Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

искусствовед Крайзман Инора,

                д-р фил. Вернер Анна-Мария,

                               Лундин Джастин.


Шведский моряк Дий Репин

и его мечты


Имя прославленного художника, мастера русского реализма Ильи Репина (1844-1930) связано с фундаментальными достижениями русской культуры, своим талантом и силой индивидуальности Репин объединяет россиян в любом конце света. Художник–легенда, его творчество в разных жанрах  воспринимается  как зашифрованный в сюжетах и образах код русской души. «Auf der Suche nach Russland»  «В поиске России» - так  называлась Выставка 100 произведений Репина в  Берлине и Саарбрюкене, 2003г. Художник умер в 1930г. в Финляндии. Трагический феномен в том, что И.Е.Репин и его семья настолько сама Россия - даже оказавшиеся в изгнании, распыленными в разных странах, его потомки стали жертвами  катаклизмов, рушивших Россию после 1917г. Всю историю России первой половины ХХ в. можно  проследить в одной семье.

 

Семья Юрия Репина. Куоккала, 1909г.


Семья Юрия Репина у дома «Вигвам». Куоккала.

 

Внук  И.Репина моряк Дий (Дмитрий, 1907-1935), бороздивший океаны, живший большую часть своей взрослой жизни за рубежем, стал жертвой российской привычки искать «врагов народа», оказался одним из милллионов жертв сталинских репрессий. Он числится в расстрельных списках 1935 г. по Ленинграду, обвинен  как «террорист  подпольного отделения  «Братства Русской Правды» (БРП) и «Русского общевоинского союза» (РОВС). Дело было  заведено НКВД на основании цинично сфальсифицированного обвинения  якобы в «подготовке покушения на Сталина и Ворошилова».


Слово «террорист» позорит имя Репин. Оглядываясь на публикации последних лет о Дие Репине, отметим - непростительно то, что лживое обвинение времен сталинщины, фальшивку и поныне цитируют из публикации в публикацию без разоблачения. А ведь вместо этого хотелось бы услышать о его полной реабилитации в 1991г. «за отсутствием состава преступления»! о расправе над невинным  человеком. Упоминать имя Дия Репина в контексте репрессий  можно только как невинную жертву.


Мы хотели бы по документальным источникам воссоздать конкретные события его жизни, чтоб он встал в полный рост между датами рождения и такой ранней смерти.


Уже ушли из жизни очевидцы тех далеких событий, превратившись в ветви родословного древа. 17 октября 2016 г. во Франции умерла правнучка  великого художника И.Репина Галина Ивановна Дьяконова, последняя  свидетельница  описываемых событий, в детстве видевшая и великого прадеда И.Репина в последние дни его жизни (1930), и дядю  Дия-моряка.


Поиск сведений о Дие Репине продолжался несколько лет. Выстраивая  полученные результаты, мы объединили сведения из Дела П-N79622 Архива УФСБ Петербурга, находки в Бахметьевском архиве Колумбийского университета (Нью-Йорк, США), материалы о Дие из Национального архива Финляндии (Kansallisarkisto)  с документальными находками  в архивах, музеях Скандинавии, частных коллекциях и пр.

 

То, что произошло с внуком И.Репина, произошло со всей страной. Ежегодно 30 октября его имя называют среди тысяч имен невинно репрессированных во время  Акции центра  «Возвращенные имена» у Соловецкого камня на Троицкой площади в Петербурге : «Дий Юрьевич Репин, 28 лет, расстрелян 6 августа 1935г. Реабилитирован в 1991г.».


Мы  обратились к судьбе Дия Юрьевича Репина не потому что он внук  прославленного человека. Дий сам по себе интересен, герой своего времени. Он любил Россию как дед, не по рассчету, душой, и потому связан с Россией намертво….


В Куоккале, пригороде Петербурга, рядом со знаменитыми Пенатами, проживала семья сына академика И.Е.Репина: Юрий Ильич Репин, супруга Паша Андреева (1882- 1929), сыновья Гай (Георгий, 1906-1974) и Дий, проявлявшие с детства творческие способности, мечтая стать художниками, как дед и отец. В годы, когда они подрастали, живопись, творчество было зоной общих интересов семьи. Наибольшие  способности отмечали у Дия, подтверждения находим в письмах деда и отца. Однако, в 1917г. история внесла свои коррективы в планы семьи. Революция в России стала толчком для Финляндии к независимости, финско-российская граница закрылась. Оставаясь жить в Куоккале, семья Репиных оказалась отрезанной от привычных, отрегулированных на годы вперед творческих связей. Обрушились голод, разруха. Становиться художником в такое время  бесперспективно, исчезла среда, дававшая художнику возможность жить за счет своего творчества. Внукам пришлось выстраивать свое будущее не от достижений семьи, а с чистого листа. Гай в 1923 году отправился в пражскую инженерно-строительную школу, 22 года он прожил в Чехии, затем переехал в Германию.

 

Дий Репин, фото из удостоверения личности.

Архив Службы безопасности.

Национальный архив Финляндии.

1925г.

 


 






Дий Репин. 1932г.

 

18-летний Дий, после учебы в Териокском реальном училище вынужден  был отложить задачу освоения потомственного ремесла, не вычеркивая из своих перспектив позже заняться искусством. При поддержке семьи он принял неожиданно смелое решение стать юнгой, учиться профессии моряка, свой  жизненный маршрут и путь к искусству  проложить через моря и безбрежные океаны.


Как найти данные о событиях  жизни  матроса Дия Репина, даты, маршруты его плавания, ведь воспоминаний  он не написал, долгие годы был вдалеке от дома, затем погиб? Восстановить  ход  и  последовательность  событий жизни  репрессированного человека с трудом удается даже на звездных именах, таких как Репин. В этих случаях отталкиваться приходится от документов  Архива НКВД. 


Мы обратились к Главному редактору «Ленинградского мартиролога» А.Я.Разумову (центр «Возвращенные имена» при РНБ, Санкт-Петербург), с просьбой дать нам  сведения из материалов Дела Дия Репина П-79622 Архива УФСБ Петербурга и Ленинградской области. Тексты допросов  со дня  его  ареста  до расстрела -  шифрованный  свидетель последних месяцев его жизни. По таким «делам» миллионы невинных были репрессированы в СССР в годы  сталинщины. Мы попробовали   вычленить голос самого Дия, голос правды из 55 страниц лживых словесных манипуляций сфабрикованного  документа.


Рассказ начнем с 23 января 1925г., когда юный Репин получил Нансеновский паспорт и впервые завербовался в рейс по Северному Ледовитому океану  на деревянной барке "Wanja"  (популярное в Скандинавии женское имя, владелец  швед K.Carlström, порт Helsingborg ).

 





Документ о создании барки "Wanja", 1891г. Публикуется впервые









Барка "Wanja", порт Dover,

1914г.

 










Барка "Wanja", капитан Harald Holmgren, 1905г.

Фотоархив  Морского музея, Göteborg. Публикуется впервые.




Фильма о повседневной работе экипажа барки "Wanja"  нет, однако, увидеть, что именно составляло рабочие будни юнги можно в  YouTube, на примере фильма 1930-х годов «Windjammers: The Last Grain Races» («Винджаммеры. Последние зерновые  гонки»). Кто способен на такую запороговую  отвагу, выматывающий, адский труд, и, споря  в сноровке с чайками, подняться на мачты и стеньги, по штормтрапу (веревочной лестнице)  для работы с парусами, поставить  нижний брамсель, затем верхний марсель... без страховки... Кроме скользкого такелажа – в запасе у юнги лишь молитва, больше надеяться не на что.. 


На фото перед первым рейсом новоиспеченный юнга  - совсем ребенок. По фотографиям проследим, как он мужал и менялся, попав в экстремальные условия одного из самых опасных мужских занятий. Теперь  у Дия  новый плавучий дом  и трудовая семья – команда корабля, с которой он плавал более 20 месяцев.

 

Маршрут барки "Wanja", весна-лето 1927г.

Сведения из Архива Морского музея Göteborg.

    

В шведской судоходной газете «Swedish Shipping Gazette» N15-38 за апрель-сентябрь 1927г. обнаружены названия портов  региона Скандинавии, в котором курсировал корабль "Wanja", упомянуты несколько рейсов судна, плававшего с различными грузами между финским портом Mäntyluoto, шведскими портами Umeå, Göthenborg, Härnösand, и датским  портом Ålborg (Архив Морского музея Göteborg, фонд периодики).

    

Внук художника И.Е.Репина привыкал  к своей новой жизни, подчинился строгой дисциплине на корабле, превращавшей ватагу  в пестрых дранных одеждах - в трудовую корабельную команду, подчинявшуюся командам, пересыпанным солеными жаргонными словечками боцмана. Морская удача была спутницей Дия. К большой чести долговязого домашнего мальчика из элитной семьи, привыкшего к материнской опеке, он не удрал под ласковое теплое крыло родного Вигвама (дом отца), и Пенат (усадьбу деда в поселке Куоккала), но наоборот, в порядке успешного развития карьеры, грезя  вырваться  в южные  моря и океаны - уже думал о Навигационной школе Gustav Erikson, шведа, владельца крупнейшего парусного флота в мире в 1920-1930-е  годы.


Кабинет Gustav Erikson

    

Одна из плавучих баз этой школы располагалась на винджаммере "Killoran" (винджаммер – выжиматель ветра, парусный корабль), приписанном к порту Mariehamn. В письмах И.Е.Репина есть намек деда на протекцию, однако, обучение оказалось не дешевым. В Морском музее Аландских островов,  Alands  sjöfartsmuseum, в архиве порта храняться платежные документы:  начиная с января 1927г., Репины  в несколько приемов  внесли 12000 финских марок за будущее обучение Дия. 

      


Платежные документы Дия Репина.

В 1927-1928гг. оплачено 3000 финских марок за учебу в  Навигационной школе Gustav  Erikson на парусном судне "Killoran". 

Публикуется впервые. 










Платежные документы Дия Репина.

Запись 7 марта 1928г. об оплате 500 финских марок за  учебу  Дия Репина в Навигационной школе  Gustav Erikson на парусном судне "Killoran". Фрагмент. 

Публикуется впервые 

    

Направляем  и мы  нашу подзорную трубу на  Mariehamn, в «Aland Maritime Museum & Pommern» - перенесите это название на You-Tube и погуляйте по замечательному музею. До города Mariehamn  (Гавань Марии) от Куоккала далековато, однако, тоже земли не чужие (см. в YouTube «Mariehamn, land Islands, Finland»).  Дед мог рассказать Дию о том, что Аландские острова еще 10 лет назад были частью Российской Империи. Центральный  город  Mariehamn основан в 1861г. русским имератором Александром II (1818-1881) и назван в честь его супруги — императрицы Марии Александровны (1824-1880). Под названием „В Финляндии открыли памятник российской императрице Марии Александровне“  см. в You-Tube момент открытия памятника, 2011г. Автор - скульптор А.Ковальчук.

    

Потомки императорской четы  приобрели  немало  произведений И.Репина. Их сын, князь Владимир Александрович, высочайший  покровитель Академии художеств, портрет кисти И.Репина которого Вы недавно видели в фильме «Нюхач», в 1873 г. приобрел  картину «Бурлаки на Волге» и отправил ее в Вену на Всемирную выставку. Илья Репин, молодой выпускник Академии, в одночасье получил достаточно прочное положение в художественной среде и материальную независимость, гонорар составил 3 тысячи рублей.

     

Наследник российской короны, император Александр III (1845-1894), брат князя Владимира Александровича, в разные годы купил несколько  картин, среди  них  «Запорожские казаки пишут письмо турецкому султану» (1880-1891), прославившую  мастера. Вознаграждение позволило автору приобрести усадьбу Здравнево под Витебском.

 

И.Репин. Запорожцы пишут письмо турецкому султану.

х.м., 1891г. ГРМ. Петербург.


И.Репин. Прием волостных старшин императором Александром III.

х.,м. 1884. ГТГ. Москва.

У картины стоят прапраправнуки И.Репина.

    

Император с семьей запечатлен на полотне И.Репина «Прием волостных старшин императором Александром III во дворе Петровского дворца в Москве» (1885-1886). Холст, масло. 294x490,5 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва».

     

На фото перед картиной стоят ошеломленные  прапраправнуки И.Репина, приехавшие  в 2011г. из Франции, чтоб  посетить мемориальные места, связанные с И.Репиным в России, Украине, Белоруссии. Впервые увидев оригиналы сотен грандиозных произведений своего прапрадеда, развешенных в нескончаемых анфиладах музеев, выставочных залов, они были шокированы не только титаническим диапазоном свершенного их великим предком, его вкладом в мировую культуру - праправнуки открыли для себя – самих себя... Взрослые люди были потрясены тем, какой мощи потенциал таится в их собственных генах. Ведь до приезда в Россию все считали себя заурядными людьми (среднестатистические французские интеллигенты, их профессии - программисты, инженеры, педагоги, массажисты, никто из них рисовать толком не умеет). Их русский ресурс и неповторимость затаились во Франции почти на 90 лет. Но гены хранят репинский потенциал – это как ресурс гениальности, золотая жила, заложенная в недра каждого из более 40 потомков французской ветви отпрысков И.Репина. Гены знают, когда, в ком и как себя проявить.


Вернемся к венценосным заказчикам.

Супруга Александра III императрица  Мария  Федоровна в 1912г. заказала Юрию Ильичу Репину, отцу Дия, картину «Тюренчен. В славной смерти вечная жизнь» на тему русско-японской войны (лестно иметь  коронованных клиентов).


Ю.И.Репин. Тюренчен. В славной смерти вечная жизнь. 1912-1914гг.

х.,м. Фрагмент. Приморская картинная галерея, г.Владивосток.

    

Произведения деда из его каждодневной работы в мастерской, со стен  Пенат и музеев сошли в голову Дия. По державным клиентам, элитному кругу гостей Пенат, широте охвата общественной деятельности Ильи Репина и просветительскому лекторию  в репинские «среды» представлял Дий - его  дед  был и есть гордость России, его дед  и есть Родина. А для россиян И.Репин из провинциальной Куоккалы поднимался над неразберихой событий, политических веяний времени, преданный своему многострадальному  народу.

    

Итак, юный Дий Репин  спешил в Mariehamn. Он покинул отчий дом 25.09.1927г.  (о чем дед сообщил  в письме друзьям). И отправился  в главный порт Аландских островов Mariehamn не один, а с приятелем 18-летним Veijo Esaias Toivola  из Терийоки, где жила его семья – отец  финн Тойвола  (Toivola)  Вильгельм  Матвеевич  и мать Порошина Надежда. 27.09.1927г. оба поставили свои подписи в книге порта, были  приняты юнгами на "Killoran", специализировавшийся  на перевозке  сахара, древесины, угля, удобрений, и, главное – доставлял в Австралию пшеницу, как и многие винджаммеры торгового флота G.Erikson.

 

Парусный  трехмачтовый корабль "Killoran".













Книга  порта Mariehamn. 1927.

Публикуется впервые



Список команды "Killoran". 27.09.1927г.


Дий Репин. Veijo Esaias  Toivola. Запись от 27.09.1927г.

Фрагмент списка.

 

Парни ослеплены красотой  форм, белизной парусов и счастливые поднялись на корабль.

Перед нами список команды "Killoran"  от 27.09.1927г., он подшит в Книгу Порта и храниться Aland Maritime Museum, Mariehamn. Сюда внесены фамилии и сведения о капитане  Ragnar Lindholm и 26 членах его шведско-норвежско-финско-русской команды. Говорящих по-русски в команде двое - Д.Репин и Toivola.


Этот щеголеватый денди - юнга барки "Killoran"Дий Репин.

Удостоверение личности. 1928.

Документ публикуется впервые


Морской музей, Mariehamn, Aland.

 

Рукой Дия  вписанны в строку N19  даты: рождения 17.3.1907, начала  плавания 27.9.1927г., и через  2 года  внесена дата списания с корабля 16.10.1929г. в порту Antwerpen. Дий  проработал на "Killoran"  22 месяца и 6 дней, получил расчет  53 франка 5 центов. В команде  весь букет представителей скандинавских стран, за этим - многоголосие, взаимодействие традиций, смесь нравов, создававших красочный фон новой жизни на плавучем  островке.       

      

За плечами  Дия  уже был интернациональный состав экипажа шведской барки "Wanja". Необходимость единого  средства общения пестроязычной команды приводила к появлению гибридного языка, Дий уже  ориентировался в скандинавской лингвистической семье.  

     

Нам посчастливилось установить подробный маршрут "Killoran" 1927-1929гг. Из Европы корабль шел, огибая Африку, а из Австралии на восток, огибая мыс Горн - «Cape Horn», самое коварное место мирового океана, где  вдрызг разбивались суда и судьбы (см.  на  YouTube: «The Last Cape Horners»). В былые времена статус избранных, побывавших  у «Cape Horn», отличала серьга в ухе, в каждом трактире им полагалась бесплатное угощение. Дий, из благородного семейства, серьгу не носил.

 

"Killoran". Праздник Нептуна. Датируется до  29 января 1928г.

Фото из семейного архива матроса N10 Hjalmar Öhman.

Фото публикуется впервые

    

Однако, в  рейсе "Killoran" при пересечении Экватора обязательно устраивался  праздник Нептуна, когда все рядились в пиратов, морскую нечисть, русалок, водяных и прочих чудищ в противогазах, скандинавы разукрашивались в африканцев. Нам посчастливилось получить из семейного архива матроса Hjalmar Öhman любительское фото празднования дня Нептуна экипажем "Killoran". Датируется до  29.01.1928г.

    

Из  Дела П-N79622  мы добыли названия кораблей, и уже рассказали  о них, но хотелось большего. Узнать  судьбу юнги, моряка  равносильно тому как собрать брызги океана. Их лица и характеры  отпечатываются лишь в памяти членов команды, но она быстро обновляется, и осколки воспоминаний об этих людях спустя  рейс уже разбрызганы по континентам. Кто соберет их и восстановит события на корабле? Для этого  предстояло найти потомков моряков команды. Это не просто, но наши усилия были вознаграждены. Удалось узнать сведения о судьбах  некоторых моряков рейса Дия, получить фото, воспоминания, восстановить драматизм далеких событий, в основном, это грустные истории. Мы продолжаем поиск.

     

Стремясь попасть на "Killoran", юноши не знали, насколько опасна  предстоящая учеба, как много человеческих потерь на корабле уже было и еще предстоит... Бывалые  моряки боялись наниматься на этот корабль, его конструкция такова, что при  штормах, шквальном ветре, морская волна  чаще, чем на других кораблях, заливала  палубу, разбивая и унося в пучину на дно морское  штурвал, мачты, а вместе с ними  алчная безжалостная стихия утаскивала моряков - всех, кто попался. Однако, новичкам, как правило, крушения и людские потери заранее не известны.


Начав работать, Дий узнал: капитан  швед Ragnar Lindholm на "Killoran" возглавил экипаж недавно, в 1927. Добрый, честный, исполнительный профессионал, большая удача учиться под руководством такого человека. И все же, он вошел в историю как «невезучий капитан». Суда, на которых он плавал, бесконечно попадали в штормовые условия, гибли юнги и моряки... Капитан  R.Lindholm  писал правдивые отчеты  хозяину G.Erikson  обо всех происшествиях.


      Ragnar Lindholm - капитан  "Killoran"

с 1927 по  1933гг.

 

Веками матросы были просто расходным материалом парусного флота.. К таким потерям относились как к неизбежности, верна была старая пословица «все люди делятся на живых, мертвых и плавающих в море»....  

 

Никому не ведомые герои.

Матросы на мачтах  соперничают с чайками.

 

Изучим список команды парусного судна "Killoran", на котором  плавал внук художника И.Репина Дий Репин. В поисках сведений о судьбе  члена команды N19 юнги Дия Репина, нам удалось найти круг общения, потомков  моряков его команды, мы пошли по следу дальше и сумели  связаться с Mikael Staffas  и Maria Thomasson  из поселка Kökar  на Аландских  островах, откуда  родом  матрос  N10 Hjalmar Öhman. Новая добыча  – фото из  семейного архива, частично атрибутированное: из четверых известны двое слева, это Hjalmar Öhman, он в списке команды под N10,  и его друг Matte Brünström, N11 (в обязанности Matte входило  поддерживать дисциплину и чистоту на судне). Имена моряков, стоящих рядом, не известны, попробуем  сличить  с портретами Дия на документах...

    

Матросы "Killoran" в увольнении. Слева Hjalmar Öhman и Brünström.

Датируется до  29.01.1928г. Фото  публикуется впервые.


Все разом работали, ведя корабль по просторам, но смерть приходила к каждому отдельно. Этой стороны  мореплавания редко касаются, предпочитая говорить о героизме и  романтике... Наказывать  руководство команды кораблей за людские потери, за сорвавшихся с мачт,  утонувших моряков, стали лишь в XIX веке.

     

Можно подумать, все эти детали значительно растянут рассказ, но вы хотите заглянуть в жизнь Дия Репина, так посмотрите на то, что ему пришлось пережить...

     

Перед  приходом Дия на "Killoran"  двоих моряков смыло с палубы вместе со штурвалом. Это были  Alf Charles Hilding Petersson (41 год)  из финского города Pargas, и Helge Daniel  Aas (21 год), из норвежского города Drammen, они исчезли в бездне морской  в момент изматывающего  шторма, лишь их фамилии в судовом журнале  напоминали  команде, что  эти двое недавно были на борту... спасательные действия  представляли  угрозу для  остальных  матросов, жизнь которых и так была на волоске...

      

После каждой потери команда молилась, о чем  сообщает  судовой журнал: «Ваша могила не украшена цветами... Пусть Бог простит Вам Ваши прегрешения»... Это малоизвестная, и страшная реальность  мирного  торгового флота...                    

     

Вместе с Дием более 2-х лет плавал юнга - финн Otto Rabbe Wrede, 1908г.р.,  из поселка Värälä, (Finland). На глазах Дия он  упал за борт, но по счастливому стечению обстоятельств был спасен...  

       

Представим себе, что творилось в душе юнги Репина и всей команды, следующей жертвой дьявольского коварства океана мог стать любой... В плавании Дий был свидетелем нескольких трагедий, но не жаловался  в письмах семье, берег своих  близких.

    

Продолжаем поиск сведений о судьбах матросов кораблей, на которых плавал юнга Дий Репин, ведем обширную переписку. Нам ответила внучка матроса Hjalmar Öhman - Casey Öhman, живущая в Канаде. Casey рассказала:  работа ее деда была  связана с монтажом мачт, парусами, поведала историю из жизни команды, услышанную в детстве. По дороге в Австралию экипаж был на грани катастрофы, буря сокрушила конструкции, в один момент судно накренилось так, что изломанные  мачты  оказались горизонтально в воде, еще миг... вздыбленное море поднимало корабль до небес и обрушивало в преиспорднюю, заставляя  моряков из последних сил цепляться кто за что  мог, но кого это спасало... Постепенно  кипящая стихия отступила...

     

29 января 1928 г., после  опасного рейса, "Killoran" тяжело и с потерями достиг Австралии, вошел в  порт Adelaida. Шестеро крепкотелых парней из  команды, в их числе ее дед, ушли будто бы в увольнение, но, напуганные опасным рейсом, сошли на берег и на электричке удрали из Adelaida, дабы полиция не арестовала их, когда капитан объявит розыск. Пережив потрясение, выжив в страшном шторме, они опасались в обратном рейсе быть смытыми в пучину... Фортуну не следует испытывать, она  уже дала  один шанс выжить... Не удерживала беглецов и зарплата, H.Öhman, например, зарабатывал 300 финских марок в месяц, но жизнь дороже. Вот их имена : Brünström, Holger  Pol  Sorensen, Axel  Ekman, Erikson  и  Hjalmar Öhman. Кто виноват? Опять капитан  Lindholm...?  

    

Дий  был  свидетелем  всего, шел четвертый месяц его плавания на "Killoran", но  он  неустрашим, у него хватило силы воли, рискуя  жизнью, остаться, выполняя дальше этот  каторжный труд. Бесстрашие, мужество - прекрасные качества, сохранившиеся до конца, помогают лучше понять  неординарность Дия, ведь по сути эта обыденная работа - подвиг, осознав тяжесть которого, мы как будто наново познакомились с внуком  И. Репина, чуть ближе стали к пониманию масштаба его индивидуальности, силе духа молодого морского волка. Мы догадываемся - позже  эти-то особенности характера и подтолкнут матроса Репина к нелегальному переходу границы, и к гибели...  Матросу не говорят спасибо, не аплодируют - изо дня в день подвергаться опасности, ставя на карту жизнь – суть профессии. Есть ли  вообще что-то непреодолимое для  парня с таким опытом?


Будь побольше  в России таких как Дий,  другая была бы история России, да и сама Россия. Запомните Дия таким, это будет оправдательной силой против измышлений НКВД, из-за которых он погибнет.


Стоп, все правильно, но если бы Дий остался в Аделаиде - уцелел бы...?

Юнга Toivola тоже  не робкого десятка, тогда  не бросил друга. Однако,  позже он уже официально получил рассчет и покинул корабль в следующий заход в порт Adelaida  6 марта 1928г. после 5 месяцев и 8 дней плавания на судне, о чем свидетельствует строка N24 в списке команды корабля.

    

Людей моря в течение всей жизни сопровождают различные суеверия, неписанные правила. Одно из них – поверье о том, что носовой свес корабля, гальюнная фигура  в виде обнаженной женщины, способна смягчить своим видом ярость морской стихии. Носовой свес  "Killoran" украшала девичья фигура, но не обнаженная, а в античной одежде, выполненная из дерева.

    

Носовой свес  "Killoran",

гальюнная фигура.


 

 

При этом совсем другое  отношение к женам и подругам, женщина на корабле - плохой знак. Тем ценнее прекрасное семейное фото: в капитанском салоне капитан Ragnar Lindholm с супругой Junis, посетившей корабль. Их дочь Hjördis Skrifvars в настоящее время живет в Mariehamn.   


 

Капитан "Killoran" Ragnar Lindholm с женой Junis

в капитанском  салоне. 1929.


Готовя эту статью, мы связались по телефону с Gunvor  Erikson-Hjerling - внучкой и наследницей  Gustav Erikson, бывшего короля шведского парусного флота, до 2016г.  20 лет  возглавлявшей Консульство Германии на Аландских островах  (автономии в составе Финляндии). Надеялись получить из личных  реликвий  семейного архива Erikson видео и фотоматериалы, предполагая на фото среди экипажа обнаружить Дия Репина. К сожалению, ожидания оказались напрасными.              

Как изменился мир: шведка, семья которой вошла в историю  шведского торгового флота, понесшего  невосполнимые потери от фашистских боевых крейсеров в годы  Второй мировой войны, была консулом  Германии на Аландских островах.

     

Однако, Дию и парусному трехмачтовому  красавцу еще предстояло встретиться  в картинах Gösta Werner, художника-мариниста, плававшего на Killoran, главного свидетеля и летописца  команды. Картины не заменят фотографии, но, что важнее всего - это их документальность.

     

Учиться живописи, стать художником - все, чем одержим был Дий Репин, осуществилось у  шведского юнги Gösta Werner (род. 1908 г. -  согласно данным Wikipedia  умер в 2009 г.), пришедшего в команду "Killoran"  перед  списанием Дия Репина с корабля.

 

Одна из картин G.Werner – почти метрика с точными сведениями о "Killoran": 3-х мачтовая барка, построена в шотландской верфи Troon 1900г., порт приписки Mariehamn.

Gösta  Werner  у штурвала.

Картина G.Werner – своеобразный документ корабля "Killoran".

 

Вот она, волшебная сила искусства, картины G.Werner позволяют нам мысленно взойти на парусный корабль и уплыть подальше от трагической реальности «Дий Репин погиб, расстрелян»; «Killoran» уничтожен фашистами в 1940 году». Искусство пробивает пролет во времени, их жизнь продолжается. Браво, маэстро!

    

Судьба распорядилась так, что G.Werner, прожил 100 лет, в три раза  дольше Дия Репина. Прошел путь от юнги, моряка, метеоролога, капитана, автора книг, кинорежиссёра-новатора до профессора Стокгольмского университета - просто потому, что там, где он жил не свирепствовал кровавый режим, людям давали учиться, творить. Режиссерские и операторские эксперименты G.Werner, вошедшие в историю кино, можно  увидеть в интернете. Добившись успеха, G.Werner сменил съемочную площадку на ателье художника, осваивал живопись в Парижском  и Стокгольмском художественных вузах, в зрелости  создал десятки марин - визуализированных морских посланий, похожих на окна в жизнь моряка.. Композиции, техническое решение некоторых картин черпал из своего кинопрошлого, на одном холсте рядом помещая серию сюжетов, будто проецируя одновременно несколькими кинопроекторами наплывающие одно на другое симультанные  воспоминания. Монтажный принцип построения композиции позволил автору рассказать о человеке и стихии гораздо больше: увидеть жизнь в море с высоты птичьего полета, одновременно показать что происходит на палубе, на мачтах, в океане.


Картины как окна, выходящие прямо на ТУ палубу, именно в ТОТ момент, когда почти век назад Дий, Toivola, G.Werner, Wrede, Ohman и др. несли вахту, управляли парусами, поднимали якорь. Они лучше всяких высокопарных слов дают представление о том, как провел Дий Репин 10 лет своей жизни в море. Мы собрали  факты о матросе Дие Репине, а художник проиллюстрировал их.

    

Здесь нет автопортрета самого автора, нет и портрета Дия Репина, но  мастер, никого не выделяя, показал  среду несгибаемых, стальных парней,  а заодно позволил заглянуть в душу моряка, где  прячутся нежные струны человека-скалы, беззащитного  перед  властью зла, природного и человеческого.

    

Когда мы с берега умиленно любуемся судами, грациозно бегущими  по  изумрудной  бесконечности пенного моря, вспомните за этой внешней, завораживающей стороной об их вечном двигателе - мускульной силе матросов, о которой  подавляющее большинство из нас не имеет ни малейшего понятия. Вспомните, каждый матрос может стать художником, поэтом, музыкантом, ученым – только бы дали доплыть до мечты...



Художник Gösta  Werner.

1975.











Gösta Werner. Капитан.

 



 


Gösta Werner. Вахта.


 









 G.Werner. Экипаж.

 

 

 



Команда "Killoran",

как звенья механизма.

 






 



Gösta Werner. Рабочее утро.

 

Корабль это плавающий остров-коммуна, на котором иной уровень ответственности, как гаранта выживания экипажа. Энергия каждого инвестируется в одну общую, не зависимо от отношения стран, из которых  парни родом, цвета кожи матросов. В многонациональном экипаже корабля все друг другу чужие, но общими усилиями они создавали атмосферу, превращая корабль в общий дом. Команда корабля, если повезет - это идеальная модель мира.

Gösta Werner. Матросы на мачтах


 Не всегда удается найти названия картин G.Werner, но помогают тексты, фрагменты писем, имена на шведском, финском языках,пр. помещенные художником внутри композиций, придающие морской теме человеческое  измерение.

Были у моряков и свои забавы - татуировки, как дембельский альбом  для русского солдата, воспоминания в картинках  на всю жизнь. Татуировки русалок и девушек, имена любимых и кровоточащие сердца,  якоря, талисманы-ласточки, дельфины - «шедевры» вульгарно-народного искусства, когда-то они  считались  своеобразными оберегами от дурного глаза, злых сил, несчастного случая. G.Werner ироничен, мудр, не  назидателен,  даже в своих тату-картинках демонстрирует легкое решение вековых вопросов.

     Корабль это остров-коммуна


Существует  тысяча историй о том, как с флотским шиком, игнорируя устав, проводят моряки свой досуг в увольнении между рейсами. G.Werner  и это изобразил в рамках темы тату. Никогда Дий не рассказал бы нам то, что об этой стороне жизни, о портовых развлечениях и сердечных приключениях моряков рассказал  мастер, темпераментно, жизнелюбиво,  вызывая у зрителя улыбку.

 

Gösta Werner.

Hands  across the sea -

Руки через море   

 

Одно из произведений  названо крылатой латинской фразой «Mementō morī» - помни о смерти... Зачем нам этот торс  с шаржированной  сладострастной девицей из матросских снов и баек о бурной жизни моряков в портах, куда из морского ада и мрака  они приплывали, потрепанные  штормами, и кидались в развлечения, наверстывали упущенное, пытаясь  добрать, исчерпать свое. Тут же на видных местах  утомленного тела вчеканивалось пережитое: «True love» - настоящая любовь, «Ann Forever» – Анна навсегда. Ведь завтра им предстояло опять уйти в океан, в  рискованный рейс, как на фронт, как  на войну с превосходящими силами врага...

    

Лучше всего рассматривать  тату-картинки, добавив музычку: см. на You Tube  видео «Ajopuut – Killoran». Даже сдержанные скандинавы давным-давно создали балладу о моряках легендарного "Killoran", пережившую сам корабль.

    

Сокращенный перевод баллады : «...Мы прибыли работать на корабле под названием «Killoran», отплыли в Котку, загрузили древесину. Капитаном был Андерссон, справедливый человек, и он знал, как плыть в город Халл... В Амстердаме мы жили, как богачи, пили и  весело плясали. Есть еще Роттердам, но Дженни мы забыли в Лондоне....» 

     

После таких откровений закономерен вопрос: есть ли какая-либо информация о том,  как Дий Репин вел  себя в портах на берегу?


В поисках ответа запросили  Архив  полиции  региона Аландских островов, хранящийся в  шведском городе Lund. Ответ пришел  оптимистичный – за 1925-1935гг. в документах полиции ни одного упоминания о Дие Репине в отчетах полицийского ведомства по региону, в делах о нарушении общественного порядка моряками .

    

В маршруте за 1927-1929 гг. плавания Дия Репина на винджаммере "Killoran", указаны даты и порты посещенных стран. G.Werner назвал одно из произведений „Hands across the sea» - руки через море. А от себя добавим «Матросы - люди мира». Торговые корабли и их экипажи, по сути, осуществляют миротворческую функцию, являясь коммерческими  мостами  в экономике, политике  и жизни  государств, разбросанных в разных полушариях планеты.

 

Маршрут "Killoran"





Gösta Werner плавал на кораблях "Borg", "Chapman", "Killoran", пр.

     

Как воспоминания - названия портов и кораблей  «Killoran», «Borg», «Chapman», на которых  плавал G.Werner.

     

Для своих произведений художник  использовал  холст, бумагу и даже парусную ткань, как метафору из жизни под парусами. Он  окунал свои кисти в краски моря – потому море дышит  и плещется  в его полотнах...В городе Simrishamn создан мемориальный музей G.Werner, проходят выставки, изданы книги, каталоги. Связались с его сыном  Peder Werner (Stockholm) и передали эти материалы о команде "Killoran", возможно, они войдут в следующую книгу о его отце.

    

В трагическом  1929 году болела и умерла Прасковья Андреева, мать матроса Дия Репина. Овдовев, Юрий Ильич Репин  не мог преодолеть незаживающее  отчаяние  внутри, духовно умирал. Сам  сделал  два надгробных  памятника с надписями, не только для  могилы жены - рядом с ее могилой он поставил надгробие для себя. Дий расстался с "Killoran", сошел с рейса в Antwerpen 16.10.1929г. и вернулся в Куоккалу, чтоб  поддержать в горе отца, он надолго задержался  дома.

    

Куоккала. Когда-то Илья Репин был гением этого места, наполнял смыслом каждый день, создавал поток событий, Пенаты были центром притяжения, катализатором культурной жизни  региона. Репинские «среды» - островок Родины, озаряли теплой надеждой нищее существование русских эмигрантов.

    

Но 29.09.1930  умер дед. С этой двойной потерей опустел дом, в  жизни наступил вакуум. Дий помнил особый мир интереснейших людей, окружавших  семью Репиных. Как было заразительно  и недосягаемо то, что делали отец и дед, организация  их жизни  подчинялась творческим целям. Общение с дедом всегда переводило в другое, высокое  измерение...

    

Позже Дий  не гнушался любой работы. Легкий на подъем, ведь место, где есть работа – уже не чужбина, Дий  получил на курсах вождения в Выборге новую профессию водителя грузовых машин, и отправился в Бразилию работать на строительстве железной дороги между городами Santos и São Paulo. Вернувшись оттуда, он не находил работы. Обветренный полярными ветрами, опаленный солнцем экзотических широт, Дий под прессом своих настоящих устремлений, глубоко запрятанных еще в юности, различал в далеке форватер своей будущей жизни, сориентированный  на свет нового маяка - Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры, так в то время называлась Академия художеств, один из лучших творческих вузов России, где его дед прошёл путь от студента до ректора и воспитал несколько поколений талантов. И.Е.Репин канонизирован в официальном советском  реалистическом искусстве. Среди нынешних художников, преподавателей живописи, есть  ученики и поклонники творчества деда, надеялся - они вложат в него больше знаний, чем в других художественных вузах.  Забегая вперед, отметим, вскоре этому учебному заведению присвоят имя И.Е.Репина, а рядом с Академией в 1952 г. улицу  назовут  именем И.Репина, но Дий, внук художника, этого уже не узнает.

    

А тогда будущее  просматривалось ясно: пора, наконец, дать выход своему творческому ресурсу. Овладеть техникой живописи, рисунка -  вероятно, для Дия это способрассказать об увиденном и пережитом. О том, как врастает моряк в водную стихию, рискуя жизнью ежеминутно, день за днем, не в силах с нею расстаться, такой  красоты и свободы нет на материке. Дий готов был свернуть горы, чтоб  учиться и жить в необозримой и мощной, как океан, стране, не собирался прозябать и приспосабливаться к провинциальной жизни  местечка Куоккала, с его  крохотными возможностями, результаты  которых всегда несоизмеримы  с затраченными усилиями.

  

В годы плавния приходилось решать масштабные и сложные задачи, после которых  предстоящая учеба в художественном вузе  в благоустроенном  Ленинграде  предвкушались  как  сплошное  удовольствие.

 

Визы Дия до 1933г.

Визы. Перевод на русский язык.

Идентификация продлевается до 29 мая 1933 г.


Удостоверение Дия Репина, завизированное до 1932 г.

Фото Дия с судном "Killoran"

    

Для учебы нужна была виза на въезд в СССР. В удостоверениях Дия-матроса визы проставлены до 29 мая 1933, заверены всей вертикалью сыскной власти, скреплены печатями МИДа Финляндии, начальников  полиции и ленсманов, пр. – веский аргумент, доказательство  полного доверия властей. Визы позволяли Дию плавать на судах, а значит, пересекать границы государств, посещать порты разных стран, континентов. Как теперь нам стало известно, финская сыскная система неусыпно следила за семьей Репиных, и была хорошо осведомлена о положительном  моральном облике Дия Репина, он не состоял в антисоветских подпольных организациях Куоккалы  и региона, иначе это неминуемо было бы отражено в отчётах полиции. Репутация Дия у финских и шведских властей – хорошая, в его поведении не было замечено ничего подозрительного, неблаговидного, мы вправе опираться на этот непреложный факт в расследовании дальнейших событий его жизни, это станет доказательным основанием против фальшивых обвинений НКВД.

    

Теперь Дию Репину нужна была лишь одна виза на последнее в его жизни  пересечение границы с СССР. В начале 30-х годов он  подал прошение в советское консульство г.Выборг о выдаче разрешения на въезд в Советский союз. Отказ был воспринят как недоразумение. Внук  И.Репина не нужен России?

   

Феномен свой-чужой трагическая тема в истории России ХХ века, особо драматична она на примере семьи Репиных.


 

Татьяна Ильинична Репина-Язева с семьей дочери.

Витебск, Белоруссия, 1927.

    

При жизни деда, приезжая  в отпуск из плавания, Дий слышал о кровавых событиях в СССР. Докатились они и до семьи Репиных. Все были напуганы, когда в средине 1920-х годов дочери И.Репина Татьяне Ильиничне Репиной-Язевой с семьей, малолетними внуками, власти Здравнево, Белорусского имения И.Репина, подготовили анкеты на предмет выселения семьи в Сибирь на верную гибель. За что? Эта неотвратимая  расправа над потомками Репина, жившими в СССР, логически не увязывалась с тем, что правительство советской России, как ни в чем не бывало, активно приглашало самого Илью Ефимовича Репина переехать из Финляндии в Ленинград  совместно с потомками, жившими в Куоккале, дочерью Верой и семьей сына Юрия. Из письма К.Ворошилова к художнику И.И.Бродскому, 1926г.: «действуйте  как хотите, но так, чтобы И.Е.Репин  был перемещен к себе на Родину». В Пенаты  делегировали гонцов, среди них и любимого ученика И.Репина И.И.Бродского с художниками. В письмах мэтру, всю жизнь работавшему во славу России, охваченному  ностальгией, гарантировали высочайшее покровительство. Мог ли И.Е.Репин, живший в страхе  за  семью дочери Татьяны, верить всем этим обещанным  щедротам... Он отказался  переселяться  из Куоккалы  в Ленинград: "...а у вас там мёртвая хватка цензуры... Нет, уж с вами трудно жить по-человечески – надо быть зверем..."  факсимиле черновика ответа И.Репина друзьям в СССР. Из собрания Андрея Корлякова, ноябрь 1927г. (источник - сайт Териоки)... Эти слова стали пророческими в судьбе Дия...

Ну а семье Татьяны Ильиничны удалось при помощи почитателей отца  спастись лишь бегством из СССР в Финляндию, а после смерти И. Репина - во Францию.

    

Отец  Дия Юрий Ильич с 14 августа по 4 сентября 1926г. совершил пробную поездку в Ленинград, после которой, уловив опасную, кровавую  игру сталинистов в «свой-чужой», утвердился в решении остаться жить в Финляндии. В январе 1934 г. Юрий Ильич  адресовал письмо в Париж  В.Ф.Зеелеру (1874 – 1954), видному общественному деятелю русской эмиграции, создателю Комитета по увековечению памяти И. Репина и помощи его потомкам.

 

В.Ф. Зеелер,

общественный  деятель русской эмиграции.















Письмо Юрия Репина В.Ф.Зеелеру. 26.01.1934г. стр 1,4.

Первая публикация

    

Текст проливает новый свет на цели, поставленные в то время семьей: «Я имею двоих сыновей - прямых внуков моего родителя, одному 28 лет и второму 27 лет. Оба рисуют и пишут, и имеют большие способности по заключению моего родителя и моему... То нельзя ли их устроить в Академию Парижа на счет других? ...хотелось дать им возможность окончить художественное образование...» Этот важный документ обнаружен нами в Бахметьевском  архиве Колумбийского университета (New York, USA, фонд В.Зеелера, коробка 8), он свидетельствует о намерениях  Дия и Гая Репиных с согласия их отца посвятить ближайшие годы учебе в художественном вузе.

    

Возможно, Юрий Репин имел в виду Парижскую Школу изящных искусств, в которой  с 1917 по 1939 обучалось 43 русских студента и 150 вольнослушателей.

   

Оказавшись в эмиграции во Франции, на протяжении десятков лет В.Зеелер исполнял обязанности генерального секретаря Союза русских писателей и журналистов Франции. Миссионер всю жизнь вершил то, что над правительствами, над сиюминутными событиями – консолидировал усилия  разбросанных  по странам  российских беженцев единой задачей  взаимопомощи. Выстраивал своей инициативой Зарубежную Россию, не имевшую единой территории, но сплоченную проблемами интеграции, обучения молодежи не только в государственных высших школах и вузах стран расселения. Открывались учебные учреждения для россиян, обеспечивавшие работу профессорам-эмигрантам. О новом поколении думали, как о потенциале для спасения будущего России, у многих беженцев не было сомнений в том, что они вернутся... степень притяжения России  во все времена была очень велика.

    

Но мизерных  средств, добытых Комитетом борьбой за каждую копейку, не хватало даже на лечение серьезно больных правнуков Репина, один из них, 10-летний Валентин, умер от менингита (22.07.22-02.07.32). При своей всеобъемлющей доброте и самоотверженности, В.Зеелер не был всесилен. Дию и Гаю, взрослым внукам И.Репина, автономно  от семьи жившим много лет, помочь не смог.

    

Когда стала ясна нереальность надежд на учебу в Париже  (материальных средств на это у Репиных не было), магнит Ленинградской Академии толкнул Дия  на нелегальный  переход  советского кордона. Дий  представлял себе Россию, о которой так мечтал дед, хотя, ее уже не было... Его раззадоривали азарт и  иллюзии, у Дия с пересечением границ  ранее никогда проблем не было. Население портов разных стран ликовало у пирса, завидя красавец "Killoran", пересекавший морские границы и вплывавший в порт, неся как корону свои паруса.


Предполагал ли Юрий Ильич, что Дия подстерегают опасности? Казалось, быть представителем  семьи признанного художника – счастье, заслуги деда – его охранная грамота. Однако, было бы глупо попасть в Ленинград и жить втайне от друзей, поклонников деда и родственников, искренне любивших их семью. Вот Юрий Ильич и написал письмо родственнику А.Репину, а также   руководителю ИПИИ И.И.Бродскому, как казалось - самому влиятельному советскому художнику.

    

Для пересечения границы и посещения дома  И.И.Бродского, Дий выбрал четверг 28 февраля 1935г., быть может, не случайно. По четвергам  в респектабельном доме И.И.Бродского собиралась элита Ленинграда, как когда-то в финской провинции Куоккала проходили  репинские «среды». См. в YouTube: «Культурный слой. Художник И.И.Бродский».





А.И.Лактионов.

Портрет художника И.И.Бродского.

1938 г.

    

Если бы Дий дошел до  дома И.Бродского, он оказался бы не просто среди почитателей своего великого деда. Коллекция картин в доме художника по значимости и количеству живописи, графики, превосходила многие музеи и была третьей после Третьяковки и  Музея Русского искусства в Ленинграде. Около 50 произведений  Ильи Репина, несколько картин его сына украшали собрание.


 




Юрий Репин.

Автопортрет с сыном Дием.

1917.

    

Двойной автопортрет Юрия Репина с десятилетним Дием на фоне заснеженного города располагался в гостинной. Написан в переломном 1917г. Юрий Ильич создал хрупкий образ сына, глаза мальчика доверчиво открыты миру. Ноту печали, предчувствия беды вносит  отец, стоящий  рядом со склоненной  головой.

     

Строя планы, Репины не подозревали о том, что за самим И.И.Бродским уже давно установлено наблюдение, письма перлюстрировались.

    

Нам удалось связаться с  Мемориальным  музеем  художника И.И.Бродского, опытные сотрудники, работавшие с личным архивом художника, не встречали ни упомянутого письма Юрия Репина, ни вариаций этой темы. Видимо, НКВД  письмо перехватило и И.И.Бродский не знал о переходе Дием границы, о дальнейших событиях. Художник был болен лейкемией, ему осталось жить  4 года.

Но Дий  не дошел до дома И.И.Бродского.


Приближаемся  к самому печальному,  осталось рассказать, как погиб  внук И.Репина.

Вторая часть его жизни началась  в России после пересечения границы,  и продлилась пять с половиной месяцев в тюремных камерах, на допросах НКВД.


Финско-советская граница проходила по руслу речки Сестра, территории безоблачного детства Дия. Когда-то  местные ребятишки, Дий в том числе, играя, сотни раз пересекали  неширокую речку зимой на лыжах, летом переплывали, переходили по бревну. С весны 1918г. здесь пролегла советско-финская граница, и для преодоления этого смешного  расстояния уже нужна была виза, хотя  все знали –  стратегический водораздел тихонько пересекал людской ручеек нелегалов, как в направлении СССР, так и в направлении Финляндии, бедные люди в эпоху нестабильности искали счастья по обе стороны кордона.

    

Дий нелегально пересек границу. На советской стороне он был арестован и доставлен в Сестрорецкий погранотряд  г.Белоострова. В деле Дия Репина П-N79622  из архива УФСБ по Петербургу и Ленинградской области отражён протокол задержания, составленный на Александровской заставе. В нем зафиксировано чистосердечное признание: он внук художника И.Репина, подданство Финляндии не принимал... в связи с материальными затрудениями, а также по своим политическим убеждениям, в течение нескольких лет пытался выехать в СССР, чтоб честно там работать и учиться. С этой целью он в начале 1930-х годов ...возбуждал официальное ходатайство о выезде в СССР... получив отказ, решил перейти границу нелегально, что и сделал 28 февраля 1935г., намереваясь сразу же явиться к властям... в зарубежных контреволюционных организациях он никогда не состоял и враждебных целей против советского государства не преследовал... никаких заданий ни от кого не получал и границу перешел с целью  возвратиться на Родину...

    

При  переходе границы обнаружены  личные вещи: 8 документов, кошелёк-подковка, две  расчёски и зеркальце.

Ясно - Дий Репин не злоумышленник.

Однако, его не освободили, и в дальнейшем доставили в Ленинградский Дом предварительного заключения по улице Воинова 25 (бывшую Шпалерную), в здание НКВД. Случилось худшее... Дий  Репин добрался, наконец, до  своей мечты, Советской России, Ленинграда, но оказался чужим среди своих, русских. Он шел в необьятную страну, манившую Родину. Но после ареста вместо могучего советского народа, так приглашавшего Репиных – несколько конвоиров охраняли его в камере как  врага, несколько следователей изощрялись, чтобы еще ему предъявить.

   

План, Дий  Репин в Ленинграде. 1935г.

 Мы сделали наглядный план – центр Ленинграда, пункты, куда направлялся, и где оказался Дий Репин. Пешком  этот отрезок судьбы Дия можно обойти за 1 час 24 минут, чуть больше 6 км. Здесь на карте два мира  – один  подтолкнул Дия к рывку, взлету, другой подстрелил на взлете.


Площадь искусств, дом N 3, где проживал с семьей  художник И.И.Бродский, в этот дом  наш герой направлялся.  Рядом русло Невы, а на противоположной стороне – здание Ленинградского  института живописи, скульптуры и архитектуры  (дедовой Академии), ради  учебы в которой Дий  рвался в Ленинград... Все это осталось в  мечтах  Дия.

 

А в реальности его из Сестрорецка привезли в Дом предварительного заключения  в здание тюрьмы, поглотившее Дия вместе с его мечтами и талантами. Здесь в  камерах  и  кабинетах  дознавателей  прошли последние полгода его жизни.

     

Это были самые трагические годы советской России, годы войны правительства с собственным народом. Раньше бывали случаи, когда правоохранительные органы брали факты и извращали их. Но теперь НКВД выдумывало факты и события, подводя невинных под смертный приговор.

     

Пока в Куоккале Юрий Ильич ждал весточки, волновался, запрашивал родственников и знакомых, искал пропавшего сына, в Ленинграде на Дия сочиняли Дело. НКВДисты  не проверяли  искренние показания, не расследовали обстоятельства, а  действовали, согласно принятой в НКВД схеме: Дия подцепили на фальсификаторский крюк, ведь разнарядка на «террористов» лежала и требовала исполнения, попался Дий Репин. Правдивую исповедь заслонили хитросплетения следователей Особого отдела, которым фамилии Репин, кошелька и расчески хватило, чтоб  состряпать бредовое обвинение. Следователи  на допросах  вытянули у Дия имена, упоминания о родственниках, знакомых, обычных жителях Куоккалы и окрестностей, в том числе ничем между собой не связанных, к 1935 году большинство из них были совершенно не причастны к политике. Но кабинетные  палачи придумали сюжетную линию, и  рассказ Дия превратили в якобы  «признательные показания» о его будто бы участии в антисоветской деятельности  куоккальского подпольного отделения «Братства Русской Правды» (БРП) и «Русского общевоинского союза» (РОВС)». Наивного патриота перекрасили в «террориста». Хотя в финских архивах нет никаких документов об участии Дия Репина в антибольшевистском  подполье.

    

В действительности было все наоборот... После революциии и  отделения Финляндии в 1918г. от России, Репины  жили меж двух враждующих держав, меж двух враждующих систем. Сыскная  полиция,  органы надзора Финляндии в средине 20-х годов были обеспокоены частыми визитами гонцов большевистской России к Репину, приезжавших не с пустыми руками – с письмами, деньгами, уговорами, гарантиями, представители  высшего эшелона советской власти звали И.Репина под свои знамена. Финские власти не одобряли контактов с большевиками.

     

На суде 10 июня 1935г. Дия Репина приговорили к «высшей мере наказания», апелляцию отклонили. Была  ли  это отложенная  месть  несговорчивому деду?

      

Внук великого художника шведский моряк Дий Юрьевич Репин за то, что вернулся в Россию, мечтая учиться и стать художником в третьем поколении, был расстрелян  6 августа 1935г., в дни 91 годовщины со дня рождения его деда Ильи Репина... дьявольское мистическое совпадение?...

По мнению А.Разумова, где похоронен Дий Репин мы не узнаем никогда.

     

Прошло время, расстрельные списки с небольшими коррективами  стали после смерти отца народов списками на реабилитацию невинно осужденных жертв сталинского террора. Дий Репин реабилитирован 13 декабря 1991 г. «за отсутствием состава преступления».

     

Гордый  "Killoran" пережил Дия на 5 лет, 10 августа 1940 г. был взорван и затоплен подрывными зарядами  фашиского боевого крейсера «Widder». Документальные  кадры затопления  "Killoran"  смотрите  на You Tube  в киножурнале: «1941-02-26 - Die Deutsche Wochenschau Nr. 547», последние 2 минуты кинохроники. Они сняты  кинолюбителем, врачем  крейсера. Известно, что  немцы, экипаж  крейсера, просили капитана и врача не взрывать, не губить "Killoran"  (следует заметить, что за Дия Репина не заступился никто...). Однако, врач  крейсера  ради  завершения  фильма потребовал уничтожить корабль. Команду  "Killoran" арестовали  и доставили на «Widder», фильм был  достнят и Вы его увидели...

Художник – летописец  Gösta Werner в 1965г. написал картину «Konvoj», посвященную гибели "Killoran".


Gösta Werner. «Konvoj». 1965.  Гибель  "Killoran".

Когда в наше время  звучат трескучие  фразы о потере национальной идеи в России, вспомните  о Дие Юрьевиче Репине,  вот какой бывает русская национальная идея, русский жребий.

Далеко на небе, Дий, ты видишь - мы помним, и собираем во всем мире  по слову правды о тебе...                                                                                            

Ты  жив в картинах Gösta Werner, в документах архивов, а с этого момента и в  памяти наших читателей.

 

О работе и АВТОРАХ статьи  «Шведский моряк Дий Репин и его мечты»

Поиск сведений о судьбе  шведского матроса Дия Репина, внука художника И.Е.Репина, начался  в 2003г., после  выставки произведений  мэтра русской живописи, проходившей в Saarland museum (Saarbrucken). Здесь  состоялось  знакомство авторской группы с правнуками  художника  Романом (1926-2012)  и Жаном (1931- 2014)  Дьяконовыми и их семьями, приехавшими  из  Франции на выставку 100 живописных и графических произведений  их великого предка.   

Озвученные  потомками неразгаданные даты и судьбы членов их семьи, беседы, дали импульс  большому этапу  нашей дальнейшей разыскной работы. Роман  и  Жан Дьяконовы знали о Дие  лишь то, что он был моряком , а затем исчез в России в 30-е годы, версия семьи – погиб  в  СССР во время фашистской оккупации.

В дальнейшем авторский  коллектив  доктор философии Анна-Мария  Вернер, искусствовед И.Крайзман в  целях сбора  новых достоверных сведений  работали с историческим источниками  архивов, библиотек, морских музеев  скандинавских стран.

Д.Лундин  изучал фонд  семьи Репиных, хранящийся  в Бахметевском архиве Колумбийского университета, Нью-Йорк, США.

Полученные результаты удалось дополнить интересными сведениями и фотодокументами  из  частных архивов, пр.

О находках  сообщали  правнукам  И.Репина.

В 2011г. осуществлена презентация темы «Судьба потомков и творческого наследия Ильи Репина». Volkshochschule, Saarbrücken (докладчик - доктор философии Анна-Мария  Вернер),

В 2013 г. опубликована статья «Репин или Repeen» . Русскоязычная  газета «Rürik», Sverige (Швеция).                        

В 2014г. увидела свет статья  на шведском языке «Den  unga  mattrosen  Dij  Repin  Pä  jakt  efter  sina  drömmar» (перевод названия: « Молодой  матрос  Дий Репин в поисках  мечты»)  в  ежегодном  Морском  журнале «Sjöhistorisk   ärsskrift   for   Aland» N 26,2014, Mariechamn, Aland.  

В 2017г. должен быть выпущен 14-й  том Ленинградского  мартиролога под  ред. А.Я.Разумова со статьей  «Дий Репин...ушел искать  счастья...в Россию». 

Работа  продолжается.





<< Назад | Прочтено: 582 | Автор: Крайзман И. |



Комментарии (3)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы