Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Домашние питомцы >> Кошки
Журнал «Партнер» №3 (198) 2014г.

Когда я стану Кошкой

Елена Ободовская (Берлин)

 

 

Магия, превращения, мистификации – если есть в мире этому живое воплощение, то имя ему Кошка.

 

То, как она сидит на подоконнике, молча сосредоточившись на невидимом, то, как безлунными осенними вечерами собирает вокруг себя таких же молчаливых и сосредоточенных, как они располагаются магическим кругом нос к носу, хвостами наружу, и сидят, сидят молча, обмениваясь сосредоточенными мыслями о нас, лишенных дара телепатии? То, как расширяется кошачий зрачок, призывая раствориться в нем, шагнуть не раздумывая в пропасть потусторонних миров – не достаточен ли список проявлений повседневного кошачего колдовства? Колдовства, простирающегося от пресловутой черной кошки, искать которую в темной комнате, даже если она там есть, – занятие, обреченное на провал, как любой поиск ускользающей истины, – до кошачьей маски на прилавке предпраздничного магазина, где в плутоватом разрезе глаз и лихо закрученных усах скрывается необъяснимая, но всегда – усмешка.

 

Кошек многие считают инопланетянами, засланными в свое время со спецзаданием на планету Земля, – они по чистой случайности созданы по облику и подобию существовавших миллионы лет назад диких представителей рода felidae и по какой-то им одним известной причине решили задержаться среди нас надолго. Может быть, задание оказалось таким сложным, и кошкам-разведчикам требуется так много времени для его исполнения? По крайней мере, подошли они к нему серьезно: надев маску миленькой зверушки, способной лишь ловить мышей, пушистые штирлицы внедрились в тыл врага, втерлись в доверие изучаемому объекту, оставляя за собой по сей день вечное право гулять «самими по себе».

 

Что там, под невинной маской – мордочкой, вымазанной в сметане? Там – сомнение: «Неужели в хождении по земле на двух ногах столько величия, что существо, именуемое человеком, вправе присвоить себе власть над всеми существами, гуляющими на четвереньках и стоящими более устойчиво, чем они? ... Если, как я могу заключить, разум – не что иное, как способность поступать сознательно и не допускать никаких безумств, то тут я, пожалуй, перещеголяю любого человека. И вообще, я считаю, что сознание – лишь благоприобретенная привычка». Не поверить гофмановскому интеллектуалу Коту Мурру невозможно. В конце концов, он не просто кот с пестрой шкуркой и пышным хвостом «необыкновенной длины и толщины», глазами «цвета свежей травы, в которых светятся ум и сметливость», а потомок «мужа сановитого, почтенного, большой учености, исполненного самой высокой добродетели, бескорыстной любви к человечеству, с передовыми вкусами – знаменитого премьер-министра Гинца фон Гинценфельда», более известного под именем Кота В Сапогах.

 

Упомянутый доблестный рыцарь, как всем известно с детства из сказки Шарля Перро, дослужился своими прохиндейскими аферами до того, что «стал знатным вельможей и с тех пор охотится на мышей только изредка – для собственного удовольствия». Гораздо охотнее (ловля мышей – не более чем элемент заданной роли) кошки охотятся за призраками. Ублажают домовых, первыми входя в новый дом, тщательно вычерчивают магнитные линии «плохой» энергии, внезапно ощериваются и принимают выразительную позу, каковую, по меткому выражению автора «Житейских воззрений» Кота Мурра, «бездушные люди прозвали кошачьим горбом», заметив никому более не заметного врага. Провоцируют пожары и предупреждают не только о гостях, но и о землетрясениях.

Великолепная инопланетная подготовка? Или – подтверждение бытовавшей в Средневековье теории о сопричастности кошек, особенно черных, ведьмовскому миру, приведшей миллионы их на костер? Даже сгорев – точнее, уйдя в следующую из своих девяти жизней, – кошки отомстили темным обитателям мира инквизиции, наслав на следующие поколения крысиное иго. Зря не прислушались господа к древним религиям, в которых бытовало поверье о богоизбранности кошки, единственной не присутствовавшей при смерти великого Будды; а в колыбели цивилизации, Египте, между прочим, без промедления предавали казни убившего, ударившего или попросту обидевшего кошку...

 

«Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, – недружелюбно насупившись, проговорил кот, – и еще считаю своим долгом предупредить, кот – древнее и неприкосновенное животное», – произносит честный Бегемот из «Мастера и Маргариты», приветствуя тех, кто пришел арестовывать представителей нечистой силы, обитающих в «нехорошей» квартире на Садовой. Вот и еще одно подтверждение того, что кошка – вовсе не кошка, а кто-то другой: ни одному другому животному (да простят меня мои беззвучно ступающие по крышам друзья за употребление столь странного термина, не имеющего отношения к их сущности!) веками не придавалось столь важной роли в литературе. Ведь не какой-то там Мартовский Заяц или Дядя Шарик, а Кот Бегемот, Кот Мурр, Котенок по имени Гав, Кот Леопольд и Кот Матроскин – носители житейской мудрости, фонтанирующие оригинальными мыслями и выступающие в роли оракулов, медиумов, провидцев, как и любой Мурзик, который обладает даром предвидения, задолго предупреждая людей о приходе в дом того, кто только еще открывает входную дверь многими этажами ниже.

 

Кот-балагур неожиданно сбрасывает маску и являет свое истинное обличье – юного рыцаря, худенького юношу-пажа, подставляющего лицо лунному свету, летя рядом с темно-фиолетовым рыцарем с «мрачнейшим и никогда не улыбающимся лицом», Коровьевым-Фаготом и глыбой мрака – Воландом, в вечность, прочь от города, который «ушел в землю и оставил по себе только туман». Кот, которого не видно, при том, что он есть – везде и всегда, и в воздухе лишь угадывается его улыбка. «А вы можете исчезать и появляться не так внезапно? – спросила Алиса. – А то у меня голова идет кругом». – «Хорошо», – сказал Чеширский Кот и исчез – на этот раз очень медленно. Первым исчез кончик его хвоста, а последней – улыбка; она долго парила в воздухе, когда все остальное уже пропало». И после этого кто-нибудь посмеет отрицать, что будущее за телепортацией, которой уже давно прекрасно овладели коты, включая Бегемота, летающего на люстрах и водосточных трубах под шквалом прицельных выстрелов?

 

Ну, живет рядом с кем-то кот. Ест свою еду из баночек или подворовывает с хозяйской тарелки, играет с собственным хвостом и шипит, недовольный. Всё это – не более чем театральный костюм, роль, грим. Кот поглядывает на всецело принадлежащих ему «банкооткрывателей» и мыслит, как обустроить жизнь земную. Пишет трактаты о дружбе и воспитании, сентиментально-дидактический роман «Мысль и Чутье, или Кот и Собака», политический трактат «О мышеловках и их влиянии на мышление и дееспособность кошачества» – сначала, как старина Мурр – лапкой, окунутой в чернила, на вырванных из автобиографии хозяина страницах, позже, с ходом времени и развитием прогресса, – на компьютере, подобно знаменитому детективу Фрэнсису из непереведенной пока на русский трилогии Акифа Пиринчи, почитывающему на досуге неореалистские пьесы Теннеси Уильямса, или нынешнего моего соавтора по имени Бася...

Злая фея Бастинда сосредоточенно водит лапой по клавиатуре, гораздо более вдумчиво, чем свойственно нам, «банкооткрывателям», выбирает мысли, буквы и слова. А потом ее посещает вдохновение и, вослед за Мурром, обуреваемым «горним полетом творчества», она носится по клавишам всеми четырьмя лапами, помогая себе хвостом, – рождается искусство. Жаль, что в отличие от кошек, легко понимающих все языки, нам не дано перевести на человеческий их бессмертные шедевры. Правда, немножко утешает, что и у вездесущего Мурра это не всегда получалось: освоив собачий язык по «методу погружения» («совет желающим быстро усовершенствовать свои познания в чужом языке: они должны думать на этом языке!.. До того углубившись в пуделиный образ мыслей, я потерял способность бегло говорить на своем родном языке и перестал понимать, о чем сам думаю»), он сильно страдал, оттого что, создав в эпоху лингвистических исканий сборник «Листья аканта», поражается глубиной его афоризмов, смысла которых, увы, не может понять. (Кстати говоря, «чего стоит человеческий язык, по сравнению с простейшим из простейших средств, для того чтобы заставить понять себя? – единственным «мяу», выражающим радость, боль, наслаждение и восторг, страх и отчаяние, словом, самые разнообразные оттенки ощущений и страстей»?)

 

Одно из основных занятий кошки – еда. И любимые Матроскиным неправильные бутерброды и его же план «мясо в магазине покупать – там костей больше!» – лишь частные проявление сущности Бегемота, попавшего в Торгсин. Следуя булгаковской дьявольской символике или символической дьявольщине, кот в демонологической традиции – демон желаний желудка. Отсюда необычайное обжорство Бегемота, когда он без разбора заглатывает всё съестное: мандарины вместе со шкуркой, шоколадки в золотистых обертках, «сельдь керченскую», а потом и филейчики в Грибоедове... «О аппетит, имя тебе – кот! – приветствует Бегемота из XIX века Кот Мурр, стрескавший замысленный им же самим подарок осиротевшей мамаше. «Селедочная голова легла вначале тяжким бременем на мою душу, но зато я осознал, что такое аппетит и какое кощунство противиться матери-природе. Всяк ищи себе селедочные головы сам и не покушайся на добычу соседа, ибо, ведомый верным чутьем аппетита, он уж как-нибудь припасет ее для себя».

 

«Гляжу я на этого мудрого кота, – сказал Крейслер, – и с грустью думаю, сколь узок и несовершенен круг наших познаний... Я спрашиваю тебя, тайный советник, не случалось ли с тобой такого, когда вдруг яркой вспышкой освещаются в памяти минуты жизни, каковую многие люди выдающегося ума называют простым прозябанием, признавая в ней лишь наличие голого инстинкта, в чем животные нас, как известно, превосходят?» – (Мурр при этом скромно свернулся и сделал вид, что совершенно не интересуется судьбами Германии эпохи заката наивного реализма.) «А куда ты хочешь попасть? – спросил Кот. – «Мне всё равно», – сказала Алиса. – «Тогда все равно, куда идти...» – заметил Кот. – ...только бы попасть куда-нибудь, – пояснила Алиса. – Куда-нибудь ты обязательно попадешь», – сказал Кот. – Нужно только достаточно долго идти».

 

Бася уже не смотрит на меня, свернувшись рядом со статуэткой древнеегипетской богини Баст – женщины с головой кошки, символизировавшей у мудрого народа радость, красоту и плодородие. Не видя ее глаз, могу ли я разгадать Тайну? Наверно, в следующей жизни – когда я стану кошкой.




<< Назад | №3 (198) 2014г. | Прочтено: 562 | Автор: Ободовская Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Прием еврейских эмигрантов в Германию

Прочтено: 2523
Автор: Пуэ Т.

«Партнер» в Интернете: больше, чем журнал

Прочтено: 449
Автор: Мучник С.

Нововведения 2014-го года

Прочтено: 1025
Автор: Розенберг Э.

Немецкий голубь заговорил по-русски

Прочтено: 553
Автор: Светин А.

Дети и мобильные телефоны

Прочтено: 703
Автор: Навара И.

Рыбалка в порту Дуйсбурга

Прочтено: 373
Автор: Метцгер В.

Папа может всё!

Прочтено: 674
Автор: Грилло Е.

Когда я стану Кошкой

Прочтено: 562
Автор: Ободовская Е.

Новости

Прочтено: 698
Автор: Редакция журнала

Судоку

Прочтено: 273
Автор: Шкляр Ю.

Украина. Хроника событий

Прочтено: 1131
Автор: Клеванский А.

Красота спасет мир

Прочтено: 370
Автор: Ханукаева И.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 345
Автор: Шкляр Ю.

Понаехало вас тут...

Прочтено: 915
Автор: Листов И.

Быть патриотом в Германии

Прочтено: 819
Автор: Шимановский Д.

Он спас мир от холеры и чумы

Прочтено: 700
Автор: Парасюк И.