Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Журнал "Партнер" >> История
Журнал «Партнер» №9 (228) 2016г.

«Выселить с треском». К 75-летию указа о переселении немц

«Выселить с треском…»

Ирина Парасюк (Дортмунд)

 


К 75-летию указа о переселении немцев Поволжья

 

«Т-щу Берия. Надо выселить с треском. И. Ст.»

 

Этому приказу предшествовала шифрограмма командования Южного фронта:

3 августа 1941 г.

Боевое донесение 28/оп

…………………………..

Совершенно секретно

Тов. Сталину

Главкому тов. Буденному

...немецкое население стреляло из окон и огородов по отходящим нашим войскам. Установлено также, что вступающие немецко-фашистские войска в немецкой деревне 1 августа 1941 года встречались хлебом-солью. Подписи

 

25 августа 1941 г.

«...представляю проект Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) о порядке переселения из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей. ... подлежит выселению 479 841 человек.

Переселение намечается произвести в северо-восточные области Казахской ССР, Красноярский и Алтайский края, Омскую и Новосибирскую области. Л. Берия»

 

26 августа 1941 г. на территорию Республики немцев Поволжья были введены войска НКВД.

28 августа 1941 г. Указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья».

 

Этот день стал началом одного из многих страшных преступлений сталинского режима. Вывозили всех – от новорожденных младенцев до глубоких стариков. А скольких не довезли, один бог знает. Мертвых снимали на станциях, а поезда шли дальше своим скорбным путем.

Всего в годы войны было депортировано до одного миллиона российских немцев.

 

Как это было. Глазами очевидца

Впервые о депортации немцев мне рассказала бабушка. Разумеется, слово «депортация» произнесено не было. (Я даже не уверена, что бабушка это слово знала). Это был рассказ старой уже женщины, много в жизни испытавшей. Пережившей в молодости смерть ребенка. Потерявшей в войну братьев: одного – на фронте, второго – в Дробицком яру Харькова. Похоронившей в эвакуации сестру.

Я так подробно говорю об этом не случайно – бабушка моя была сильной женщиной, не лившей слезы по любому поводу. Так вот, поверьте, у нее дрожал голос, когда она мне рассказывала эту историю.

Эвакуация. Бабушка, две ее старшие сестры, старенькая мама и девочка-подросток (моя будущая мама).

 

Из рассказа бабушки: «Ехали на восток. Как мы ехали... больше стояли. Пропускали санитарные поезда, технику, эшелоны на фронт.

Через несколько дней к нашему составу прицепили товарный вагон. Мы думали – заключенные, очень много было охраны.

Из оцепленного вагона послышался детский плач. Значит, не заключенные, кто-то другие. Подошли, спросили. Оказалось, немцы. Русские немцы, женщины и дети. Двери наглухо закрыты. Слышны плач детей и стоны. Я спрашиваю у красноармейца:


– У них есть вода, еда?

–  Твой, тетка, мужик где? Воюет, говоришь? А их мужики по нему стреляют. Пошла вон! Добрая нашлась. Вон, говорю!


Вечером поздно снова стоим. Смотрим, охрана вроде сменилась. Взяли немного еды. Что там у нас было? Хлеб, молоко, что купили по дороге. Подходим. Двери чуть приоткрыты.


– Товарищ военный, можно немножко им передать. Детей жалко.

– Давай быстро. Да не лезь, не лезь, в дырку просунь.

 

 

Темно на улице, темно в вагоне, смутно видны лица. Женщины все старые. А, может, так показалось. Попросили воды. Принесли. Уже другой охранник. Прогнал.

Так мы и ходили по ночам. Кто пропустит, кто обругает. Раз одну из наших женщин так толкнули, что упала, ногу в кровь разбила. А через пару дней их вагон отцепили. Куда они делись, куда их выбросили? Жилья вокруг не было».

 

Много лет прошло с тех пор, давно нет моей бабушки... а я до сих пор не могу забыть, как дрожал ее голос...

 

Искупая вину перед родиной

10 января 1942 года вышло секретное Постановление Государственного Комитета Обороны № 1123 сс «О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17-ти до 50 лет». В распоряжение НКВД поступало 45 тыс. человек – для лесозаготовок, 35 тыс. человек – для строительства заводов на Урале, 40 тыс. человек – для строительства железных дорог.

 

«Работодатель» – НКВД. Это говорит само за себя. Люди, виновные только в том, что они немцы, были обречены на каторгу. В октябре 1942 года была проведена еще одна мобилизация советских немцев. Возрастные границы для мужчин расширили (от 15-и до 55 лет). Мобилизации подлежали и женщины в возрасте от 16-ти до 45 лет, кроме беременных и имевших детей до трех лет. А четырехлетний ребенок, а пятилетний...

 

Из воспоминаний трудармейца Вилли Гебеля

«...нас, 16–17-летних парней, погрузили в «телячьи» вагоны с нарами и повезли неведомо куда. По пути следования прицепили еще несколько вагонов с немцами-новобранцами, в одном из них находились девушки и женщины. В Омске нас в первый и в последний раз накормили горячей пищей. С этой станции мы ехали уже в сопровождении вооруженного конвоя. Я никогда не забуду ту высокую смертность среди трудармейцев в 1943 году и первой половине 1944 года. Каждое утро из бараков выносили одного-двух покойников. Их клали на ручные сани, везли в ближайший лес, разгребали снег и старые листья и укладывали мертвых, засыпая откинутым снегом: копать мерзлую землю сил ни у кого не было…».

 

 

Из воспоминаний Эллы Бауэр

«Мы молодые были, по 15–16 лет. Норма на одного рабочего была 20 кв. м. Я должна была с этих 20 кв. м снять растительный слой, выкорчевать дерево, если оно попалось, распилить его, сложить, сделать дорогу и откос. Несколько раз было так, что нас не кормили по 3–4 дня, правда, сделали пекарню. Начальник был, как сейчас помню, Решетков Василий Васильевич, пожилой уже, как он над нами издевался! Мы ему говорим: «Василь Василич, но люди ведь уже не могут, как мы будем работать?» А он: «Саботажники, фашисты…»

Так советские немцы самоотверженным трудом искупали вину (какую?) перед социалистической родиной.

 

Всё правильно

Большинство советских граждан восприняли указ от 28 августа 1941 года как должное. Немцы были врагами! Фашистами! Все! Без исключения! Их ненавидели!

Жены провожали на фронт мужей, матери сыновей. Как писали газеты тех лет, «труженики ковали победу в тылу». Тяжело было всем.

 

Возвращаюсь к моей семье. Моя шестнадцатилетняя мама. Моя бабушка – до войны благополучная жена любящего мужа. Tетки, ничего тяжелее карандаша в руках не державшие. Bсе они работали на военном заводе. По две смены. Без выходных. Недоедали. Болела душа за воевавших на фронте мужчин.

 

Но! Они были рядом друг с другом. Они жили в крошечной комнатушке, но своей семьей, а не в стылом бараке с еще сотней таких же несчастных. Им не кричали в лицо «фашисты». Их не охраняли сытые и наглые энквэдэшники. У них была беда, такая же, как и у всех. Общая. Они не были изгоями.

Привлечение в качестве бесплатной рабочей силы заключенных – это была «добрая» традиция советского государства. Но ведь советские немцы не были заключенными. А кем? Спецконтингентом? Спецпоселенцами? Трудармейцами?

 

На войне как на войне. И по сей день многие считают, что эта акция была вынужденной, необходимой, справедливой. Вспоминают американцев, тоже весьма сурово разобравшихся со своими японскими согражданами. Говорят, что от немцев можно было ждать чего угодно, дойди гитлеровские войска до мест их проживания. А почему они могли туда дойти? И почти что дошли! Почему? Тоже советские немцы виноваты?

 

Я всё вспоминаю эту немецкую девочку, Эллу Бауэр. Я сравниваю ее с моей мамой, которая тоже до крови сбивала руки о металлические болванки. Голодала. Плакала, думая, жив ли папа на войне. Но вечером ее могла погладить по голове мама. Поцеловать. Сказать что-то ласковое. А той, молоденькой немке, без вины виноватой...

Разве можно это забыть и простить?

 

13 декабря 1955 г. Указ Президиума Верховного Совета «О прекращении ограничений в правах немцев и членов их семей, которые находятся на спецпоселении». Запрет на возвращение в родные места снят не был. Что касается конфискованного имущества... даже не смешно.

29 августа 1964 г. Указ о частичной реабилитации немцев Поволжья и отмене депортационного Указа от 28.08.41. Запрет на возвращение в прежние места проживания снят. Но... не рекомендуется.

3 ноября 1972 г. Указ, предписывающий свободный выбор постоянного места жительства для немцев. На территории СССР Указ даже не был опубликован.

Апрель 2014 г. Президент РФ подписал Указ о реабилитации депортированных народов.

 

Вот и всё. Как выяснилось, российские немцы не были виноваты. Для того чтобы порушить судьбу целого народа, понадобилось 25 дней – с 1-го по 25 августа. Чтобы восстановить справедливость (хоть как-то) – 59 лет.

И вроде восстановили!

Всё правильно?!




<< Назад | №9 (228) 2016г. | Прочтено: 133 | Автор: Парасюк И. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Суражские ворота, или список Герасимовой

Прочтено: 43
Автор: Полян П.

Как поймать судака по высокой воде

Прочтено: 53
Автор: Метцгер В.

Российская пенсия и социальное пособие

Прочтено: 558
Автор: Рогнер Ю.

Если для хорошей пенсии не хватит стажа

Прочтено: 297
Автор: «Курс Консалтинг»

Жизнь ради физики

Прочтено: 33
Автор: Воскобойников В.

Что говорил Фазиль Искандер

Прочтено: 34
Автор: Генина Н.

Вакцина для борьбы с раком

Прочтено: 64
Автор: Шкляр Ю.

Побывать на Ваттовом море

Прочтено: 48
Автор: Патрунов Ф.

Без дополнительных занятий не обойтись

Прочтено: 115
Автор: Листов И.

Коллекционеры и их поле брани

Прочтено: 25
Автор: ДеВаль В.

Новости

Прочтено: 121
Автор: Кротов А.

О российских женах иностранных мужей... и не только

Прочтено: 167
Автор: Елистратова Л.

Памяти Эрнста Неизвестного

Прочтено: 56
Автор: Парасюк И.

Германия в сезон отпусков

Прочтено: 88
Автор: Кротов А.

Исламофобия охватывает Германию

Прочтено: 56
Автор: Шабан А.

Судоку

Прочтено: 45
Автор: Шкляр Ю.

«Выселить с треском…»

Прочтено: 133
Автор: Парасюк И.