Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Германии
«Партнер» №10 (265) 2019г.

Свет памяти. Воспоминания Рольфа Шмитца

Каждое воспоминание – свидетельство времени. Воспоминания – это история событий, история общества, история страны.

Таким свидетельством прошлого являются воспоминания коренного жителя Франкфурта Рольфа Шмитца, который родился здесь, в этом городе, в 1929 году и спустя много лет написал воспоминания о своем военном детстве «Ein Groschen fürs Licht». Наверное, перевести можно так: «Свет за один грош»…

Экономический кризис начала 1930-х затронул все отрасли хозяйства. Закрывающиеся предприятия, прогоревший бизнес. Множество безработных. «Моя мать мыла полы за 50 пфенингов в час, – вспоминает Рольф, – а если отец получал какие-то гроши, то я отправлялся в кафе Хофмана и покупал себе на пять пфенингов мороженого». Что ещё нужно человеку четырех-пяти лет от роду?

 

В Старом городе жили бедняки. Роскошные дома купцов, возведенные ещё в XV –XVII веках, к 30-м годам XX века превратились в трущобы, где не было элементарных удобств. Квартиры были крайне малы, и часто детям приходилось спать по двое-трое в одной постели. Семья Рольфа жила в доме на шесть семей, где туалет был один между этажами. На первых этажах непременно помещались всяческие лавки, слесарные мастерские, молочный магазин. Часто люди и работали, и жили в одном и том же доме. Поскольку личных туалетов не было, то привычно использовали тазы с кувшинами для умывания и ночные горшки для естественных потребностей.

 

Если же глава семейства, загуляв, возвращался домой среди ночи и от полноты чувств пытался затянуть песню или еще каким-либо образом нарушить тишину спящего квартала, то содержимое ночных горшков вполне могло оказаться у него на голове. Таковы были тогдашние нравы. Суровый, но вполне действенный метод обучения поведению в городе и соблюдению тишины.

Один день в неделю был выделен для стирки. Для этого нагревали огромный медный котел воды. Для жильцов всего дома существовал список очередности стирки, который заполняли на полгода вперед. Некоторые более состоятельные жильцы имели электрические утюги. Матушка Рольфа гладила чугунным утюгом, нагревая его на огне, куда бросали не только уголь или дерево, но и книги неугодных власти авторов. Затем утюг очищали газетой. Национал-социалистические газеты использовали также и по определенному назначению. Но для этого их следовало нарезать на мелкие кусочки. Знакомая картина, не так ли? Ознакомившись с фрагментами юбилейных речей и использовав по назначению, их спускали в канализацию. В этом достаточно осознанно проявлялось отношение населения к содержанию газет.

Но свою задачу по промыванию мозгов газеты всё же выполняли. И признаться в этом, вспомнить всю правду, какой бы горькой она ни была, осудить произошедшее – это и есть покаяние.

 

 «С вступлением в силу Нюрнбергских законов в 1935 году для евреев ситуация обострилась ещё сильнее. На многочисленных магазинах Старого города появились надписи: «Только для немцев». Тот, кто покупал билет в театр, должен был подписать бумагу, содержавшую формулировку: «Я подтверждаю, что я ариец». Что было в 1938 году, мы уже знаем. В 1939 году были введены продовольственные карточки. На карточках евреев стояла большая буква «J», означавшая, что покупать продовольствие они могут лишь в определенных магазинах и в определенное время. Где выдавались лишь низкосортные продукты. Рольф видел, как горела синагога на Бёрнерплац, как громили магазины, владельцами которых были соседи-евреи. «В голове моей вертелась одна фраза: «Моё сознание раскололось, и весь мир видит это». Я был болен от противоречий, меня раздиравших в эти дни. В школе мы слышали: «Твой народ – всё, ты –никто», в памяти вновь и вновь всплывал возглас мужчины в толпе, наблюдавшей за горящей синагогой: «Они же люди»! Мои родители воспитывали меня в строгости, но всегда считали, что в беде следует помогать друг другу. Кто же сегодня был в большей беде, чем евреи? Мои родители помогали многим из них. Глядя на пламя, где сгорала синагога, я не в состоянии был понять, как соотнести идеалы моих родителей и то, что я только что переживал».

 

Неподалеку от дома Рольфа находилась лавка торговца-старьевщика. По ночам люди приносили к нему книги запрещенных властью авторов, что должны были быть сожжены. Старьевщик выдирал из книг страницы с фамилией владельца, чтобы у последних не было неприятностей, и складывал их у себя в хранилище. Несомненно, он подвергался риску. Рольф часто бывал у него, и старик отдавал ему книги, что интересовали мальчика. Взамен он поручал мальчишке относить пакеты евреям-франкфуртцам. Рольф должен быть прийти по адресу, положить пакет, позвонить и убежать. В пакетах были не книги, там была еда.

 

Однажды раздался звонок в дверь. За дверью стояли двое гестаповцев. Отец Рольфа был членом компартии Германии, но не это было причиной их визита. Причиной был донос на отца, якобы, он высказывал «антигосударственные взгляды». Какого же было удивление отца Рольфа, когда в одном из гестаповцев он узнал своего школьного товарища! Благодаря этому обыск в квартире проходил поверхностно. И хотя в доме была запрещённая литература, но ее «не нашли». Уходя, товарищ отца предупредил его: «Тео, будь осторожен».

 

 Но несмотря на предупреждение, семья Рольфа продолжала следовать своим принципам. Мать Рольфа собирала одежду для евреев, решившихся нелегально покинуть страну. Так как легальных путей уже не оставалось. Люди приходили ночью, ночевали на кухне и уходили с рассветом. Дом Рольфа был частью разветвленной сети организованной помощи. Договоренности о встречах и другая информация передавались через «мертвые почтовые ящики», разбросанные по всему городу. Записки оставлялись в щелях стен. Такая стена находилась около госпиталя Святого Духа. «Мы часто там играли в мяч. И мне не составляло труда забросить мяч к стене, подбежать к ней и незаметно для других вытащить записку». Насколько опасной была эта игра, мальчик вряд ли сознавал.

 

В 1943 были призваны мужчины старше 40 лет, среди них отец Рольфа. «Наш подвал всё чаще становился нашим вторым домом, бомбежки англичан не прекращались ни днём, ни ночью», – вспоминал Рольф. Критическим был и уровень продовольствия во Франкфурте. Теоретически каждому жителю полагалось по карточкам на неделю 200 г масла или жира, 250 г мяса или колбасы. Но это лишь в теории. В действительности люди не получали никаких овощей, даже картошки, а уж тем более никакого мяса. Но к Рождеству 1943 года населению был выдан спецпаек. Каждый должен был получить по 500 г муки, 250 г сахару, 125 г масла, к тому же 125 г конфет и 50 г кофе, а также по полбутылки спирта. А спустя месяц 29 января 1944 года ковровыми бомбардировками был разрушен дом Рольфа. И не только его. В одном только Старом городе за одну ночь 29 января было разрушено 30.000 домов. 25 тысяч жителей остались без крова над головой, без вещей, без документов.

 

«Остатки тяжелых деревянных ворот болтались на петлях. Дома не было. Я пробирался сквозь развалины нашего двора к бомбоубежищу. Вокруг лежали раздробленные камни. Половина крыши домика на заднем дворе была снесена. Везде валялись рваные куски одежды, остатки оконных рам, деревянных балок, фрагменты мебели. В глаза мне бросилась желтая тряпичная кукла. Кто её потерял?

Когда же я, наконец, достиг двери в подвал, меня вновь охватил ужас. Дверь была завалена обломками дома. Из-за двери раздался чей-то голос: «Вытащите нас отсюда»! Вокруг не было никого, кто мог бы помочь».

Ценой невероятных усилий, ободрав в кровь руки и колени, повредив ногу, Рольфу удалось разобрать заваленную дверь и вызволить людей. Среди них были мать и сестра Рольфа.

 

«Знакомые и совершенно посторонние люди оказывали нам помощь. Кто-то дал кусок мыла, кто-то – полотенце. Один солдат дал мне бинт для моей поврежденной ноги. Какая-то женщина принесла кружку и одеяло. Да к тому же еще пару ботинок. В течение месяца нам выдали свидетельство «Жертвы воздушного налета», а также талоны на получение одежды и обуви». Лишь в середине марта семье Рольфа была предоставлена квартира. Бывшие жильцы эвакуировались в деревню где-то в Тюрингии. Но уже на следующий день и эта квартира была также разбомблена.

«Мы постоянно перебирались с места на место. То спали в подвале у бабушки, затем у тети, позже у каких-то друзей отца, которые кроме нас приютили еще несколько человек, потерявших дом».

 

Бомбежки не прекращались. Город лежал в руинах. В свои 14 лет Рольф был весьма небольшого роста, всего 1,55 м, что помогло ему избежать отправки на фронт.

Последняя бомбежка 24 марта 1945 года была ужасна. Одновременно американцы разбрасывали листовки, где генерал Эйзенхауэр предлагал оставшемуся населению покинуть город. Но гауляйтер Шпренглер отдал приказ: «Франкфурт – фронтовой город и должен выстоять».

 29 марта 1945 года в город вступили американские войска.

 

Почти через 70 лет после этих бомбардировок Рольф вспоминает о них так, как будто это было вчера. Не может забыть. Нельзя забыть. Это не только умерший на его глазах человек, разбросанные на улицах трупы людей, животный страх от воя падающих бомб, но это и разломленная пополам чьей-то доброй рукой горбушка хлеба, и глоток горячего кофе, выпитого среди руин, и неожиданная помощь чужого человека в военной форме…

 

Марина Баст (Франкфурт-на-Майне)

 

Читайтетакже:

  1. Как сжигали книги в нацистской Германии. Журнал «Партнёр», № 6 / 2016. Автор М. Беленькая
  2. Stolpersteine – камни памяти. Журнал «Партнёр», № 11 / 2006. Автор Г. Ионкис

<< Назад | №10 (265) 2019г. | Прочтено: 36 | Автор: Баст М. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Символы германского государства

Прочтено: 3237
Автор: Листов И.

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ГЕРМАНИИ

Прочтено: 2856
Автор: Листов И.

План Маршалла

Прочтено: 1619
Автор: Викман С.

Веймарская республика

Прочтено: 1502
Автор: Клеванский А.

Детективная история немецкого гимна

Прочтено: 1472
Автор: Одессер Ю.

Лили Марлен, топ-хит Второй мировой

Прочтено: 1406
Автор: Одессер Ю.

ХРИСТИАНСКО–ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЮЗ

Прочтено: 1369
Автор: Листов И.

Брат мой, враг мой

Прочтено: 1321
Автор: Шимановский Д.

НЕМЕЦКИЕ ЖЕНЩИНЫ. ИХ ПУТЬ В НАУКУ

Прочтено: 1291
Автор: Харманн Г.

О ЕВРЕЯХ-АШКЕНАЗИ И СТРАНЕ АШКЕНАЗ

Прочтено: 1166
Автор: Глейзер С.

ТАЙНА ШАХТЫ «АННА»

Прочтено: 1142
Автор: Фишман В.

За что немцы любили Фюрера

Прочтено: 1139
Автор: Редакция журнала

Коминтерн и Германия

Прочтено: 1051
Автор: Клеванский А.

Версаль. 28 июня 1919 года

Прочтено: 1019
Автор: Викман С.

Что рисуют на деньгах

Прочтено: 993
Автор: Майзингер Р.