круга – никто.

 

В сравнительно спокойной обстановке это не выглядело драматичным, но когда в доме случился такой «пожар», госпожа канцлер обнаружила, что советоваться не с кем. Ближайшее окружение оказалось способным только ответствовать: «Jawohl, Frau Merkel!»

 

Правительство в какие-то моменты выглядело растерянным. В стране, где демократия представлялась образцовой, ее нормы нарушались раз за разом. Разве соответствовало Основному закону единоличное решение об открытии границ? Разве соответствовал демократическим нормам запрет служащим, связанным с приемом беженцев, на обнародование негативной информации? И кто поверит, что СМИ «проспали» в течение 3-4 дней кёльнские события? Вне всяких сомнений, газетчикам настоятельно посоветовали их «проспать».

 

А полиция? Получает ли общество мало-мальски достоверную информацию о том, как изменилась криминогенная обстановка в связи с кризисом беженцев? Вопрос риторический. Даже новогоднюю вакханалию пытались «замолчать».

 

Австралия, Канада, США стали примерными «плавильными котлами» для мигрантов со всего мира, потому что с первой минуты пребывания мигранта в стране требуют от него неукоснительного соблюдения законов страны пребывания и уважения её традиций. В Германии же беженцам предоставляется правовой «иммунитет», которому могут позавидовать дипломаты – как же, «другая культура»!

 

В образцовой демократии явственно проступили черты авторитарности. Может быть, именно в этом причины сбоев, а не в самой демократии?

Преодолеет ли власть это противоречие?




<< Назад | №2 (221) 2016г. | Прочтено: 401 | Автор: Кротов А. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Выставка роботов

Прочтено: 50
Автор: Ухова Н.

Судоку

Прочтено: 36
Автор: Шкляр Ю.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 54
Автор: Шкляр Ю.

Спорт, спорт, спорт

Прочтено: 34
Автор: Кротов А.

По следам событий в Кёльне

Прочтено: 221
Автор: Векслер О.

На защите прав человека

Прочтено: 49
Автор: Хеккер Т.

Помочь Сергею Труханову

Прочтено: 54
Автор: Редакция журнала

Война без конца

Прочтено: 192
Автор: Кочанов Е.

Февральские мучения большевиков

Прочтено: 49
Автор: Воскобойников В.

Отдых и свадьба на Мальдивах

Прочтено: 84
Автор: Admin

Танец лебедя

Прочтено: 48
Автор: Воскобойников В.

Мост в немецкий университет

Прочтено: 316
Автор: Ухова Н.

Как действовать на месте аварии

Прочтено: 222
Автор: Кримханд В.

Ельцинские противоречия

Прочтено: 39
Автор: Воскобойников В.

Больше денег на оплату жилья

Прочтено: 158
Автор: Миронов М.

Почувствуйте ветер Африки на вашей коже...

Прочтено: 82
Автор: Парасюк И.