Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Социальные пособия >> Скрыл достояние за границей? Возврати социальную помощь!

Текст блога

 

Адвокат Томас Пуэ (Франкфурт-на-Майне)

 

Сегодня я хотел бы поделиться с читателями некоторыми соображениями по неприятным ситуациям, связанным с требованиями социального ведомства к получателям немецких социальных выплат. Речь идет о российской пенсии и/или собственности, имеющейся у получателей социальных пособий в стране происхождения. При возникновении определенных обстоятельств ведомство социальной помощи проводит дополнительные выяснения материального положения получателя пособия. Выявленные неучтенные доходы или неизвестная собственность преобразуют в долг, для погашения которого ведомство производит вычеты из пособия. Мыслимо и уголовное преследование по факту обмана социальных ведомств. Заметим, что граница между просто халатным несообщением сведений о доходах или собственности и обманом властей размыта.

 

Закон обязывает каждого жить за счет всех достижимых и реализуемых собственных доходов. Эти доходы засчитываются при расчете размера выплачиваемой помощи. Выражение «Все доходы» действительно подразумевает именно все, в том числе и зарубежные доходы.

 

Только доказанная невозможность обеспечить существование за счет собственных доходов позволяет претендовать на общественную помощь. Необходимость общественной поддержки определяется путем анализа формуляра (анкеты), заполняя который претенденту на социальную помощь следует дать правдивые ответы на многочисленные и точные вопросы о его имущественных отношениях.

 

Формуляр обязывает также получателя материальной помощи самому сообщать ведомству о всех семейных и имущественных обстоятельствах, которые появились у него уже после подачи заявления о помощи.

 

В прошлом наблюдалась определенная «халатность» получателей пособия по отношению к обязанности извещать ведомство обо всех своих доходах.

 

Немецкая общественная помощь строго ориентируется на прожиточный минимум, поэтому некоторые получатели такой помощи рассматривали иностранную пенсию как надбавку к пособию за свой прежний честный труд в стране происхождения. При всём понимании мотивов таких поступков должен подчеркнуть, что закон требует зачета заработанной иностранной пенсии. Исключение может быть сделано для компенсационных выплат жертвам нацизма и войны.

 

Подчеркну, что закон одинаково относится как к местным, так и иностранными получателями социальных пособий. Значительная группа коренных жителей Германии по различным причинам получает небольшие пенсии и вынуждена обращаться за общественной помощью. Эта группа также в общем порядке обязана открыть все свои имущественные позиции и доходы с обязательным учетом их при расчете размера пособия.

 

Долгое время немецкие социальные ведомства не задумывались об имущественных позициях выходцев из бывшего СССР: их претензиям к тамошним социальным кассам, владению ими пакетами акций некогда государственных, а теперь приватизированных предприятий и иными ценными бумагами, процентам по вкладам, сдачи сельскохозяйственной земли в аренду или собственных квартир под жилье. Не задумывались они и о возможности перевода этих позиций в денежную форму, а деньги или переводить, или привозить в Германию. Сейчас положение изменилось: многие ведомства имеют в своем располажениии сотрудников с хорошим знанием русского языка и общественных отношений в бывшем СССР и постсоветских странах. Те, кто ранее подал в ведомство трудовую книжку с безупречным 40-летним иностранным трудовым стажем, должны объяснить социальному ведомству, что произошло с его трудовой пенсией за этот стаж.

 

Следующая распространенная ситуация – жилая собственность в стране происхождения. После распада СССР построение в нем капиталистического общества начались с бесплатной передачи государственных квартир в собственность их обитателей. Взрывной взлет цен превратил недвижимость в золотое дно. Для этого не обязательно владеть квартирой в центре Москвы или Санкт-Петербурга, жилая собственность в Нижнем Тагиле тоже стоит немалых денег. Извлечение дохода возможно путем продажи собственности, например, квартиры, или сдачи ее в аренду.

 

Ведомства редко принимают во внимание аргумент о невозможности получения доходов с жилой собственности, например, квартиры, в которой проживают родственники. Из своей практики могу припомнить отказ ведомства от требования реализации квартиры по обстоятельствам особого случая нравственного характера: в квартире получателя немецкого социального пособия проживал престарелый брат-инвалид войны, не имевший собственной жилплощади. Здесь ведомство проявило понимание и не стало требовать выселения престарелого инвалида. Ведомство согласилось на небольшую квартплату, которую жилец по договору социального найма платил своему брату в Германию. Эта квартплата вычиталась из немецкого общественного пособия. После смерти брата-инвалида ведомство потребовало от владельца жилья извлекать доходы из квартиры по рыночным ценам. Возможны и иные случаи использования собственного жилья для помощи социально слабым родственникам. Здесь я припоминаю случай с сыном-наркоманом, проживающим в квартире отца–получателя немецкой социальной помощи.

 

Благодаря развитию Интернета и порталов оценки недвижимости, немецкие ведомства без труда могут оценить стоимость зарубежной недвижимости и размер извлекаемой арендной платы. Вычисленный таким образом доход от аренды недвижимости, имеющейся в стране происхождения, ведомство имеет право вычесть его из пособия в качестве дохода получателя социальной помощи. Ведомство может также сделать перерасчет выплаченных ранее пособий. Подсчитанная таким образом задолженность может достичь суммы в 10 – 30 тыс. евро, а в семьях с несколькими получателями пособия речь может идти и о значительно бОльших суммах. Теоретически задолженность должна погашаться одним платежом, но на практике никто из должников не имеет «в загашнике» такой суммы, а поэтому ведомства делают вычеты из текущего пособия. Но даже если квартира в Нижнем Тагиле еще существует, ведомство не может заставить срочно и по невыгодной цене продать ценную собственность. Оно должно дать получателю пособия время разобраться в своих имущественных отношениях. Это означает, что ведомство должно взыскивать долг за прошедший период путем умеренных вычетов из пособия.

 

Пример: получатель пособия Леонард Фукс 10 лет не сообщал ведомству о своей российской пенсии. За эти годы образовалась переплата немецкой социальной помощи в размере 16 тыс. евро. Другой собственности помимо российской пенсии Л.Фукс не имеет, а пенсионные деньги давно израсходованы. Здесь социальное ведомство может производить умеренные вычеты в для погашения крупной задолженности. Я считал бы сумму примерно 50 евро в месяц соразмерной выплатой в счет накопившегося долга. По обстоятельствам отдельного случая возможны индивидуальные решения.

 

Ранее социальные ведомства стремились назначить повышенные вычеты для покрытия долга. Это и понятно, скончается пожилой человек, не успев выплатить долг, ведомство «потеряет» деньги. Я рекомендую не соглашаться с повышенными вычетами, грозящими существованию пожилого получателя пособия. При необходимости можно с успехом найти защиту в суде. Индивидуальныя ситуация, например, заболевание получателя пособия, могут заставить ведомство отказаться от своих регрессивных требований.

 

Спорно и применение статьи 263 Уголовного кодекса (обман) по факту несообщения о зарубежных доходах. Здесь трудно дать общий совет, но важно знать, что социальные службы имеют в своем распоряжении и инструменты Уголовного кодекса. К открытию уголовного производства нужно относиться серьезно и не мешкая обратиться за профессиональной помощью. Специалист имеет в своем распоряжении стратегии, приводящие к успеху: неспособность к участию в расследовании, заболевание, собственная неповинность в возникшей переплате социального пособия.

 

Ссылки на незнание немецкого языка в качестве причины несообщения информации обычно не принимаются во внимание. Ведомства подразумевают, что получатели пособия и без знания немецкого языка отдают себе отчет в том, что делают.

 

По-иному я рассматриваю степень информированности и оцениваю личную ответственность получателя за несообщение, в случае, когда улаживанием отношений пожилого человека с ведомством занимались его родственники. Здесь можно указывать на его неповинность, а также на некоторую халатность ведомства. Конечно, существует опасность, что указанные родственники сами могут подпасть под расследование.

 

Важно знать, что пожилые лица имеют определенную скидку при определении размера наказания. При обращении с пожилыми людьми компетентные ведомства скорее стремятся к прагматичному решению случая без тюремного наказания, ограничиваясь умеренным денежным штрафом.

 

Ключевые слова

Внесите 3-5 ключевых слов, разделяя их запятыми.

<< Назад | 2014-05-09 16:54 | Прочтено: 3720 | Автор: Редакция |

Поделиться:



Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Количество фотографий, которые Вы можете загрузить: 5 шт.
(Для удаления фото, щелкнуть по нему)
 URL: 

  
Удалить файл
Error
Ok

Удалить файл?

Последние прокомментированные