Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> Неизвестное об известном
Журнал «Партнер» №6 (213) 2015г.

Тоцкий полигон

Юрий Переверзев (Аугсбург)

 

Атомный взрыв 14 сентября 1954 года

 

29 августа 1949 г. на Семипалатинском испытательном полигоне было проведено испытание первой советской атомной бомбы. Она была создана с существенной помощью немецких ученых и инженеров, вывезенных в СССР после окончания Второй мировой войны (см. «Партнёр» №№ 4 и 5/2013.). На том же полигоне до 1953 г. прошло еще семь испытаний постоянно совершенствуемого атомного оружия, но на них не проверялось воздействие радиации на людей и военную технику. Такая задача была поставлена при подготовке следующего испытания атомной бомбы.

 

Решение об этом было принято советским руководством после проведения учеными анализа полученной информации о двух подобных испытаниях смертоносного оружия в США в 1951 г., в которых участвовали тысячи американских солдат. 29 сентября 1953 г. вышло постановление Совета Министров СССР, положившее начало подготовке Вооруженных сил и страны в целом к действиям «в особых условиях».

 

При выборе места проведения нового испытания предпочтение было отдано Тоцкому полигону, хотя рассматривались и другие варианты, например, полигон Капустин Яр. Тоцкий учебно-артиллерийский полигон площадью в 45.700 га расположен в Приволжско-Уральском военном округе, в 40 км восточнее города Бузулук, к северу от села Тоцкое Оренбургской области. На этом месте еще в 1912-1914 гг. проходили летние лагерные сборы Казанского военного округа.

 

Преимуществами Тоцкого полигона для проведения войсковых учений с использованием атомного оружия (кодовое название «Снежок»), были два обстоятельства. Во-первых, полигон находился в малонаселенном районе, во-вторых, и это, пожалуй, главное, местность по своему рельефу и характеру растительности напоминала не только ряд районов Европейской части СССР, но и многие страны Европы. И те и другие могли стать объектами атомного удара в случае «развязывания империалистами мировой войны». Наличие на Тоцком полигоне пересеченной местности позволяло также оценить ее влияние на действие поражающих факторов воздушного ядерного взрыва.

 

Подготовка и проведение учения «Снежок» была возложены на заместителя министра обороны маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Он был известен своими победами в сражениях Великой Отечественной войны, а также тем, что не жалел вверенную ему живую силу. Людские потери, возможные в ходе руководимых им учений, Жукова не очень волновали. Показательно и то, что руководитель учений присутствовал на Тоцком полигоне только на их «репетиции».

 

Тема войсковых учений была заявлена как «прорыв подготовленной тактической обороны противника с применением атомного оружия». На учениях должна была применяться атомная бомба РДС-2 мощностью 40 (по другим данным – 38) килотонн в тротиловом эквиваленте, испытанная на Семипалатинском полигоне в 1951 г.

 

Целями учений являлись:

– исследование воздействия взрыва атомной бомбы на участок заранее подготовленной обороны, а также на вооружение, военную технику и животных;

– изучение возможности подготовки и ведения наступления из положения непосредственного соприкосновения с противником во время атомного удара;

– подготовка личного состава армии к практическим действиям в ходе наступления и обороны с использованием атомного оружия.

 

Еще раз следует подчеркнуть: в заявленных целях учения вообще не указывались исследования воздействия атомного взрыва на людей; главными были техника, инженерные сооружения, возможность боевых действий в зараженной радиацией типичной европейской местности с возникшими лесными завалами, запыленностью и задымленностью воздуха.

 

Для осуществления поставленных учебных целей прежде всего было отселено местное население из окрестностей полигона. Обеспечению безопасности населения в радиусе от 8 до 50 км должно было способствовать следующее: весь этот район был разбит на 5 зон, разработан порядок действий людей в каждой из них, предусматривающий разные, в зависимости от удаленности от эпицентра меры безопасности. Эти меры должны были быть приняты до и после назначенного времени взрыва. Забегая вперед, надо отметить, что комплекс намеченных защитных мероприятий мало что дал.

 

Перед началом учений «Снежок» на полигон были введены 45 тыс. военнослужащих и большое количество различной военной техники. По другим данным, указанное число военнослужащих относится лишь к «наступающей стороне», а еще 15 тыс. человек были включены в состав «обороняющейся стороны» и заблаговременно выведены подальше от возможного эпицентра атомного взрыва. Были вырыты окопы, оборудованы блиндажи и прочие укрытия. Для исключения поражения войск световым излучением личному составу было запрещено смотреть в сторону атомного взрыва до прохождения ударной или звуковой волны, а подразделениям, наиболее близко расположенным к эпицентру, для защиты глаз были выданы специальные затемненные пленки к противогазам. С целью исключения поражения ударной волной войск, располагавшихся наиболее близко от эпицентра (на удалении 5-7,5 км), они должны были находиться в укрытиях, а те, кто далее 7,5 км – в обычных траншеях в положении сидя или лежа.

 

Изучение метеорологической обстановки в районе Тоцкого полигона позволяло рассчитывать на то, что в середине сентября 1954 г. погода будет благоприятствовать проведению учений. Их начало было назначено на 14 сентября.

Накануне в Тоцкое прибыли Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, Председатель Совета министров Г.М. Маленков, министр обороны Н.А. Булганин, министр среднего машиностроения В.А. Малышев, все советские маршалы, практически все министры обороны стран-союзников СССР, ряд ученых во главе с И.В. Курчатовым, а также представители Китая и Югославии. Все они во время проведения учений находились в бетонном бункере далеко от эпицентра взрыва. Там же был и руководитель учений Жуков, но он так и не побывал на полигоне после атомного взрыва. Непосредственный исполнитель приказов маршала Жукова в учениях «Снежок» генерал армии И.Е. Петров, по бытующему мнению, преждевременно ушел из жизни (в 62 года) именно поэтому…

 

Солнечным утром 14 сентября был отдан приказ экипажу бомбардировщика Ту-4 на вылет и сброс атомной бомбы, по мощности вдвое превышавшей ту, что была сброшена на Хиросиму. За 10 минут до нанесения атомного удара был подан сигнал «атомная тревога», по которому все войска заняли убежища и укрытия, а экипажи танков и самоходно-артиллерийских установок заняли свои места в машинах и задраили люки. Бомба была сброшена с высоты 8 км, и в 9 часов 34 минуты был осуществлен воздушный взрыв на высоте 350 м от поверхности земли. Через 5 мин после взрыва началась артподготовка и удар бомбардировочной авиации, сбросившей два имитатора ядерных зарядов (ящики с тротилом и бочки с бензином). По окончании артподготовки в направлении эпицентра взрыва атомной бомбы были высланы дозоры радиационной разведки (на танках, чья броня снижала уровень радиации в 8-9 раз). Они прибыли в район эпицентра через 40 мин после взрыва и установили, что уровень радиации спустя один час после взрыва там составлял 50 Р/ч, в зоне радиусом до 300 м – 25 Р/ч, в зоне радиусом 500 м – 0,5 Р/ч, а в зоне радиусом 850 м – 0,1 Р/ч. Даже в кабине отбомбившегося бомбардировщика уровень радиации составил 0.02-0.03 Р/ч. Радиационной разведкой, проведенной тогда же с самолета Ли-2, было установлено, что радиоактивное облако поднялось на высоту 7-9 км и продолжает подниматься. Тем не менее примерно через три часа после взрыва в район его эпицентра были направлены в атаку военнослужащие, а также 600 танков и самоходных орудий с солдатами на броне, 600 БТРов и 320 самолетов. Были использованы также 6 тысяч тягачей и автомобилей. Согласно официальному отчету о проведенных учениях, ставшему известным много позже, непосредственно через эпицентр взрыва прошло около 500 человек. Впрочем, эти данные можно подвергнуть сомнению, учитывая ставшее правилом в официальных документах СССР стремление «приукрасить действительность».

 

Сведения о том, что на самом деле происходило с людьми после атомного взрыва на полигоне и в его окрестностях, долгое время были засекречены. В газете «Правда» 17 сентября было напечатано краткое сообщение ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения». Ничего не было сказано о том, что в момент проведения учений ветер переменился и отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ожидали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска. И лишь авиационные службы были поставлены в известность, что в воздушном пространстве над территорией полигона установлена зона ограничения полетов самолетов в интервале высот от земной поверхности до высоты 6,1 км.

 

Только после развала СССР какая-то информация (далеко не вся) стала просачиваться в средства массовой информации, а потом и в Интернет. Но точные данные о количестве погибших непосредственно на полигоне неизвестны до сих пор. Известно одно: все без исключения военнослужащие, несмотря на полную дезактивацию техники и помывку через 6 часов после выхода из зоны заражения со сменой верхней одежды, а также помывку 10 тыс. мирных жителей из окрестностей полигона получили в той или иной степени радиоактивное облучение. Впоследствии это повлекло за собой резкое увеличение числа случаев злокачественных опухолей и заболеваний крови, хромосомных мутаций, пороков развития и детской смертности среди местного населения. Их иллюстрацией служит опубликованный рассказ Лидии Лебедевой, которой за несколько дней до атомного взрыва исполнилось 17 лет. Она вместе с другими учениками кулинарного училища проходила практику в офицерской столовой на Тоцком полигоне. 14 сентября им, несовершеннолетним, в качестве защиты от радиации предложили только одеяла, взятые с раскладушек, и этими одеялами они накрывались еще много дней – до 25 октября, когда их, наконец, вывезли с полигона. А через 8 лет у Лидии родилась дочь, изначально больная, не развивающаяся ни умственно, ни физически. Дочь пролежала 12 лет и умерла, будучи ростом с четырехлетнего ребенка. Через 3 года после дочки у Лидии Лебедевой родился сын с полностью разрушенной эндокринной системой…

 

Леса в окрестностях Тоцкого полигона в результате атомного взрыва загорелись, и жители нескольких поселков, тоже частично сгоревших, решились на вырубку оставшихся в лесах деревьев, годных для отстройки сгоревших домов. Но в течение нескольких лет люди, жившие в таких отстроенных домах, умерли. Такая же судьба постигла и жителей более отдаленных поселений, использовавших для строительства жилья древесину из зараженного радиацией леса.

 

Опубликованный в начале 1990-х гг. учеными «Экологогенетический анализ отдаленных последствий Тоцкого ядерного взрыва» показал, что радиационному воздействию в разной степени подверглись жители семи районов Оренбуржья. У них наблюдался прогрессивный рост онкологических заболеваний. Другие исследования показали, что за 50 лет рождаемость в этих районах снизилась почти в 3 раза, а число врожденных аномалий выросло в 1,6 раз.

 

По свидетельствам выживших при атомном взрыве военнослужащих, никому из пострадавших тогда от радиации и ударной волны не была своевременно оказана медицинская помощь, но зато каждый из них при демобилизации должен был расписаться о неразглашении военной тайны в течение 25 лет. Естественно, что подобную расписку давали и кадровые офицеры. Только после Чернобыльской катастрофы небольшая часть пострадавших участников событий 1954 года на Тоцком полигоне, из-за фальсификации их личных дел – с трудом доказывая свое участие в тех учениях, смогли получить компенсацию за утраченное здоровье. Ведь почувствовав недомогание спустя какое-то время после атомного взрыва и обратившись за медицинской помощью, они тогда не имели права рассказывать об облучении. И большинство из них, в отличие от «чернобыльцев», так и не получили никаких льгот. Так же трудно было доказывать свое непосредственное участие в испытаниях атомной бомбы на Тоцком полигоне вышеупомянутой Лидии Лебедевой, которая стала инвалидом в 43 года. В этом смысле, как ни странно об этом говорить, «повезло» жившим на территории Оренбургской области участникам войсковых учений на Тоцком полигоне: в 1990 г. они, спустя 32 (!) года, были приравнены к участникам Чернобыльской аварии и получили полагающиеся им льготы. Конечно, льготы эти были явно недостаточны для нормальной жизни человека с ослабленным здоровьем. Таких «льготников» в 2004 г. было еще 378 человек.

 

Уже в период перестройки выжившие участники учений «Снежок» делились впечатлениями от давно пережитого. Они помнили и ослепительную вспышку, осветившую местность ярко-белым светом, и возникшую затем высоко над землей светящуюся область сферической формы, и растрескавшуюся под ногами потерявшую влагу землю, и слой пыли над ней, столбом поднимающийся к облаку взрыва; помнили и то, как это облако приобретало форму тороидального вихря, сквозь поверхность которого пробивались языки пламени. Они сохранили в памяти сгоревшую траву и кустарники, обугленные стволы деревьев, а вслед за всем этим – ударную волну, которая валила с ног, переворачивая даже танки… У участников учений, находившихся вблизи эпицентра взрыва, сохранилось в памяти, кроме всего прочего, что от векового леса, росшего в том месте, ничего не осталось, грузовики сгорели, военная техника оказалась расплавленной и вдавленной в землю, а сама земля была покрыта стекловидной коркой расплавленного песка, ломающейся под ногами, как тонкий ледок на весенних лужах. Даже самолеты, размещенные на расстоянии 1800 м от эпицентра, если были без чехлов, то сгорели, а зачехленные белыми чехлами свалились на бок от воздействия ударной волны.

 

В 1994 г. на Тоцком полигоне в эпицентре взрыва был установлен памятный знак – стела с колоколами, звонящими по всем пострадавшим от радиации.

 

Неизвестно, дожили ли до нынешнего времени пилоты, осуществившие сброс атомной бомбы 14 сентября 1954 г. Известно лишь, что «за успешное выполнение задания» им тогда вручили по автомашине марки «Победа», а командир бомбардировщика был награжден орденом Ленина и досрочно получил звание полковника.


<< Назад | №6 (213) 2015г. | Прочтено: 133 | Автор: Переверзев Ю. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Дети пишут Богу

Прочтено: 74
Автор: Редакция журнала

Знание и жизнь

Прочтено: 51
Автор: Мучник С.

«Страна королей»

Прочтено: 97
Автор: Парасюк И.

Река времен: июнь

Прочтено: 74
Автор: Воскобойников В.

Медицинские новости

Прочтено: 154
Автор: Шкляр Ю.

Прекрасное барокко Германии

Прочтено: 44
Автор: Ионкис Г.

Вдоль зеленых берегов Мозеля

Прочтено: 109
Автор: Патрунов Ф.

Частокол зубов

Прочтено: 61
Автор: Гуткин Р.

Свободные демократы готовятся к реваншу

Прочтено: 257
Автор: Кротов А.

10 фраз, которые нельзя говорить ребенку!

Прочтено: 142
Автор: Ухова Н.

Греция загоняет себя в дефолт

Прочтено: 295
Автор: «Курс Консалтинг»

«А что у вас под платьем?»

Прочтено: 105
Автор: Баст М.

Нелегальная иммиграция в Европу

Прочтено: 364
Автор: Листов И.

Волонтеры и активисты

Прочтено: 83
Автор: Ухова Н.

Судоку

Прочтено: 46
Автор: Шкляр Ю.

Куда ты идешь, Германия?

Прочтено: 249
Автор: Векслер О.

Брачный договор – любовь по расчету?

Прочтено: 126
Автор: Кримханд В.

Выставки

Прочтено: 60
Автор: Цесарская Г.

Первые дни Великой войны

Прочтено: 84
Автор: Гольдштейн М.