Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> Неизвестное об известном
Журнал «Партнер» №5 (212) 2015г.

Фрайбургский архив вермахта

Вторая мировая в документах

Юрий Лебедев (Санкт-Петербург)

 


Тяжелые бои за Ленинград

 

Если кто не слышал об архиве вермахта, то охотно о нем расскажу. Размещается он в старинном Фрайбурге на юго-западе Германии. Это место с давних времен являлось основным хранилищем немецких военных источников. Официально это учреждение называется «Bundesarchiv-Militärarchiv», сокращенноBArch-MA, то есть «Федеральный архив, военный архив». Немцы именуют его «Архивом вермахта». Главное для меня было понять, насколько он информативен применительно к блокаде Ленинграда. Этой темой я занимаюсь свыше 20 лет. Посетив архив, я убедился, что работы для историка, владеющего немецким военным языком, там непочатый край.


В архиве, помимо подробнейших сведений о действиях немецких войск, имеются также и некогда секретные разведывательные данные, касающиеся допросов советских военнопленных, в том числе на уровне командиров соединений и выше.

 

Большое количество документов (96!) этого архива проработал немецкий исследователь Хассо Стахов, работая над книгой о блокаде Ленинграда «Трагедия на Неве». Вот наиболее интересные из них.

 

Допрос полковника Старунина

Среди документов немецкой 254-й пехотной дивизии Хассо Стахов выделил «Отчеты начальника разведотделения 9.3.42 г. и 11.5.42 г., касающиеся допроса пленного командира 191-й стрелковой дивизии полковника Старунина». Стахов проанализировал эти данные и поместил в своей книге редкое по эмоциональности описание: «Полковник захвачен в плен 7 марта 1942 года разведдозором на лесной прогалине. Перед этим были захвачены три его офицера, политрук и шесть солдат. Один из пленных русских указал разведдозору место, где скрывался командир. При взятии его в плен возникла перестрелка, в ходе которой полковник получил легкое ранение. Разведдозор получил приказ доставить полковника по возможности живым. Остальные русские были расстреляны».

Далее Стахов сообщает, что командиром, о котором идет речь, является полковник Старунин. Он командует 191-й стрелковой дивизией, ему 43 года, сын крестьянина. Во время советско-польской войны в 1920 году он дослужился до командира роты, а затем стал штабным офицером. В 311-й стрелковой дивизии, куда он затем был переведен, его назначили начальником разведывательного отделения. В августе 1941 года дивизия потерпела тяжелое поражение под Чудово. В последний момент Старунину удалось избежать окружения. В тот же день он был арестован и обвинен в сдаче Чудово. Спустя два месяца двери камеры внезапно для него открылись. Ему сказали, чтобы он убирался на все четыре стороны. Едва он смирился со своей участью отверженного, как был назначен начальником штаба 191-й стрелковой дивизии. Эта дивизия принимала участие в боях за Тихвин и нанесла удар по флангу немецкой 21-й пехотной дивизии, когда та с боями отходила от Волховстроя на юг. В феврале 1942 года Старунин становится командиром этой дивизии. Его судьба напоминает судьбу таких генералов, как Малинин, Мерецков и Рокоссовский, которые считались с 1938 года заговорщиками, а затем вдруг были поставлены во главе корпусов и армий.

 

Такие потрясения можно стойко сносить лишь, когда душа очерствела и достаточно фанатизма. Перед ним была поставлена задача пробиваться к передовым частям на севере участка прорыва, обходя дивизии, застрявшие в ожесточенных боях на просеке «Эрика». Там он получает новый приказ: выдвинуться к шоссе Ленинград – Новгород, чтобы перерезать пути снабжения немцев в районе Померанье неподалеку от Любани. При этом не имеет значения, как далеко он оторвется от своих частей снабжения и насколько будут открыты его фланги.

 

Старунина терзают сомнения, но он отбрасывает их прочь. Он утешает себя, что снабжение наладится, и к тому же на подходе должно быть подкрепление. 191-я стрелковая дивизия продолжает движение и выходит к узкоколейке, называемой в просторечье «Восток – Запад». На старунинских картах она была не обозначена. Немцы превратили железнодорожную насыпь в огневое заграждение. Вскоре дивизия ввязывается в ожесточенные лесные бои. Заканчиваются продовольственные и другие запасы, на флангах появляются немцы. Слабые попытки идущих следом частей установить контакт со Старуниным ни к чему не приводят. Его узлы связи уничтожаются огнем артиллерии. Посыльным не удается пробиться через немецкий заслон. Полки Старунина окончательно застревают в 15-ти километрах от шоссе перед указанной им целью – деревней Померанье. Там они попадают в окружение. У них заканчиваются боеприпасы и продовольствие.

 

Старунин убеждается в том, что ему не удастся вырваться из окружения с остатками своей дивизии. В северном направлении разорвать кольцо невозможно. Он пытается прорваться на запад, но и это не приводит к успеху. Тогда он приказывает оставшимся частям пробиваться мелкими группами на юг. После поражения под Померанье его в случае благополучного выхода из окружения ждет смертная казнь. Не поэтому ли он остался в котле? Старунин отрицает это. Он легко мог бы пробиться к своим, полагает Старунин, так как часами изучал систему и порядок действий немецких постов. Нет, он просто не хотел бросать в беде своего дивизионного комиссара. Намерен ли он это использовать, в качестве смягчающего обстоятельства? Старунин пожимает плечами. Когда комиссар погиб, то все шансы на благополучный исход были уже потеряны.

 

Немцы обнаружили Старунина, и он стал отстреливаться, но отказало оружие. «Мне нужно было бы погибнуть в бою», – говорит он. Старунин понимает, что его семья будет уничтожена, если НКВД узнает о его сдаче в плен. Семья – это единственное его счастье. Остается ли Старунин по-прежнему убежденным коммунистом после всего того, что он узнал о советском режиме? Он отвечает утвердительно. Немецкие офицеры тоже ведь имеют свои идеалы. И он без тени страха спрашивает офицера, который его допрашивает, почему тот сам является национал-социалистом?»

 

На этом немецкий писатель заканчивает свой рассказ о Старунине. Мне же стала интересна дальнейшая судьба командира 191-й дивизии, и я разослал записи Хассо Стахова по Интернету. Неожиданно быстро получил письмо от одного молодого петербургского историка. «Полковник Старунин по-прежнему считается пропавшим без вести в результате неудачной «Померанской» операции, – написал он мне. – Из той операции мало кто вернулся, а штаб дивизии сгинул бесследно. Наличие такого документа в немецком архиве позволяет вычеркнуть из списка пропавших без вести еще одного командира Красной армии, хотя я уверен, что сама запись допроса содержит массу фамилий офицеров Красной армии с разъяснением их судеб. Сколько советских солдат и офицеров можно было бы вычеркнуть из списков пропавших без вести благодаря таким вот документам, если бы этим занялось Министерство обороны России».

 

Профессор Хюртер высоко оценивает архив вермахта

С документами Фрайбургского архива вермахта постоянно работает немецкий военный историк профессор Йоханесс Хюртер из Мюнхена. Исследуя вопрос о планах командования 18-й армии, входившей в состав группы армий «Север», Хюртер отмечает, что они в случае захвата Ленинграда оставались неизменными и концентрировались прежде всего на важнейших вопросах управления, обеспечения безопасности и снабжения. Капитуляция города, но никак не разрушение, была целью немецкой армии. (Зачем им нужно было его разрушать, ведь личному составу предстояло в нем жить. Зачем рубить сук, на котором придется сидеть, да тем более еще в преддверии зимы?)

«Вопросы управления готовились в тесном согласовании с начальником тыла группы армий «Север», который уже выделил для Ленинграда полевые и местные комендатуры и откомандировал в 18-ю армию с этой целью как большого специалиста полковника Лизера. Такого рода данные Хюртер обнаружил в журнале боевых действий 18-й армии. Заслуживает внимание упоминание о журнале боевых действий. В советской военной историографии мне не доводилось сталкиваться с документами подобного рода. Ниже уровня дневников начальника генерального штаба сухопутных войск вермахта генерала Франца Гальдера наша историография никогда не опускалась. Проанализированная информация низовых звеньев позволяет напрямую увидеть реальные факты.

 

Хюртеру удалось отыскать в архивах вермахта документ, согласно которому «для захвата Ленинграда в сентябре 1941 года была определена конкретная ударная группировка в составе 50-го армейского корпуса и полицейской дивизии «СС». За нею в город должны были войти другие части полиции и службы безопасности «СД». Следующий документ, обнаруженный Хюртером, оказался еще более интересным: в нем была названа кандидатура будущего коменданта Ленинграда. На эту должность планировался командир 50-го армейского корпуса генерал Линдеманн. Хюртер при этом вновь ссылается на телефонный разговор командующего группой армий «Север» Лееба с командующим 18-й армией Кюхлером.

 

Как же должна была действовать эта ударная группировка? Из журнала боевых действий 18-й армии за 13.9.1941 г. следует, что «в первую очередь следует самыми боеспособными силами проникнуть в город через максимально большое количество улиц. Войсковые подразделения должны были сразу же задействоваться для поддержки полицейских сил с целью проведения систематических зачисток и лишь после этого постепенно отводиться из города». Это была типовая схема захвата крупного населенного пункта, которая немцами с успехом была отработана при взятии Варшавы, Киева, Смоленска ...

 

Командование 18-й армии 15 сентября подготовило «Инструкцию по обращению с населением города». В ней предписывалось направлять в пункты сбора военнопленных и концентрационные лагеря всех красноармейцев, милиционеров, коммунистов, комиссаров, евреев, а также подозрительных лиц. Планировалось зарегистрировать все мужское население города, «так как определенно следовало считаться с всевозможными террористическими актами врага».

 

Согласимся, что наличие источников, исследованных Хассо Стаховым и Йоханнесом Хюртером и неизвестных российским историкам, крайне ценно для науки.

 

Представляется важным начать – наконец-то! – планомерное исследование документов Фрайбургского архива вермахта. Никаких проблем, кроме знания немецкого военного языка и наличия необходимых средств, для этого не существует. Доступ открыт ко всем документам, в отличие от многих наших архивов. Заказ на получение материалов можно сделать заранее по Интернету. Доступ к материалам архива бесплатный.


<< Назад | №5 (212) 2015г. | Прочтено: 159 | Автор: Лебедев Ю. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Знание и жизнь

Прочтено: 70
Автор: Мучник С.

Кроссворд

Прочтено: 61
Автор: Кротов А.

DÜS. Расписание на лето

Прочтено: 73
Автор: Прилуцкий А.

Река времен: май

Прочтено: 73
Автор: Воскобойников В.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 84
Автор: Шкляр Ю.

Когда выгодно заправлять автомобиль

Прочтено: 194
Автор: Мармер Э.

Не считать без вести пропавшим

Прочтено: 53
Автор: Блюменфельд В.

Заболевания желудочно-кишечного тракта

Прочтено: 156
Автор: Грищенко О.

«Северный Рим» у горы Раммельсберг

Прочтено: 123
Автор: Патрунов Ф.

Протезы: низкие цены при высоком качестве

Прочтено: 113
Автор: Гуткин Р.

«Я был только корреспондентом…»

Прочтено: 73
Автор: Парасюк И.

Бегство из преисподней

Прочтено: 293
Автор: Кротов А.

Познавать через радость

Прочтено: 60
Автор: Ухова Н.

Иосиф Бродский. Гений и государство

Прочтено: 107
Автор: Воскобойников В.

Что даст России импортозамещение?

Прочтено: 320
Автор: «Курс Консалтинг»

Криминальная хроника

Прочтено: 81
Автор: Дебрер С.

Ретро-автомобиль: хобби или стиль жизни

Прочтено: 82
Автор: Сайк А.

О сроках натурализации в Германии

Прочтено: 640
Автор: Пуэ Т.