Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Германии
Журнал «Партнер» №11 (146) 2009г.

Двадцать лет тому назад

Д-р Павел Полян (Фрайбург)

 

Что происходило в Берлине, когда разрушали Стену


Так случилось, что я и моя жена Соня оказались свидетелями тех без преувеличения исторических событий, которые произошли в Германии 20 лет тому назад и именуются «Падением Стены».

В конце октября или начале ноября 1989 года мы с женой поехали из Москвы в гости в Западный Берлин. Нас пригласили к себе Карл Ш., историк и журналист, и его жена, С.М., биолог и тоже журналист.

Жили они в Кройцберге, турецком по преимуществу районе, что соответствовало политическим представлениям Карла, в прошлом ультра-левака, но в то время уже шагавшего по привычному для этого круга маршруту слева направо. Он всё время ездил в Восточную Германию любоваться «маршами несогласных» в Лейпциге и других городах.

Но вечером 9 ноября дома оказался и он. Мы пили чай, и что-то подтолкнуло хозяев включить телевизор. И вдруг, как удар: штраусощекий Шабовский, говорящий простые и незабываемые слова, и картинка с самыми первыми «трабантами», пересекающими берлино-берлинскую границу!

От квартиры Ш. до ближайшего пункта перехода всего несколько сот метров. Так что мы сидим? – туда и немедленно! Зрелище, нам открывшееся, поражало неслыханностью и невиданностью. Мы тоже стучали по капотам, произносили слова восхищения и пожимали протянутые руки. Но больше всего поразила сама атмосфера встречи с родней, не виденной десятилетиями: радость, слезы, желание обнять, угостить - всё сразу. Полночи гуляли мы по неумолкавшему городу, глядя на то, как разбредаются по Западному Берлину жители Восточного, как стремительно заполняются рестораны, кафе и бары! На привыкание к картине ушло два дня, а 11 ноября я сел записывать свои впечатления.

Хочу добавить только одно впечатление тех дней, не отраженное в записях. Стену уже вовсю разбирали и распиливали. Мы с женой возвращались из Восточного Берлина «к себе» в Кройцберг, и вот что с нами приключилось. Вознамерившись перейти в Западный Берлин по официальному переходу (его названия я уже не вспомню), мы были остановлены пограничниками.

Оказывается, мы – иностранцы, и решение Кренца, Шабовского и иже с ними на нас не распространяется. Единственная для нас возможность попасть за стену – через Чек-Пойнт-Чарли! Мы с женой посмотрели на каменные лица пограничников и повернули налево (а могли и направо). Через 15-20 метров был ближайший пролом в стене, через который – на глазах всё тех же пограничников – мы и прошли куда нам надо.
11.11.89. Под нашими окнами – гигантская очередь. Тысячи «дидеронов» стоят за сотней дармовых марок (Begrüßungsgeld), словно голодающие за чашкой благотворительного супа. И хотя это – дисциплинированная очередь, суть дела не меняется.

Для кого-то это – щедрость, для кого-то – униженность, но не в личном и не в государственном, а в системном масштабе. Конечно, это революция и, конечно, антисоциалистическая. Кренц, присягающий на верность социалистическим идеалам перед скопищем последних идеалистов, смешон. Назавтра львиная доля его слушателей потечет, как по наклонной плоскости, на запад, выстроится змеями возле банковских дверей.

Кто они, берлинцы?.. Жители одного города? О, нет! Одни упиваются своей щедростью и богатством, другие делают вид, что не замечают своего позора (всё-таки и своего, а не только системы). Этих других узнаешь по радостному испугу в глазах, на второй день сменяющемуся завистью.
Западный Берлин превратился в действующую модель социалистического города во всей его красе.
На улицах – мусор и толпы, повсюду очереди, транспорт запружен. Поедешь на своей машине – пробки, на метро и вовсе не поедешь: на конечных станциях – очередь на входе, а на промежуточных –не имеющая шансов втиснуться в поезд толпа. Единственная отдушина – автобусы, движущиеся по-черепашьи. Мгновенно образовался дефицит: как языком, слизнуло бананы, особенно второсортные, дешевые, затем хлеб.
Соня говорит – и она права: нельзя так в одночасье всё разрешить и распахнуть ворота. Нужны регуляторы, нужны карантины, нужен механизм постепенности. Иначе – позор и разруха.

Километры, географическая удаленность от границы ослабила бы удар (всё же не у каждого в ГДР есть машина), а здесь, в Берлине – максимум напора при минимуме тормозов.

Словно корабельная палуба накренилась, и все посыпались на один борт. Удержится ли этот город на плаву с таким креном?
Вечер. Все собрались у телевизора. Вдруг показывают Г.Шабовского, сообщающего: новый кабинет министров принял решение: все жители ГДР имеют право ехать когда заходят и куда захотят, а если захотят в ФРГ – то даже и отметки в полиции не надо: это как бы одно государство...
На Ку-Дамме движение перекрыто: пешеходная зона. Толпы, как перед футбольным матчем. На подходах к Виттенбергплатц, напротив магазина KDW, есть бесплатный общественный туалет. Мы с Соней загадали: если нет очереди в женское отделение, значит здесь еще капитализм, а если есть – социализм. Очередь была и в мужское!

Кстати, между «Европа-центром» и собором-мемориалом власти быстренько прикатили общественный сортир, и туда очередь. Но намусорено кругом так, как бывает только на наших стадионах.
Вышли из Церкви Поминовения и с ее паперти взирали на толпы, идущие на Ку-Дамм. Разговорились с симпатичным западным немцем (не-берлинцем), полным радужного сияния в очах. Для него это – поразительное, невиданное зрелище, праздник, манифестация. Он надеется, что через день-два-три всё образуется.

Жаль чудака. Он еще ничего не понял.

Эти люди теперь будут здесь, так или иначе всегда. Они протратят свою «гостевую» сотню, но притащат сюда товары (или вообще наладят валюто-товарообмен, ведь одна западная марка стоит сегодня уже не 6, а почти 8,5 восточных!). Пора привыкать к мусору или нанять тех же гостей для его уборки.

До тех пор, пока жизненные уровни «там» и «здесь» будут столь резко отличаться, до тех пор это будет продолжаться. А уж что-что, а выравнивать жизненные уровни социализм умеет. Но только не путем его повышения.
Задумали гениальный эксперимент. Для чистоты эксперимента воздвигли стену. Эксперимент показал: стена продержалась 28 лет (вместо обещанных ста). В чем суть эксперимента? В том, куда именно потекут люди, когда в стене откроют ворота? Куда потекут – вот там и лучше.

И вот 800 тысяч жителей Восточного Берлина ринулись в Западный. Эксперимент закончен.
ГДР-овцев – или это показалось? – сегодня не больше, чем вчера. Очереди за Begrüßungsgeld огромные, но в транспорте, худо-бедно, едешь. Эйфория уже не чувствуется, но запас дружелюбия велик. В информационном выпуске под заголовком «Тарелки после гулянки и пивные банки на улицах Берлина» прятался... обзор бесплатных радостей для восточных друзей. Ура помойке, ура хаосу, да здравствует наша щедрость и наша широта! Но организаторы прибавили еще: в городе появились голубые мешки для мусора. И всё-таки эйфория убывает.

Лев Копелев снова ходил сегодня в Восточный Берлин. Пограничники, видимо, поиграли с ним в кошки-мышки. Подпортив ему впечатление от разверзшейся бреши на Потсдамской улице. «Их вежливость граничила с хамством. Один даже прикрикнул: «Stehen bleiben!» – «Стоять!» – на что я рассмеялся, а тот смутился». Восточный Берлин, по мнению Копелева, красивее Западного, но холоднее, ближе к прусскому имиджу.
На Ку-Дамме видели демонстрацию левых (анархистов). С лозунгами, по 5-7 человек в ряд и несколько десятков рядов, кружили они по ставшему пешеходным полю Ку-Дамма. Вид, я бы сказал, фашистский: какие-то накидки на лице, всё черное, в том числе флаги с белым черепом, панковско-металлистский имидж, в основном молодежь: в глазах азарт и безмыслие. Лозунги такие: «Свободе передвижения – да! Капитализму – нет! Гостевые деньги – всем гостям, а не только ГДР-овцам» (передаю смысл), флаги ГДР и портреты Маркса-Энгельса-Ленина. Жутковатое зрелище.

Глядя на демонстрацию, разговорился с одним «западником» и его дочерью, оба на велосипедах (кстати сказать, в этой революции с ее транспортным параличом, велосипед стал, в сущности, самым приемлемым средством передвижения). Отец – менеджер, специалист по пищевой промышленности, – полон оптимизма и восторга, удивился моему скепсису, но, кажется, и как-то встревожился. Меня спрашивает о Горбачеве и о том, каким я себя считаю – правым, левым или центральным. Он думает, что лет за 10 всё, что нас тут пугает, перемелется. Может быть. Я был бы рад ошибиться!
13.11. Вчера было 2 миллиона – боже ты мой! Сегодня (мы вышли в полдесятого) на улицах умеренно: очередь за деньгами всего метров в пятьдесят, даже бананы дешевые смогли купить, но чуть ли не последние. Вообще, ГДР-овцы узнаваемы еще и по бананам: эта невольная обезьянья ассоциация вписывается в длинный символический ряд.

На улицах мусорно, но чувствуется, что одна или две уборки уже были.
В газетах сообщалось, что на историческом празднике немецкого народа часть оного не преминула наворовать разную мелочевку в рассчитанных на абсолютную честность лавчонках. Многие «забывчивые» гости, получив свой «бегрюссунггельд» без всяких документов (а как же – ведь они отстояли такую очередь!), вдруг находили их и, конечно же, получали свои законные денежки еще раз.

Дальше у нас началась нервотрепка с отъездом: сначала удар в справочной: неувязки с поездами) и т.д. В результате всё обошлось, но как!? В Зап. Берлине – всё без сучка и задоринки. Карл подвез нас на машине. На лифте поднялись на перрон, поезд уже стоял, нашли полусвободное купе, узнав к тому же, что поезд останавливается и на Хауптбанхофе.

Приключения начались в ГДР. Поднялись на перрон, но поезда нет и нет. Уже после срока отправления, причем без всяких извинений, объявили, что поезд задерживается на час. Маленький хамский буфетик с привычными для нас очередью и лезущими без очереди пьяными немцами и поляками. Перрон весь в мусоре – такая знакомая до боли картина. Социальная деградация ГДР шествует великанской поступью. Если в прошлом году худшим изъяном нам показалась ошибка почтальонши в Дрездене и опоздание поезда на 20-30 минут, то на сей раз мы стали свидетелями двухчасовой задержки с отправлением международного поезда Берлин – Москва с конечной станции!..

Я шутил, не забастовка ли? Оказалось, что я был не далек от истины: поезд был готов вовремя, но почему-то не было локомотива! При этом ни извинений, ни информации нормальной...

Примечание: Г.Шабовский и Кренц – руководители ГДР.


<< Назад | №11 (146) 2009г. | Прочтено: 407 | Автор: Полян П. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Судоку

Прочтено: 288
Автор: Шкляр Ю.

Конституционный суд Украины решил:

Прочтено: 450
Автор: Кузнецова Е.

Смерть вируса - на конце иглы

Прочтено: 400
Автор: Филимонов О.

Классическая литература в кратком изложении

Прочтено: 441
Автор: Образцов А.

Неправомочные счета и закон

Прочтено: 318
Автор: Толстоног В.

Еда – средство от депрессии?

Прочтено: 600
Автор: Левицкий В.

Двадцать лет тому назад

Прочтено: 407
Автор: Полян П.

Размышления у парадного подъезда KSK

Прочтено: 335
Автор: Шлегель Е.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 380
Автор: Баст М.

Такие разные Нобели...

Прочтено: 642
Автор: Мучник С.

Карл Брюллов. «Последний день Помпеи»

Прочтено: 730
Автор: Аграновская М.

Новости

Прочтено: 339
Автор: Кротов А.

Коалиционный покер

Прочтено: 351
Автор: Карин А.

Обучение детей: новые возможности

Прочтено: 549
Автор: Агеева Е.

Алмазный крест

Прочтено: 354
Автор: Млечин Л.

Афганская мышеловка

Прочтено: 370
Автор: Кочанов Е.

Расстаться детьми – встретиться стариками

Прочтено: 620
Автор: Ратманова К.