Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Европы
Журнал «Партнер» №1 (172) 2012г.

Очищение

Михаил Нордштейн (Крефельд)

О денацификации в послевоенной Германии


Прежде чем говорить об очищении, поговорим о его антиподе – загрязнении. Насколько Германия. потерпевшая сокрушительное поражение во Второй мировой войне, была заражена нацизмом? Речь – не о руководителях нацистского государства, его идеологических и карательных органах и тех, кто непосредственно творил преступления. С ними всё ясно – их вина несомненна. А о большинстве населения Германии: мелких служащих, рабочих, крестьянах, врачах, учителях, домохозяйках. Должны ли были они нести ответственность за все изуверские деяния гитлеризма? Ответ – на поверхности: должны! Это они в своем большинстве голосовали за Гитлера, это предрасположенность к ксенофобии позволила увлечь их расистской идеологией.

О феномене зомбирования в тоталитарных государствах миллионов и миллионов написано немало. Не были исключением Советский Союз, особенно при Сталине; и Китай при Мао Цзэдуне, и Северная Корея, начиная с Ким Ир Сена. Да и сейчас в ряде мусульманских стран происходит нечто подобное. Фанатичный ислам – это тоже зловещее явление.

Однако вернемся к Германии. Не была она в годы нацизма абсолютно однородной. Были антифашисты. Были люди, не принявшие расистскую идеологию. Были и те, кого потом назвали праведниками: с риском для жизни они укрывали евреев. Но их в Германии оказалось мало, слишком мало.

И вот Германия, еще недавно претендующая на мировое господство, – в развалинах, в страхе и смятении перед победителями. Но кого карать, кого миловать?
 
Денацификация – понятие емкое. Это не только наказание, но и очищение общества от тех, кто так или иначе запятнал себя участием в преступлениях. Это и возвращение к извечным нравственным ценностям немецкого народа, растоптанным за годы гитлеризма.

Главы союзных государств: Сталин, Рузвельт и Черчилль определились с наказанием главных военных преступников ещё в ноябре 1943-го на Тегеранской конференции. О Нюрнбергском международном судебном процессе (с 20 ноября 1945-го по 1 октября 1946-го) изданы горы литературы, создано несколько документальных фильмов. Поэтому лишь кратко напомню: к смертной казни через повешение были приговорены главари гитлеровского рейха Г.Геринг, И.Риббентроп, В.Кейтель, Э.Кальтенбруннер, А.Розенберг, Г.Франк, Ю.Штрайхер, Фриц Заукель, А.Зейс-Инкварт, А.Иодль и Мартин Борман (заочно). Геринг незадолго до казни отравился. Судьба Бормана так и осталась неизвестной: то ли погиб во время уличных боев в Берлине, то ли сбежал.

К пожизненному заключению были приговорены: Р.Гесс, В.Функ и Э.Редер, к 20-ти годам тюремного заключения – Б.Ширах и А.Шпеер, к 10-ти годам – К.Дениц. Оправданы Г.Фриче, Ф.Папен и Я.Шахт. Трибунал признал преступными организации нацистской Германии СС, СД, гестапо и руководящие органы нацистской партии.
 
Значение Нюрнбергского процесса не исчерпывается только торжеством справедливости – наказанием преступников-изуверов. Известный в Германии историк и политолог Эхтернкамп писал: «Бесспорно то, что процесс выполнил необходимую разъяснительную функцию: у широких масс не осталось сомнений в военных планах и преступной практике верхушки правителей, особенно после предания гласности чудовищных подробностей. Тем самым потенциальное мифообразование лишилось питательной почвы».

В Нюрнберге после главного процесса было еще двенадцать: судили чиновников управления концлагерями, министерства иностранных дел, руководителей проведения расистской программы, участников войсковых групп уничтожения евреев, врачей-изуверов (опыты на людях) и других.

Суды продолжались во всех четырех зонах оккупации. Перед военными трибуналами предстали в основном так называемые «простые убийцы»: охранники концлагерей и прочий люд, обслуживающий преступную индустрию массовых убийств. Работа следователей осложнялась тем, что большинство свидетелей покинули Германию, а многие из тех, кто мог бы дать показания, упорно молчали, боясь, что при этом выплывут неблаговидные дела их самих.

В советской зоне оккупации «церемонились» меньше: достаточно улик или нет – за колючую проволоку! Сразу же после капитуляции Германии были созданы десять концлагерей НКВД.

Уже в октябре 1946-го решением Контрольного совета союзников дела денацификации были переданы полностью в руки немцев. Был принят «Закон № 104», регламентирующий степень виновности в преступлениях нацизма.

На основании этого закона были созданы судебные палаты, решающие, кого причислить к одной из пяти категорий: 1 – главные виновные, 2 – виновные, 3 – незначительно виновные, 4 – попутчики, 5 – невиновные. Исследователь денацификации Германии Григорий Кун в своем труде «Возвращение из преисподней» констатирует: категория виновных делилась на подгруппы: активисты, милитаристы и извлекатели пользы. «Извлекатели» определялись шестью признаками: 1 – тот, кто из своего политического положения и служебных связей извлекал для себя или других корыстные преимущества; 2 – кто занимал должность или продвигался по службе благодаря членству в НСП; 3 – кто за счет политических, религиозных или расистских преследований получал значительные преимущества, особенно в связи с отчуждением имущества преследуемых; 4 – кто имел доходы от производства вооружений, величина которых была в явной диспропорции с его трудовым вкладом; 5 – кто неправедно обогатился в связи с управлением захваченными областями; 6 – кто использовал личные связи для уклонения от военной службы или отправки на фронт.

Впрочем, последний пункт вызывает недоумение. Во имя чего уклонялся? Чтобы не служить в вермахте? Но именно вермахт с его «честными» фронтовиками пробивал дорогу для Холокоста и других массовых уничтожений людей, тотального грабежа, угона в Германию рабской рабочей силы и прочих злодеяний на оккупированных территориях.

Самой многочисленной оказалась категория «попутчиков»: те, кто участвовал в движении национал-социализма формально или поддерживал его незначительно, или те, кто, будучи членами партии, активность в ней не проявлял.

В зависимости от причисления к той или иной категории вины следовали различные виды наказания: рабочий лагерь сроком до 5 лет, полная или частичная конфискация имущества, запрет на занятие определенных должностей сроком на 5 лет, выплата компенсации за нанесенный ущерб и т.д.

Наиболее основательная чистка проходила в американской зоне: были рассмотрены около 3,5 миллиона (!) дел и признаны главными виновными – 1654; виновными – 22122; незначительно виновными – 106422, попутчиками – 485057, невиновными – 18454 человек, 2 789 196 были амнистированы.

Статистика осужденных в советской зоне оккупации в открытой печати так и не появилась. Но можно безошибочно сказать: таковых было немало. Каждый взрослый немец от 18-ти лет должен был заполнить обширную анкету: сведения о своей личной, производственной и политической жизни в годы нацизма. Обман был чреват тюремным заключением. Уклонение от анкетирования влекло лишение продовольственных карточек, исключало трудоустройство в государственных учреждениях или частных предприятиях.

Несмотря на обширную чистку госаппарата, полностью избавиться от чиновников и прочих лиц с нацистским прошлым так и не удалось. И дело здесь не столько в попустительстве по отношению к этим «бывшим», сколько в острой нехватке квалифицированных кадров.

Но кадровая чистка – только часть денацификации. Не менее трудной задачей было искоренение самого духа нацизма, возвращение к демократическим ценностям, т.е. осуществление того, что называется перевоспитанием.

Большую роль здесь сыграла печать: сначала газеты союзников на немецком языке, а затем издания, созданные самими немцами (тщательный отбор журналистов и особенно редакторов). Выходящие большими тиражами новые журналы помогали осознать, что же произошло с Германией, как могло случиться, что кучка преступников сумела духовно растлить немецкий народ.

Созвучна газетно-журнальной публицистике была и немецкая литература «ренессанса», вернувшаяся к извечным человеческим ценностям. Она не обходила острые углы, осмысливая недавнее прошлое, подводя нравственные итоги. Большой популярностью пользовались произведения Генриха Бёлля и Гюнтера Грасса о военном и послевоенном времени. Всё это, безусловно, способствовало духовному возрождению страны, еще недавно низвергнутой в бездну мракобесия.

Особое внимание уделялось школам и другим учебным заведениям, где само слово «нацизм» стало символом массовых преступлений против человечества. Плотно заполнялись залы, где демонстрировался документальный фильм «Жернова смерти». Проводились массовые экскурсии в бывшие концлагеря, ставшие своеобразными музеями. И нужно признать: это зачастую вызывало шок в сознании.

Помню, как в 1998-м приехавший в Минск в составе немецкой делегации из города Нюрнберг учитель Клаус Динглингер, знакомясь с еврейской культурой Беларуси, сказал: «Мой отец был нацистом. В детстве я мало задумывался о минувшей войне. Но однажды увидел фильм о нацистских концлагерях и был потрясен. Этот фильм сделал меня антифашистом. Меня стал мучить стыд за всё, что натворили немцы на вашей земле».

Именно такие признания показали всему миру, что покаяние – это всегда восхождение к высокому. Именно оно стало прочным фундаментом демократизации общества.

Предвижу вопрос: а разве нет в нынешней Германии неонацистов?

Да, такие отморозки есть, и хотя их относительно немного, это не значит, что они не представляют опасности. Используя демократические законы, ненавистники демократии прикрывают свою нацистскую суть безобидными названиями. Недавно Министерство внутренних дел запретило самую крупную нацистскую группировку – «Организацию помощи национальным политическим заключенным и их родственникам» (около 600 членов). Название-то какое! А кому они помогали? Попавшим в тюрьму ультраправым радикалам, снабжая их литературой соответствующего толка. Но главное направление – пропаганда нацистских идей, особенно среди молодежи.

Слава богу, власть проявила решительность: дурную траву с поля вон! Со стороны подавляющего большинства населения Германии здесь – полная поддержка. Сполна нахлебавшись диктатуры Гитлера, приведшей Германию к катастрофе, немцы поняли: воинствующая диктатура рано или поздно кончается крахом. Не лучше ли идти другим путем?!

Нынешняя Германия в обозримом будущем вряд ли свернет с этого пути. Слишком дорого обошлась учеба!

 

<< Назад | №1 (172) 2012г. | Прочтено: 416 | Автор: Нордштейн М. |

Поделиться:




Комментарии (1)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Очищение

Прочтено: 416
Автор: Нордштейн М.

Зимнее путешествие в Альпы

Прочтено: 583
Автор: Сигалов А.

Новости

Прочтено: 356
Автор: Кротов А.

Как мы шагали по Москве

Прочтено: 858
Автор: Ухова Н.

Как попасть в Средневековье

Прочтено: 817
Автор: Мюллер М.

Инфляция: немецкий кошмар

Прочтено: 394
Автор: Карин А.

Этюд о страхе и его преодолении

Прочтено: 567
Автор: Калихман Г.

Два старинных рецепта русской кухни

Прочтено: 651
Автор: Банд Е.

Какой ветер надувает паруса пиратов?

Прочтено: 370
Автор: Гринман Р.

В мире автомобилей

Прочтено: 526
Автор: Агаев В.

Выставки

Прочтено: 331
Автор: Цесарская Г.

Воссоединение семьи. Непростой вопрос

Прочтено: 697
Автор: Овчинская Ю.

Товары, которые мы выбираем

Прочтено: 337
Автор: Жолквер О.

Судоку

Прочтено: 320
Автор: Шкляр Ю.

Новогоднее ограбление

Прочтено: 337
Автор: Шкляр Ю.

Вас выселяют? Не пугайтесь раньше времени!

Прочтено: 965
Автор: Максимова Н.

Гомеопатия. Рожденная в Германии

Прочтено: 1233
Автор: Грищенко О.

Гepмaния в пoиcкe cпeциaлиcтoв

Прочтено: 663
Автор: Листов И.