Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Иммиграция >> Консульские новости
Журнал «Партнер» №9 (204) 2014г.

Короткая дорога в Россию

Евгений Кочанов (Бонн)

 


162 метра над уровнем моря, Викторсхёэ, Вальдштрассе 42, Генеральное консульство Российской Федерации в Бонне. Ранее здесь был девственный лес, Годесберг – небольшая горка, попала под освоение столь давно, что никто уж не помнит. А в Германии помнят почти всё.

 

Пытались на этой территории добывать компоненты для серной кислоты и особенно – для производства алюмокалиевых квасцов, которые где только ни использовались – я помню их еще в конце 50-х годов, назывались они «кровоостанавливающий карандаш для бритья». Квасцы, как правило, помогали.

 

Лишь в 1907 году, после целой юридической мороки, боннский профессор медицины Герман Вандельштадт приобрел участок размером 300 моргенов на Швайнхаймской пустоши, участок, который ему присоветовал папаша Виктор, бывший когда-то бургомистром Годесберга. Благодарный сын назвал участок «Викторсхёэ». Вилла получилась. На нижнем этаже Герман устроил лабораторию, нанял сотрудников. Едва ли профессор был легким человеком – дети перебрались в Гамбург и никогда не предъявляли на виллу никаких прав после смерти отца в 1928 году.

 

Муниципалитет Бад-Годесберга в 1933 году принял на себя ответственность за эту виллу и тут же передал ее отрядам СА, которые устроили там «тренировочный лагерь» с двумя сотнями сотрудников и назвали его «Генерал Лицман» – в честь 80-летнего героя войны, ставшего правоверным поклонником Гитлера.

 

В 1943 году – «Имперские железные дороги», школа для высших чиновников. Для авиации союзников – очевидная цель, и от виллы мало что осталось. В 1949 году, после решения о временном пребывании правительства ФРГ в Бонне, развалины взяли в аренду, провели ремонт, и вилла стала на год с небольшим резиденцией первого президента ФРГ Теодора Хойса. Три комнаты на верхнем этаже – это было его жилище. Остальные помещения, а их было немало, занимала команда из полусотни с лишним человек – администрация президента...

Я не был свидетелем открытия нового здания Посольства СССР на Викторсхёэ в 1989 году. Журнал «Шпигель» писал, что президент Горбачев открыл его как бы в спешке – сам комплекс еще не был закончен. Про сам же визит писали, что его программа была сильно урезана, и даже Раисе Максимовне пришлось отказаться от традиционного тура по магазинам. Слишком много дел было дома, дел серьезных, даже опасных.

 

Комплекс получился отличным и внешне импозантным, в неоклассическом стиле, но ничуть не напоминающим безумный Кремлевский дворец съездов, и внутренне хорошо организованным, одновременно и просторным, и уютным. Правда, в качестве посольства он прослужил недолго – до распада Советского Союза. Потом – Генеральное консульство Российской Федерации, самое большое в мире...

 

Распалась связь времен. Типичное советское чванство, которое было столь обычным для 90-х годов прошлого века, растворилось в сдержанной вежливости нового поколения дипломатов. Не сразу, конечно. Вскоре после переезда в Бонн мне предложили написать сценарий для небольшого документального фильма о «русских» в Германии. Мы приехали в Российское генконсульство; нас охотно принял его глава Сергей Нечаев (ныне – посол РФ в Австрии). В главном зале, «под гербом», короткое интервью, на мой взгляд, несколько официозное, по сути дела, провозглашение (или подтверждение) нового курса России по отношению к соотечественникам, живущим сейчас в Германии. Курса, разительно отличающегося от того, который был обязательным в советские времена. Тем не менее ни слова не было выкинуто при монтаже, который проходил уже в Москве. Неожиданно «Русская Германия» вызвала интерес – фильм прошел по разным программам российского телевидения раз пятнадцать.

 

Ветер обновления в Российском генконсульстве в Бонне задул по-настоящему с приходом в руководство Георгия Геродеса. Изменилось отношение к людям, которых, российских же граждан, стало неожиданно много, и никто из них, во всяком случае тех, кого я в каком-то взрыве общения узнавал ежедневно, не собирался отказываться от российского гражданства.

 

Сергей Нечаев – это была «декларация о намерениях». То ли не смог, то ли не успел до конца своего срока хотя бы частично претворить ее в жизнь. Люди жаловались. Здесь, в Германии, в многочисленных «амтах», по которым приходилось бегать, либо дружелюбное, либо нейтральное отношение чиновников. В Российском консульстве – тяжелая атмосфера советского ЖЭКа. Геродес смог многое изменить.

 

Не знаю, как это получается. Вроде бы вовсе не из элитного круга московских дипломатических снобов, выпускник Харьковского политеха (есть зарегистрированные патенты на изобретения в области энергоприменения), вежливый и даже на вид стеснительный интеллигент, образованный экономист, ну – никакой не дипломат, хоть и окончил Дипакадемию МИД. Не знаю как, но он сотворил чудо.

Так или иначе, чиновники консульства с административного новояза довольно быстро переориентировались на нормальный русский язык. Оформление нужных документов заметно упростилось и ускорилось; консульские работники всё чаще отправлялись в путешествия, покрывая своим попечением самые отдаленные места консульского округа. Да, многое было сделано – и всё как-то вежливо, ненавязчиво, вроде бы незаметно. На самом же деле – очень даже заметно. Геродес, вероятно впервые за весь период советско-российского дипломатического представительства в Бонне, сумел показать всем не суровую маску начальника, а разное – и почти всегда дружелюбное – лицо нормального человека. Посмотрите отзывы людей, российских граждан, которые в то время обращались за предоставлением консульских услуг – всё ведь явно лучше, чем было раньше!

 

С приходом на пост генконсула в 2006 году Федора Хорохордина почти все прежние достижения, видимо, посчитали неразумными. Опять – чванство в конторе и даже на входе в контору, страх среди сотрудников, странные, неадекватные решения.

 

Сложилась к этому времени традиция – я брал интервью у каждого нового генконсула, посылал в «Рейнскую газету». Так же я сделал и на этот раз, и интервью с большим портретом вышло практически без обычных в редакционной практике сокращений. А дальше «случилось страшное»: в очередном номере «Партнёра» я нелестно высказался о политике Путина. И обнаружил, что я вроде бы «persona non grata»! Были случаи, когда мы оказывались на одних мероприятиях, Хорохордин отворачивался. Даже дипломатически сдержанные сотрудники консульства тихо говорили: «Лучше бы его не было». Сейчас он – «Официальный представитель земли Бавария в РФ». Не наоборот, заметьте. Бедная Бавария...

 

Ничего не делал консул Хорохордин из того, что входило в его задачи. Может быть, почти ничего. Никто, во всяком случае, не припомнит.

 

Во времена Евгения Шмагина изменилась общая атмосфера. Наверняка кто-то работал и раньше, и едва ли вызывал у посетителей положительные эмоции. Теперь – стал. Дело, все-таки, в общей атмосфере, которую Шмагину удалось создать. Как – это его дело, дипломатическая тайна. Дай, Господь, чтобы надолго.

Новая-старая команда вдруг начала проявлять инициативу. И вдруг в коридорах, в каких-то подсобно-боковых комнатах возник настоящий музей. Убедительные копии документов, портретов, фотографий, подробно прослеживающих историю присутствия России не только в Бонне, на Рейне, но и во всей Германии. Всё это любовно рассортировано, хронологизировано и выглядит настолько убедительно, что скоро студенты будут использовать материалы музея для своих дипломных работ о связях Германии и России. Неожиданные открытия, сюрпризы и просто маленькие потрясения – и гости из даже весьма осведомленных германских учреждений выходят из музея то ли обескураженными, то ли удивленными, то ли – вдохновленными. Где вы всё это взяли? – спрашиваю. Илья Рожков, молодой дипломат, у которого из сияющих глаз так и лезут все новые и новые идеи, скромен: ну покопались в нашем архиве, ну что-то запросили из Москвы. Не знаю чья, но блестящая идея воплотилась в жизнь – присутствие России здесь давно, прочно и надолго.

 

Раньше лишь однажды бывал я в Малом зале приемов на первом этаже генконсульства. Невнятная, мрачноватая столовая, я бы туда гостей не пригласил. Вдруг – новая идея, новый блеск! Мой давний приятель Вольфганг Хенгстлер, художник и блестящий копиист, вдруг заинтересовался русской академической живописью начала ХХ века, удачно скопировал практически ритуальные для 50-х советских годов «Мишки...» Шишкина и «Девятый вал» Айвазовского. Мы убедили его подарить эти копии консульству, этот акт убедил других художников, и вот – Малый зал при входе вызывает чувство: «У вас что здесь, Лувр»?

 

Очевидно, улучшилась связь с русским (или, более корректно, русскоязычным) населением немецких земель, охваченных Боннским консульским округом.

 

Правда, действительных представителей российской интеллектуальной, культурной элиты, живущих здесь, я ни на одном мероприятии консульства пока не видел – за редчайшими исключениями. Может быть, просто они не являются членами «Ассоциации российских соотечественников», которая, по утверждению (или представлению) одного весьма ответственного чиновника в Боннском консульстве, как раз и есть организация, представляющая подавляющее большинство огромного русскоязычного населения Германии. Говорят, что и в Бонне такая есть, – опросил всю русскую боннскую элиту, а она не маленькая – все пожимают плечами. А ведь эта «Ассоциация» не только поддерживается, но и, как утверждают, финансируется! Спросил в Кёльне, в Дрездене, Магдебурге – тот же результат. А сколько выдающихся представителей русской, российской культуры живут здесь уже давно или недавно, с российскими паспортами!

 

Я знаю давно и хорошо Славу Лисина, его верную, мудрую подругу Нелли Кунину; они организовали знаменитое дюссельдорфское общество «Радуга», театр «Кулисы» еще за доброе десятилетие до возникновения «ассоциации». И вот Слава стал одним из видных функционеров ассоциации, но кто там еще и по какому принципу выбираются, не очень понятно.

Мне не показалось, что интерес к России в свете недавних событий и безумных противостояний, вызванных по большей части курсом далекой и столь близкой Москвы, пошел на спад. И опять – я бы отнес этот интерес за счет бурно развивающихся отношений генконсульства с немецкими городами и предприятиями, интересы России в которых представляет консульство в Бонне. Конечно, отношения эти экономические и культурные – Евгений Шмагин неоднократно подчеркивал, в том числе и в разговорах со мной: «Мы внешней политикой не занимаемся». Лукавство, конечно, вполне невинное. Не представляю я себе дипломатов, которые не занимаются внешней политикой. Так или иначе, на приемах в импозантном Главном зале генконсульства яблоку негде упасть, а желающих выступить иногда приходится ограничивать – «две минуты, не больше». Но высказаться может любой – чего никогда в условиях зарегулированного протокола раньше не бывало. И высказываются, хотя иногда нелицеприятно, но практически всегда – с симпатией к России. Таково мировосприятие любых разумных людей, что в Германии, что в Америке, что в Новой Зеландии. Не бывает плохих стран, не бывает плохих народов. А что же бывает в той или иной стране? Вы сами знаете, сами чувствуете. По большому счету, дипломатические представительства здесь не при чем. Тем более – генеральные консульства, которые «не занимаются политикой». Разумные русские с удовольствием общаются с немцами. Разумные немцы с удовольствием общаются с русскими. В частности, наши близкие немецкие друзья с удовольствием встречаются с дипломатами из команды Евгения Шмагина и находят их весьма светскими, остроумными и приятными людьми. Политика здесь действительно не при чем – от нее можно либо уйти, либо вежливо указать на разногласия. Ведь есть о чем поговорить, и животрепещущие темы мгновенно вытесняют тему текущих политических конфликтов.

 

Евгений Шмагин очень любит поговорить без конспекта, и при случае обязательно старается подчеркнуть, что мы и немцы – люди одной культуры, великой европейской цивилизации, а разногласия в наше время только обогащают диалог.

 

Жалко, его консульский мандат подходит к концу. Посмотрим на преемника.


<< Назад | №9 (204) 2014г. | Прочтено: 612 | Автор: Кочанов Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Дети Украины. Как помогают беженцам из Украины

Прочтено: 1206
Автор: Редакция журнала

Полчаса на войне

Прочтено: 1200
Автор: Кротов Ю.

Он и Она!

Прочтено: 414
Автор: Авцен В.

Уведомление о наличии у гражданина РФ иного гражданства

Прочтено: 1264
Автор: Редакция журнала

Изменение правил выплаты российских пенсий

Прочтено: 1394
Автор: Миронов М.

Головокружение у больных сахарным диабетом

Прочтено: 1643
Автор: Фурман В.

Сибирская резьба по кости в Дюссельдорфе

Прочтено: 454
Автор: Ратобыльская Т.

Швейцария: сила и красота маленькой страны

Прочтено: 225
Автор: Reisebüro Insel

Если зубов совсем не осталось

Прочтено: 599
Автор: Гуткин Р.

«Взывающий»

Прочтено: 738
Автор: Воловников В.

Новости

Прочтено: 825
Автор: Кротов А.

Профессиональное обучение

Прочтено: 616
Автор: Runge B.

Спорт, спорт, спорт...

Прочтено: 316
Автор: Кротов А.

Короткая дорога в Россию

Прочтено: 612
Автор: Кочанов Е.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 493
Автор: Шкляр Ю.

Выпадение из времени

Прочтено: 927
Автор: Кочанов Е.

Кроссворд

Прочтено: 441
Автор: Кротов А.

Тьма в конце тоннеля

Прочтено: 891
Автор: Мучник С.