Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Европы
«Партнер» №7 (238) 2017г.

Парадоксы Мартина Лютера

Андрей Лобанов (Кёльн)

 

 

Мартин Лютер (1483-1546) – фигура сложная и неоднозначная. Это отмечал еще Генрих Гейне. Он исходил из того, что Лютер – не только самый большой, но и самый немецкий человек в истории Германии, что в его натуре грандиозно сочетались все добродетели и все недостатки немцев.

 

Поэт весьма точно обрисовал двойственный характер лютеровой натуры: «Он был одновременно мечтательным мистиком и человеком практического действия. У его мыслей были не только крылья, но и руки. Он говорил и действовал. Это был не только язык, но и меч своего времени... Он способен был погрузиться в область чистой духовности; и, однако, он очень хорошо знал прелести жизни сей и умел их ценить, и с уст его слетело чудесное изречение: «Кто к вину, женщинам и песням не тянется, на всю жизнь дураком останется». В нем было нечто первозданное, непостижимое, чудодейственное, что мы встречаем у всех избранников, нечто наивно-ужасное, нечто нескладно-умное, нечто возвышенно-ограниченное, нечто неодолимо-демоническое».

 

Монах-повстанец

Предки Лютера были крестьянами. Детство его прошло в жестокой бедности и крайней строгости. И в родительском доме, и в церковной школе он знал лишь побои и голод. Благодаря состоятельной покровительнице, пораженной способностями отрока, он в семнадцать лет поступил в лучший в Германии Эрфуртский университет, в 1502 году получил степень бакалавра, а еще через три года стал магистром философии.

 

Отец в мечтах видел его юристом, но летом 1507-го неожиданно для всех Лютер принял постриг. Закону он предпочел веру. Он страстно любил Христа – это была мужицкая, простосердечная и назойливая страсть. Он хотел общаться с Богом без посредника, даже такого, как Папа.

 

Возмущенный тем, что он увидел в Риме, куда был послан по делам монашеского ордена августинцев и куда шел три недели пешком с посохом и котомкой, Лютер охарактеризовал Рим как «вавилонскую блудницу» и «вертеп негодяев». По возвращении осенью 1512 года Лютер получил степень доктора теологии в Виттенбергском университете и начал там преподавать.

 

В 1516 году Лютер начал учить древнееврейский язык, достаточно быстро продвигаясь в нем, мечтая перевести Библию на немецкий язык с языка оригинала, очистив ее от поповских искажений. Для него иврит – Божественный язык, богатый и простой одновременно. Он усваивает гневные интонации грозного еврейского Бога. Меланхтон, друг и сподвижник, слушавший речи учителя с университетской кафедры, запишет: «Молниям были подобны иные слова твои, Лютер». Но это были еще не молнии, а только зарницы «великой грозы», которая разразилась в 1517 году.

 

Еретик и ниспровергатель

31 октября, в канун Дня Всех Святых, Лютер прибил к церковным дверям свои легендарные «95 тезисов», среди которых был и такой: «Вечному осуждению подвергаются те, кто учит, и те, кто верит, будто бы отпущением грехов люди спасаются». Решаясь на этот шаг, Лютер следовал примеру Христа, а быть может, и чувствовал себя Христом, изгоняющим торговцев из Храма.

 

В течение месяца тезисы распространились по всей Европе. Святейшая инквизиция донесла на еретика. Римская волчица ощетинилась. Папе нужны деньги: он строит собор Святого Петра в Ватикане. Лев Х не собирается менять планы из-за какого-то взбунтовавшегося монаха. Желая потушить пламя пожара, он вызывает его в Рим. Но удельный князь Фридрих Мудрый, понимая, что дело пахнет костром (а он не собирается лишать свое детище, Виттенбергский университет, такого авторитета, как Лютер), просит перенести разбирательство в Аугсбург. Оно состоялось в октябре 1518 года, но папскому легату не удалось склонить Лютера к покаянию.

 

В Лейпциге назначен второй диспут. Там впервые со всей ясностью был поставлен вопрос, кто же глава Вселенской церкви – Папа или Христос? Вся Римская церковь ответила: «Папа!» Лютер ответил: «Христос!».

Принципиально разошелся он с католиками и в том, что на первый план поставил индивидуальную, личную веру в Бога , а не церковные обряды. Он пришел к отрицанию папства, духовной иерархии, целебата и даже монашества!

 

За диспутом последовало отлучение еретика от церкви. На рейхстаге в Вормсе (1521)  перед лицом императора Карла V «кряжистый Лютер» (эпитет Мандельштама) продолжал стоять на своем: «Я не верю ни в Папу, ни в соборы. Я не могу и не хочу отречься ни от одного из своих слов». (Hier stehe ich – ich kann nicht anders – «Натомстоюянемогуиначе».)

Покинув Вормс, он исчез. Фридрих Мудрый, эта старая «саксонская лиса», предоставил Лютеру убежище в своем замке Вартбург в Тюрингии.

 

Труды и дни Лютера

Он много работал, иногда день и ночь напролет читал и писал. Изучал древнееврейский и греческий языки. Здесь написано им много акафистов, проповедей, посланий, трактатов, памфлетов. Все его писания демонстрируют народное красноречие. В полемических писаниях он не избегает плебейской грубости. Манеру Лютера нанизывать и громоздить обвинения против врагов Ницше назовет «болтливостью гнева». Наблюдая, как этот мужицкий апостол забрасывает противников словесными глыбами, Гейне называет его религиозным Дантоном. Впрочем, громовое красноречие Лютера напоминает и Савонаролу.

 

Стремление к обновлению христианства в апостольском духе, возвращение к истокам – Ветхому Завету и Евангелиям, отличавшее многих реформаторов (гуситов, пуритан, субботников), лежало и в основе лютеранства. Именно благодаря Лютеру, по мнению Гёте, «мы смогли вернуться к первоистокам и постигнуть христианство во всей его чистоте».

 

Среди ранних работ Лютера выделяется наделавший много шума трактат «Иисус Христос рожден евреем» (1523). Для неграмотных масс он стал откровением. Лютер хотел привлечь евреев на сторону своей веры, убедив их в ошибочности ожиданий Мессии, поскольку он уже явился в образе Христа. Лютер призывал христиан протянуть евреям руку, ибо Библия учит: мы все – братья, а евреи – старшие к тому же. Он понимал, что поддержка евреев стала бы веским аргументом в глазах огромной массы немцев, колеблющихся между католицизмом и протестантизмом. Однако его миссионерские усилия пропали втуне.

 

Великий Реформатор

Главной заботой Лютера были всё же не евреи, а немцы. Весной 1522 года он закончил перевод Нового Завета на немецкий язык. «Я хочу говорить по-немецки, а не по-латински или по-гречески. Я для моих немцев рожден, им и хочу служить». Новый Завет в переводе Лютера распространился по германским землям, как пожар в сухом лесу. Мысль о равенстве перед Богом овладела умами бедняков. «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда был господином?» – вопрос этот не сходил с уст многих. Устои феодализма были поколеблены.

 

Олимпиец Гёте, причислявший себя к протестантам, в разговоре с Эккерманом заметил: «Для каждой нации хорошо только то, что ей органически свойственно, что проистекает из всеобщих ее потребностей, а не скопировано с какой-то другой нации. Если же у народа действительно возникла потребность в великой реформе, то и Бог за него, и удача будет ему сопутствовать. Бог был за Христа и первых его последователей. Был он и с Лютером».

 

Крушение иллюзий

Кто знает, представлял ли сам Лютер масштабы последствий его выступления против Рима и Папы? Вряд ли он, ударив в набат,  предвидел, какой крови это будет стоить. Германия заполыхала. Восставших крестьян возглавил Томас Мюнцер – бывший францисканский монах, доктор теологии, последователь Лютера. В толковании слова Божьего он оказался радикальнее учителя. «Всё да будет общим!» Этот девиз одушевлял тысячные толпы крестьян. Только в Швабии число восставших достигло трехсот тысяч. «Куй железо, пока горячо! Раздувай огонь, не давай мечу простыть от крови, не щади никого... Бей, бей, бей!» – это призывы Мюнцера из его воззвания к народу. Крестьяне захватывали замки и монастыри, занимали города. Всё это оборачивалось большой кровью.

 

Восстание внушало Лютеру ужас, восставшие рождали в нем ярость. Напрасно он взывает к ним: «Бог запрещает восстание... Дьявол радуется ему...» Не слышат. Он осудил насильственные действия крестьян, поддержал князей, призвал владык «бить, душить, колоть восставших тайно и открыто, как поступают с бешеными собаками». Сто тысяч человек погибло в течение восьми месяцев. Лютер сам не пролил крови, но он произнес страшные слова: «Я, Мартин Лютер, истребил восставших крестьян; я велел их казнить. Кровь их на мне, но я вознесу ее к Богу, потому что это Он повелел мне говорить и делать то, что я говорил и делал».

 

Однако вина перед крестьянами жгла Лютера. Сам того не желая, он спровоцировал их на бунт. Не в силах их удержать и остановить, он не пошел с ними. Он слышал их ропот: «Предатель!»

 

Крестьянская война «перепахала» Лютера. Хорошо, что он не дожил до будущей Тридцатилетней войны протестантов с католиками, которая охватит Европу, а Германии обойдется дороже всех. В одном из писем Лютера есть такое признание: «Я доныне думал, что можно управлять людьми по Евангелию... Но теперь я понял, что люди презирают Евангелие; чтобы ими управлять, нужен государственный закон, меч и насилие».

 

Лютер переживает крушение многих иллюзий, в том числе и надежду на обращение евреев в свою веру. Он уже не надеется на диалог. Кто не приемлет Христа, может быть только слугой дьявола – такова логика его мыслей. Тот, кого паписты обвиняли в «иудаизации» и называли «полжида», развернувшись на 180 градусов, пишет злобные антиеврейские памфлеты. Долгие годы они оставались не востребованы. Однако на исходе Х1Х века они стали «катехизисом антисемитизма». Взятые на вооружение нацистами, которые день рождения Лютера «отметили» Хрустальной ночью, они стали оправданием Холокоста.

 

Создатель национального языка

Лютер дал своему народу главное – язык. Он дал его вместе с Библией, над переводом которой работал долгих двенадцать лет. В крепости Вартбург, в комнате, где Лютер приступил к этому неподъемному труду, еще сегодня показывают на стене коричневое пятно. Говорят, что во время работы Лютеру привиделся дьявол, и он запустил в него чернильницей. Возможно, ему и впрямь являлся нечистый, мучил, искушал, соблазнял. Лютер верил в нечистую силу, боялся ее, как большинство нижнесаксонских крестьян. Но и сам дьявол не мог остановить этого человека, который принадлежал к тому грубокряжистому мужественному племени, среди которого христианство пришлось внедрять огнем и мечом, но, уверовав, они за свою веру стояли насмерть. Непреклонность и упорство, доходящие до фанатизма,в сочетании с гениальностью,помогли Лютеру осуществитьи этот подвиг – завершить перевод Библии.

 

Работая над ним, Лютер обнаружил поразительное чувство языка. Гейне признается, что для него остается загадкой, как возник тот язык, который мы находим в лютеровой Библии. Он уверен лишь в том, что в течение нескольких лет язык этот распространился по всей Германии и возвысился до всеобщего литературного языка. Шедевром немецкой прозы называет лютерову Библию и Ницше: «Она вросла в немецкие сердца».

 

Об особости протестантской морали

В целом учение Лютера ведет к «заземлению» религии. Лютеранство рассматривает мирскую деятельность, труд человека как служение Богу. Католики, призывая служить Господу, убеждают в необходимости отвернуться от земного. Лютер утверждает: не в бегстве от мира, не за гробом, а в земной жизни человек должен искать спасения. Протестанство взывало к суду личной совести, но жизнь личности должна быть нравственной.

 

Специфически немецкие понятия долга (Pflicht) и нравственности (Sittlichkeit) не поддаются точному переводу. Добросовестно исполненный долг – это и есть, согласно Лютеру, добродетель. Долг немца, учит Лютер, есть труд и послушание, в них – добродетель, а сама добродетель, по Лютеру, и есть благодать Божия. Такова была мораль, которую он завещал немцам и которой они следовали века.

 

«Протестантство оказало самое благое влияние, способствуя той чистоте нравов и той строгости в исполнении долга, которую мы обычно называем моралью», – свидетельствует Гейне. Его знакомец, русский поэт и дипломат, служивший в Германии, в свою очередь признается: «Я лютеран люблю богослуженье, / Обряд их строгий, важный и простой,– / Сих голых стен, сей храмины пустой / Понятно мне высокое ученье». Достаточно сегодня войти в католический собор и протестантскую кирху, чтобы увидеть их принципиальное несходство. За скудостью лютеранского обихода стоят честность и правдивость, исключающая роскошь и патетику. Спустя почти век Тютчеву вторит Мандельштам, крестившийся в протестанство в 1911 г.: «Поучимся ж серьезности и чести / На западе у чуждого семейства».

 

От бунтарства – к проповеди послушания

Внутренней свободе, о которой Лютер говорил поначалу в «Аугсбургском исповедании», в этом символе веры, написанном вместе с Меланхтоном, он с годами противопоставил непоколебимый порядок вещей, якобы установленный в мире Богом. Долг послушания выходит на первый план: христианин должен быть покорным и преданным подданным. Глава Реформации внушал немцам безусловную покорность государю, существующим законам. Позиция Лютера однозначна: народ нужно держать в узде. Вот откуда растет знаменитый немецкий порядок – Ordnung! Бунтовщик превращается в апостола послушания, повиновения. Со времен Лютера послушание стало национальной добродетелью. Великий парадокс состоит в том, что человек, провозгласивший полную свободу христианина в обращении к Богу, духовно поработил немецкую нацию, поставив ее под авторитарное ярмо.

 

Великий реформатор оставил на века свою печать на значительной части немецкого народа – такова была сила его личности! Проходит 250 лет, и философ Иммануил Кант, этические представления которого близки учению Лютера, записывает: «Среди всех цивилизованных народов немцы легче и проще всех поддаются управлению; они противники новшеств и сопротивления установленному порядку вещей».

 

Французская писательница мадам де Сталь призналась, что «почтение немцев к власти, переходящее в восхищение, ранит сердце». Читавшие роман Генриха Манна «Верноподданный» (1914) поймут, что имела в виду француженка. Немецкая интеллигенция вплоть до Первой мировой войны воспитывалась на Лютере. Как у всякой медали, и у этой оказалось две стороны. В условиях нацизма требования подчинения, долга, доведенные до абсурда, связали руки значительной части немецкой культурной элиты и мешали сопротивляться преступной, поистине сатанинской власти.

 

Подводя итоги

В 1983 году Германия отметила пятисотлетие Лютера. Юбилей этот был не похож на другие: ни шумных торжеств, ни новых памятников. И всё из-за отношения юбиляра к евреям. Немцы опасаются гордиться и славить Лютера после Холокоста, как славил его Генрих Гейне. Он оказался запятнан. Как быть с национальным гением? Неужто отдать его нацистам?

 

Спустя два года после юбилея вышел из печати том статей «Мартин Лютер и евреи – Евреи и Мартин Лютер». Его предваряет вступительное слово Иоханнеса Рау. Похоже, это его речь на юбилейном собрании. Читая «Слово», почти физически ощущаешь, как мучительно немцам касаться столь непростой темы. Немалое мужество нужно иметь, чтобы публично оглашать эту постыдную страницу родной истории. Но Рау говорит: «Сегодня мы должны сказать, хотя нам невыносимо это слышать, что у Аушвица есть христианская предыстория. Мы не можем после Аушвица не думать о том, что евреи умирали не только от ядовитых газов в его камерах, но также из-за антисемитского ядовитого облака, которому уже сотни лет».

 

Когда Вилли Брандт встал на колени на месте бывшего Варшавского гетто, он каялся и просил простить не нацистов, а немецкий народ, а стало быть, и Мартина Лютера. Зная, кем был Лютер и каков он был, никто не вправе проклинать его и предавать суду истории, но дать честную оценку его заблуждениям необходимо, тем более что немцы от Лютера не отреклись. Опросы показывают, что Лютер сегодня по значимости и влиянию на умы сограждан занимает одно из ведущих мест.




<< Назад | №7 (238) 2017г. | Прочтено: 98 | Автор: Лобанов А. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Изменения для получателей Grundsicherung

Прочтено: 664
Автор: Редакция журнала

Умеренный протест

Прочтено: 170
Автор: Кротов А.

Где мой спасательный круг?

Прочтено: 237
Автор: Кротов Ю.

Очередное повышение пенсий

Прочтено: 271
Автор: Редакция журнала

Наталья Резник. Одностишия

Прочтено: 518
Автор: Резник Н.

Цена холодной войны

Прочтено: 85
Автор: Горелик В.

Судоку

Прочтено: 25
Автор: Шкляр Ю.

Соколиная охота – царская потеха

Прочтено: 30
Автор: Ришес К.

Гельмут Коль жил и работал для Германии

Прочтено: 147
Автор: Кротов А.

Новости

Прочтено: 124
Автор: Кротов А.

Зрение при полной слепоте

Прочтено: 84
Автор: Шлегель Е.

Очень большая игра

Прочтено: 124
Автор: Кочанов Е.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 24
Автор: Шкляр Ю.

Ребенок в детском саду

Прочтено: 130
Автор: Цирулева М.

Безвиз для граждан Украины

Прочтено: 132
Автор: Пуэ Т.