Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
«Партнер» №10 (265) 2019г.

Мой Лермонтов. «Для мира и небес чужой»

…Мать-Россия, сколь много в веках твоих зла,

сколько в душах холодных – гнетущего пыла!

…Небывалого миру птенца родила,

а когда он до неба поднялся, убила…

Глеб Горбовский

 

Лермонтов был в моей жизни всегда.

Я еще не знала, где шумит Эльба и кто такие гренадеры, спящие «под знойным песком пирамид»; и что такое мачты и флюгера и почему император обещает сыну «полмира, а Францию только себе». Но волшебная певучесть строк:

 

По синим волнам океана,

Лишь звезды блеснут в небесах,

Корабль одинокий несется,

Несется на всех парусах.

 

волновала мою детскую душу так же, как волнует и поныне.

Магию лермонтовских стихов не объяснить словами. Мне было лет 14 – 15, когда я, смертельно обидевшись за что-то на папу, упрекнула маму, зачем она, дескать, за него, такого-сякого, замуж пошла? Я до сих пор помню мамину улыбку: «Если бы ты слышала, как он читал мне Лермонтова...».

Михаил Юрьевич Лермонтов. Мы привыкли называть его так – по имени и отчеству, а он ушел из жизни, не дожив до 27 лет. Мальчик...

 

Oба они писали

 

Рядом с Тарханами находилась усадьба полковника Соломона Мартынова. Говорят, что сын его Николай и юный Мишель Лермонтов были знакомы с детства. Ровесники (Лермонтов был на год старше), они поступили в одну юнкерскую школу. Оба были отлично образованны, честолюбивы, любили женщин. Мартынов, рослый стройный блондин, и невысокий сутуловатый Лермонтов.

И было у них еще одно общее увлечение – оба они писали. Писали стихи, писали прозу…

 

Tы должен будешь дать отчет Богу!

 

Есть люди странные, которые с друзьями

Обходятся как с сюртуками:

Покуда нов сюртук, в чести – а там

Забыт и подарён слугам!

 

Безрадостная эта эпиграмма была написана не умудренным жизнью человеком, а мальчиком 15 лет.

Ему было три года, когда умерла мама. Воспитывала бабушка, Елизавета Алексеевна Арсеньева. Отлучила его от отца. Не любила она Юрия Петровича. А внука обожала. Дала ему прекрасное образование – языки, музыка, рисование. Беззаботное детство в Тарханах.

И Мишенька бабушку любил... Но пройдут годы, и он напишет горькие слова:

 

Я никому не мог сказать

Священных слов «отец» и «мать».

 

А отец был... Он умер, когда Лермонтову было 17...

Уже после его смерти сын получил последнее письмо отца: «Хотя ты еще в юных летах, но я вижу, что одарен способностями ума, не пренебрегай ими: это талант, в котором ты должен будешь дать отчет Богу!»

И сын ответил уже умершему отцу:

 

Ужасная судьба отца и сына

Жить розно и в разлуке умереть.

 

Ему было 16, когда он влюбился в умницу и красавицу Екатерину Сушкову. Она считала его «невзрачным, косолапым, красноглазым, со вздернутым носом и язвительной улыбкой». Первая любовь осталась безответной. Они встретились через четыре года и поменялись ролями. Она полюбила, он ее отверг, расстроив к тому же ее свадьбу с другим. Отомстил. Неблаговидный поступок с точки зрения строгой морали? Но ведь не он первым начал эту жестокую игру, не он первым рассмеялся.

Позднее устами Печорина он скажет: «Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца».

В 1835 году Лермонтов написал свой «Маскарад».

Как же надо было в 21 год разочароваться в окружающем обществе, чтобы показать его мирком, где все мстят всем, обманывают, сплетничают, интригуют. Показать, как никто даже взглядом не дал понять Арбенину, что жена ни в чем не виновата. Hаоборот, всячески подстрекали, подливали масло в огонь.

Князь Звездич, начавший плести интриги вокруг браслета Нины. Баронесса, ee подруга, которая советовала князю «смелее продолжать с успехом начатое». Казарин, с удовольствием поддержавший сплетню: «Итак, Арбенин – как дурак... Попал впросак».

А ведь все вроде бы неплохие люди, они и раскаиваются потом: «Послушайте – клянусь... то был обман... она невинна...» Но дело-то сделано...

Через два года Лермонтов напишет: «И для потехи раздували чуть затаившийся пожар?»

Лермонтову оставалось жить 6 лет.

 

«Дело о непозволительных стихах...»

 

Пушкин был еще жив, а по Петербургу уже ходили слухи о его кончине. 28 января потрясенный Лермонтов всего за несколько минут написал «Смерть Поэта».

 

Замолкли звуки чудных песен,

 Не раздаваться им опять:

 Приют певца угрюм и тесен,

 И на устах его печать.

 

Пушкин скончался 29-го января, а уже 30-ого все петербургское общество читало горькие и жесткие лермонтовские строки.

 

Смеясь, он дерзко презирал

Земли чужой язык и нравы;

Не мог щадить он нашей славы;

Не мог понять в сей миг кровавый,

На что он руку поднимал!

 

Историю последних 16-ти строк описал в своем «Объяснении» друг Лермонтова Станислав Раевский, арестованный за распространение крамольных стихов: «К Лермонтову приехал ... Столыпин. Он отзывался о Пушкине, что он себя неприлично вел среди людей большого света…

Столыпин настаивал, что иностранцам дела нет до поэзии Пушкина, что Дантес и Геккерн не подлежат ни законам, ни суду русскому. Лермонтов прервал его словами, которые после почти вполне поместил в стихах: «если над ними нет закона и суда земного, если они палачи Гения, так есть Божий суд».

 

И вы не смоете всей вашей черной кровью

 Поэта праведную кровь!

 

По почте рукопись стихов с надписью «Воззвание к революции» прислали Николаю I, не забывшему еще Сенатскую площадь.

Лермонтова и Раевского арестовали за «вольнодумство, более чем преступное». Семь дней шло расследование по «Делу о непозволительных стихах, написанных корнетом лейб-гвардии гусарского полка Лермонтовым и о распространении оных губернским секретарем Раевским».

Лермонтова сослали на Кавказ, Раевского – в Петрозаводск. Мягкий, очень мягкий приговор... только за что? Преступления ведь не было...

 

Быть может, за стеной Кавказа

Укроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

 

Так писал 23-летний Лермонтов, отправляясь в ссылку. «Прощай, немытая Россия» – одно из самых известных его стихотворений.

Наверное, он предчувствовал свою судьбу. Иначе откуда бы взяться провидческим строкам:

 

И звук внезапно струны оборвет,

И слышится начало песни – но напрасно! –

Никто конца ее не допоет!

 

Лермонтову оставалось жить 4 года.

 

«Я встретил друзей в городе «С»

 

Город «С» – это Ставрополь. А один из друзей – рядовой Нижегородского драгунского полка, сосланный на Кавказ Александр Одоевский, автор знаменитого ответа Пушкину «Наш скорбный труд не пропадет».

 

Я знал его – мы странствовали с ним

В горах востока... и тоску изгнанья

Делили дружно...

 

Что связывало их – 36-летнего Одоевского, участника восстания на Сенатской площади, узника Алексеевского равелина, каторжника в Читинском остроге и 24-летнего Лермонтова. Ведь «тоску изгнанья» с кем попало не делят...

Может быть, одинокого, разочарованного в друзьях и любви, Лермонтова привлекало то, что столько переживший Одоевский

 

...сохранил и блеск лазурных глаз,

И звонкий детский смех, и речь живую,

И веру гордую в людей и жизнь иную...

 

Продлись их дружба подольше, возможно, что-то изменилось бы и в нем самом, и не рождались больше горькие слова:

 

Не знал он друга меж людей,

Везде один...

 

Но слишком короткой была эта дружба. Они познакомились осенью 1837 года, в 1838 году Лермонтов снова вернулся в Петербург, а в 1839-м Одоевский умер от малярии. Памяти друга Лермонтов посвятил проникновенные, печальные и прекрасные стихи.

 

Мир сердцу твоему, мой милый Саша!

Покрытое землей чужих полей,

Пусть тихо спит оно, как дружба наша

В немом кладбище памяти моей.

 

Лермонтову оставалось жить 2 года.

 

1841…

 

«Короткий покой, широкие замыслы и стихи, легкие и взлетающие к небу, как облака над вершинами гор. И дуэль. И последнее, что он заметил на земле, – одновременно с выстрелом Мартынова ему почудился второй выстрел, из кустов под обрывом, над которым он стоял. Это было 27 июля 1841 года». К. Паустовский

Еще с начала прошлого века существовала версия: Лермонтова убил не Мартынов. И надо признать: основания так думать были.

Существуют свидетельства, что при осмотре тела Лермонтова медики обратили внимание на странную траекторию полета пули – не со стороны Мартынова, а откуда-то сбоку. Еще говорили, что Мартынов стрелял плохо и «подстраховался», спрятав в кустах «помощника». Называли даже имя казака, который перед смертью признался на исповеди, что это он стрелял тогда у подножья горы Машук.

И, пожалуй, самое главное. Лермонтова ненавидел Николай I. Называл его «жалким дарованием» и «извращенным умом». «Героя нашего времени» считал скучным, населенным «очень мало интересными людьми». Сослал Лермонтова на Кавказ «прочистить себе голову». Не простил ему ни «Смерть Поэта», ни «богохульного» «Демона». Множество свидетелей подтверждали, что узнав о его гибели, царь процедил: «Собаке собачья смерть».

Руфин Дорохов, друг и однополчанин Лермонтова, предвидел его судьбу. Говорил: «Славный малый – честная, прямая душа – не сносить ему головы». Узнав о дуэли, попытался было оттянуть ее: «раздражение пройдет, а там, бог даст, сами помирятся». Не получилось... И после дуэли Руфин Дорохов открыто сказал: «Это было убийство».

 

Mой недоцветший гений

 

Находились люди, говорившие, что стихи Лермонтова не лучше многих других – ведь в те времена поэзией баловались многие образованные молодые люди.

Как спустя годы напишет Блок, «для «большой публики» Лермонтов долгое время был только крутящим усы армейским слагателем страстных романсов...»

Понимал это и сам Лермонтов:

 

И я паду, и хитрая вражда

С улыбкой очернит мой недоцветший гений.

 

Конечно, были не только «очернители».

«Ночи Украйны в сиянии звезд незакатных» восхищали любившего Украину Гоголя. Прозу Лермонтова он называл «прекрасной и благоуханной»

Спустя годы Лев Толстой скажет: «Если бы этот мальчик остался жить, не нужны были бы ни я, ни Достоевский». «Настоящей катастрофой для России» называл смерть Лермонтова писатель Даниил Андреев.

И еще один человек очень хорошо осознавал силу таланта Лермонтова. Это был Николай Мартынов.

 

Подлец Мартышка

 

Ревность. Тяжелая, удушающая, злая ревность. Ревность бездари к гению, трусa к храбрецy, тьмы к свету.

Уверенный поначалу в своем таланте, Мартынов, к несчастью, в литературе разбирался и литературный вкус имел хороший. Он понимал разницу между своими довольно-таки неказистыми творениями и сверкающим талантом Лермонтова.

Ах, как ненавидел Мартынов Лермонтова! Лермонтовa, подшучивающего над его стихами, над его позерством, над его склонностью к самолюбованию... Подшучивающего не всегда добродушно, порой язвительно, порой зло. Лермонтова, рисовавшего на него злые карикатуры.

А.И. Арнольди, однополчанин Лермонтова, вспоминал: «Конечно, обидно, когда видишь себя на карикатуре, изображенным в мундире с газырями и с огромным кинжалом, сидящим на ночном горшке».

По свидетельству очевидцев, был Мартынов трусоват, в бой рвался не особо. Зато питал слабость к одежде вычурной и крикливой, носил огромные кинжалы.

 

Скинь бешмет свой, друг Мартыш,

Распояшься, сбрось кинжалы,

Вздень броню, возьми бердыш

И блюди нас, как хожалый!

 

Хожалый – это рассыльный при полиции или полицейский. Известно, что армейские офицеры жандармов презирали.

Карикатуры, эпиграммы – всё это доводило Мартынова до бешенства. Злость бурлила в нем, требовала выхода. Он тоже писал эпиграммы на Лермонтова.

 

Mon cher Michel!

Оставь Adel...

А нет сил,

Пей элексир...

И вернется снова

К тебе Реброва.

Рецепт возврати не иной

Лишь Эмиль Верзилиной.

 

Намекать на физическую слабость – много ума не надо. Назвать открыто имена трех женщин, которыми увлекался Мишель – недостойно. Сам Лермонтов, прочитав эту эпиграмму, нaписал внизу: «Подлец Мартышка».

 

На службе царю и Отечеству...

 

Все, встречавшие Лермонтова на Кавказе, говорили, что он воевал, что называется, «не щадя живота своего», был храбрым воином и верным товарищем. При этом он хорошо понимал, какая трагедия на самом деле происходит на Кавказе.

 

И с грустью тайной и сердечной

Я думал: жалкий человек.

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем.

 

И совершенно по-другому относился к этой войне Мартынов, к слову, не сильно рвавшийся в пекло боя:

 

Как безумцу любовь,

Мне нужна его кровь,

С ним на свете нам тесно вдвоем!..

 

В «Герое нашего времени» есть пророческие слова: «...я чувствую, что мы когда-нибудь с ним столкнемся на узкой дороге, и одному из нас несдобровать».

Лермонтов считал, что «места много всем». Мартынову было «тесно вдвоем!..»

С кем тесно?..

И случилось то, о чем написал известный русский художник Николай Ге: «Люди завистливые и жестокие его ненавидели. Они его подло убили. Убили руками тупого наемника».

 

После дуэли

 

Некоторые современники Мартынова уверяли, что был он вовсе не плохим человеком. И не случись роковой дуэли, вспоминали бы о нем как о замечательном парне, приятеле «вздорного» поэта. Cочуственно вздыхали: «Это тот бедняга, который имел несчастье убить Лермонтова. Hе повезло Мартынову...»

Одни люди говорили, что до конца дней своих Мартынов ненавидел Лермонтова.

Другие, напротив, утверждали, что он раскаивался, страдал, мучился виной и ежегодно, в день убийства Лермонтова, запирался в своей комнате и напивался до бесчувствия…

Мартынов пережил Лермонтова на 34 года. Он был похоронен в фамильном склепе, откуда его останки после революции вытащили и утопили в пруду.

Прошло почти два века после выстрелов у подножья горы Машук. Но всё еще находятся люди, которые с удовольствием вспоминают о скверном характере Лермонтова, об обиженных им женщинах, о язвительных эпиграммах, заставивших доброго малого Мартынова взяться за пистолет.

 

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья…

 

Это было последнее стихотворение Михаила Юрьевича Лермонтова.

 

Ирина Парасюк (Дортмунд)

 

Читайте также:

  1. К 170-летию гибели Лермонтова. Журнал «Партнёр», № 8 / 2011. Автор М. Плисс
  2. «Я был только корреспондентом…»Журнал «Партнёр», № 5 / 2015. Автор И. Парасюк
  3. Рахиль Баумволь: «Я как щенок обнюхивала жизнь»Журнал «Партнёр», № 4 / 2017. Автор И. Парасюк

<< Назад | №10 (265) 2019г. | Прочтено: 43 | Автор: Парасюк И. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Poetry slam. Молодые русские поэты в Дюссельдорфе

Прочтено: 3005
Автор: Кротов Ю.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Прочтено: 2375
Автор: Нюренберг О.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Прочтено: 2275
Автор: Жердиновская М.

Русские писатели в Берлине

Прочтено: 2224
Автор: Борисович Р.

Смерть поэта Мандельштама

Прочтено: 1904
Автор: Бляхман А.

ЛЕГЕНДЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ. ТАНГЕЙЗЕР

Прочтено: 1722
Автор: Нюренберг О.

Лекарство от депрессии

Прочтено: 1675
Автор: Бронштейн И.

Русский мир Лейпцига

Прочтено: 1523
Автор: Ионкис Г.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 1513
Автор: Левин В.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Прочтено: 1468
Автор: Калихман Г.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Прочтено: 1409
Автор: Шмеркин Г.

Ги де Мопассан. Забвению не подлежит

Прочтено: 1300
Автор: Ионкис Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Прочтено: 1270
Автор: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Прочтено: 1236
Автор: Аграновская М.

Мир русского Мюнхена

Прочтено: 1170
Автор: Фишман В.

Великие мифы испанской любви

Прочтено: 1161
Автор: Сигалов А.