Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Германия
«Партнер» №12 (111) 2006г.

Технология тотальной дезинформации. Восточная политика

 

 

<align=center>Очерк третий: «Папка Венера» и восточная политика

Руководители ГДР видели угрозу ее существованию в восточной политике В. Брандта. Поэтому в 1968 г. Вальтер Ульбрихт активно содействовал вторжению войск ГДР в Чехословакию. С этой целью в том же году Прагу посетил один из высших чинов Штази Маркус Вольф, предложивший план принятия чрезвычайных мер.
Шеф Штази Эрих Мильке привел в боевую готовность специальные эйнзатцгруппы: во имя «спасения социализма от человеческого лица». Ревизионистские тенденции в политике Чехословакии беспокоили Восточный Берлин с середины 60-х годов. Бывший майор чехословацкой разведки Ладислав Битман  приводил примеры дезинформационной кампании спецслужб СССР и ГДР против "Пражской весны". Общими для огромного количества клеветы, писал он, были утверждения, будто в Чехословакии произошла контрреволюция, терроризирующая честных коммунистов. В печати и по радио появлялись сообщения о мнимых складах оружия и вражеских передатчиках.
С первых дней оккупации Чехословакии советские вертолеты разбрасывали в Праге и других городах листовки с высказываниями советских газет, оправдывающими вторжение. По каналам АПН и ТАСС передавались антисемитские выступления "Литературной газеты" против таких участников демократического движения, как Гольдштюкер, Млынарж и Шик. "Известия" опубликовали пасквильный портрет Иржи Гаека. Распространялось сфабрикованное в КГБ мнимое письмо Симона Визенталя Еврейскому документальному центру в Вене. С территории ГДР, маскируясь под чешскую радиостанцию, вещало "Радио Влтава", распространявшее домыслы, помогающие обманывать общественность.
Христианско-демократические политики предвидели ту долгосрочную опасность, которую таят в себе восточные договоры при всей их гуманитарной привлекательности. Поэтому Штази делала всё, чтобы воспрепятствовать приходу к власти в ФРГ блока ХДС-ХСС.
Маркус Вольф признал на процессе в Дюссельдорфе, что его ведомство выделило в 1971 году 50 тысяч марок на подкуп депутата ХДС Юлиуса Штайнера, побудив его проголосовать в бундестаге против вотума недоверия Брандту. Он был провален двумя голосами. Раскрытые архивы дали возможность предположить, что и второй голос был куплен таким же образом.
Но хотя Брандт на посту канцлера и устраивал ГДР в большей мере, чем любой христианско-демократический политик, он всё же не был для нее удобной и податливой фигурой. Для оказания на него желаемого влияния или нейтрализации потребовалась цепочка агентов, с помощью которых подкупили Штайнера для спасения Брандта. В эту цепочку сознательно интегрировали имя Г.Венера.
Герберт Венер с 1927 по 1946 гг. был членом компартии Германии, занимал в ней руководящие посты. В 1946 г. порвал с компартией и вступил в ряды СДПГ. При канцлере В. Брандте он был председателем фракции СДПГ в бундестаге.
Манипуляции фактами под прикрытием такой фигуры делались как бы убедительнее. Венер имел для восточных спецслужб и самостоятельное значение. В мае 1967 г. его решили политически уничтожить. О причинах этого можно гадать: месть отщепенцу, отвлекающий маневр или что-то еще? Во всяком случае, "папка Венера" перекочевала из Москвы в Берлин.
Архивные документы занимают 868 страниц. Один из них так и назывался "Частичная концепция оперативной работы против Венера". Для этих целей в Штази существовал специальный отдел. Его руководитель Рольф Вагенбретт лично ездил в Москву за компроматом на Венера, который к тому времени стал министром по внутригерманским делам. Отдел распространял дезинформацию с целью дискредитации руководящих представителей ФРГ.
Венер будто бы согласился на сепаратные встречи с руководством ГДР и, когда Брежнев принимал Брандта в Ореанде, предупреждал восточногерманских коммунистов: будьте осторожны, там (в Москве) делают политику поверх ваших голов. Бывший сотрудник Штази утверждал: Венер был гораздо ближе к Хонеккеру, чем к собственной партии. Маркус Вольф, собиравшийся писать книгу о Венере, признавался, что тот так и остался для него психологической загадкой. Может быть, он намекал, что противоречивый социал-демократический политик, хлебнувший коммунистической закваски, не до конца был предсказуем в своих поступках? Скорее всего, намеки и как бы случайные признания бывших восточных спецслужбистов в отношении Венера, наряду с распространением достоверных фактов, служили иной цели: держать в постоянном напряжении руководство СДПГ, чтобы контролировать его действия.
Последний удар по репутации Венера в мае 1997 г. нанес журнал "Штерн", выпустивший мемуары М. Вольфа с сенсационными разоблачениями. Бывший глава восточногерманской разведки утверждал: Венер с давних пор конспиративно встречался с руководителями ГДР, спас от разоблачения  агента Штази в ФРГ, заблаговременно его предупредив, подготовил в Москве падение Брандта, тайно переписывался с Хонеккером. Открыто назвать Венера предателем Вольф не решился. Но это сделали «надежные» СМИ.
Первым опомнился бывший гэдээровский адвокат В. Фогель, на свидетельства которого опирался М. Вольф. Документы, использованные генералом, сфальсифицированы, предположил он. Потом и другие заметили: сенсации в разоблачениях Вольфа не содержалось. Большинство документов были давно известны. Очередная информационная акция Штази слишком напоминала привычную дезинформацию. Еженедельник "Цайт" назвал причины, которые могли побудить М. Вольфа попытаться в который раз утопить Венера. С Венером ему всегда не везло. В 57-м шеф Мильке упрекнул его, что Венер ему не по зубам. На протяжении многих лет Вольф пытался нейтрализовать Венера, вывести его из игры. Это не удалось. Наконец-то он отомстил ему.
Часть германских историков и СМИ доверяют архивам восточных спецслужб и свидетельствам бывших номенклатурщиков, упуская из виду, что в секретные папки сознательно заносились факты противоположного свойства и даже взаимно исключающие друг другу. Делалось это, чтобы в соответствии с требованием момента запускать в обращение то одно, то другое. Достаточно небольшой утечки информации, остальное довершат политики, историки и журналисты - свои и чужие. Таким образом можно было скомпрометировать ставшего ненужным "полезного идиота", или отмыть репутацию того, кто оказался на подозрении у новых властей, но продолжал сохранять полезность прежним тайным структурам.
"Случайных" открытий в таких делах не бывает. Если с информации снимается гриф секретности, то неспроста. «Бойтесь данайцев, дары приносящих!» Архивы многих спецслужб сохраняют определенную двузначность, возможность интерпретации от минуса к плюсу. Документы же, содержавшие неопровержимые улики в пользу какой-то одной версии, вовремя уничтожаются. А потому, когда представляется случай вытащить из сейфов таинственные папки, версии наиболее скандальных политических интриг так и остаются версиями.
В середине января 1995 г. журналистам, собравшимся в зале Nr. 001 в подвале дюссельдорфского земельного суда, пришлось прервать начатые репортажи. К.Винанд, подозревавшийся в сотрудничестве со Штази и КГБ, на процесс не явился по состоянию здоровья, о чем нам и сообщил председатель суда.
Карл Винанд в семидесятые годы был известным политиком, депутатом бундестага, секретарем парламентской фракции СДПГ и правой рукой ее председателя Герберта Венера.
 Процесс остановился на самом интересном месте, когда в "деле Винанда" появились новые сенсационные детали. Доказывать факт сотрудничества со Штази следствию приходилось с помощью косвенных улик, поскольку прямые отсутствовали. Доподлинно известно только о существовании агента по кличке Штрайт, который регулярно сообщал некоему Крюгеру о подоплеке важных политических событий в Бонне и особенно подробно о происходившем в СДПГ.
Выяснилось, что под псевдонимом Крюгер скрывался офицер безопасности ГДР Фёлькель, доносивший о беседах со Штрайтом Вольфу, который лично информировал министра МВД Мильке. Известно было, что Фёлькель и Винанд, хорошо знавшие друг друга, встречались и что Винанд потом не бедствовал. Но факта получения гонораров от Штази это не доказывало. Многое косвенно указывало на то, что Винанд и Штрайт - одно  лицо. Непростительный промах совершил опытный разведчик М.Вольф. Прокуратура случайно обратила внимание на малозначительный документ из архива Штази, где рукой Вольфа вместо клички Штрайт была вписана фамилия Винанда. Согласно архивам, Винанд и Фёлькель могли встречаться на конспиративных квартирах в Восточном Берлине, Цюрихе, Берне и Люксембурге.
Оставалось подозрение в сотрудничестве с КГБ, о котором, по словам Зеебахер-Брандт, сообщил Брандту тогдашний посол СССР в ГДР В.Фалин. Винанд назвал это утверждение вымыслом. Получалось, что Зеебахер-Брандт, историк по профессии, все выдумала. Возникал вопрос: ради чего? Личной заинтересованности в искажении событий у нее не было. Но суд запретил вдове Брандта называть Винанда шпионом. Пересказывая услышанное от мужа, она обязана была добавлять: Фалин оспаривает то, что сказал ее мужу, будто Винанд был шпионом КГБ. Нашедшиеся записки Брандта подтвердили ее подозрения, но только косвенно.
В начале февраля того же года дюссельдорфская прокуратура пригласила на процесс свидетеля из Гамбурга. Он прибыл в темном пальто, с черным дипломатом и в графе анкеты "профессия" записал: "ученый и историк". От него надеялись услышать подтверждение сказанного им Брандту.
Фалин надежд не оправдал, заявив, что приписанных ему слов не говорил. Зато сообщил другое. Советская разведка в 70-е годы якобы получила из Лондона данные о связях Брандта с ЦРУ. Свидетель рассказывал об этом три часа, после чего был отпущен. Не была ли новая информация о Брандте очередной сознательной утечкой из архивов?
Через несколько дней новая сенсация. Незадолго до смерти Брандт поделился с Баром, Фогелем и Рау подозрениями: Винанд работал на "тамошнюю разведку". Из записок Брандта вытекало, что после 1966 г., когда он заморозил контакты с СЕПГ, Венер осуществлял с ней тайную дипломатию. Незадолго до отставки Брандт зафиксировал четыре факта тайного общения Венера с Хонеккером. Какая роль отводилась Винанду, было неясно. Бар и Рау не захотели  разглашать полученную информацию, а корректный Фогель обратился с запросом к руководителю БНД. Там предпочли шума не поднимать.
Узнав, как распорядились соратники Брандта с полученной информацией, Зеебахер-Брандт вышла из рядов СДПГ. Но не успели улечься разгоревшиеся страсти, как печать принялась осыпать упреками Бара. Бара обвинили чуть было не в прямых связях с КГБ. Возможно, советская агентура и мечтала его завербовать. Но корректировка немецкой восточной политики из Москвы осуществлялась не столь примитивно. Бара прельстили возможностью держать прямую связь с Восточным Берлином и Москвой и передавали через него информацию руководству ФРГ, ловко перемешивая ее с дезинформацией. Он об этом, конечно, не подозревал.
К тому же Бар сильно переоценил возможность встречного влияния на советскую внешнюю политику с помощью информации, отправляемой по тайному каналу в Кремль. Он и сам признавался в этом, ибо всего за год до падения Берлинской стены считал, что германского единства «не видать ни в одном темном углу». Исходил он при этом из незыблемости советского режима. Не советский великан стоит на глиняных ногах, думал Бар, а «надежды на то, что он скоро рухнет».
Передержки в восточной политике смущали даже деятелей СДПГ. «Я сыт по горло тем, что мы - социал-демократы всегда ведем себя более по-советски, чем сами Советы», -  говорил Бару его коллега Норберт Ганзель.
Переоценка мощи СССР, отмечал известный публицист и многолетний главный редактор русской редакции "Немецкой волны" Бото Кирш, была единственной причиной ошибочных представлений о путях развития Восточной Европы, на которых строилась тогда восточная политика ФРГ. Западу и в самом деле дорого пришлось за это заплатить. То, что Брандту и Бару казалось силой Москвы, на самом деле было ее слабостью. «Танковый коммунизм» Варшавского договора держался на экономической помощи Запада. Миллиардные западные кредиты стабилизировали социалистическую экономику в Восточной Европе, которая сама по себе жизнеспособной не была. Нечто подобное происходит сейчас с Китаем.
 

Евгений Бовкун (Москва)


<< Назад | №12 (111) 2006г. | Прочтено: 627 | Автор: Бовкун Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Гельмут Коль. Человек и политик

Прочтено: 4456
Автор: Калихман Г.

Беженцы в Германии

Прочтено: 3206
Автор: Листов И.

Германия накануне выборов в бундестаг

Прочтено: 2078
Автор: Листов И.

Канцлер Газпрома и его друзья

Прочтено: 1866
Автор: Векслер О.

Партии зелёных – 40 лет

Прочтено: 1587
Автор: Кротов А.

Турецкая Германия

Прочтено: 1568
Автор: Листов И.

Германия: «Атлас будущего»

Прочтено: 1359
Автор: «Курс Консалтинг»

Новое правительство взялось за энергетику

Прочтено: 1347
Автор: «Курс Консалтинг»

Новый вице-канцлер ФРГ

Прочтено: 1273
Автор: Борухсон Ю.

Хорошим отношениям с Россией нет альтернативы

Прочтено: 1267
Автор: Редакция журнала

Исламизация Германии

Прочтено: 1237
Автор: Векслер О.

Партии перед выборами: политические платформы

Прочтено: 1223
Автор: Пиевский М.

Германские партии – справа налево

Прочтено: 1195
Автор: Кротов А.

Эй вы там, наверху!

Прочтено: 1138
Автор: Гринман Р.