Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Деятели культуры
«Партнер» №12 (243) 2017г.

Григорий Левин и литературная студия Магистраль

Григорий Левин. Добро как образ жизни

Монументальное здание, возведенное в 1927 году архитектором А.Щусевым, и сегодня стоит на Комсомольской площади Москвы. Это  – Дом культуры железнодорожников. B 1946 году поэт и педагог Григорий Михайлович Левин организовал здесь литературную студию «Магистраль».

70 лет прошло с тех пор. Имя поэта Левина почти забыто. В течение всей жизни он выпустил всего четыре книжки своих стихов. Даже любившие его люди говорили, что стихи были разные по уровню: и отличные, и средние, и неудачные. Не было только нeискренних. Следует признать, что Левин не относится к самым известным поэтам ХХ века.

 

В этом году исполнилось 100 лет со дня его рождения. Левина тепло вспоминали его друзья, его ученики, ибо это был поистине необыкновенный человек. Прочитайте вышедшую в 2012 году книгу «Рыцарь поэзии. Памяти Григория Левина». И вы почувствуете масштаб личности удивительного человека, который всю жизнь был одержим поэзией, искал и находил таланты, а найдя, – отдавал им себя без остатка. О нём говорили: «В каждом поэте должно быть хотя бы немножко Гриши Левина».

 

Гриша

 

Григория Михайловичa Левина за глаза никто не называл по имени и отчеству. Для учеников он был просто Гришeй.

Андрей Вознесенский как-то сказал о Григории Левине: «Он и внешне походил – своей легкой летящей фигурой, белыми развивающимися космами, в плаще – на старого поэта из «Снежной маски» Блока, андерсеновских сказок…».

 

Есть рассказ Паустовского о том, как звездной весенней ночью Ханс-Христиан Андерсен ехал в дилижансе с деревенскими девушками. Он говорил, как хороши они собой, а потом изобразил и себя стройным, молодым и красивым. И такова была сила искусства, что девушки увидели великого сказочника красивым. Таким же видели Левина его ученики.

 

Из воспоминаний Михаила Садовского: «Небрит, неряшлив, мятый воротничок и жеваный галстук? Нет, мы видим его по-другому, глазами, любящими этого человека. Элегантен, стремителен, строен, изящен в каждом жесте...».

Биография Григория Левина умещается в несколько строк.

Родился 25 октября 1917 г. в городе Хорол Полтавской области. Закончил школу, техникум, университет в Харькове. В 1941 году получил красный диплом. На фронт не попал из-за слабого зрения. После войны с отличием окончил Литературный институт им. Горького в Москве, потом – аспирантуру. В 1946 году основал литературное объединение «Магистраль» и вел его до 31 октября 1994 года, до конца своей жизни.

 

«Магистраль», по словам поэтессы и прозаика Ларисы Миллер, «была той форточкой, через которую мы дышали». В «Магистраль» стремилась попасть вся литературная Москва. «Mагистралец» Леонид Жуховицкий сказал: «Если собрать книжки всех его учеников, это будет не просто библиотека – это будет Литература».

«Магистраль» – это Булат Окуджава, Владимир Войнович, Андрей Вознесенский, Инна Лисянская, Владимир Леонович, Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Павел Антокольский, Семен Кирсанов, Михаил Светлов, Назым Хикмет, Борис Чичибабин, Фазиль Искандер... всех не перечислить.

 

О, «Магистраль» – великая держава

 

Oднажды в «Магистраль» пришел учитель из калужской глубинки с уже изданным сборничком своих стихов. Позднее oн вспоминал: «О первой моей книжечке говорить смешно и стыдно. Это была очень слабая книга, написанная человеком, страдающим калужской провинциальной самонадеянностью. Хорошо, что я в Москве подвергся битью моими собратьями». Стихи его не понравились и Левину. А вот когда провинциал взял гитару и запел... Тогда приехавшей из Баку поэтессе Инне Лисянской Григорий Левин пообещал: «Приезжай обязательно, увидишь чудо!» Калужского учителя звали Булат Окуджава. Пройдут годы, и на занятиях «Магистрали» впервые прозвучат отрывки из книги «Путешествие дилетантов». И скажет Окуджава спустя время o Григории Левине: «Он сделал меня».

 

А вот воспоминание еще одного «магистральца»: «В холле появился пожилой, как мне казалось (ему было тридцать девять лет), человек в потертом сером пальто, с всклокоченной седоватой прической, в очках с толстыми стеклами. Это был Григорий Михайлович Левин, руководитель «Магистрали».


– Я пишу стихи, – сказал я, оробев.

– То, что вы пишете стихи, это хорошо. У нас все пишут стихи. Но для тех, которые пишут стихи, у нас мест больше нет. Конечно, если бы вы имели какое-нибудь отношение к железной дороге…

Я работаю путевым рабочим на станции Панки.

– Путевым рабочим? На железной дороге? Тогда вы нам очень нужны для статистики. Меня начальство постоянно корит, что у нас в Центральном доме железнодорожников мало железнодорожников. Оставайтесь.


Я вышел из ЦДКЖ потрясенный, думая: куда ж я попал! В армии и вообще везде, где бывал до этого вечера, я числился среди самых эрудированных и умных, а теперь понял, что я по сравнению с членами «Магистрали» просто невежда».

 

«Заправлены в планшеты космические карты...» Вся огромная страна вскоре запела песню путевого обходчика со станции Панки. Его звали Владимир Войнович. Впереди были «Чонкин» и «Москва 2042».

Oдин бог знает, как удавалось «Грише» в то чумное время вести без пробоин сквозь идеологические бури и рифы корабль под названием «Магистраль». Его так и называли – «Председателем пира во время чумы».

 

Hy, никак не вписывалась «Магистраль» в существовавшие рамки. Прихлопнуть ее не решались, как-никак – «оттепель». А вот нервы потрепать, погонять – это пожалуйста. И гоняли с места на место, проверяли, выражали высочайшее недовольство.

«Он один сделал то, что может сделать целый институт. У Гриши не было кабинета, не было секретарши, не было шофера, его не вызывали в ЦК, и он сам туда не ходил. У него не было постоянного помещения, и его гоняли с одного места на другое».

Гнобили, конечно же, не случайно, не по ошибке. Нюх не обманывал власть имущих. В «Магистрали» читали запрещенных авторов, да и сами «магистральцы» иной раз писали более чем откровенно.

 

Если вас ударить в глаз,

вы, пожалуй, вскрикнете.

Раз ударить и другой,

А потом привыкнете.

 

Это четверостишие «магистральца» Льва Халифа как нельзя лучше свидетельствует о духе, царившем в «Магистрали». Халифа благополучно из страны выдворили и многих других тоже, а оставшиеся... привыкли. Но не все. К этим «не всем» относились ученики Григория Левина.

Андрей Вознесенский сказал о своем учителе: «Он вел «Магистраль» – самую интересную поэтическую студию той поры. Читать там было и прекрасно, и опасно. Всех озаряло нищее самосожженчество Левина. Бескорыстие его. Некоторые, покинув гнездо, становились и конъюнктурщиками, и агрессивными завистниками. Но присутствие мэтра гасило в них низменные качества. В «Магистрали» они были поэтами».

 

«Не хлебом единым»

 

Однажды Григорий Левин написал о себе: «Я считаю, самое трудное в поэзии – встать над своей биографией, писать не факты жизни, а биографию души...

Отец мой умер, когда мне было три года. Девяти лет в годовщину смерти отца я читал по-еврейски кадиш. Как Бог мог допустить такую несправедливость? Наутро я проснулся неверующим...»


В последний год жизни неверующий Левин опубликовал книгу «Евангельские мотивы». Это поразительные стихи. В них – все беды и горести времени, в котором мы жили и живем.

 

Человечество сходит с ума.

Самых лучших уводит в застенки,

И любовь покупает за деньги,

И сжигает свои закрома.

 

Сколько их, самых лучших, осталось в мерзлой земле Колымы, и какие «закрома» сгорели в неправедной борьбе с вейсманистами-морганистами, космополитами, врачами? И разве не старались сделать из нас манкуртов уже в послесталинские, казалось бы, вполне «вегетарианские» времена?

 

Готовы нам дать вы и стол, и хлеба.

Чтоб только мы думать не смели,

Чтоб только с тупым безразличьем раба

Работали, спали и ели.

Мы голод знавали. Убитых, калек

Своими глазами видали.

«Не хлебом одним будет жить человек», –

Однако же мы повторяли.

 

Повторяли, это правда. Десятки, сотни? А сколько тех, других, которые безмятежно «работали, спали и ели»? Увы, несоизмеримо больше. И невозможно поверить, что следующие строки написаны почти тридцать лет назад:

 

А мы трубим, трубим, трубим.

Сколь миру милости творим.

И так, трубя, трубя, трубя,

Лишь оглушаем мы себя.

Уже нe слышим чей-то стон.

А если меч и занесен,

Нe слышим свиста и меча.

Иль топора у палача.

Лишь стяг впустую теребим,

И все трубим, трубим, трубим.

 

И вывод – печальный, если не безнадежный...

 

Оглянулся – тишь да гладь.

Только – Бога нe видать.

 

Добро как образ жизни

 

Поэт и педагог Виктор Гиленко написал о своем учителе: «Левин и добро – это синонимы. Он даже не думал о том, что совершает добро. Это просто был его образ жизни».

В эвакуации Левин работал в школе. Он вспоминал: «В армию меня не взяли из-за близорукости – минус семь. Я пошел на оборонный завод... За три дня до того, как немцы вошли в город, Корнейчук кричал на меня: «Вы что, у немцев хотите остаться? Никакой обороны не будет! Возьмите документы и немедленно уезжайте!» Через шестнадцать суток мы приехали в Казань. По дороге нас восемь раз бомбили. Меня направили на работу в село, учителем.


Дети не хотели учить русский язык: «Ты татарский не знаешь, мы русский не знаем». Тогда я перевел на татарский пушкинскую «Метель», потом – «Капитанскую дочку». Они стали тише воды. Я читал им Шевченко на украинском..

Казалось бы, татарская глушь, деревенские детишки. Разве нужен им Пушкин? Шевченко? Левин считал, что да, нужен. Именно так понимал он добро. Добро как образ жизни.

 

Учитель

 

«Бессмертная душа, оставившая свой светлый след и здесь – во времени – и в пространстве», – сказал о своем учителе Виктор Гиленко. Когда Григорий Михайлович умер, слово «учитель» чаще всего произносили его ученики и друзья.

«Он тяжело переживал неудачи своих учеников. Еще тяжелее –несправедливости, обрушиваемые на них ощетиненной властью...Старался помочь... Левина уважали все, за себя он не просил никого...», – сказал о нем, прощаясь, поэт и драматург Михаил Садовский.

 

Кто духом нищ, тот облегчает злу

Его неумолимое движенье.

Я разгребу застывшую золу,

Я уголек раздую в нетерпенье.

 

Всю жизнь Гриша, Григорий Михайлович Левин, разгребая золу, раздувал огонeк таланта в своих учениках. Об этом написала в воспоминаниях об Учителе актриса и поэтесса Ольга Наровчатова. И посвятила его памяти горькое четверостишие.

 

С людьми поступившая плохо,

Влюбленная в денежный звон,

Я думаю, эта эпоха

Не стоит такого, как он.

 

Когда Григория Михайловича не стало, на его панихиде до последней степени ясно осозналось: человек прожил жизнь, отдавая ее другим.

 

Ирина Парасюк (Дортмунд)

 

 

Читайте также:

1.     Как не восхищаться человеком, рассматривая его в зеркале! Журнал «Партнёр», № 4 / 2007. Автор: В. Леонович

2.     Вечера с Владимиром Войновичем. Вечер четвертый. Журнал «Партнёр», № 4 / 2017. Автор: М. Беленькая

3.     О Булате замолвите слово  Воспоминания на портале журнала «Партнёр». Автор: Б. Розин

4.     Белла Ахмадулина: о трепете души. Журнал «Партнёр», № 4 / 2017. Автор: В. Воскобойников

5.     Встречи и не-встречи с Беллой Ахмадулиной. Журнал «Партнёр», № 1 / 2011. Автор: И. Жванецкая

6.     Забытое путешествие. Вспоминая Евгения Евтушенко. Журнал «Партнёр», № 5 / 2017. Автор: Е. Кочанов

7.     Поэзия – моя держава, я вечный подданный её… Михаил Светлов. Журнал «Партнёр», № 10 / 2013. Автор: В. Авцен

8.     Что говорил Фазиль Искандер. Журнал «Партнёр»,№ 9 / 2016. Автор: Н. Генина




<< Назад | №12 (243) 2017г. | Прочтено: 119 | Автор: Парасюк И. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Скульптуры Вадима Сидура в Германии

Прочтено: 3973
Автор: Воловников В.

Женщины Оноре де Бальзака

Прочтено: 2175
Автор: Ионкис Г.

ВОЛЬТЕР И РОССИЯ

Прочтено: 2037
Автор: Плисс М.

Печальная звезда Казакевича

Прочтено: 1742
Автор: Ионкис Г.

Арнольд Бёклин. «Остров мертвых»

Прочтено: 1583
Автор: Аграновская М.

ВЕЙМАР, ГЕТЕ И ... GINKGO BILOBA

Прочтено: 1551
Автор: Ионкис Г.

Мастер и гражданин Тильман Рименшнейдер

Прочтено: 1425
Автор: Чернецова Е.

Русские в Голливуде

Прочтено: 1393
Автор: Сигалов А.

Они любили Байрона...

Прочтено: 1245
Автор: Ионкис Г.

БОРИС ПАСТЕРНАК: ПОД ЗНАКОМ ГЕРМАНИИ

Прочтено: 1208
Автор: Ионкис Г.

Малоизвестный Чехов

Прочтено: 1102
Автор: Плисс М.

КЛОУН - СМЕШНОЙ И ДОБРЫЙ

Прочтено: 1086
Автор: Сигалов А.

Смех и слезы Шолом-Алейхема

Прочтено: 1068
Автор: Калихман Г.

МУЗЫКАЛЬНАЯ «АРХЕОЛОГИЯ» ЧЕЧИЛИИ БАРТОЛИ

Прочтено: 1053
Автор: Рублов Б.

Бард победы, арбатский эмигрант

Прочтено: 1046
Автор: Парасюк И.

Неизвестный Моцарт

Прочтено: 1040
Автор: Сигалов А.

Царственное слово Анны Ахматовой

Прочтено: 1036
Автор: Ионкис Г.