Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Путешествия >> Путешествия по Германии
Журнал «Партнер» №8 (179) 2012г.

Франкфуртские прогулки

По городам Германии

Марина Баст (Франкфурт-на-Майне)

Франкфурт-на-Майне - город небоскребов и крупнейший финансовый центр Европы. За деловой неприступностью бизнес–кварталов «Чикаго на Майне» скрывается обаяние старинных улочек с очаровательными особнячками.
Часто пробегая по знакомым местам, не задумываешься о том, мимо каких домов лежит твой путь, что это за поворот, почему так названа улица. Но если на минуту остановиться, поднять голову, то вас ожидают неожиданные открытия. И одна история тянет за собой следующую. Во Франкфурте таких историй - множество.


На углу улиц Ostendstrasse и Uhlandstrasse стоит небольшой ничем не примечательный домик. Вот только фронтон его украшает герб 1566 года из красного песчаника. Столь странное украшение, не соответствующее дому, заставляет остановиться.

Видимо, герб остался от прежнего дома, который стоял на этом месте. Как известно, после ковровых бомбардировок союзников в марте 1944 года средневековый центр Франкфурта перестал существовать. Кому же принадлежал этот герб? Оказалось, что герб принадлежал знатному горожанину Мартину Бауру фон Айзенеку.

Родился Мартин Баур фон Айзенек в Вене в 1535 году. Занимался книгопечатанием, как и его отец, и позже переехал во Франкфурт, где его книжное дело, по-видимому, процветало. Мартину удалось довольно прочно стать на ноги, причем настолько, что с 1561 года он, гражданин Франкфурта, становится хранителем городской казны и сборщиком налогов. Но столь почтенному человеку не очень везло в личной жизни. Жены уходили от него в мир иной одна за другой. Первый брак его с Анной Фишер был бездетным и, видимо, недолговечным. Вторым браком Мартин Баур был женат на Эве Круг. Но в возрасте 23 лет Эва скончалась, оставив безутешному вдовцу дочь Катарину. Наконец, третьим браком Мартин женился на вдове из благородного франкского рода Вольф фон Розенбах. У нее уже было шестеро детей от первого брака, но это не помешало им обзавестись еще четырьмя. Мартин Баур обрел долгожданный семейный покой и надежду на своих сыновей, один из которых, Иоганн Мартин фон Айзенек, стал весьма известным. В августе 1598 года во Франкфурте Мартин Баур-старший и скончался.

Его второй сын Иоганн Мартин родился в 1577 году. И уже после смерти отца унаследовал его должность хранителя казны и сборщика налогов при монастыре Св. Магдалины. Монахини монастыря Св. Магдалины носили белые одеяния, именно поэтому их и назвали Weißfrauen - белые женщины. Это название закрепилось за названием монастыря и улицы, некогда ведущей к нему. Монастырь сгорел после бомбардировки 22 марта 1944 года, простояв почти 800 лет.

Но вернемся к Иоганну Мартину. Наступает 1612 год. Предстоит коронация кайзера Маттиаса. Как обычно, жителям города предстояло выполнить свои обязанности перед кайзером: обеспечить безопасность коронации. Но в городе начались волнения. Расточительство и бесхозяйственность городского управления вызывала ненависть горожан. Не меньшую ненависть вызывали и ростовщики, которым, как выяснилось, были должны очень многие.

Поползли также ложные слухи о потере горожанами их привилегий. А надо сказать, что в это время Франкфурт был вольным торговым городом. И как жители вольного города граждане его были освобождены от налогов, но должны были оказывать военную помощь кайзеру в случае военных действий.

Первое прошение Совету города от горожан было отправлено в июне 1612 года. Но, как и следовало ожидать, попало непосредственно к кайзеру. В нем горожане смиренно просили своего кайзера сообщить им об их правах. А одновременно просили ограничить процент, получаемый ростовщиками, а заодно уж и уменьшить количество евреев в городе. Дело в том, что многие жители города были должны обитателям Юденгассе (Еврейского переулка). Правда, как выяснилось впоследствии, и иудейские, и христианские ростовщики брали одинаковый процент. Но кого это интересует, если речь идет о правах.

Несмотря на то что торжества по поводу коронации прошли с необыкновенной помпезностью: из фонтана на Рёмере (Römer) лилось красное и белое вино, и все желающие могли непосредственно отметить начало нового правления. Новоизбранный кайзер Матиас не испытывал никакого желания участвовать во франкфуртских сварах. И сразу же после коронации он покинул город. Но противостояние в городе нарастало. Кайзер был вынужден выслать в город третейского судью. В этом качестве в ноябре 1612 года в город прибыли епископ Майнцкий и ландграф Хессенский. Взбунтовавшиеся гильдии образовали для переговоров с Советом города свой союз. Лидером этого союза был Винцент Фетмильх, кондитер, который жил со своей женой и семью детьми на Töngesgasse. Вероятно, его долг жителям Judengasse был больше, чем у других. Новый Союз гильдий должен был проверить счетные книги города. Обнаружилась неприятность - необъяснимая пропажа 9,5 тонн золотых гульденов. Согласитесь, сумма немалая. Длительное противостояние гильдий и городского управления сопровождалось не только созданием комиссий, периодическими обращениями к кайзеру, но и кражей ключа от городской казны. Представители Союза ремесленников даже запирали господ из городского управления в ратуше на четыре дня. Подобные действия увенчались временным успехом; члены городского совета были изгнаны и власть перешла к Союзу ремесленников. Но кайзера эта ситуация не устраивала. Он прислал в город герольда с объявлением своей воли. Немедленно вернуть власть прежнему Совету, прекратить бунты, а ежели кто в 14-дневный срок этого не сделает, тот объявляется вне закона и будет изгнан из города.

Все два года, которые продолжалось противостояние гильдий и городского совета, состоящего из благородных жителей Франкфурта, бесчинства против еврейского населения города не утихали. В итоге, в августе 1614 года, бунтовщики во главе с Винцентом Фетмильхом обратили свой гнев на гетто и разгромили его. Евреи были согнаны на кладбище (1380 человек), а на следующий день на кораблях вывезены из города. 5 сентября 1614 года Фетмильх присягнул на верность новым владыкам города.

В конце сентября на Römer - главной площади города вновь появился герольд кайзера. Вновь, потому что в те времена общение кайзера с народом проходило по одной схеме. Народ отправлял кайзеру прошения, кайзер высылал герольда, который оповещал всех о решении кайзера. На этот раз герольд провозгласил об изгнании из города Винцента Фетмильха и еще двух зачинщиков, столяра Конрада Гернегросса и портного Конрада Шоппа. А в конце ноября Фетмильх был схвачен Гансом (Иоганном) Мартином Бауром, позднее получившими дворянский титул фон Айзенек. (Не исключено, что за поимку преступника Фетмильха).

Три месяца спустя, 28 февраля 1615 года, в семь утра на Rossmarkt - площади, где обычно по воскресеньям проходили конные торги, бунтовщики были обезглавлены. Головы преступников были вывешены на северной башне Alte Brücke.

Гёте, спустя 150 лет, будучи мальчиком, содрогался от ужаса, видя наверху обветренные черепа.

Евреи вернулись во Франкфурт по требованию кайзера лишь спустя два года, в 1616 году. С тех пор ежегодно 28 февраля отмечается праздник Пурим - Винц в честь победы над Фетмильхом и его приспешниками.

А мы идем дальше по улице Uhlandstrasse по направлению к Цоо - франкфуртскому зоопарку. Ноги сами замедляют шаг у латунных табличек, вмонтированных в каменную кладку тротуаров. Это так называемый Stolperstein – камень преткновения. Камень, около которого необходимо остановиться. Эти таблички можно встретить во Франкфурте на очень многих улицах. Почти везде. На них надпись: имя, фамилия, год рождения, год и место смерти. И надпись «Ermordung» - убийство. Память о жертвах Холокоста. О людях, которые жили на этой улице, вот в этом доме. Вот отсюда они были вывезены в Терезин и Заксенхаузен, Освенцим и Биркенау.

Эти таблички сейчас есть в более чем пятистах городах Германии и Европы. Идея таким образом увековечить память погибших в Холокосте пришла художнику Гюнтеру Демнигу (Gunter Demnig) в 1993году. «Человек уходит тогда, когда забывают его имя»,- сказал художник. На улице Уландштрассе 50 жили семья Арона, Брайндел Рены и Ребекки Старк, семья Беньямина и Чарки Гринблат, парикмахер Эстер Фрума Гаврилович, урожденная Фишер, семья Йоханы и Фриды Рут Шэн.

Семья резника Шэна вплоть до рождения дочери Фриды Рут в 1924 году жила во Франкфурте на Baumweg 22. В 1925 году глава семьи Якоб Шэн наследует кошерную мясную лавку, что находилась на Уландштрассе 50, от ее бывшего владельца Якоба Окса, который в силу возраста отошел от дел. Но в 1937 году Якоб умирает, а вдова и дочь переезжают неподалеку на Pfingstweidstrasse 14. Вероятно, этот дом был унаследован Якобом незадолго до смерти. С середины XIX века в этом доме находился благотворительный фонд, занимавшийся образованием мальчиков из бедных еврейских семей. Хотя в феврале 1941 года дом был принудительно продан, мать с дочерью оставались жить в нем вплоть до депортации. Мясная лавка перешла к другому владельцу.

С 1938 года, кроме других различных запретов и ограничений, евреи должны были принудительно регистрировать свои сбережения, чтобы получить разрешение пользоваться собственным вкладом. Разрешение давалось на покупку любого необходимого предмета. Мать и дочь Шэны должны были так же, как и другие, просить разрешение на приобретение необходимого для жизни. Так осталось прошение о покупке печатной машинки, которая нужна была Фриде Рут, как указано в прошении, для образования, но, скорее всего, для заработка. Видимо, здоровье вдовы Шэн пошатнулось, поскольку осталось прошение на приобретение инвалидного кресла. А в сентябре 1942 года семья Шэн была депортирована в Терезиенштадт, а затем в Аушвиц.

Обычная семья, обычные горожане, предки которых жили во Франкфурте на протяжении нескольких столетий. Для них немецкий язык был таким же родным языком, как и для их соседей. Из 26 158 человек, что составляли еврейскую общину Франкфурта в 1933 году, Холокост пережили только 160 человек. Укладывая памятные таблички жертвам Холокоста, Гюнтер Демниц сказал: «Чтобы прочесть имя погибшего, мы должны наклониться, тем самым мы кланяемся погибшим и их памяти».


<< Назад | №8 (179) 2012г. | Прочтено: 627 | Автор: Баст М. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Сказки и были «Арабской весны»-3

Прочтено: 548
Автор: Кочанов Е.

Телефоны спасения. Проверим?

Прочтено: 302
Автор: Ухова Н.

Выставки

Прочтено: 333
Автор: Цесарская Г.

Третье «пришествие» британской столицы

Прочтено: 264
Автор: Кротов А.

Двойное гражданство детей

Прочтено: 1307
Автор: Пуэ Т.

Доля шутки

Прочтено: 439
Автор: Авцен В.

Пособие и собственный автомобиль

Прочтено: 1606
Автор: Миронов М.

Кроссворд

Прочтено: 477
Автор: Кротов А.

Вопросы опеки и опекунства в Германии

Прочтено: 2872
Автор: Кримханд В.

Брумель и Илизаров: устремленные ввысь

Прочтено: 1253
Автор: Кротов А.

Новости

Прочтено: 482
Автор: Кротов А.

Река времен: август

Прочтено: 809
Автор: Воскобойников В.

Сезонные страдания

Прочтено: 803
Автор: Грищенко О.