Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

 

Валентина Андреева (Чирикова)

 

ЛЮБ...ВАННА 


Проблемы свекрови-невестки присущи всем временам и народам. Хочу рассказать на конкретном примере об относительно мирном проживании свекрови-невестки и наоборот. Что в этом особенного? Такое часто в жизни бывает! А особенность в этих отношениях заключается в том, что в одном случае муж (соединительное звено) покинул жену, сынишку и оставил с ними свою мать. Вторая ситуация куда хуже, когда невестка, со временем ставшая свекровью, потеряла сына, но смогла сохранить дружеские отношения с его женой (невесткой).


Говорят, «свекровь невестке не подружка». Любовь Ивановна (ЛюбВанна, Люба) Суслина, главная моя героиня, в настоящее время помогла своей невестке Оле поднять на ноги внучку Женю и воспитывает правнучку Кристину.





Люба Суслина (ЛюбВанна)

В предгорьях Копет-Дага, в районе поселка Бахарден, в 100 км. от г. Ашхабада, ноябрь 1972 года.


Общественное мнение помогает, «подливает масло в огонь», муссирует противостояние свекровей и невесток. Как жить со свекровью или с невесткой и при этом сохранять достойные отношения? Можно ли в одном доме ужиться и не стать объектами для взаимного раздражения и причиной возникновения недоразумений? На эту тему в 1969 году на Ашхабадской студии телевидения был снят прекрасный фильм-комедия «Тихая невестка». Этот фильм вошел в число туркменской классики. Энциклопедией жизни является другая картина  «Невестка»  Ходжакули Нарлиева (1972). В основе фильма – подлинный факт  проживания в песках на отгонном пастбище старого чабана и его невестки, молодой женщины, муж которой погиб на фронте.

 

Как смогли  сохранить достойные отношения между собой женщины, практически ставшие чужими друг для друга?  О них  я решилась рассказать. Для меня, как для тещи и свекрови в одном лице,  эта история – пример для подражания и повод для размышления. Любовь Ивановна – давняя приятельница моей родственницы тети Гали. Жизнь обеих частично протекала на моих глазах. Они шутят над собой, что за сорок с лишним лет  общения друг про друга они знают так много, что им должно оставаться в приятельских отношениях до тех пор, пока  жизнь не «разобьет» их.  Бывает так, что именно близкая  подруга опасна. Но они знают предел дозволенного в раскрытии своих секретов. Видно, что воспоминания о прошлом доставляют им большое удовольствие. Кто-то сказал, что женская дружба – это когда две женщины завидуют друг другу молча. Именно с зависти  у  тети Гали и Любы начались многолетние приятельские отношения. Они рассказывали мне, перебивая друг друга и добавляя свой рассказ новыми фактами, что в один осенний день 1971 года на очередной планерке у директора завода сотрудница, занимавшая должность начальника отдела кадров, представила незнакомку: «Знакомьтесь... Суслина Люба». Через паузу она добавила: «Ванна».


На лицах у некоторых из присутствующих прочиталось легкое веселое недоумение, у кого-то домиком поднялась бровь. Кадровичка мгновенно сориентировалась, тут же смущенно поправилась  и  произнесла по слогам: «Любовь Ивановна принята в производственный отдел инженером!. Но оговорка кадровички, как говорится,  ушла в народ, и отчество «Ванна» надолго прилипло к имени Любы. Со временем оно сократилось до «Любванны». В среде инженерно-технических работников и рабочих завода попадались остряки и шутники, встречались просто уникальные любители острых слов, да такие, что сарказм был их вторым именем. Галина на планерке присутствовала как начальник планово-экономического отдела.

 

Тетя Галя про себя ревностно отметила, что «Любванна» симпатичная. Она подметила и присутствие в ней  харизмы. Первая мысль всегда правильная! В этом наверняка каждый убеждался не единожды. Говорят, что зависть в большинстве случаев – удел женщин. Практически невозможно оставаться правой, завидуя. И я, конечно же, с этим выводом соглашусь. Мужчины в этом плане гораздо прямолинейнее, открыто и честно соперничают с конкурентом. А мы, дамочки, чем больше завидуем, тем чаще действуем исподтишка: интриги, сплетни, «ласковые» отзывы и прочие атрибуты завистливых женщин. Довольно мерзкое, совершенно разрушающее чувство – завидовать чужой жизни. Но кто из нас не без греха? Например, моя родственница завидует красивым женщинам. Она сама говорит, что эта банальная, самая тупая зависть. Но ее зависть скорее всего философская. Ей  интересно  знать, как  изменилась бы ее жизнь, если бы она была внешне другой. Но не более. Чаще всего прекрасные дамы завидуют счастливой личной жизни и молодости. Галина же завидует самым счастливым женщинам – мамам, которые слышат от своих карапузиков родные, теплые слова «мама», «мамочка». Мы, ее племянницы, от Галины впервые услышали цитату Пьера де Бомарше (1732-1799), знаменитого французского драматурга, обращенную к женщине: «...будь прекрасной, если можешь, мудрой, если хочешь, но благоразумной ты быть обязана».

 

Некоторые женщины обычно говорят, что если вам завидуют, то это повод для гордости. Просто так никому не завидуют, зависть еще надо заработать. И тетя Галя сама была объектом  зависти. Спросите, как реагировала? А никак! Спокойствие, только спокойствие. Завистники в первую очередь портят нервы себе.

 

Суслина Любовь Ивановна родилась в Азербайджане. После Великой Отечественной войны ее родители в поисках лучшей жизни переехали  в Краснодарский край. Повзрослев, Люба уехала в Саратов, как говорил Лев Троцкий, «грызть гранит науки». В этом городе познакомилась с молодым человеком, при встрече с которым у Любы в глазах поселялось солнышко. Вскоре они создали семью. У них родила сынишка Шурик. У новой молодой семьи возникла необходимость разменять саратовскую квартиру. Выбор пал на город Ашхабад. Привлек их Ашхабад тем, что в этом городе короткая и теплая зима, ранняя весна, затяжная осень.  Со слов  Галины Мирошниковой (ашхабадки), «...ашхабадская осень как будто не хочет прощаться. Дарит нам светлые дни...». Кроме того, их привлек Ашхабад изобилием азиатских фруктов, овощей, сладкого винограда, бахчевых культур в виде дынь, арбузов и многочисленными восточными сладостями. В дальнейшем к ним пришло понимание, что сказочный образ в реальности не совсем совпадает с  представлением об ашхабадских дарах природы. Пережив первое изнуряюще жаркое лето, прожив три месяца, как им показалось, как в парной бане, к ним пришло разочарование в правильности сделанного выбора места для жительства. Увы, трудно сразу понять, что тебе подходит, а что нет. Оттого и происходят метания. Сложно жить с мыслью «авось свыкнемся»...


Но когда минусов в жизни  становится больше, нежели плюсов, то это уже причина для серьезных раздумий. В туркменскую столицу Люба переехала большой семьей: с мужем, с маленьким сынишкой Шуриком,  со свекровью Антониной Ивановной и кудрявой собачонкой. Собачка была  мальтийской породы, жизнерадостная, ласковая и самоуверенная, как ее хозяйка. Через два года муж Любы, взвесив все «за» и «против»,  решил, что им необходимо покинуть «непонятый рай». Но уехал он один, дав слово забрать семью при своем обустройстве на новом месте. Как оказалось... сбежал, стервец! А что же Любванна? А Люба с сынишкой Шуркой и свекровью (мамой сбежавшего мужа) остались на долгих пять лет проживать  одной  семьей.


Твердый характер и разум помогли Любе в дальнейшем удачно распорядиться своей жизнью. Бывшему же мужу надо бы знать мудрую притчу: «До рая доходят только те, кто не бросает своих». Антонина Ивановна долгих пять лет ждала и надеялась на то, что кто-либо из взрослых сыновей заберет ее в свою семью. У нее на тот момент было два взрослых сына. Пять лет жили вместе, обиженные друг на друга, практически два чужих человека. Люба сдерживала себя, чтобы не сказать бывшей свекрови, что во-первых, ее сын оказался ..., во-вторых, она сама никчемная мать и бабушка. Да уж, Антонина Ивановна с утра до позднего вечер коротала дни, сидя в кресле, держа в одной руке дорогую болонку, в другой – длинную трубку с сигаретой и книжку на коленях. Порою был слышен ее хрипловатый кашель, когда  она невзначай поперхнется дымом из трубки. Только эти три увлечения могли оторвать Антонину Ивановну от каких-либо непредвиденных обстоятельств, но никак не заботы о внуке, а уж тем более – дела кухонные. Изредка она позволяла себе скрутить газету, чтобы отогнать или прибить надоедливую муху. Да, Антонина Ивановна  курила трубку, всё как в песне у Гарика Сукачева  «...трубку курит бабушка моя.   Моя бабушка курит трубку.  В комнатенке хрущевке своей ...».

 

Использованных Антониной Ивановной трубок, мундштуков  собралось и хранилось множество, могло потянуть на коллекцию: имелись из дерева, стекла, металла, камня и пластика. Люба не могла себе позволить огорчать обиженную сыновьями мать. Она выбрала путь мирного совместного проживания. Люба была благодарна Антонине Ивановне за то, что она незаметно  приобщила Шурку к чтению, сделала чтение для ребенка чем-то приятным. Кроме того, Антонина Ивановна позволяла внуку в небольшой квартире содержать черепашку или ежа, страдавшего бессонницей, и даже ужа.  Традиция иметь в доме живой уголок сохранилась по сей день. Сегодня в квартире Любы  живут канарейки, рыбки, собачка  йоркширской породы по кличке  Лаки-Алмаз.

 

Известны слова: «Худой мир лучше доброй ссоры». И Люба часто употребляла высказывание: «Обидно, досадно – да ладно». Люба с Антониной Ивановой договорились произвести размен общей квартиры. Им удалось подобрать новые квартиры в одном районе. Так было удобно  навещать Антонину Ивановну и оказывать ей необходимую помощь. Со стороны Любы это был не один значимый поступок, от нее их было множество мелких, но все они имели большое значение для бывшей свекрови. Проживая раздельно, две женщины сблизились, стали больше нуждаться в общении друг с другом. Говорят, что от любви до ненависти всего один шаг. Кто бы мог подумать, что Люба этот шаг, эту дорогу пройдет туда и обратно!  Люба  задавала себе один и тот же вопрос: «Как свыкнуться с одиночеством в свои тридцать с небольшим лет?». Но она сама не захотела найти себе подходящего человека для создания семьи. И не потому, что перебирала парней без конца, отменяя выбор. Люба всецело была поглощена одной заботой: как заработать на свою с сыном жизнь. Люба бралась за любую подработку. Такой был ее выбор. Выживание матерей - одиночек было в те годы общей социальной проблемой.  Этот вопрос был особенно проблематичен для тех одиноких мам, которые не могли надеяться на помощь и не получали помощи от родителей.

 

Любе хотелось, чтобы в ее доме и в холодильнике было не хуже, чем у людей. Люба шутила:  «Нельзя вот так спокойно взять и уснуть, зная, что там, в холодильнике, одному пончику страшно».  У Любванны и тети Гали взаимоотношения   сложились не сразу. В заводоуправлении было две Гали: Галя Наумова большая (моя тетя) и Галя Бондарева - маленькая, которая работала в производственном отделе. С Галей-маленькой у Любванны сразу установились  производственные и дружеские отношения. Кроме того, у них был еще один друг – Луценко Гаврила Михайлович, инженер по гражданской обороне, ветеран Великой Отечественной войны. Имел он на заводе свой «бункер» в подвале, или попросту бомбоубежище. Находилось оно в запустении, так как долго не имело хозяина. Гаврила Михайлович оказался  замечательным хозяином, «бункер» привел в полный порядок.  Где надо – он покрасил, где-то произвел побелку, что-то починил, наладил. На складах подобрал списанную мебель, которую тоже отремонтировал своими умелыми руками. Галя-большая проводила с заводским инженерно-техническим персоналом учебу по основам экономики. Ей кто-то посоветовал провести занятия в «бункере»: там было прохладно, заработала вытяжка. Кстати, вытяжку тоже починил Гаврила Михайлович. Галя-большая спустилась вниз договориться об «аренде» подвала.

 

А там троица друзей – Гаврила Михайлович, Любванна, Галя-маленькая – разливают  шампанское в металлические кружки. На десерт у них были одни сухарики, которые делались по рецепту Любванны: мелко нарезался хлеб, он слегка подсаливался и приправлялся грузинской приправой хмели-сунели. На этом празднике жизни Галя-большая оказалась четвертой не лишней, ей тоже поставили, но только  граненый стакан. Тетя спросила: «По какому поводу праздник?» Оказалось, маленькое торжество «на троих» было  организовано спонтанно в честь присвоения именно в этот день 14 сентября 1973 года Керчи звания «Город – герой» с вручением высших наград СССР – ордена Ленина и медали «Золотая звезда».


Керчь – крупный порт на берегу Керченского пролива Черного моря. Это город металлургов, кораблей и рыбаков. Линия фронта четырежды проходила через Керчь. В боях за город 146 воинов удостоены звания Героя Советского Союза.  Освобожден он был 11 апреля 1944 года. В этот год в городе Керчь родилась Галя-маленькая.  С  этого знаменательного дня большая Галя получила «прописку» в «бункере», и началась более тесная дружба с Любванной.  Было печально, когда дружная «троица» перестала существовать. Гаврила Михайлович ушел из жизни, а маленькая Галя переехала на постоянное место жительства в Россию. Моя тетя Галя вспоминала, как однажды под Новый Год к Антонине Ивановне (в этот период они с Любой еще жили вместе) из Москвы прилетел погостить ее старший сын.

 

Тетя Галя была  приглашена Любой на скромную семейную встречу Нового Года. Они обе дружно «колдовали» на кухне, готовили некоторые  традиционные для этого праздника блюда. По ашхабадскому времени совсем немного минут оставалось до боя курантов. Гость к этому часу привел себя в порядок, на нём была  белоснежная сорочка, поверх которой накинут фартук, что сразу улучшило всем настроение. Он сказал: «Девочки, даю вам время  припудрить носики и придать себе праздничный вид. Люба, где взять праздничную посуду? Я помогу накрыть на стол». Произошла заминка. Люба не имела серванта, где бы на полках за стеклом, на показ стояли  красивые, например, хрустальные вазы, вазочки, фужеры, рюмки и прочая посуда. Люба оцепенела, но пробыла в таком состоянии недолго. Быстро сообразила, что  соседка Беке (Бекеша – по-соседски) обязательно имеет то, что требуется. Бекеша работала переводчиком и писала статьи для газет и журналов. Жила она с сыном, но у нее был дополнительный приработок, и она могла себе позволить приобрести что-то сверх необходимого. Люба незаметно ускользнула из квартиры, вернулась с хрустальными вазами, с Бекешей и ее угощениями. Для решения проблемы с фужерами Люба сбегала к другой одинокой молодой соседке Лилии, которая тоже жила на одной лестничной площадке. Вернулась с Лилией, с ее фужерами и  салатами. Всё это время Антонина Ивановна неприметно, не проронив ни слова, сидела в кресле, поглаживая  любимицу болонку,  но своим видом показывая, как она в душе гордится сыном. Антонине Ивановне хотелось  присутствующим сказать: «...смотрите, какой у меня красивый, статный, образованный сын!» Взглядом своим она подтверждала  любовь к сыну.

 «На девишнике»: справа Беке, Люба, по центру стола Лиля. Бывшие соседки Любы.   Ашхабад,   май 2014 года.    


Я буду именовать сына Антонины Ивановны просто «гость». Мама помнила своего сына ярким, светлым, жизнерадостным, веселым, и сейчас он  старался показывать свое благоприятное расположение к Любиным друзьям,  делая всё возможное для создания праздничного настроения. Но мать чувствовала, что эта веселость напускная: его выдавали грустные, усталые глаза, безразличный «тусклый взгляд». Горячо любимый сын Антонине Ивановне показался чужим и несчастным. Матери вспомнилась шутка про настроение: «....настроение никакое. В жизни полный... . А он ржет. Ему весело». Мысль о том, как сын изменился, не давала ей покоя. Позже Антонина Ивановна поделилась с Любой своими наблюдениями: «...мое родное дитя, мой первенец теперь не мой, но я горжусь сыном, и расставалась  с ним,  как с жизнью...»

 

Ну а пока, возвращаясь немного назад, хочу сказать, что друзья весело-весело встретили наступивший Новый Год. Гость говорил много красивых хвалебных  тостов. Бесконечно благодарил свою любимую маму. В адрес Любы – ни слова, ни полслова. Подружки Любы сидели, опустив глаза. Они хорошо понимали, что вскоре любимый старшенький сын Антонины Ивановны уедет один, без мамы. А сегодняшние дифирамбы  сына – пустые слова.  Разгоряченная, повеселевшая компания решила продолжить встречу Нового Года по московскому времени у кинотеатра «Мир»,  где из года в год устанавливали городскую центральную елку. Моя тетя Галя не поехала с друзьями на общественную елку, она вернулась домой. Там ее ждали родители. Перед этим гость ей предложил вернуться к Любе через пару часов и продолжить встречу Нового Года по московскому времени. Напоследок гость решил перед моей тетей блеснуть кулинарной фразой. Он сказал ей, что к этому времени не обещает приготовить утку по-руански и бланманже-желе из сливок, но мы на славу повеселимся до утра. Больше тетя Галя его не видела. Гость улетел, довольный собой и своим «благородным поступком». По его мнению, он сделал большое дело: нашел возможность  выкроить время и провести семейный новогодний праздник с мамой. Так сказать, выполнил сыновий долг.

 

Как Люба строила свои отношения со свекровью – это одна из ее личных тайн. Она эти тайны не доверяла даже самым проверенным друзьям. Семейные летописи не выносились ею на люди, дабы не испортить хрупкий семейный мир. Именно в этом разделе необходимо сказать то, что все-таки Антонина Ивановна выплакала у сыновей милость забрать ее под свою опеку. Она переехала  к сыновьям, но об этом в дальнейшем не один раз серьезно пожалела. Казалось бы, находилась Антонина Ивановна рядом с любимыми детьми, но всё чаще вспоминала о лучших прожитых ею годах в далеком Ашхабаде с бывшей невесткой и внуком. У нее не сложились   отношения с семьями ее детей. По полгода Антонина Ивановна проживала у каждого из сыновей. Как только обстановка в доме накалялась до предела, ее, как горячую картошку, перекидывали из рук в руки, отправляли из одного дома в другой. Не получилось у Антонины Ивановы в глубоко преклонном возрасте стать хозяйкой своего угла.  Начались слезные обращения к бывшей невестке забрать ее обратно в Ашхабад. Но у Любы к тому времени появились свои далеко идущие планы переехать из Ашхабада в город Сочи. «В городе Сочи темные ночи...» В этой знаменитой курортный здравнице живут две ее родные сестры Роза и Нина с детьми и внуками. По сегодняшний день Люба не оставляет надежды уехать в город Сочи. Но пока обстоятельства складываются не в ее пользу.

 

Быстро пролетели годы, годы в городе большом. Сын Любы Шурка вырос, подошло время призыва его в армию. Его служба проходила в  далеком Забайкалье, в маленьком поселении со смешным названием «Хахатуй». Здесь Шурка встретил свою большую любовь и уже не мог представить жизнь без девушки по имени Оля. После окончания военной службы  Шурка вернулся в Ашхабад не один, а с молодой женой. Оля оказалась в непривычной для нее зоне климата. До замужества она  проживала зимой при температуре ниже 40 градусов мороза, а молодой супруг привез ее в края, где летом свыше 40 градусов жары.  При спуске с  самолета от раскаленного воздуха Оле стало дурно. Пришла она в себя  только в новом для нее доме. Период акклиматизации  для Оли был трудным и долгим. Всё для сибирячки в жарком туркменским городе было ново и непривычно, даже такие обыденные продукты питания, как хлеб и вода.  Хлеб, испеченный в тамдыре  руками местных женщин туркменок, Оле сразу пришелся по вкусу, особенно его неповторимым аромат. «Хлеб – всему голова», – говорят туркмены, высказывая к нему благоговейное отношение. Печется такой хлеб в тамдыре – круглой глиняной печи, которая испокон веков существует в быту народов Кавказа, Востока, Азии.


Выпечка туркменского хлеба (чурека) в тамдыре.

 

 


Ашхабад, "русский" базар.

Выбирай, покупай чурек на любой вкус.


К солоноватой питьевой воде пришлось привыкать долго. Свыше сорока лет Оля продолжает тосковать по сибирским просторам и главное – по питьевой воде из родников. Обстановка в доме тоже была далека от привычной домашней. 

Но свекровь, т.е. Любовь Ивановна, старалась создавать для Оли  благоприятную обстановку, чтобы «невестка издалека» с первых дней чувствовала себя как дома, не плакала в подушку. Свекровь и невестка старались находить точки соприкосновения. Да, да, скорее всего так и было: молоденькая невестка и опытная свекровь умело выискивали компромиссы, сглаживали острые углы, где требовалось проявляли терпение.

 

Не забудем, что женщины эти принадлежат к разным поколениям. Сошлись две  женщины: молодая и зрелая, которые имеют разные взгляды на семейную жизнь. Люба сразу отказалась от роли соперницы «кто в доме главнее». Она не донимала Олю упреками, нравоучениями, не поучала обращению  с ее драгоценным сыночком. Всё, что раньше с Любой было, она очень хорошо помнила, невестке верила и не настраивала сына против молодой жены. Вскоре Оля подарила мужу дочь, свекрови – внучку, которую нарекли Евгенией. Оля не бегала за советами по соседям, друзьям, а ее родители находились  далеко. В числе родственников Оли  были известные и уважаемые люди в Читинской области.  Олю не пугала мужская привычка разбрасывать носки,  она терпеливо их собирала, а они  плюс ко всему еще  оказывались не парными. Или, например, если бы Оля в пятый раз за сезон потеряла зонтик, то ее муж к этому тоже отнесся бы терпеливо. Их дочь Женя росла, словно ангел прелестный. Когда в доме взаимопонимание, лад и благодать, время летит быстро, неуловимо.            

     

 В гостях у бабы Моти (мамы Любы).

Верхний ряд: Матрена Ивановна и Люба,

нижний ряд: Оля (невестка), Шурка с дочкой Женей.

Красноярский край, станица Спокойная, сентябрь 1985 года.


Незаметно подросла Женя. Красивая девушка не долго оставалось одна. Вскоре и у нее появилась очаровательная дочурка Кристина. Любовь Ивановна с  рвением и энтузиазмом взялась помогать растить правнучку Кристину. Она практически освободила от ухода за малышкой молодых маму и бабушку. Кристине в этом плане повезло. Став школьницей, девочка начала посещать занятия то танцев, то рисования, то плавания и еще пожелала пройти  курсы молодого кулинара.

 

Кристина  основательно  занимается изучением английского языка, радует близких своей настойчивостью. Из своих четырнадцати лет восемь лет штудирует английский язык. Говорим ей, что хватит учить, пора разговаривать! Она без особого труда преодолевает как  учебную программу, так и дополнительные занятия. А что же прабабушка? А прабабушка, то есть Любовь Ивановна, продолжает трогательно и заботливо помогать  правнучке. Провожает и встречает ее из школы. Ходит с ней по секциям и дополнительным занятиям, но в опеке свой правнучки в крайности не впадает. Она излишне не балует ее и  не задаривает  подарками. Достаточно того, что это делает мама Кристины.

      

Рано из жизни ушел Шурка – он же сын, муж, дед: в сорок с лишним лет. Его жена Оля, невестка Любовь Ивановны, осталась жить со свекровью. Оля не стремилась менять привычный  уклад жизни. Любовь Ивановна  многие годы как на заслуженном отдыхе, но продолжает трудиться на производстве. Когда она успевает управляться со всеми делами? Осенью еще не забывает делать заготовки на зиму – эх, огурчики, помидорчики, да баклажанчики... Соления делаются ею с душой, с любовью, поэтому они получаются  просто бесподобными, очень вкусными. В уютном опрятном доме у Любови Ивановны всегда приятно бывать в гостях. Дружные, приветливые лица женщин создают благоприятную атмосферу вокруг себя. Во взгляде этих женщин никогда нет злобы, на лице нет недоброй ухмылки, а в словах – иносказательной иронии. Оля замуж больше не вышла.


 

На фото (слева направо): Любовь Ивановна,

Кристина-правнучка, Женя-внучка, Оля (мама, бабушка, невестка)


В просторной, светлой, уютной квартире сегодня уживаются свекровь, невестка, внучка, правнучка. Каждая из них имеет свой характер, свои привычки, требования, свой жизненный проект, свою шахматную партию. Как я поняла, Люба создает вокруг себя бесконфликтную ситуацию не в ущерб своим интересам. Она не  эгоистка, живет просто, не имеет иллюзий, может расслабиться. Нет, не соткана Люба из одной благодати, но ее недостатки оставим за скобками. Как и в каждой семье, кухня и воспитание подрастающего поколения – вопросы, в которых свекровь и невестка крайне редко находят ясное понимание, но тем не менее в семье Суслиных это понимание находится.

    

А вот я нашла, где у Любы «ахиллесова пята». Любовь Ивановна согласна  браться за одно, другое, третье дело в доме, но только бы домочадцы по  возможности освобождали ее от дел кухонных. С этой ее слабостью в доме считаются, так как, по общему понимаю, дом – это место, где человек должен отдыхать, а не ссориться или по пустякам устраивать драматические сцены, от которых нависала бы напряженная тишина. По моим наблюдениям, в этой семье даже кухня не является поводом для  раздора. Как я их хорошо понимаю! Глядя на эту семью, я пришла к выводу, что ужиться  свекрови с невесткой возможно. Для хорошей погоды в доме нужна общая воля свекрови и  невестки, другим же членам семьи нужно осознанно поддерживать  желания строить близкие отношения друг с другом.

 

Любовь Ивановна  своевременно получила  новую квартиру  в самый нужный  момент: период пополнения семьи. Расположен ее дом в хорошем районе города. Рядом с ее домом находится одно из красивейших зданий города – Туркменский Государственный Цирк. Здание Цирка относительно молодое, построено оно в 1985 году. Второе знаменитое здание старой постройки – это Ашхабадский текстильный комбинат  им. Дзержинского. Пуск этого первого промышленного предприятия легкой промышленности республики состоялся 19 ноября 1930 года. В бывшем Советском Союзе таких фабрик (комбинатов) было всего две. Вторая фабрика находилась в Бухаре (Узбекистан).

        

Дословно воспроизвожу историю, как эта фабрика выстояла во время разрушительного Ашхабадского землетрясения с 5-ого на 6-е октября  1948 года, из рассказа «Землетрясение» уважаемого Михаила Гольдштейна.  В настоящее время Михаил Гольдштейн  руководит сайтом «Воспоминания», проживая в Германии. Вот что он пишет в своем повествовании:    ... Комбинат хотя и пострадал, но не был разрушен, и тоже выделялся на фоне городских руин. Особенно была заметна издалека высокая башня с часами... Руководил стройкой молодой инженер-строитель по фамилии Гольдин... Так вот, его обвинили в перерасходе цемента и осудили. Однако после землетрясения стало понятно, что обвинен он незаслуженно, так как его объект выдержал тяжелые испытания. Дело прекратили, Гольдина освободили. В последствии он стал одним из видных и значимых строительных руководителей, восстанавливавших г. Ашхабад после землетрясения.

Почтовая марка СССР, выпущенная в честь 25-летия образования Туркменской Советской Социалистической Республики, с изображением текстильной фабрики в г.Ашхабаде.

 

Подробнее об Ашхабадской осенней катастрофе 1948 года можно прочитать в книге  Михаила Гольдшейна. Книга содержит два произведения, одно из которых, повесть «Землетрясение», была представлена в 2017 году на международный конкурс «Открытая Евразия». Она вошла в шорт-лист конкурса, а уважаемый Михаил Гольдштейн отмечен сертификатом победителя. Чтобы приобрести эту книгу, достаточно связаться с автором по электронной почте: mig1941@narod.ru.  Читатели получат в ней много интересной информации.       

Июль, 2019 год

 





<< Назад | Прочтено: 71 | Автор: Андреева (Чирикова) В. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы