Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> Память
«Партнер» №1 (304) 2023г.

Курников: «Люди не должны забыть ужасы голода 20-х годов»

Как мир проявил солидарность

 

Событием осени стал фильм Максима Курникова, Александра Архангельского и режиссера Татьяны Сорокиной «Голод». Премьера фильма в Москве, моментально последовавший вслед за этим его запрет и отзыв прокатного удостоверения, формулировки Минкульта РФ, сопровождавшие этот документ, – всё это стало предметом бурных обсуждений в свободной прессе на русских YouTube-каналах.

 

Как и почему события столетней давности болью отозвались в душах одних и с такой силой напугали других (российских чиновников), мы поговорили с Максимом Курниковым, ведущим редактором русскоязычной службы Bild, руководителем интернет-издания «Эхо» и бывшим заместителем главного редактора «Эхо Москвы». Максим живет и делает свою честную журналистику сейчас в Берлине, куда переехал в начале марта после закрытия властями РФ этой независимой радиостанции. Работает, я бы сказала, с бешеной интенсивностью. Его ежедневные в интерактивном формате политические интервью быстро набрали большую аудиторию, и вы тоже можете смотреть и слушать их на сайте BILD:https://bild.de/


Фильм, ставший событием, рассказывает о голоде 1920-х годов и о том, как иностранные благотворительные миссии Герберта Гувера, Фритьофа Нансена, британских квакеров и других помогли пережить Советской России это страшное время. Голод, начавшийся из-за невероятной засухи 1921 года, из-за системы продразверстки и последствий Гражданской войны, охватил 35 губерний, среди которых особенно сильно пострадали районы Южного Урала и Поволжья. Максим рассказал, как иностранцы оказались в российских голодающих деревнях и спасли миллионы жизней, несмотря на все идеологические разногласия с непризнанной тогда еще советской республикой.

Иностранные благотворительные миссии под руководством Герберта Гувера и Фритьофа Нансена прибыли на территорию Советской России после обращения к мировому сообществу Максима Горького с просьбой помочь голодающим. Они открывали в деревнях столовые, где кормили детей и местных жителей, обустраивали больницы, обучали медсестер, – оказывали всю посильную помощь. Это был первый в мире голод, который был подробно задокументирован. Очень много снимал Нансен, и благодаря фотографиям и видеосъемкам ему удавалось собирать пожертвования для голодающих. 

С помощью Максима я уяснила себе, что в истории советской России было три таких периода. Голод 1920-1922 – его называют голодом Поволжья, но география его гораздо шире, от Украины до Дагестана, от Южного Урала до Кубани с центром бедствия в Поволжье и на Урале. Об этом голоде фильм. Второй голод – это 1930-1933 год: Казахстан, где этот голод унес 40 % населения, и Голодомор в Украине. Благодаря украинской диаспоре, прежде всего в Америке, мы знаем про этот голод начиная с 1970-1980 годов и не забываем о нем. Наконец, третий период, о котором у нас совсем не говорили, о котором все забыли, это голод послевоенный, 1946-47 год. Во многом, говорит Максим, Советский Союз был сформирован тремя голодами. Я бы прибавила в эту классификацию еще и голод блокадного Ленинграда, единственный голод, о котором говорить и писать в стране не запрещалось и о котором помним мы все.

Голод 20-х – это первый в истории документально зафиксированный голод. Невероятная хроника того времени, фото- и видеодокументы говорят сами за себя. И весь фильм – это документ огромной силы. По словам Максима Курникова, они с Александром Архангельским и Татьяной Сорокиной решили рассказать эту историю максимально подробно.

И спустя 100 лет история голода 1920-х годов становится у них высказыванием в том числе и о сегодняшнем дне.

 

– Грандиозный проект вы завершили! И теперь эту правду уже никто не спрячет. Вы – автор идеи. Всё начиналось с Вас. Как это было?

– Начало было еще в 2014-м году. А работу мы начали в 2019 -2020-м. Мы снимали фильм еще до войны, задолго до войны. Снимали два года. Мы собирали деньги на съемки через краудфандинг. Мы до последнего сомневались, что у нас это получится. Честно признаюсь, я не поверил, что такое возможно. А вот когда я уже ближе подошел к съемкам фильма, стало понятно, что да, наверное, краудфандинг стоит попробовать. Но мы немножко испугались: сначала хотели сразу поставить сумму в пять миллионов на сбор, а в итоге поставили три, потому что думали, что можем не собрать эту сумму или 50% от суммы, потому что правила площадки были такие. Но оказалось, что мы зря переживали, потому что в семьях память о том, что тогда происходило, и о том, кто спасал, живет. И нам вместе с пожертвованиями приходили огромные письма о том, как кому-то бабушки рассказывали, у кого какая в семье сохранилась история о том, как их спасли англичане, американцы, еще кто-то. Краудфандинг изменил фильм. У меня даже мурашки по телу, когда я об этом вспоминаю. Это была та сила, которая нас подтолкнула. Память, что живет в семьях, отличается от того, что говорит об этом же массовая пропаганда. И эта разница давала нам ту энергию, которая нас питала. Это вдохновило невероятно. Кроме того, что это дало нам финансовую возможность снимать фильм, это еще и придало нам огромные силы для того, чтобы осуществить этот проект. Больше двух тысяч человек сдали деньги. Некоторые немалые. Один человек перевел несколько сотен тысяч рублей. Мы посмотрели – мы его не знаем. Дмитрий Быков, Евгений Водолазкин, Виктор Шендерович, Екатерина Шульман записывали обращения и помогали сбору денег. И мы собрали 5,5 млн рублей. Для документального кино это не потолок, но достаточно, чтобы работать.

 

– Если фильм снят на народные деньги, он народный фильм. Если он народный фильм, как решились в Министерстве культуры РФ его запретить?

– Сама иностранная помощь теперь не ко двору. Тем более американская. А мы в фильме рассказываем как раз больше всего о работе ARA (American Relief Administration – Американская организация помощи). Еще об английских квакерах и о миссии Нансена. На самом же деле там было больше 30 иностранных организаций. Даже папа римский помогал – и это атеистической стране! Католическая церковь сама в то время была в довольно тяжелом финансовом положении. А у нас в какой-то момент, еще при Сталине, стали говорить, что нет, иностранцы нам не помогали, американцы не помогали, это мы им еще и платили за это. Рука чекистов сказывается здесь. Но сохранились архивы, сохранились документы, они доказывают, это была гуманитарная помощь. Версия же, что американцы не помогали, она близка и нужна КГБ. Чекисты, якобы, всех спасли.

А еще причина запрета – любое свободное высказывание вызывает у них страх. Смотрите: когда государство дает деньги на кино, оно имеет право на запрет. А запрет нашего фильма говорит лишний раз о том, что им сейчас просто нужна другая история. Сейчас много готовых фильмов положено на полку. Они не могут выйти, потому что те, кто эти фильмы финансировал, боятся.

 

– И все-таки как начиналось? Как и когда пришла идея?

– В свое время я учился на истфаке в Оренбурге, и, откровенно говоря, так подробно мы этот период не проходили в университете. Я знал о том, что после гражданской войны был голод. Но масштабы этого я себе не представлял. Потом так получилось, что я попал на одно из первых в России показательных уничтожение продуктов. В 2012 году. Это был литовский сыр, который я запомню на всю жизнь. В больших таких красных упаковках. Целая фура была. И вот этот сыр вывалили и давили трактором. И я настолько был потрясен, что залез в кабину водителя и кричу: «Что ты делаешь?» А он сам, я вижу слезы у него в глазах, а приказ выполняет, сыр давит.

 

– Тогда Вы работали зав. корпунктом «Эха Москвы» в Оренбурге…

– Да. И вот тогда я вспомнил о том, что буквально около 100 лет назад на этих самых землях люди страдали от голода. И у меня две эти вещи совместились, и я понял, что нужно сейчас об этом написать. В итоге я пошел в архивы и начал искать материалы. И, честно говоря, чем больше я этих материалов видел, тем больше меня накрывало чувство беспомощности от того, что никто об этом не знает. Конечно, знают историки какие-то, которые этой темой в 90-е занимались, но в целом общество не знает, а масштаб событий просто мировой. Если даже верить только официальным данным о пяти с половиной миллионах погибших от голода – это целая европейская страна, которая вымерла. И я подумал, что очень важно об этом рассказать. Но еще очень важно рассказать о тех, кто помогал. И на самом деле – вот он, пример того, что люди со всего мира помогали умирающим от голода жителям России разных национальностей.

Сидел, читал документы. И один меня просто потряс. Почерк был идеальный. Это был протокол «О расследовании человечьего мяса… – он так назывался, – …в вареном виде». Там ведь такое было. Даже на детей охотились. Родители умирали, дети оставались, на них охотились. Я тогда стал буквально терять сознание. Я читал, у меня закружилась голова, и я начал терять сознание, пол и потолок поменялись местами. И когда я пришел в себя, я поклялся себе, что я потрачу жизнь, но обязательно сделаю так, чтобы как можно больше людей об этом узнали, чтобы мы как общество проговорили это сами с собой. А также, чтобы мы сказали спасибо тем, кто нам помогал тогда, тем, кто нас спасал.

 

– У Вас статья называлась «У властей просили разрешение есть трупы»…

– Да, я был против такого названия. Но редакция настояла. Да, и это было. И документы, и письма, все подтверждения этих фактов есть. Поэтому у кладбищ тогда стояла милиция, охраняла, чтобы не выкапывали. Представьте себе, да, это в Башкирии люди писали властям «Пожалуйста, разрешите нам хотя бы есть трупы…». Это за короткий срок, с год примерно, начиная с 20-го, голод дошел до такого состояния. Люди съедали крыши собственных домов. Они начинали питаться теми, кто у них в семье умер. И это не были единичные случаи. Нет. Массовые, к сожалению. И это тот момент, когда советская сторона обратилась к миру, просила о помощи, впустила к себе журналистов, фотографов со всего мира, чтобы они рассказали.

 

– В фильме вы говорите о каннибализме, но говорите только языком документов, протоколов. Есть протокол, где женщина дает спокойно так показания о людоедстве в ее семье…

– Самое страшное в каннибализме – логичное продолжение того состояния, до которого были доведены люди. Когда мы читаем эти показания, какая-то грань стирается, он уже не человек в нашем понимании. У человека, пережившего такой страшный голод, чуть не умершего от него, на всю жизнь остается травма. Он никогда этого не преодолеет.

 

– С чего началась эта помощь голодающим? Как мир узнал о тех ужасах, что происходили на Урале и в Поволжье?

– К миру за помощью обратились Горький и патриарх Тихон. Мы в фильме рассказали только о роли Горького, но была еще и роль патриарха Тихона, который в The New York Times опубликовал призыв к верующим всего мира включиться в эту помощь. Гувер, тогда еще не президент, он возглавлял общественную организацию ARA, прочитал обращение Горького и развернул мощь ARA в сторону советской России.

 

– Как была организована эта помощь? Я не могу себе представить. Какие усилия требовались для этого? Это огромные расстояния, это через моря и океаны, это российское бездорожье, это разруха после Гражданской войны – как с этим могли справиться американцы?

– ARA была очень мощной и разветвленной благотворительной организацией, которая уже помогала другим странам, которые после Первой мировой войны не могли оправиться. Это гениальная была организация. У них получилось так эффективно организовать помощь, потому что они сумели быстро наладить логистику. Первый пароход с зерном пришел в петербургский порт уже через неделю.

 

– Как такое возможно?

– А тогда летом 21-го года они развернули пароходы с зерном, которые шли из пункта А в пункт Б, но там были не так сильно нужны, как здесь, и их развернули в сторону России. Морским транспортом всю помощь доставляли в Петербург. А потом в основе американской модели доставки были реки. Понятно, почему Волга, почему Урал. Пока реки не встали, это был самый быстрый и простой способ, потому что железные дороги после Гражданской войны оставались в чудовищным состоянии. Гувер сразу сказал, что распределять помощь будут только сами американцы, и им должны обеспечить свободный доступ ко всем бедствующим пунктам, т.е. чтобы была свобода передвижения и чтобы им не чинили препятствий.

Везли не только продукты. ARA завезла еще десять миллионов вакцин и спасали этими прививками от тифа. Ведь умерло пять с половиной миллионов человек – это только от голода. А были еще смерти от тифа – свирепствовала жуткая эпидемия, и от других болезней.

Еще несколько десятков тысяч работников в ARA были российскими волонтерами. Вся организационно-техническая и вся финансовая помощь были американские, но осуществляли ее русские волонтеры. И это были герои. Это тысячи волонтеров, которые развозили по деревням и всем пунктам помощь, по дороге каждый мог их ограбить, ведь это была еда. И они сами работали за еду. Работать в ARA значило спастись. Но они всё равно герои. Их и грабили, и убивали. И эпидемия тифа еще выкашивала людей, тиф был везде, и они тоже заражались и умирали. Они жертвовали жизнями. Первая экспедиция нашей съемочной группы была в Уфу. Зимой. И мы пробираемся там через Уральские хребты, метель жуткая, пурга, не видно ничего, по обочинам валяются перевернутые машины, ветер воет, и я думал тогда, а как же они сто лет назад тут справлялись…

Они настоящие герои, а их имена забыты. Забегая вперед, скажу, что вся картотека ARA осталась в России. И потом при Сталине их за это, за «сотрудничество с иностранцами», сажали, ссылали, расстреливали. А они реально рисковали жизнью, тащили продукты на себе, чтобы спасти других.

 

– А Нансен, британцы, норвежцы?

– Нансен! Ученый, полярный исследователь, великий романтик, что ему была эта Россия, а он, конфликтуя и ссорясь со всеми, в ущерб своей популярности и репутации, выступал, ездил, убеждал, привлекал внимание всего мира к голодающим регионам большевистской страны. Он, в отличие от Гувера, готов был передавать продукты советским властям – и только наблюдать за тем, как они распределяются. В гуманитарной миссии Нансеном было почти 30 небольших организаций. Интересно, что он был представителем Лиги наций, но сама лига денег ему «на большевиков» не дала.

 

ARA за короткое время сотворила настоящее чудо. Чудо спасения человека от расчеловечивания. В фильме Вы рассказываете поразительные истории о разных людях. Полковник Белл, представитель американкой администрации….

– Это потрясающая история. Человек приехал сюда и так себя зарекомендовал, что официальные власти, даже они, а не только общественность, высоко его ценили. Белла тогда назвали «Вечным почетным мэром Уфы», такой статус ему дали. И он вошел даже в состав Духовного управления мусульман. И ему доверили выбирать муфтия. Невероятный был человек. И много было героев. Именем умерших от тифа сотрудников ARA называли детские дома, больницы… Эта память должна была оставаться дальше. Но приходят люди – вот теперь, которые мешали нам сейчас снимать фильм, которые запретили его теперь в России, и хотят вычеркнуть из памяти имена людей, которые спасали башкир, татар, русских и других. Я не понимаю их мотивации. Эти люди стреляют в собственное прошлое.

 

– Действительно необъяснимо. Ведь 11 миллионов спасли, дали состояться их жизням. Это история про подвиг спасения…

– И про солидарность. Люди наплевали на собственные политические взгляды, интересы. Это история про то, что иногда надо остановиться, прекратить политические разборки, когда жизнь миллионов под угрозой. Вот о чем речь-то.

 

– А советское правительство, оно извлекло уроки из этого страшного опыта?

– Самый страшный вывод, который сделал сталинский режим из этого – не надо пускать иностранцев помогать! И уже в следующий голод 1930-1933, в Голодомор иностранцев не пускали. А в 20-е обратились к Западу и впустили журналистов, фотографов, кинооператоров. Журналисты показывали масштаб бедствия, писали, снимали.

 

– Только сейчас я поняла, почему так много невероятной кинохроники и фотографий сохранилось!

– Конечно. Нансен и сам очень много снимал, и показывал свои кадры голода и в Лиге наций, и в парламентах, где выступал с призывами о помощи. Советское правительство конфисковывало и продавало в 20-е годы церковные ценности, тоже как бы для помощи. Но на самом деле большая часть этих средств пошла на создание Коминтерна.

 

Люди, голод, страшные протоколы, – складывается картина Апокалипсиса. И на этом фоне фигуры героев. И неожиданные пересечения судеб. У полковника Белла была переводчица. Еще одна невероятная история…

– У этого самого полковника Белла была девушка-переводчица из Давлеканова. Она была немка по происхождению и говорила по-немецки. И попала в АРА работать переводчицей, потому что многие американцы после европейской операции говорили по-немецки. Она быстро выучила английский и в итоге вышла замуж за одного из англичан, который работал в миссии АРА. Наверное, это был у них брак фиктивный. Потому что она уехала с ним, а там сразу развелась и жила потом в США. А когда в Америку приехал Маяковский, он в нее влюбился, у них родилась дочка. И эта дочка уже в очень преклонном возрасте, перед смертью приезжала в Уфу, посмотреть на родину своей матери.

 

– В фильме есть дополнительные – художественные включения...

– Да, вы увидите, когда будете смотреть фильм. Это сцены из кукольного театра Казани, посвященные голоду. Произведение татарского автора, в 20-х годах и написанное. Называется «Люди». Очень сильный спектакль, там всё как было на самом деле показано. Александр Архангельский нашел этот спектакль. Еще есть в фильме народная башкирская сказительница, гениальная просто. Генетическая память в народе о том времени осталась.

И я уже говорил вам, окунувшись в эти документы, я поклялся себе потратить жизнь, но сделать всё, чтобы мы как нация сказали «спасибо» тем, кто помогал. И я сказал себе, напишу статью – статью написал. На Радио Свобода, на сайте эта статья висит. Сказал – сниму фильм. Фильм снят. И поставлю памятник американской помощи или памятник Гуверу в моем родном городе – в Оренбурге. Осталось вот это последнее.

 

– Будем мечтать, что, может быть, когда-нибудь…

– Фильм первым я дал посмотреть Алексею Венедиктову, Екатерине Шульман и Кириллу Рогову, и они независимо друг от друга сказали: «Мы, конечно, знали об этих событиях, но не могли себе представить, какой у них масштаб и какой был масштаб помощи». А Кирилл еще добавил: «Как ужасно, что мы так и не осознали, какие последствия были у Гражданской войны. Мы как общество тогда были отброшены в Средневековье. И, может быть, в этом причины того, что русское общество допустило репрессии 37 года…»

И, наверное, это как раз одна из целей фильма – показать людям, которые будут писать будущие учебники истории, что это действительно было событие огромного масштаба, которое сейчас не прописано в учебниках, но которое должно быть в этих учебниках обязательно.

 

P.S.: Ценность человеческой жизни должна стать выше политических разногласий. Как довести эту мысль до тех, кто начал войну в Украине?

 

Премьера фильма «Голод» в Интернете состоялась 18 декабря на платформе «Настоящее Время. Док». Ищите. Этот фильм обязан увидеть каждый.

 

Наталья Ухова (Бохум)

 

Читайтетакже:

  1. Гуманитарная помощь Америки голодающей России. Журнал «Партнёр», № 8 / 2018. Автор С. Шпигель
  2. Новости 24 ноября. Голодомор. Сайт журнала «Партнёр», 24.11. 2022.
  3. А за Голодомор не хотите извиниться ... Сайт журнала «Партнёр». Блоги. 2016, Сентябрь. Автор Укроп

<< Назад | №1 (304) 2023г. | Прочтено: 55 | Автор: Ухова Н. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Жены своих мужей

Прочтено: 9263
Автор: Парасюк И.

Мир не захотел услышать этого человека

Прочтено: 3577
Автор: Парасюк И.

Вспоминая Михаила Гольдштейна

Прочтено: 957
Автор: Грош Е.

Крест примирения

Прочтено: 925
Автор: Лебедев Ю.

Героический Эрмитаж

Прочтено: 836
Автор: Плисс М.

Плоды Победы

Прочтено: 792
Автор: Бешанов В.

Блокадные дневники Ольги Берггольц

Прочтено: 786
Автор: Парасюк И.

Академик всех наук Яков Перельман

Прочтено: 761
Автор: Фатерзон В.

В чем я виноват?

Прочтено: 687
Автор: Редакция журнала

«Пусть будущее вынесет нам приговор…»

Прочтено: 649
Автор: Полян П.

Помнить Пёрл-Харбор!

Прочтено: 629
Автор: Зальцберг М.

Первые дни Великой войны

Прочтено: 628
Автор: Гольдштейн М.

Собибор. История восстания в лагере смерти

Прочтено: 502
Автор: Парасюк И.

Аварии на подводных лодках

Прочтено: 468
Автор: Ришес К.

Внук государя, правнук поэта...

Прочтено: 348
Автор: Парасюк И.