Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
Журнал «Партнер» №5 (224) 2016г.

Соперничество Марии и Елизаветы в жизни и на сцене

Битва двух королев – Елизаветы Тюдор и Марии Стюарт

Грета Ионкис (Кёльн)

 

Сегодня мы предлагаем читателям статью о борьбе Елизаветы Тюдор и Марии Стюарт, которая легла в основу самой романтической трагедии Шиллера, более двух столетий украшающей репертуары театров...

 

На крутом повороте истории

 

XVI век в Европе был насыщен острейшими религиозными и политическими столкновениями. В Германии усилиями мятежного монаха Лютера началась Реформация. Борьба католиков и гугенотов во Франции закончилась Варфоломеевской ночью. Католицизм и протестантство схлестнулись на Британских островах. Феодальный мир в жестоком единоборстве проигрывал молодому буржуазному миру. Оплотом католицизма и феодализма были Испания и Франция, а на островах – Шотландия и Ирландия.

 

Англия тем временем превращалась в крупнейшее буржуазное государство. Здесь дворянство начало деловито заниматься хозяйством, втягиваясь в торговлю и производство, что позволило Англии уже через столетие называться «фабрикой мира». После разгрома в 1588 г. испанской Непобедимой армады (помог шторм) Англия стала «владычицей морей». Бороздя моря и океаны, ее корабли подчинили английской короне многие далекие земли, превратив их в колонии. Не пройдет и двух столетий, и Великобританию назовут «империей, над которой никогда не заходит солнце».

 

Судьба и характер

 

Борьба и личная неприязнь Елизаветы и Марии в известной мере определены несходством судеб, повлиявших на их характер. Елизавета, младшая дочь сменившего шесть жен и прозванного «Синей Бородой» Генриха VIII и Анны Болейн, его второй жены, родилась в 1533 году. Чтобы жениться на Анне, Генрих развелся с первой женой, не убоявшись проклятия Папы Римского. Король ждал наследника и был разочарован: у него уже подрастала дочь Мария. Новорожденную отослали в резиденцию Хэтфилд, где прошло ее детство. Ей не было и трех лет, когда мать была обезглавлена по ложному обвинению в измене. Через две недели отец вновь женился, а дочь объявил незаконнорожденной. Елизавета не знала родительской ласки. Единственный близкий человек, которому она доверяла, – друг ее сиротливого детства Роберт Дадли, граф Лестер, ее будущий многолетний фаворит.

 

Образование, однако, Елизавета получила превосходное, ее обучали лучшие преподаватели Кембриджа. Она знала древнегреческий, латинский, французский и итальянский, читала и переводила античных авторов, при этом хорошо музицировала и танцевала. Перед смертью отец ее признал и вернул 12-летнюю дочь ко двору, где она оставалась во время правления дружественного к ней брата Эдуарда. Но Мария Тюдор, унаследовавшая трон после его смерти и восстановившая католическую церковь, терпеть не могла протестантку Елизавету, удалила ее с глаз долой и даже заключила в Тауэр.

 

Перенесенные лишения закалили характер Елизаветы, выработали твердость суждений, чему способствовал природный, как показало время, государственный ум. Она унаследовала импульсивность отца, но научилась владеть собой, тем более что искусство дипломатии постигала сызмальства. Ей было 25 лет, когда она стала королевой Англии. Парламент склонял ее к замужеству. К ней сватались властители Испании, Франции и даже Иван Грозный. Она вела с ними эпистолярную игру, но в конце концов заявляла, что «обручена с нацией». Она ввела «Акт о единообразии», т.е. поддержала англиканскую церковь как умеренную форму протестантизма, осудила фанатизм пуритан и не запретила католикам служить мессу. Насаждаемая веротерпимость позволила избежать гражданской войны. Она правила страной 45 лет, благословляемая подданными. В историю эти годы вошли как «золотой век» Англии.

 

Мария Стюарт была моложе соперницы на 9 лет. Дочь шотландского короля Якова V и француженки Марии де Гиз унаследовала корону после смерти отца в 1542 году, будучи шести дней от роду. Наследница несчастного рода родилась в смутное время в стране, где всё решали непокорные лорды и бароны, родственники и свойственники, постоянно враждующие между собой. Эта вольница объединялась только против короля. Борьба началась уже у ее колыбели. Она еще не научилась ходить, а ей уже подыскивали жениха.

 

Шестилетняя Мария становится невестой Франциска Валуа, болезненного дофина Франции, где ее принимают с великими почестями. Французский двор в эти годы – один из самых блестящих. Очаровательный ребенок превращается в прелестную девушку, красоту которой воспевают Ронсар и дю Белле. Она и сама не чужда стихотворства. Блестящее воспитание и светский лоск скрывают до поры силу страсти, на которую она окажется способна, когда в ней проснется женщина. Пока же Генрих II, стремясь завладеть шотландской короной, тащит детей к алтарю до неприличия поспешно.

 

Но человеку не дано управлять судьбой. На турнире, красуясь перед возлюбленной Дианой де Пуатье, король получает смертельную рану, умирает, и шестнадцатилетняя Мария Стюарт становится королевой Франции. Но она совершает фатальную ошибку, которая будет стоить ей жизни: включает в свой герб еще и корону Англии, утверждая, что как внучка Генриха VII она имеет на нее больше прав, нежели объявленная незаконнорожденной Елизавета. Она проявила опрометчивость, самоуверенность, гордость, высокомерие балованного полуребенка. С этого момента и началась смертельная вражда королев.

 

Между тем Франциск II обречен. Год прошел, и Мария стала вдовой. Ненавидимая свекровью, Марией Медичи, она возвращается в чужую ей Шотландию. Кончилась французская сказка. Впереди ее ждет опрометчивый брак с кузеном, юным красавцем лордом Дарнли, от которого она родит сына. Однако «очей очарованье» на поверку оказался безвольной пустышкой. Страсть к графу Босуэллу и власть, которую этот тридцатилетний мачо получил над ней, толкнули ее на соучастие в убийстве постылого мужа. Не износив башмаков, в которых шла за гробом, почти как в «Гамлете», вступает она в поспешный брак с его убийцей, жаждавшим воссесть на трон. Это ускорило ее падение. Против твердой руки Босуэлла восстали бароны. Оказавшись их пленницей, она отрекается от короны ради спасения возлюбленного, который бежит в Данию, где умрет в заключении. Очарованный ею юный лорд Дуглас помогает Марии бежать. Трое суток верхом она скачет к побережью и на лодке переправляется на английский берег.

 

Беглянка ищет убежища и помощи против мятежных баронов. Ей оказан достойный прием, но отказано в помощи. Нежелательная гостья интригует против «сестры» Елизаветы. В течение15 лет Мария остается пленницей Елизаветы, не оставляя надежды свергнуть соперницу. Один заговор сменяет другой, но всё заканчивается эшафотом. Жизнь двух королев достойна многотомного авантюрного романа. Спустя 400 лет их история продолжает будоражить умы.

 

Трагедия Фридриха Шиллера

 

Шиллер создал историческую трагедию в стихах «Мария Стюарт» на исходе XVIII века. С первой сцены героини поставлены в неравные условия: Елизавета – на вершине власти, возможность выбора есть только у нее, Мария – пленница. Парадокс, однако, в том, что узница – само воплощение жизни, бурных страстей и свободолюбия, а всесильная Елизавета – заложница государственных интересов, закована в броню условностей. Их противостояние лежит в основе архитектоники трагедии. Беспрестанные заговоры приверженцев Марии Стюарт, стремившихся не только ее освободить, но и возвести на британский трон, привели к суду над ней. Суд вынес ей смертный приговор, и парламент утвердил его. С этого момента и начинается действие этой высокой драмы.

 

Схватка королев – это не только борьба за власть, но и соперничество двух женщин. Красота Марии сводит с ума мужчин. Этим Елизавету Бог обделил. В ее душе идет борьба. Елизавета не спешит подписывать приговор. Полгода тягостного ожидания. Трижды произносит Елизавета слова: «Она моложе», и в ее устах это – главное обвинение. Королевы обмениваются письмами, Шиллер придумывает и личную встречу – кульминацию действия, приближающую кровавый финал. Куда удобнее для Елизаветы было бы тайно умертвить пленницу и избежать казни. Не сложилось. 8 февраля 1587 года Мария была обезглавлена. Елизавета покарала своего преданного придворного, ответственного за исполнение приговора: он-де действовал без ее согласия. Королева лицемерила. Ответственность за выбор лежала на ней. В ней победила уязвленная женщина: узнав, что граф Лестер вступил в переписку с Марией, т.е. не устоял перед красавицей и предал ее, Елизавету, она подписывает страшную бумагу. Это был потрясающий материал! Шиллер обработал его в духе античных трагиков, представив как трагедию рока. Политический конфликт он перевел в плоскость морали, тем самым сделав его вневременным.

 

Он позволил себе омолодить героинь на 20 лет (на самом деле в момент действия Елизавете было 53, а Марии – 44 года). Используя достоверные факты, он создал психологическую драму. Всей душой моралиста Шиллер был на стороне Марии (как и Стефан Цвейг в романе «Мария Стюарт»), тем не менее, он сделал не только ее, но и Елизавету трагической фигурой. Это была его находка. Летом 1800 года состоялась премьера в Веймарском театре, и началось триумфальное шествие пьесы по сценам вначале Германии, а затем – мира.

 

«Мария Стюарт» на русской сцене

 

В истории МХАТа успех пьесы Шиллера неразрывно связан с именем Марии Ермоловой в роли Марии Стюарт (1886). Ее игра ошеломила не только зрителей, но и коллег по сцене. В 1910 году в этой роли блеснула Вера Пашенная.

 

Впервые я, студентка филфака, увидела спектакль, поставленный во МХАТе в 1957 г. В.Я.Станицыным, и до сих пор передо мною стоят блистательные соперницы: Ангелина Степанова – Елизавета и Алла Тарасова – Мария. Степанова играла Елизавету умной, проницательной, далеко не бесстрастной, втайне страдающей от холода, на которую ее как женщину обрекла власть. При этом она казалась воплощением величия. Я помню свое восхищение ею. Позже я прочла стихи Пастернака, посвященные спектаклю (кстати, пьеса шла в его переводе): «Сколько нужно отваги, чтоб играть на века,/ как играют овраги, как играет река». Степанова сделала роль на века. Через 20 лет появилась телеверсия, где умершую Тарасову заменила Людмила Сухоминская, а Степанову в роли Елизаветы смогли увидеть миллионы зрителей.

 

При влюбленности в «Современник», должна признаться, что отличный спектакль «Играем ... Шиллера!», поставленный Римасом Туминасом в 2000 году с Мариной Неёловой и Еленой Яковлевой в главных ролях и Игорем Квашой (Лестер), не затмил впечатления 50-летней давности от мхатовского спектакля. Чулпан Хаматову в роли Марии мне не довелось увидеть.

 

Значительным событием в культурном мире стала постановка в 2005 году трагедии Шиллера в БДТ Санкт-Петербурга Темуром Чхеидзе, ставшим после смерти Товстоногова главным режиссером прославленной труппы. Спектакль выдержан в классической традиции, чему немало способствовала работа художника Алекси-Месхишвили. Сценическое пространство вычерчено строго геометрически, подобно шахматной доске, убранство и костюмы выдержаны в лаконичных черно-серых тонах. Спектакль сопровождает музыка Малера и Шнитке.

 

Как известно, модный авангардизм в театре Товстоногова был у власти не в чести. Чхеидзе соблюдает это правило. Спектакль получился классически строгим, но напряжение в зале было таково, что в конце спектакля многие зрители плакали, хотя и знали, чего ждать в финале.

 

В роли Елизаветы выступила прима театра Марина Игнатова, роль Марии досталась выпускнице Академии театрального искусства. Многообещающая дебютантка, красивая, женственная Ирина Патракова сумела встать вровень с народной артисткой Игнатовой и другими мэтрами труппы.

 

Чхеидзе, как и Шиллер, на стороне Марии, а потому Елизавета у него – хитрая тварь, воплощение бессердечия, коварства и двуличия. Елизавета – «железная леди», Мария – Женщина прежде всего.

 

В итоге этого мощного многопланового действа нет победителей. Игры вокруг власти ведут к невосполнимым потерям: одних уничтожают физически, других разрушают морально. Спектакль десять лет не сходит со сцены и прочитывается на удивление актуально.

 

«Двадцать сонетов к Марии Стюарт» Иосифа Бродского (1974)

 

Наш нобелиат попирает вековые традиции сонета, ломая строй, вводя просторечия, жаргонизмы и ненормативную лексику. Даже щедро введенное чужое слово поэтов-классиков, от Данте и Шекспира, Пушкина и Гоголя до Тютчева и Блока, в общем контексте играет на снижение известных формул любви. Это – скорее ироническая перекличка.


С королевой поэт накоротке, отсюда обращение: «Мари, шотландцы всё-таки скоты». А может, обыграно английское звучание – Scotland, Scott? Да нет, сказал ведь Мандельштам: «Северные скальды грубы,/ Не знают радостей игры». Бродский явно судит ее соплеменников: «Они тебе заделали свинью/ за то, чему не видели конца/ в те времена – за красоту лица». Еще большую свинью заделали несчастной красавице англичане. Со своею «красотой лица» она не вписывалась «в те времена» и погибнуть должна была фатально.

 

Валерий Брюсов посвятил Марии Стюарт строки: «Ты страсти жаждала, как неба жаждут птицы,/ Вся подчинялась ей, тонула в ярких снах,-/ И слышала в ответ название блудницы...» Бродский о том же, но ниже октавой: «Твоим шотландцам было не понять,/ чем койка отличается от трона./ В своем столетьи белая ворона,/ для современников была ты б..дь».

 

Белая ворона не нужна никому: «Шотландия, как видишь, обошлась,/ и Англия, мне думается, тоже». Лишь искусство, по мысли поэта, оказалось способно постичь особую стать королевы. Современникам-соплеменникам «не предвиделось, что двинешься с экрана/ и оживешь, как статуя, в саду».

 

Будущий поэт впервые увидел Марию Стюарт – Сару Леандер на экране: в питерском кинозале крутили трофейную ленту: «Мари, я видел мальчиком, как Сара Леандер шла топ-топ на эшафот». Для мальчика она стала идеалом женской красоты. А вторая встреча произошла, когда земную жизнь поэт прошел до половины и оказался не в сумрачном лесу, как Данте, а в Париже, в Люксембургском саду, где увидел сводившую с ума мужчин Женщину в образе прелестного истукана «в гирлянде каменных подруг -/ французских королев».

 

Имя Марии Стюарт навсегда вписано в Историю, но она не была ее творцом. Бог создал ее для Любви, «что движет звезды и светила». Автор сонетов это понял и потому сказал: «Историю отдай Елизавете». Он прав – их век в истории зовется Елизаветинским.




<< Назад | №5 (224) 2016г. | Прочтено: 50 | Автор: Ионкис Г. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Выбираем кастрюлю

Прочтено: 146
Автор: Мучник С.

«Ах, эта свадьба ...»

Прочтено: 181
Автор: Кротов А.

А.Д.Сахаров – отец водородной бомбы

Прочтено: 90
Автор: Воскобойников В.

Почему богатые так любят офшоры

Прочтено: 234
Автор: «Курс Консалтинг»

Как забыть о болях в спине и суставах?

Прочтено: 95
Автор: Редакция журнала

Берлин. По местам войны и победы

Прочтено: 67
Автор: Патрунов Ф.

Дыхните в трубочку

Прочтено: 67
Автор: Шкляр Ю.

Мильнер, Хокинг и Альфа Центавра

Прочтено: 52
Автор: Мучник С.

Кроссворд

Прочтено: 46
Автор: Шкляр Ю.

Новости

Прочтено: 82
Автор: Кротов А.

Секреты использования микроволновки

Прочтено: 101
Автор: Редакция журнала

Так сказал Конфуций

Прочтено: 61
Автор: Карелин М.

Коррупция в современном мире

Прочтено: 80
Автор: Листов И.

Осторожно, фейк!

Прочтено: 43
Автор: Мучник С.

Умный лагерь "Марабу"

Прочтено: 173
Автор: Редакция журнала

Заметки о «международном терроризме»

Прочтено: 69
Автор: Кочанов Е.

Три ипостаси Эдит Штайн

Прочтено: 54
Автор: Хеккер Т.