Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Михаил Гольдштейн

 Посвящаю моей младшей дочери

с пожеланием  никогда не пасовать

перед трудностями

 

 БАШИСТАН

(вечерняя сказка для взрослой дочери)

 

- Папа, ты помнишь, как в детстве на ночь читал мне разные книжки или рассказывал сказки?


Озадаченный отец с интересом смотрит на свою дочь, как бы заново разглядывая её. Последнее время она не часто балует родителей лаской и вниманием. После переезда слишком многое свалилось на неё, маленькую и впечатлительную девочку. Новая страна, новый язык, новые товарищи, жёсткие и малопонятные порядки в школе. Она замкнулась, стала неразговорчивой и скрытной, она не хочет быть слабой, а более всего, чтобы окружающие видели, как она страдает. Сейчас же отец смотрит на неё и не верит своим глазам. Перед ним стоит уже совсем взрослая,  симпатичная девушка, а на лице её застыл детский каприз. За те несколько лет, что они прожили здесь, она не просто выросла, но сильно повзрослела. Что это, минутная слабость или „коварное“ желание подлизаться?


- Да ты вроде бы уже большая, чтобы на ночь слушать сказки, – неуверенно произносит отец.


- Ну, тогда расскажи какую-нибудь интересную историю, как раньше, когда я была маленькой, – не унимается дочь.


Отец задумывается и через минуту сдаётся:

- Ладно, как говорили там, откуда мы с тобою приехали: «Желание Ханум для мусульманина закон». Закрывай глаза и слушай. Но не перебивай. Расскажу я тебе интересную историю, а может быть и сказку, сейчас трудно понять, что это было.


Дочь удобно устраивается на кровати, подложив под себя подушку.


Отец усаживается в мягкое кресло рядом и надолго замолкает. За окном уже давно стемнело. В просторной квартире воцарилась тишина, и только изредка слышны звуки позвякивающей посуды на кухне – это мать наводит порядок перед сном в своей святая святых.


- Ты, конечно, помнишь, - неожиданно начал отец, - что мы прибыли сюда из Союза, огромной многонациональной страны, населённой самыми разными народами. Эти народы хотя и разговаривали на разных языках, и ели разную пищу, по-разному одевались и пели разные песни, но жили,  в основном, мирно и дружно. Несмотря на различия, они хорошо понимали друг друга, ездили в гости, устраивали совместные праздники, спортивные соревнования, учились друг у друга и вполне могли так прожить ещё многие годы.


Но не всех устраивал большой мирный дом и общее для всех правительство, размещавшееся где-то в далекой, заснеженной Москве. Во многих национальных образованиях, из которых состоял Союз, подняли голос люди, которым самим захотелось управлять своим народом, стать самостоятельными и независимыми.  Эти люди организовывали митинги, демонстрации, устраивали беспорядки и громче всех кричали: „Даёшь свободу! Даёшь демократию! Даёшь независимость!"


Вначале один народ отделился от Союза и организовал своё маленькое, независимое государство, потом другой, и постепенно вся огромная и единая страна разделилась на много разных самостоятельных государств, во главе которых встали свои собственные правители. Каждый из них обещал своему народу, что будет ему служить верой и правдой и сделает его богаче и счастливее, чем прежде, потому что, как они говорили: "Теперь у нас есть демократия, есть свобода и есть независимость".


Это были разные государства по территории, численности населения, природным богатствам. В одних было много городов, развита промышленность, но было слабое сельское хозяйство. В других, наоборот, сельское хозяйство было сильнее развито, чем промышленность, и преобладало сельское население. В третьих странах не было ничего особенного, кроме виноградарства и садоводства. Чтобы как-то жить,  всем этим самостоятельным и независимым государствам пришлось продавать друг другу то, что у них было в избытке, и покупать то, чего недоставало.


Но всё осложнялось тем, что каждое государство ввело свои собственные деньги, которые при расчётах друг с другом нужно было всё время сопоставлять, обменивать, перерасчитывать. Для этого  каждому из них пришлось организовать свои собственные министерства: торговли, экономики, финансов, внешних сношений  и многие другие. Чтобы оборонять границы и защищать страну, были созданы свои собственные пограничные войска и национальные армии. Чтобы поддерживать порядок внутри страны были созданы национальные полиции. А ещё нужно было управлять промышленностью, сельским хозяйством, строительством и т.д.


Ты представляешь, дочь, во всех этих министерствах, комитетах, управлениях и прочее стало работать несметное количество чиновников, намного большее, чем в прежнем едином государстве. Они, конечно,  ничего не создавали, но решали, предписывали, приказывали, совещались, ездили в командировки и, самое главное, требовали систематической и высокой зарплаты. А где её было взять? Ведь во всех этих новых странах количество трудящихся сильно уменьшилось, а количество чиновников и управленцев сильно увеличилось. Да ещё армия, полиция, национальная безопасность, президентский аппарат и пр. и пр. А что делать, ведь без них нельзя! Без них не будет ни самостоятельного, ни независимого государства. Поэтому, хочешь - не хочешь, а госслужащим и госчиновникам плати вовремя и достаточно, а всем остальным – производствам, медицине, образованию – как придётся. Шли годы, но счастливой и достойной жизни так и не было создано ни в одном из этих государств.


Но я тебе, дочь, хочу рассказать только об одном таком государстве. Оно располагалось на окраине прежней громадной страны, имело большую территорию, небольшое население и исключительно суровый жаркий климат. Там жил самобытный, очень интересный, терпеливый и мирный народ. Он не очень хорошо жил, не очень хорошо питался, но никому не завидовал и никого не трогал. Отличительной особенностью этого государства были несметные богатства, находившиеся в его земле, в его недрах, и постоянное, почти круглогодичное лето.


Люди в этом государстве занимались раньше в основном овощеводством, скотоводством, выращивали очень много хлопка, но не перерабатывали его у себя, а отправляли на текстильные фабрики в другие районы бывшей огромной страны. Некоторая часть населения работала на небольших заводах и фабриках. Практически весь народ был занят каким-то полезным делом и был в основном доволен жизнью.


Но особенно к лучшему жизнь здесь повернулась тогда, когда геологи открыли в недрах этой земли большие залежи нефти и природного газа. В обмен на хлопок, нефть и газ сюда стали прибывать товары и изделия из всех концов бывшего Союза и, можно сказать, что люди в этой части страны  стали жить обеспеченно и счастливо.


Однако всё переменилось, когда Союз, эта самая большая в мире и по-своему неплохо организованная страна, разделился на отдельные самостоятельные государства. Оказалось, что с приобретением самостоятельности и независимости в новом государстве, о котором я тебе, дочь, рассказываю, дела обстоят не так уж благополучно. Оказалось, что другие государства за хлопок, нефть и газ деньги платить не хотят – деньги им самим нужны. Ведь раньше всё это приходило к ним просто так, бесплатно. А товаров для обмена нужных и в достаточном количестве у них тоже нет. Между тем, промышленности для работы нужно сырьё, людям для жизни нужны питание и одежда, сельскому хозяйству – удобрения, машины, химикаты. Кроме того, нужно людей лечить, молодёжь обучать. А тут ещё агрессивные соседи грозятся вторгнуться на территорию и захватить себе предгорья и самые плодородные земли. Что тут делать???


Правителем этого южного государства стал своеобразный и очень властолюбивый человек по имени Баши, что на языке живущего там народа означает самый главный, то есть лидер, вождь. Непростая и трудная судьба досталась ему в детстве. Отца своего он не знал, его отец погиб в мировой войне, когда Баши был ещё совсем маленьким. А его мать с братьями и сёстрами погибли позже во время страшного землетрясения, когда ему не исполнилось и десяти лет. Он остался на всём белом свете один и оказался в детском доме. Чтобы пробивать себе дорогу в жизни, нужно было научиться работать головой, кулаками, языком, кусаться, драться. И он всё это прошёл.


Он повзрослел, окончил школу и уехал учиться в институт в один из самых больших и красивейших городов – северную столицу бывшего Союза. Теперь этот город называется Санкт-Петербург. Он ходил по улицам этого замечательного города и мечтал о том, что когда-нибудь и у себя на родине он построит такой же, и даже лучше, город с дворцами, площадями, парками и фонтанами. В своих мечтах он видел себя самым главным человеком  своего народа, он дал себе тайную клятву достигнуть этого, не останавливаясь ни перед чем.


Закончив учиться, он вернулся к себе на родину. Здесь его сразу же заметили, поскольку с первых дней работы на производстве в нём проявились черты лидера, умение руководить. Он хорошо разбирался в людях, опираясь на умелых, честных, образованных и трудолюбивых, всячески поощряя и продвигая их по службе. Болтунов, лентяев и хитрецов терпеть не мог, наказывал и прогонял с работы. Вскоре ему стали поручать всё более сложные и ответственные дела. За ним закрепилась слава требовательного и справедливого руководителя, и поэтому Баши довольно быстро поднялся по служебной лестнице до самых вершин руководства в своём народе. Правда, тогда его ещё не звали Баши, и было у него нормальное имя, отчество и фамилия. Некоторые его побаивались, некоторые недолюбливали, но все – подчинялись. Когда его страна отсоединилась от Союза и превратилась в самостоятельное,  независимое государство, народ, не долго думая, выбрал его в президенты. Вот тогда-то он и получил имя Баши, что означает Вождь.


Вначале Баши стал думать, как защитить свою страну от нападения агрессивных соседей. Для них его страна – лакомый кусок, потому что территория большая, в её недрах находятся огромные залежи природных ископаемых, среди которых главные – нефть и газ, а населения в ней немного.


В прежние годы разные более сильные государства пытались захватить  его страну себе. Но это им не удавалось, так как  эту территорию защищали пограничники большой и единой страны. Теперь же, после  развала Союза,  каждое вновь образованное государство должно думать о своей безопасности самостоятельно.


Думал, думал Баши и, наконец, придумал. Поехал он на совещание руководителей государств всего мира и сказал им такую речь:             


- Мы теперь новое самостоятельное и независимое государство. Мы хотим жить в мире и согласии со своими соседями и со всеми другими государствами. Мы не хотим посылать своих мужчин и женщин воевать и участвовать в боевых действиях на чужих землях. Мы не хотим тратить силы и средства на создание армии. Мы хотим строить мирную и счастливую жизнь для своего народа. Мы хотим быть самостоятельным, независимым и нейтральным государством. Поддержите наше желание, дайте нам статус нейтрального государства. А если на нас кто-то нападёт, защитите нас.


- Дочь, ты всё поняла, ты знаешь, что такое статус?


- Да, папа, конечно, знаю, ты продолжай, не останавливайся.


- Тогда слушай дальше. Так вот, эта речь всем очень понравилась, и представители всех стран мира проголосовали единогласно за то, чтобы предоставить новому молодому государству нейтральный статус, а также коллективную защиту от нападения любого государства мира. Это очень обрадовало Баши. Теперь можно не бояться, что какое-нибудь недружественное государство вторгнется на его территорию и поработит его народ. Все страны мира встанут на его защиту.

 

В своей столице, которая в переводе на русский называется Город Любви, Баши приказал построить в честь этого великого события  Памятник Нейтралитету. На самом высоком месте  города была построена величественная стела в виде колонны, опирающейся на пять опор. А наверху установлен символ нейтралитета – позолоченная пальмовая ветка. Со всех концов города виден этот памятник, и все люди понимают, что теперь они живут в нейтральном государстве, и им не надо ничего бояться.


И ещё один памятник приказал соорудить Баши – это Памятник Независимости. Он тоже построен в виде высокой колонны, но опирается не на пять, а на три опоры. Наверху колонны была установлена позолоченная скульптура самого Баши во весь рост. Утром он стоит лицом к восходящему солнцу, встречая рассвет. А затем поворачивается вслед за солнцем, пока оно не зайдёт за горизонт. Народ прозвал эти памятники просто: "пятиножка" и "трёхножка"  А "трёхножку" называют ещё и "подсолнух", потому что памятник наверху вращается вслед движущемуся солнцу, как подсолнух.


Ну, да ладно. Отшумели праздники и нужно было что-то делать – много трудных и неразрешённых проблем стояло перед Баши. Чтобы строить  счастливую жизнь для своего народа, нужны деньги. А где их взять? Только, если продашь то, что в государстве есть, и оно очень нужно другим государствам. Значит, решил Баши, будем продавать хлопок, нефть и газ, а на вырученные деньги будем покупать недостающие продукты для народа, оборудование для промышленности и сельского хозяйства. Будем сами перерабатывать хлопок и сами же будем выращивать хлеб.


Как решил, так и сделал. В стране было построено много разных фабрик, где выращенный хлопок превращался сначала в пряжу, потом в ткани, а затем - в различные швейные изделия. Появились новые самые современные машины, с помощью которых стали обрабатывать землю и выращивать зерно для своего хлеба. Стали строиться дороги, новые дома, в городах появились новые парки, забили фонтаны, было построено много гостиниц, памятников. А вокруг городов стали сажать деревья – целые леса, чтобы воздух в городах был чистым и свежим.  Повсюду видны перемены.


Но перемены произошли и с самим Баши. Куда девался прежде доступный и приветливый человек? Баши стал высокомерным и заносчивым, перестал прислушиваться к окружающим, оказался падок на лесть и чинопочитание. Везде висят портреты, возвышаются памятники и скульптуры Баши. На них он то стоит во весь рост, то сидит, то улыбается, то строгий, то в мундире с наградами, то просто в обычном пиджаке.  Есть даже памятник, где маленький Баши сидит на руках своей мамы. Куда ни приедет Баши, ему стелют ковровые дорожки, бросают под ноги цветы, красивые девушки танцуют и поют, дети рассказывают в его честь стихи.


Вокруг него постоянно крутятся чиновники и большие начальники. Ему льстят, вручают незаслуженные награды, о чём-то просят, целуют руки. Его возвеличивают, его прославляют. Создаётся впечатление, что народ его любит, народ его боготворит.


Но неспокойно на душе у Баши. Он-то хорошо понимает, что вокруг него много неискренности и притворства. Нет у него хорошего друга-товарища, с которым можно было бы отвести душу, на которого можно положиться, посоветоваться. Не всё, что задумано, идёт как надо. Министры-чиновники в своих докладах скрывают правду, замазывают недостатки. Как тут разобраться?


Поэтому Баши переодевается в одежду старика, наклеивает на лицо усы и бороду, чтобы его не узнали, и идёт туда, где его не ждут. Он своими глазами хочет увидеть, как живёт народ, своими ушами услышать, о чём он говорит, хочет лично убедиться, в чём обманывают его министры.

 

* * *

А теперь, дочь, я расскажу тебе о другом человеке, который жил в этой стране. Его звали Михос. Михос вырос здесь и тоже очень любил свою землю, окружающих его людей. Ему больше повезло в детстве, чем Баши, потому что его папа не погиб во время мировой войны и вернулся невредимым домой. И после страшного землетрясения вся его семья осталась жива. У Михоса было много братьев и сестёр, друзей и товарищей, он никогда не был одиноким.  Он был добрым и любознательным мальчишкой.


Когда Михос подрос, он так же, как и Баши, уехал учиться в большой промышленный город. Здесь он стал инженером, потом работал, приобретая опыт, новые знания и расширяя кругозор. Он много ездил по всем уголкам огромной страны, встречался с крупными промышленными руководителями, потихоньку сам становясь ценным специалистом – организатором производства. Он очень любил свою работу, но вся его душа рвалась назад, туда, где он вырос, где остались его родные, друзья и товарищи, где нужны были полученные им опыт и знания.


В конце концов, Михос не выдержал и уехал к себе домой, на тот завод, с которого ещё в молодости начал свою производственную деятельность. С появлением Михоса завод стал быстро преображаться. Запускались самые современные станки–автоматы, внедрялись новые технологии, стали приезжать различные инженеры–наладчики, технологи, конструкторы. На заводе появилось много новых молодых людей – специалистов в различных областях машиностроения. Сам Михос очень много ездил по делам своего завода, привозил новые идеи и тут же их внедрял. Заботясь о людях, он добился строительства высотного жилого дома, куда заселил всех сотрудников, много лет ожидавших своей очереди на жильё. Он работал весело, с вдохновением, увлекая за собой окружающих. Вёл он себя скромно, но с достоинством, с людьми был вежлив, но строг.


Такого человека не могли не заметить, потому что он очень выделялся на фоне окружающих руководителей. И вот однажды к нему приходит целая делегация с другого завода и говорит:

- Мы, Михос, давно знаем тебя и просим, чтобы ты стал у нас главным начальником, то есть директором. Из всех кандидатов на место прежнего, ушедшего от нас, директора мы хотим выбрать только тебя.


Удивился Михос, но за доверие поблагодарил. Ну, что ж, заниматься новым делом ему не привыкать. Он посоветовался с более высокими начальниками и с их одобрения согласился.


Коллектив нового завода почти единогласно проголосовал за кандидатуру Михоса, и он стал руководителем – директором  другого завода.  Здесь выпускали не машины и не механизмы, а товары, без которых люди просто не могут обходиться. Поэтому они называются товары первой необходимости или товары народного потребления. Не было ни одной семьи или организации в этой стране, где бы не было хоть какого-нибудь изделия этого завода. Это могли быть и стол, и стул, и кровать, а также казан, сковородка, матрац,  школьная парта, вешалка и  т.д. и  т.п. В народе продукцию этого завода знали и любили.


На новом месте Михос оставался верен себе, работал увлечённо, творчески, заботился о своих сотрудниках и их семьях, выдвигал и поощрял инициативных, помогал в профессиональной учёбе, устраивал праздники. И даже в трудные времена, когда страна распалась на отдельные государства и все предприятия почти перестали работать, Михос не дрогнул. Он сказал своему коллективу:


- Сейчас условия работы изменились. Соседние государства, которые раньше поставляли нам материалы для производства, сами испытывают большие трудности. Большинство их предприятий остановилось. Но мы не допустим развала нашего завода, мы не разбежимся, как тараканы по углам. Мы останемся вместе и будем продолжать работать, иначе каждый в отдельности пропадёт. Мы будем осваивать и выпускать те товары, которые нужны людям и которые можно изготовить из наших собственных ресурсов, то есть материалов, имеющихся в нашем государстве.


Да, завод не остановился ни на один день. Они брались за любую производственную задачу, решали её и брались за новую. Люди творили, придумывали, предлагали, работали творчески и с огоньком. Вокруг слышались шутки, смех, никакого уныния. Казалось, что это маленький островок благополучия в огромном море неразберихи и неприятностей. Везде остановки производства, увольнения, задержка зарплаты, а у Михоса на заводе зарплата вовремя, премии и подарки за успешный труд, праздничная ёлка для детей, вечера отдыха для взрослых с приглашением артистов. Все вокруг гадали, как это им удаётся? И только Михос знал, что это результат большого коллективного труда, и каждый прожитый день – это настоящая победа, полученная в сражении за право достойно жить.

 

*  *  *

И вот однажды, когда Михос стоял посреди какого-то цеха в окружении рабочих и инженеров и о чём-то с ними беседовал, он увидел стоящего в стороне старика. Старик прислушивался к разговору, но не участвовал в нём и не хотел, чтобы на него обращали внимание. Закончив беседу, Михос подошёл к старику и отвёл его в сторону. У старика была длинная седая борода и густые чёрные брови, на голове большая баранья шапка-папаха, одет он был в просторный национальный халат до пят, на ногах – мягкие туфли.


- Я узнал тебя, старик. Ты – Баши, - говорит Михос. – Что тебя заинтересовало у нас?


- Да, это я, – отвечает Баши. – Никому не говори, что узнал меня.  А  интересно мне, почему на лицах твоих людей светятся улыбки, в то время, как на лицах большинства жителей нашего государства, написаны печаль и уныние? Ведь я очень стараюсь сделать людей счастливыми. Ты же знаешь, что хлеб, жильё и даже бензин для автомашин у нас стоят очень дёшево, а электричество – почти бесплатно. Я ввёл много новых праздников, раздаю людям награды и подарки, а они всё равно не испытывают при этом радости.


- Хорошо, – говорит Михос, – я попробую честно ответить на твой вопрос, но ты не должен обижаться. Ты ведь знаешь, Баши, что насильно заставить человека быть счастливым невозможно. Человек становится счастливым только тогда, когда достигает поставленной перед собой цели, и это приносит ему огромную радость. Бегун, пришедший к финишу первым;  школьник, получивший высшую отметку; крестьянин, вырастивший небывалый урожай; врач, победивший болезнь; артист, талантливо сыгравший спектакль и т.д. и т.д.


Человек должен неустанно трудиться, прилагать усилия и в результате  получать желаемое. Один много работал, накопил деньги и построил дом, другой купил машину, третий потратил время и силы на учёбу и получение профессии. Все эти люди стали счастливы оттого, что добились желаемого. Если же им всё это просто так дать, подарить, то они, конечно, будут рады этому, но настоящего счастья, гордости за себя они испытывать не будут.


Ты, Баши, не должен делать людям подарки в виде дешёвого жилья, хлеба, бензина или бесплатного электричества. Это развращает людей, большинство быстро привыкает к такому порядку вещей и забывает, что это был подарок, желание облегчить им жизнь. Твоя задача, Баши, создавать такие условия, чтобы любой человек в нашем государстве имел возможность работать и зарабатывать. И не только на жизнь, но, прежде всего,  для удовлетворения своих желаний, для осуществления своей мечты.


У каждого человека мечта своя, и все они большей частью совершенно разные.  Даже ты, Баши, не в состоянии дать каждому отдельному человеку то, что он желает. Это желаемое должно быть заработано и достигнуто каждым человеком самостоятельно. И тогда каждый отдельный человек будет счастлив по-своему,  в результате это и будет счастливая жизнь твоего народа.


- Ты знаешь, дочь, а ведь этот Михос абсолютно прав. Наиболее счастлив человек тогда, когда достигает поставленной перед собой цели. Разве ты сама не ощущала этого на себе?


- Папа, пожалуйста, не отвлекайся! Ну, причём тут я? – закапризничала дочь.


- Тебя, Баши, называют "Великий" – продолжил рассказ отец. - Но ведь ты хорошо понимаешь, что это притворство и лесть. История иногда выдвигает на передний план отдельных людей, которым присваивает имя Великий. Эти люди потому заслужили такое признание, что открывали новые пути для своих народов, начинали новые эпохи в их развитии. Иван Грозный, Пётр Первый, Екатерина Вторая – это в русской истории, у немцев - Карл Великий, у древних греков – Александр Македонский. Есть Великие у древних римлян, египтян, китайцев – такие имена есть почти в каждом народе. Но по настоящему Великими являются и поныне такие люди прошлого, как Будда, Магомед и Иисус Христос, хотя никто не присваивал им этого звания. Эти люди, когда-то жившие на земле, полностью перевернули сознание не одного, а многих народов и направили их духовное развитие по другому руслу.


Твой народ, Баши, древний и мудрый. Через века он пронёс и сохранил корни,  устои, порядки. Это вызывает уважение. Но сегодня этого мало. Твой народ остановился, не развивается, чего-то ждёт. Я думаю, он ждёт своего лидера, своего вождя, который бы открыл ему новые горизонты и повёл за собой. У тебя, Баши, есть шанс стать по-настоящему Великим и не на словах, а на деле. Дай людям работу, молодёжи - образование, старикам - достойную старость. Реши для каждого человека в нашем государстве, даже самого никчемного, всего три вопроса: накорми, одень, дай крышу над головой. Сделай этот лозунг первостепенным в твоих заботах о народе и весь народ искренне пойдёт за тобой.


Но и это не главное. Главной должна быть такая цель, стремление к которой объединило бы людей, оторвало бы их от многолетней спячки, пробудило бы активность и желание преобразовывать, изменять жизнь. Определить такую цель и повести за собой народ  должен только ты, Баши, и никто другой.


- Замолчи, Михос, – гневно крикнул Баши, – ты забываешься! Кто тебе дал право давать мне советы?  Я – Баши, и этим всё сказано. Ты, я вижу, Михос, - философ и не глупый человек. Лучше скажи, как нам быть сегодня, сейчас? Главное наше богатство – природный газ. Он нужен многим странам, но мы не можем его продавать им так, как нам хотелось бы. Потому что трубы, по которым идёт газ, проложены через территории соседних государств,  они забирают себе половину полученных от продажи газа денег. Мы полностью зависим от соседей и это не даёт мне покоя.


-  Да, Баши, ты прав, – ответил Михос.  - У нас теперь независимое государство и никто не имеет права диктовать нам свои условия. Нам нужно сделать что-то такое, - Михос неопределённо помахал рукой в воздухе, -  что-то очень простое и что никому и в голову никогда не приходило, что-то оригинальное и одновременно не сложное.


Михос надолго задумался, лоб его покрылся глубокими бороздками, а взгляд остановился в одной точке. Баши в образе старика с бородой в длинном халате, перетянутом в поясе национальным платком, неподвижно стоял перед ним, боясь спугнуть работу мысли, с любопытством разглядывал своего собеседника.


Внешне Михос совершенно не был похож на руководителя большого заводского коллектива. Высокий, подтянутый, щеголевато одетый, уже не молодой, но при этом никакой солидности в движениях и жестах. Ему больше подошла бы профессия музыканта, врача или школьного учителя. И только вдумчивый взгляд внимательных глаз говорил о постоянной мыслительной работе, не прекращавшейся ни на минуту. Вдруг Михос встрепенулся, лицо его заулыбалось, глаза заблестели.


- Баши, я, кажется, придумал, – не скрывая радости, заявил он.


- Ты ведь знаешь, – продолжил он, – что при сильном сжатии все вещества меняют свою структуру, газообразные становятся жидкими, а жидкие превращаются в твёрдое вещество. Если весь добываемый газ пропустить через специальные установки, которые вначале будут сжимать его до жидкого состояния, а потом до твёрдого, то мы на выходе получим твёрдый газ. Можно в виде  горошин или газовых кирпичиков, а если хочешь, в виде  плиток, похожих на  шоколад. Отламывай сколько надо и пользуйся.


Твёрдый газ можно перевозить самолётами, поездами, автомашинами, кораблями. Представляешь, Баши, в одной маленькой горошине твёрдого газа заключено столько же энергии, сколько в полном автомобильном баке с бензином. Заправил автомобиль пузырьком с такими горошинами - и разъезжай целый год! Вся жизнь поменяется. Все виды транспорта, электростанции, отопительные и тепловые системы – все начнут работать на новом топливе. Всем нужен будет твой твёрдый газ. Этой проблемой ещё никто не занимался, ни у кого даже не возникало такой мысли. Баши, не жалей денег, пригласи со всего мира самых умных учёных, и пусть они создадут машину для сжимания газа до твёрдого состояния.


Перед сжатием природный газ нужно очищать от примесей. Эти примеси – тоже ценное сырьё. Из него можно изготавливать различные пластмассовые волокна, ароматические вещества, удобрения и многое другое, о чём сегодня мы не имеем даже представления. Строй заводы по переработке этого сырья и давай людям работу. Твёрдый газ, а также продукцию этих заводов продавай другим странам, и к нам рекой потекут товары со всего мира. Наступит новая пора – пора изобилия. Твой народ, твоя страна ни в чём не будут нуждаться.


Новое топливо – твёрдый газ возродит к жизни новый вид транспорта – ракетоплавание. Ты только представь себе, Баши, ракетопланы,  корпуса которых изготовлены из новых видов высокопрочных пластиков, а сами пластики – из продуктов очистки газа. В грузовой отсек такой ракеты укладывается твёрдый газ в специальных контейнерах, а в топливный отсек – всего несколько кирпичиков или плиток твёрдого газа, с помощью которых и полетит ракета.


Эти ракеты будут доставлять твой твёрдый газ по всему миру, а обратно сюда – всяческие диковинные товары и продукты. Пассажирские ракетопланы будут доставлять людей с континента на континент за считанные часы. Никакие самолёты и корабли не способны сравниться с ними по скорости передвижения. На Земле наступит новая эра – эра ракетоплавания. Это, Баши, по настоящему Великие дела. И твоё имя останется навсегда в истории не только твоего народа, а всего человечества.


Так сказал Михос и замолчал. Баши долго смотрел на него, а потом тихо произнёс:

- Ты, Михос, не только философ, но и большой фантазёр.


Потом повернулся к нему спиной и быстро удалился, не сказав ни слова.

 

 *  *  *

- Папа, а что было дальше? Ведь не могла же просто так закончиться встреча двух таких необычных людей?


- Дальше, дочь,  начались совершенно непонятные вещи. Баши распорядился строить широкую современную автомагистраль в центр непроходимой песчаной пустыни. Приехала иностранная строительная дорожная фирма со своими механизмами и людьми, быстро построила многокилометровую дорогу и уехала. Потом приехала другая фирма, занимающаяся благоустройством дорог, тоже со своими людьми и материалами. Они посадили вдоль дороги деревья, целые рощи, установили всякие знаки и уехали. Но дело в том, что знаки на дороге были почти все запрещающие и предупреждающие. То есть, обычному человеку проехать по этой дороге было невозможно. А если кто и пытался, через несколько километров от города натыкался на пост вооружённой охраны, которая возвращала его назад. Зачем эта дорога, кто по ней будет ездить, и что по ней будут возить – никто ничего не мог понять. Только Михос сообразил – Баши принялся за осуществление проекта получения твёрдого газа.


И действительно, по этой дороге к центру пустыни ушли автобусы с людьми, а потом пошли грузовые машины со строительными материалами и конструкциями, оборудованием, различной техникой, продуктами питания и пр. Всё было покрыто тайной, никакая информация оттуда не просачивалась. Самым странным было то, что семьи уехавших туда людей исправно получали деньги, а сами эти люди не появлялись и не давали о себе знать.


И всё-таки, по отдельным слухам и обрывкам разговоров складывалась общая картина совершавшегося в центре пустыни действа. По всем данным выходило, что там строится огромный научно-производственный комплекс, полностью скрытый от глаз людей. Ещё задолго до начала этих работ геологи обнаружили в этих местах глубоко под землёй большие свободные пространства в виде пещер, соединённых между собой коридорами. На дне некоторых пещер находились громадные озёра пресной воды, а воздух внутри был так же чист и свеж, как в каком-нибудь горном ущелье. Природа как будто специально создала здесь условия для долгой и незаметной постороннему глазу жизни людей.


Вот в этих пещерах и решил Баши разместить учёных, лаборатории, производственные корпуса и большой штат конструкторов, инженеров и рабочих. Для сообщения с поверхностью были сооружены специальные шахты со скоростными лифтами. На поверхности земли был выстроен небольшой одноэтажный городок, утопающий в зелени деревьев. Струящиеся фонтаны, поющие птицы создавали впечатление мирной, спокойной жизни крошечного оазиса посреди пылающей жаром пустыни.


Но на самом деле там, глубоко под землёй, и днём и ночью кипела напряжённая работа нескольких сот людей, собранных по всему миру. Это были лучшие из лучших специалисты своего дела. Как правило, это были не широко известные всему миру имена, а молодые, подающие надежды люди, далеко опередившие своих именитых учителей, но ещё не ставшие знаменитостями. Так что исчезновение этих людей с горизонта мировой научно-технической жизни никого в мире не взволновало и не заинтересовало. Перед ними была поставлена грандиозная задача – создать технологию и оборудование по производству твёрдого газа. И они старались вовсю.


А на поверхности за ленивой прохладой цветущих деревьев и мирным гомоном поющих птиц была скрыта напряжённая и неусыпная работа охраны. Всевидящие и всеслышащие сторожа не допускали никого постороннего в зону работ и не пропускали никакую информацию из этой зоны в открытый мир. Со стороны казалось, что это обычные жители, поселившиеся в далёком оазисе, обрабатывающие свой участок земли, отдыхающие в тени деревьев, лениво потягивающие ароматный чай, полулёжа на широком ковре, и ничем не отличающиеся от остального населения страны.


Так прошло три года и, наконец, радостная весть пришла к Баши – образцы твёрдого газа получены, и чертежи огромного агрегата по производству твёрдого газа уже полностью закончены. К нему на стол в его рабочем кабинете в правительственном дворце были положены несколько небольших упаковок, наполненных твёрдым газом различного вида.

 

В коробке лежали разноцветные горошины, похожие на витамины. Одна такая витаминка заключала в себе энергию, которую затрачивает автомобиль, проезжая свыше тысячи километров. Каждая из горошин была покрыта защитным слоем, делавшим их совершенно безопасными. В другой упаковке, значительно большей, твёрдый газ лежал в виде брусочков, напоминавших кирпичики. Одного такого кирпичика хватило бы на то, чтобы отапливать многоэтажный дом в течение целого года. А в третьей упаковке лежали плитки твёрдого газа, напоминавшие  шоколад. Их можно даже разламывать на мелкие дольки, как обычный плиточный шоколад. Хочешь, используй целиком всю плитку, а хочешь – маленький кусочек.


Баши перебирал руками эти, на вид обыкновенные, ничем не примечательные предметы, а мысли его сами собой уходили куда-то в далёкую даль. Он хорошо понимал, что держит в руках сгустки огромной энергии, накопив которую у себя одного, он может стать чуть ли не властелином мира. От этой неожиданно пришедшей на ум мысли ему стало вдруг страшно и жутко. Как распорядиться этим немыслимым богатством, этой безграничной властью?


Он вспомнил Михоса, этого мечтателя и фантазёра:

- Интересно, где он сейчас, работает  ли его заводик или уже давно остановился как десятки других производств, и люди разбежались? Странный человек этот Михос. Советовал твёрдый газ использовать как топливо для автомашин, котельных, электростанций. Нет, всё-таки он молодец, на ходу придумал такой простой способ обойти соседей, которые постоянно мне ставят палки в колёса. Но этот Михос совершенно не учёл, что сконцентрированная энергия – это страшное оружие. Стоит только ракету, начинённую твёрдым газом, доставить в нужное место и там взорвать,  как колоссальная энергия, заключённая в начинке этой ракеты, мгновенно вырвется наружу и подобно атомной бомбе сметёт всё на своём пути. Нет, вначале я накоплю этого твёрдого газа, этих витаминок, шоколадок и кирпичиков, построю ракеты и пригрожу всем соседям, а если надо - и дальним государствам. Я всех их заставлю слушаться и исполнять мою волю. Мне не нужно вовсе ни с кем торговать, отдавать свой твёрдый газ за какие-то там товары и продукты. Они сами привезут и принесут мне всё, что я захочу. Своему народу я всё это буду отдавать даром, и он будет счастлив, что всё это досталось ему без всякого труда. И он будет меня любить, уважать и прославлять. А пока пусть народ подождёт, пусть потуже затянет пояса и довольствуется тем, что есть. Всех недовольных надо будет собрать и отправить на подземные заводы. Там скоро будет много работы.


Баши стряхнул с себя оцепенение от далеко идущих мыслей и приказал позвать своего самого преданного и давнего помощника по имени Реджеп. Он сказал ему:

- Забери все эти образцы твёрдого газа и отвези обратно на подземный завод. Теперь будем называть эти изделия ШО-КО-ГАЗ, шоколадный газ -  мне так нравится. Пусть продолжают изготавливать шокогаз на опытной установке и накапливают в подземных складах.


- Одновременно начинайте изготовление главной промышленной установки для производства шокогаза в большом количестве. Чертежи деталей этой установки раздайте по заводам всего мира, чтобы никто не мог догадаться, для чего нужны эти детали. И только ты, Реджеп, должен знать всё до последнего винтика, и когда все детали будут готовы, ты будешь контролировать сборку и пуск в эксплуатацию этой машины.  За выполнение этой программы ответишь головой.


Следом за Реджепом Баши вызвал своего начальника охраны Хасана.

- Ты должен, – сказал он ему, – и днём и ночью следить за Реджепом, докладывать мне с кем он встречается и о чём говорит. Если он втайне от нас сделает копии чертежей шокогазовой установки и продаст их какой-нибудь стране, весь мой план рухнет. Поэтому из подземного города больше его не выпускай. Пусть руководит всеми работами оттуда!


Да!!!   Подозрительности и коварства Баши не занимать. Недаром у него было трудное детство.


Вскоре Баши созвал в правительственном дворце в своём кабинете расширенное совещание своих министров. Огромный, длинный стол с широкой нишей посредине, заставленной цветами, казался совсем маленьким в этом роскошном и величественном зале. На полу лежал украшенный национальными узорами ковёр ручной работы, над которым день и ночь трудились сразу более ста искусных мастериц. Он был такой большой, что ни один ковёр в мире не мог бы сравниться с ним по размерам.


Во главе стола сидит Баши в высоком, просторном кресле, украшенном золотом и резьбой по дереву. На пальцах у него сияют перстни с драгоценными камнями – амулетами. А сзади стоят государственные знамёна с гербами, и висит громадный портрет самого Баши во весь рост.


Расположившиеся вокруг стола министры присели на краешки своих стульев, готовые немедленно вскочить по первому взгляду своего повелителя. В руках у них тетради-блокноты, в которые они записывают мудрые мысли и указания Баши. Не приведи Господь где-нибудь ошибиться и сделать что-нибудь не так. Любой из них может лишиться не только своего кресла и сладкой жизни, но запросто оказаться в подземном городе на тяжёлых работах и даже в тюрьме. Но зато, когда они остаются одни, каждый в своём ведомстве, их подчинённые испытывают на собственной шкуре их крутой нрав и неуёмное желание  услужить Баши. В чиновничьих кругах пышным цветом расцвели угодничество, подхалимство, лицемерие, ложь, хамство, коррупция.


- Итак, господа министры, – начал Баши, – новый век, на пороге которого мы стоим, станет золотым веком в истории нашего народа, и этот век откроет новую эру в истории всего человечества. В своих опытных лабораториях мы наконец-то получили новый вид энергии под названием Шокогаз. По силе и мощи эта энергия сопоставима с атомной, но гораздо безопаснее, потому что не обладает радиацией. После взрыва шокогазовой бомбы можно занимать вражескую территорию сразу же, так как там ничего живого не останется, радиации не будет, и никто не заболеет лучевой болезнью.


- Я уже дал поручение Реджепу приступить к проектированию и одновременно - к изготовлению боевых ракет на наших подземных производствах. Мы заставим считаться с собою не только наших соседей, но и дальние государства. Сейчас мы  производим шокогаз в небольшом количестве на маломощной опытной установке. Но скоро, когда будут готовы несколько высокопроизводительных промышленных шокогазовых установок – это целый завод, мы сможем перерабатывать весь имеющийся у нас природный газ.  Для этого нужно будет эти установки разместить в одной из пещер нашего подземного города и туда подвести трубы от газовых месторождений. Эту работу я поручаю тебе, Министр газовой промышленности, и тебе, Министр строительства!

 

Oба министра подобострастно вскочили со своих мест, что-то записали себе в тетради и остались стоять до тех пор, пока властным жестом руки Баши не прикажет им сесть на место.


Известие о создании шокогаза и грандиозных планах Баши произвело впечатление на всех присутствующих, как удар молнии в ясную погоду. Обстановка суперсекретности вокруг строительства каких-то объектов в центре пустыни, неизвестно для чего проложенная туда сверхсовременная автомобильная дорога и многое другое, конечно же, занимали умы каждого из сидящих здесь высокопоставленных чиновников. Но наверняка знали, что же за этими секретами кроется, только очень немногие и весьма приближённые к Баши люди.

 

И вот, наконец, тайна раскрылась. Каждый из них ощутил себя  участником великих перемен в судьбе своего народа, окружающего мира и даже целой эпохи. Судьба каждого из присутствующих здесь так же была накрепко связана с этими переменами. Гордость за себя, непосредственно причастного к этим событиям, за Баши, величайшего и мудрейшего из всех живущих на планете, за свой народ,  который в мгновение ока может стать самым известным и значимым на земле, пробудилась в сознании каждого, сидящего за столом этого совещания. Но неизвестно откуда-то взявшийся страх омрачал их восторженное сознание, сжимал их сердца. Они понимали, что планы Баши далеки от альтруизма, они пронизаны не столько любовью к своему народу, сколько собственным эгоизмом и жестокостью к окружающему миру. Но что они могли сделать? Только слушать и исполнять.

 

- От вас, господа министры, сейчас зависит очень многое. Почти все имеющиеся в государстве средства будут направлены на осуществление этой великой программы. Остальные программы – социальная, образовательная, жилищная, культурная и другие будут урезаны, что может вызвать недовольства и волнения в народе. Ваша задача – не допустить этого. Важную роль в выполнении этой задачи играют министерство культуры и  министерство пропаганды.


Поднялись высокая, красивая женщина в национальном платье и маленький, темноволосый человек. Как и все, они держали в руках блокноты и готовы были в любую секунду вписать туда мудрые мысли и указания Баши. Раньше эта женщина была народным поэтом и певицей. Она сочиняла песни о своём народе, его жизни и, аккомпанируя себе на национальном инструменте, пела их. У неё был красивый, сильный голос, её песни были просты и актуальны, и народ её очень полюбил. Баши назначил её министром культуры, и тема её творчества резко поменялась. Теперь её песни звучали только во славу Баши и его великих дел.


Министр пропаганды прежде был малоизвестным корреспондентом местной газеты. Но он, как никто другой, преуспел в славословии Баши и его деяний и обратил на себя внимание. Телевидение, радио, газеты и журналы – всё отдал Баши под его начало.


- Ты, Марал, и ты, Какаджан, должны отвлечь внимание народа от трудностей сегодняшнего дня. Вы оба должны создать у людей атмосферу радости и счастья. Устраивайте массовые шоу, концерты, маскарады, гулянья. На радио и телевидении должны постоянно звучать музыка и танцы. Сообщения в средствах массовой информации -  только позитивные, лица людей на фото в газетах, журналах и на телевидении – весёлые, счастливые. Пропагандируйте секс, куренье, однополую любовь. Разрешается всё, кроме политических выступлений против нашей конституции, правительства и президента.


- Ты, Министр спорта, тоже включайся в эту работу.

Поднялся совершенно безликий человек с каким-то застывшим выражением покорности на лице. Когда-то это был известный на весь Союз спортсмен – мастер спорта по гимнастике, олимпийский чемпион, а потом заслуженный тренер. Сейчас же от былого величия этого в прошлом красивого человека не осталось ничего. Большие залысины на голове и печальный взгляд.

 

- Ты, Рустам, должен организовать как можно больше различных соревнований и спортивных шоу. Вовлеки в них широкие массы населения, людей всех возрастов, кого в качестве участников, а кого в качестве зрителей. Недавно мы закончили строительство в горах лестничного марша протяжённостью свыше 20 километров. Эта бетонная лестница – "тропа здоровья“ ведёт на самую высокую вершину наших гор. Каждый гражданин нашей страны должен испытать свои силы, особенно тот, кто молод и желает в жизни достичь высот. Кто поднимется на вершину, тот достоин продвижения вперёд по жизненной лестнице: должностного повышения по службе, перевода на следующий курс в институте или в следующий класс в школе и т.д. Короче, возьми это дело в свои руки и руководи.

 

Министр по спорту согласно закивал головой, оставаясь стоять и записывая мудрые указания Баши в свой блокнот.


- Теперь ты, Министр по внутренним делам, – обратился Баши к высокому грузному офицеру, еле вмещавшемуся в мундир с погонами генерала. Голова его была абсолютно лысая, а из-под густых бровей  жёстко сверкали два налитых кровью глаза.


- На тебя возлагается серьёзная задача охраны правопорядка и недопущения любых народных волнений. Ты  должен полностью ослабить давление на население – пьяниц, наркоманов, проституток не преследовать и не арестовывать. Всевозможные питейные заведения, игорные клубы  пусть открываются и работают, если им хочется, круглые сутки. У нас свободное демократическое государство, и свобода, и демократия должны быть не на словах, а на деле. Это должен почувствовать каждый житель нашей страны, каждый иностранец, приехавший к нам в гости.


- Основная твоя забота должна быть о людях, не согласных с таким положением вещей, о тех, кто спорит, пишет, митингует, возмущает народ. Это – всякие интеллигенты от науки, искусства, производства и пр. Всем им закрыть рты, изолировать, отправлять на перевоспитание в подземный город. Там всем им работа найдётся.


- Прекрати доступ в нашу страну новостей из других государств. Газеты и журналы иностранных государств населению не подписывать, а у приезжающих к нам – изымать. Все новостные каналы по радио глушить, а по телевидению не транслировать. Все новости мира наше население пусть узнаёт из наших информационных источников. Так будет спокойней и нашему народу и нам, – Баши обвёл взглядом окружающих, от которого у всех присутствующих забегали мурашки по спине.

 

- Ты всё понял, Байрам?


- Да, – коротко ответил министр.

 Несмотря на краткость ответа, всем стало ясно, что этот человек сделает всё, о чём сказал и не сказал Баши, а только подумал. Когда-то это был красивый, бравый лейтенант, мечтавший избавить мир от преступности и наладить повсюду порядок и справедливость. Но постепенно,  по мере своего служебного роста, он понял, что собственное благополучие важнее его эфемерных благих помыслов. Верность Баши ещё на ранней стадии его карьеры сослужила ему на редкость удачную службу. Получив власть над людьми, и используя её в нужных случаях для блага своей семьи и родни, он прекрасно осознал, кому всем обязан, и служил ему не за страх, а за совесть.

 

- Ты тоже, Мухаммед, не останешься в стороне, – обратился Баши к министру торговли.

- Завези в страну побольше заграничных алкогольных напитков и всевозможную экзотическую закуску к ним. Завези всякую мишуру, карнавальные костюмы, цветную материю, воздушные шары, флажки, гирлянды и т.д.  Наши праздники должны быть красивыми и весёлыми. Устраивай предпраздничную торговлю, выездные базары, торгуй всякой мелочью – всё равно у наших людей больших денег на покупку качественных товаров нет. Тебя учить не надо, ведь ты много раз бывал за границей и видел, как это делается.


- А на тебя, Мурад, возлагается задача создания нашего положительного имиджа за рубежом.

 Поднялся, а вернее вскочил с места, самый молодой из всех министров, Министр по иностранным делам и внешним связям. Он получил хорошее образование и многолетнюю практику в различных дипломатических миссиях, будучи в недавнем прошлом дипломатом Союзного государства. Большую часть жизни, включая детство, он провёл за границей, знал несколько иностранных языков и имел множество полезных контактов в различных странах мира. Именно благодаря  ему  представители почти всех государств в ООН единодушно согласились со статусом его страны как независимого и нейтрального государства. Именно благодаря  ему  Баши был представлен в мировой политике как своеобразный, но весьма взвешенный и справедливый лидер, стремящийся к благополучию своего народа. Указания Баши для министра не представляли ничего нового, так как создание положительного имиджа его государства, его народа и его лидера было главным делом министерства, которым он руководил. Министр спокойно сказал, что всё понял и остался, как и все, стоя слушать дальнейшую речь Баши.

 

- Ну, а ты, Бибиджан, свою работу знаешь хорошо, – повернулся Баши лицом к небольшой женщине, одетой в голубой форменный китель с погонами и юбку строгого покроя такого же цвета. На голове у неё красовался форменный берет с кокардой, изображающей  государственный герб. Это была Главный Прокурор страны. Весь вид этой женщины говорил о величайшей её преданности Баши. Не было человека в стране, кто не содрогнулся бы от страха, когда она или её ведомство оказывали ему внимание. Она была очень обязана Баши не только своим положением, но и свободой и самим фактом жизни на этой земле. Поэтому любое его слово для неё было больше, чем закон, которому она служила.


В первые годы независимости Баши в одном из своих выступлений перед народом призвал не прятать свои сбережения:

- Кто предприимчив, тот должен быть богат. Не надо стесняться своего богатства. Мы живём уже в другом мире, где достаток каждого гражданина страны является нормой. Чем богаче отдельные граждане, тем богаче страна.


Эта позиция президента страны вызвала бурную активность отдельных граждан. Оказалось, что бывший сосед, живший все эти годы незаметно и скромно, является крупным богачом, скопившим огромные средства,  "честно" работая мясником или продавцом пива. Эти средства он вынул из тайной копилки и превратил в громадный дом-усадьбу для своего семейства. Другой сосед на свои "честно" заработанные и припрятанные деньги построил не только дом для себя, но и кучу торговых точек, которые стал сдавать в аренду.


Оказалось, что бывшие крупные советские чиновники и партийные функционеры - тоже народ не бедный. Они тоже вытащили на свет свой капитал и стали превращать его, прежде всего, в огромные особняки один краше другого. Они-то, в отличие от большинства людей своей страны, хорошо знали и видели, как живёт высокое чиновничье сословие за границей, и им не хотелось отставать от них.


Но наибольшую активность проявили действующие власть предержащие. Промышленный министр, например, после развала Союза и остановки многих государственных предприятий, под шумок скупил по дешёвке производственные корпуса, оборудование, оставшиеся материалы и организовал несколько частных фабричёнок и заводиков. Руководить ими поставил своих близких родственников. Под предлогом выполнения государственных заказов он направлял туда государственные материалы и деньги, а прибыль полностью оставлял себе. В то же время руководимые им государственные предприятия простаивали от безденежья и отсутствия материалов.


Сельскохозяйственный  министр  при  покупке  современной заграничной техники существенно завысил цены. Благодарная фирма-продавец положила на его личный счёт в зарубежном банке кругленькую сумму. Аналогично поступил и министр здравоохранения при покупке большой партии заграничных лекарств. Не отстал от своих коллег и автодорожный министр. Он позволил зарубежным дорожным строительным фирмам, прокладывавшим новые автодороги в стране, "сэкономить" стройматериалы, в результате чего толщина оснований дорог и толщина покрытий существенно уменьшилась. "Сэкономленные" средства были „честно“ поделены между фирмой и министром.


Чиновники всех мастей, судьи, прокуроры и, конечно, следователи, мэры городов и посёлков, администрация районов и областей – все, так или иначе, стали использовать своё служебное положение в целях обогащения. Коррупция и стяжательство буквально пронизали все слои общества. Новое, неокрепшее государство оказалось перед угрозой полного развала.


Таких последствий  от своего выступления Баши не ожидал. Власть уходила у него из рук, как песок сквозь пальцы. Принятые решения и планы не выполнялись, срывались установленные сроки, виной всех провалов становились „объективные“ причины и тут же находились логичные объяснения. В итоге – много усилий, но никакого движения вперёд.


Но настоящим потрясением для  Баши стали сведения о том, что его Главный Прокурор, главный законник страны тоже не чиста на руку. Она выстроила  целую  кучу  домов-усадеб  для  себя  и  своих  родственников, превратив, таким образом, накопленные и припрятанные денежки в твёрдую валюту, называемую „недвижимость“. Не может государственный чиновник даже самого высокого ранга быть обладателем такого богатства, если работает честно – так решил Баши. Он был взбешён и начал расправляться с этим злом быстро и решительно.


Прежде, чем арестовать прокуроршу, он вызвал её к себе для разговора. На коленях, в слезах она вымолила себе прощение и за следующие сутки в одну ночь бульдозерами снесла все построенные дома, кроме одного, где Баши разрешил  ей  жить вместе со всем семейством.  Он простил  её,  и дальше они уже вдвоём стали бороться за чистоту рядов.


Наиболее зарвавшаяся группа чиновников была уволена с работы с конфискацией имущества и без права занимать где бы то ни было руководящие посты. Другая группа была перетасована, как колода карт. Например, торговый министр стал министром здравоохранения, министр обороны – Главным железнодорожником. Некоторых министров отправили послами в дальние страны, а освободившиеся вакансии заполнили выходцами из глубинки, из районов.


Но и после этого не все поняли, что единственным хозяином  всех средств в стране является только один человек, и приворовывать для себя, это значит отнимать у него. Подобные чистки-расправы в своём окружении Баши устраивал ещё не раз и не два. Верным помощником при этом была его Главный Прокурор страны Бибиджан.


Поэтому на риторический вопрос-утверждение Баши, знает ли она свою работу, она ничего не ответила, а только кивнула головой. И все сразу поняли, что свою работу она знает хорошо, и что никому пощады от неё не будет, если, не дай бог, кто оступится.


- Итак, – обратился Баши ко всем присутствующим, – нам нужно продержаться до завершения этого грандиозного проекта всего два – три года. За это время в подземном городе должно быть закончено строительство шокогазового завода, который будет оснащён шокогазовыми установками. За это время должны быть построены шокогазовые ракетные комплексы, нацеленные на стратегически важные для нас мировые объекты. Вы должны знать, что уже сейчас мы имеем в хранилищах подземного города столько шокогаза, что его хватит, чтобы снести с лица земли самый крупный город планеты. Дело остаётся только за способом доставки шококазовой бомбы в нужное место. То есть, нужна простая и дешёвая ракета, а топливом для неё будет всё тот же шокогаз. Такая ракета уже проектируется в нашем подземном конструкторском бюро, и скоро мы приступим к её поточному производству.


- Однако наши планы тормозит нехватка валютных средств для проплаты всех наших зарубежных заказов. Сдерживание роста заработной платы, урезание отчислений на коммунальные услуги, здравоохранение, образование и другие социальные программы – это плохая практика, которая долго не может продолжаться. Она ни к чему хорошему не приводит, а только озлобляет население. Этим ты, Сапарбай, восстанавливаешь людей против меня, а сам остаёшься в стороне.


Сапарбай – это Главный казначей страны, финансовый и банковский министр. Маленького роста, пухленький, лысый, с раскосыми узкими глазами внешне он создаёт впечатление добренького, игрушечного человечка. Но за неказистой внешностью скрывается изворотливый ум расчётливого и жесткого коммерсанта. В своих профессиональных делах он решителен и смел, но в обычной жизни – абсолютный трус. Больше всего на свете он боится, до дрожи в ногах, Баши. Мой еврей – любил говорить о нём Баши, хотя, конечно же, никаким евреем Сапарбай не был, а был выходцем из того же народа, что и Баши.


- Возьми долгосрочные кредиты у иностранных банков, – продолжал Баши, – возьми под любые проценты, под любые обещания, тебя учить не надо. Всё равно я не собираюсь их отдавать назад. Когда у нас всё будет готово, ни один банк не посмеет потребовать возврата своих денег. Наоборот, будут рады,  что нам помогали. Оплачивай наши заказы, доплачивай за скорость исполнения, денег не жалей – нам срочно нужны шокогазовые установки, нам нужен шокогаз в большом количестве и как можно быстрее.


- Садитесь! – небрежно сквозь зубы процедил Баши, строго окидывая взглядом присутствующих.

В полной тишине, не проронив ни слова, участники совещания присели на краешки стульев, как завороженные глядя на своего босса.


- Нам следует обсудить ещё один немаловажный вопрос, - продолжил Баши. - Мне кажется, что уже наступила пора сменить название нашего государства. Нужно, чтобы оно было звучное и отвечающее реалиям современной действительности. Какие у вас будут предложения?


Все переглядывались в недоумении, но понимали, что слишком затянувшаяся пауза опасна. И вдруг кто-то, по-видимому, заранее подготовленный, произнёс:

- Башистан.


Кто это сказал, никто не заметил. Но все, облегченно вздохнув, подхватили эту мысль и одновременно, перебивая друг друга, заговорили:

- Правильно! Башистан, Башистан и никак иначе! Только Башистан!  Башистан – это соответствует духу времени!


Баши прервал затянувшиеся разговоры и сказал:

- Ну, что ж, этот вопрос мы рассмотрим на ближайшем Народном Совете. Я думаю, народные представители проголосуют за такое название нашей страны, я не против. Это ещё раз покажет размер того огромного доверия, которое оказывает мне наш народ, и одновременно величину той неизмеримой ответственности, которую несу я вместе с вами за нашу страну. Ещё раз хочу подчеркнуть, что всё, о чём мы здесь говорили, является государственной тайной, нарушение которой преследуется самым строгим образом.


Последнего можно было и не говорить. Все прекрасно знали, как Баши мог наказывать провинившихся. Родственники и знакомые многих из них сгинули неизвестно где или же безвылазно трудились в подземном городе, откуда дорога была открыта только на кладбище. Ни один человек ещё не вышел оттуда живым и не рассказал, что же там в действительности делается.

 

*  *  *

Все разошлись, и Баши остался один. Он стал размышлять о превратностях судьбы, которая может совершенно неожиданно поднять человека до необозримых высот или, наоборот, очень удачливого и успешного человека низвергнуть с этих высот наземь. Вот он, безродный мальчик, рано потерявший родителей и от которого отказались родственники, выросший в детдоме и перенёсший все муки ада такого безродного детства, только благодаря судьбе не пропал, не сгинул, а стал первым человеком в своём отечестве. Совсем скоро его страну назовут его именем, хотя уже есть город, названный его именем, районы, улицы, больницы. Но этого всё равно мало. Скоро не только соседние государства, но и дальние страны встанут в очередь к нему на приём, уверяя в своей лояльности и дружбе, предлагая союз и сотрудничество.


Разве не судьба столкнула его с этим странным человеком по имени Михос, который до гениальности просто предложил идею получения шокогазовой энергии и направил Баши по этому великому пути.


- Кстати, а где сейчас этот Михос, - подумал Баши, – где этот мечтатель и фантазёр, жив ли он и чем он занимается?


Баши вызвал Ашира – начальника тайной полиции. Это был молодой, грамотный, энергичный офицер, который всё и обо всём знал не только внутри страны, но и далеко за её пределами. Это был один из новых выдвиженцев и рассматривался окружающими, как один из будущих преемников Баши. Между ним, Главным Прокурором и Министром по внутренним делам существовало тайное соперничество по влиянию на Баши. Баши знал об этом и умело этим пользовался, давая каждому из них задания присматривать за соседним ведомством и обо всём докладывать ему.


Так, предшественник Ашира „сгорел“ на том, что имел тайный сговор с оппозиционными силами, желавшими свергнуть Баши. Заговор раскрыла Бибиджан и поэтому в последнее время она пользовалась особым доверием Баши. Конечно же, предшественник Ашира и группа высших офицеров тайной полиции была арестована и после непродолжительного следствия отправлена в подземный город. Всё ведомство было подвергнуто существенной перетряске и перестройке в основном по кадровому составу. Во главе его был поставлен новый молодой и способный руководитель – Ашир.


Войдя к Баши и выслушав его, Ашир очень удивился тому, что Баши  интересуется столь незначительным человеком, как Михос.


- Да, я слышал о нём, – ответил Ашир, – это руководитель одного нашего небольшого завода, в отличие от многих, работающий успешно и стабильно. На всех предприятиях уже по три раза сменились руководители, и мы везде поставили выходцев из нашего народа, а этот, похоже, сам не собирался уходить и повода для снятия не давал. Это заинтересовало определённые службы в ведомстве внутренних дел. По заданию Байрама туда были направлены различные комиссии, которые целый год проверяли все дела этого Михоса, допрашивали его и помощников, следили за ними, прослушивали все их телефонные разговоры, но так ничего предосудительного не обнаружили. На всякий случай Михоса и его помощников крупно оштрафовали и отпустили. Многие его сотрудники уехали в разные страны или перешли на другие предприятия, а сам Михос забрал свою семью и выехал из страны, куда – неизвестно. Если хочешь, Баши, мы его найдём и приведём к тебе.

 


- Не надо, пусть себе живёт с миром. Когда-нибудь я поставлю памятник этому великому человеку.


Ашир недоумённо пожал плечами и озадаченный вышел из кабинета.


Было уже заполночь. Баши сидел один в своём рабочем кабинете в президентском дворце. Он любил свой дворец с огромным золоченым куполом, в окружении диковинных заморских деревьев, цветочных клумб и пешеходных дорожек. Спроектировала и построила дворец известная зарубежная строительная фирма, учтя при этом все пожелания и вкусы Баши. Он поставил свой дворец в самом центре города, вопреки всяким досужим разговорам, расчистив территорию от жилья, больниц и различных учреждений. Здесь должен быть центр его столицы – Города Любви, отсюда будет заново строиться и развиваться его столичный град. Так решил Баши, так  сделал.

 Сияющий город Баши

 

И действительно, в радиальном направлении от дворца были проложены новые улицы, вдоль них построены новые величественные здания правительственных учреждений, новые магазины, высотные жилые дома и повсюду – каскады фонтанов. Но особенно красив город вечером, когда дневной зной сменяется спускающейся с гор прохладой. Зажигается свет на «тропе здоровья», змейкой уходящей далеко в горы, включаются уличные фонари и фонари подсветки зданий, переливаются разноцветными огнями  поющие фонтаны. Город  буквально залит электрическим светом, что вызывает повышенный интерес и лютую зависть у всех иностранных делегаций. Не жалко, ведь электростанции работают  на местном, своём собственном, дешевом природном газе.


- Да, многие меня осуждают, считают, что я транжирю деньги на роскошь, и лучше бы я через различные фонды отдавал их населению. Но передавать деньги в фонды,  значит подвергать моих чиновников соблазну воровства. Деньги, в конце концов, пропадут или уйдут в "горшок" и ничего полезного так и не будет создано. Некоторые даже вздумали бунтовать, устраивать демонстрации, сидячие забастовки. Глупцы! Теперь они переселены в подземный город и создают там для меня шокогшазовую промышленность. Ничего. Меня поймут потомки. Я оставлю им прекрасные города, лучшие в мире дороги и, главное, – шокогазовую дубинку, с помощью которой они будут держать в подчинении весь мир, – так размышлял Баши, сидя в одиночестве в своём великолепном дворце.


И опять тревожная мысль о Михосе посетила его. Он старался отогнать её от себя, но она его преследовала и не давала покоя.  Что-то он делает не так. Но что?  Он стал размышлять дальше и разбираться в себе. И, наконец, понял. Вечером в его сияющем городе на улицах совершенно нет людей. Некому восхищаться этим великолепием, хвалить его зодческий ум, наконец, просто радоваться красивой жизни. Только парные наряды полицейских, топающих возле своих будок на перекрёстках улиц, оживляли ночной город. Никто не показывался на улицах после захода солнца, боясь придирок, проверок и арестов со стороны распоясавшейся полиции. Совсем запугал народ этот Байрам. Но мысль о том, что на сегодняшнем совещании было дано указание ослабить давление на население, успокоила Баши, и он решил отправиться ко сну. Он часто оставался на ночёвку во дворце, отпустив всех по домам, кроме охраны и её начальника.


На пороге спального помещения Баши остановился, его внимание привлек какой-то идущий из-под земли гул. Этот гул быстро нарастал, и вдруг земля под ногами затряслась, сотрясая дворец и всё, что стояло и лежало в нём.


- Землетрясение – было первой мыслью Баши.

 


Кто хоть раз в жизни испытал это на себе, тот никогда не избавится от животного страха, охватывающего человека целиком, со всеми его потрохами, лишающего воли и прижимающего его к земле в те моменты, когда происходят даже совсем незначительные толчки. Хочется куда-то спрятаться, заползти, закрыться с головой,  чтобы не видеть валящихся на твою голову окружающих предметов и конструкций здания, чтобы не слышать гула и треска обрушающихся со всех сторон стен, стона и призывов о помощи пострадавших. У Баши глубоко в памяти ещё с детских лет засел неискоренимый страх после землетрясения, унёсшего жизни его самых близких родных. Огромным усилием воли он заставил себя остаться на месте, хотя тряска становилась все сильнее, и думать, думать, думать…


Ужасная догадка пришла ему в голову, но он отогнал её. В окна было видно, как нарастающий ветер, несущий тучи песка и глины, гнёт его прекрасные экзотические пальмы, срывая с них листья. Великолепный, сияющий город в считанные минуты захлебнулся и утонул в море пыли и песка, хлынувшего на него из раскалённой за день пустыни. Пыль, смешиваясь с водой фонтанов, превращалась в потоки грязи, заполняя до краёв только что сиявшие голубизной бассейны. Звон разбитых стёкол и фонарей, вспышки короткого замыкания, грохот вырванного с крыш металлического шиферного покрытия дополняли безрадостную картину. Вдруг гул и тряска неожиданно прекратились, но сила бури с каждой минутой нарастала.


Из оцепенения Баши вывели звуки разом зазвонивших телефонов, топот бегущих ног по дворцу и крики дежурного помощника. Начальник охраны стоял уже рядом. Баши понял всё, он кожей почувствовал страшную новость -  В З Р Ы В!!! Взрыв в пустыне. Взорван подземный город, подземный завод, погибли тысячи людей, оборудование, чертежи, документы. Всё, всё пропало! Он на секунду представил себе эту картину, и ему стало дурно. Что там произошло – диверсия, чья-то халатность? Ответа не было. Он стал лихорадочно искать, на кого возложить вину, кого и как наказать,  но по всему выходило, что отвечать придется ему самому, Баши. Отвечать придётся перед своим народом, перед всем миром.


Вот он злой рок, вот она судьба – настигла его и с заоблачных высот низвергла и шмякнула об землю. Баши ничего не слышал, что ему говорили верный начальник охраны, дежурный помощник и откуда-то появившийся здесь Министр по чрезвычайным ситуациям. Только одна предательская мысль сверлила его мозг – бежать, бежать, бежать.

 

*  *  *

Наутро пыльная буря улеглась, солнце, как и положено, взошло на востоке, но лучей его никто не увидел. Тучи мелкой дисперсной пыли медленно оседали на землю, поглощая и преломляя солнечные лучи. И от этого всё небо, всё окружающее пространство стало ярко-пурпурно-красным. Все звуки тонули в этой пыли, поглощались ею, отчего стояла вязкая, мутная и зловещая тишина.


Потрясённые произошедшим, испуганные люди стали выходить на улицу. Общественный транспорт  не ходил, но многие по инерции пытались пешком пробраться на работу. Слухи о взрыве в пустыне молниеносно распространились по городу. Оказалось, что страшная государственная тайна о подземном городе известна уже многим. Беспокойство и тревога за судьбы близких, томящихся там, заставило часть горожан идти к дворцу президента. Вскоре огромная толпа собралась на площади перед дворцом.


В хорошие времена здесь проходили военные парады, красочные праздники с песнями и танцами коллективов – представителей различных районов страны. Баши любил эти шоу, восседая в центре огромной трибуны и довольно улыбаясь. Но сейчас засыпанная пылью, залитая кроваво-красным светом мятущаяся и ревущая толпа требовала ответа – живы ли их родные, а если погибли - кто виноват. Однако ответ был и так ясен, и поэтому толпе нужна была жертва, чтобы выместить на ней свой справедливый гнев.


Толпа ревела, а дворец молчал, и только испуганные лица охранников изредка выглядывали через прорези главных ворот.  И тут чей-то голос рявкнул:

-Айда на приступ, как наши предки Зимний брали!


Это была та маленькая искорка, способная мгновенно разжечь пожар народного возмущения.  В едином порыве, все как один бросились в сторону дворца, выломав ворота, сметая охрану, ломая и круша всё, что попадало на пути. Обыскали и обшарили весь дворец, но Баши уже нигде не было.                                  

Отец прервал свой рассказ и надолго замолчал.

 


- Папа, а что было дальше? – прервал его мысли голос дочери.

 


- Как, ты ещё не спишь? Дальше? Дальше - как обычно. Стало известно, что в подземном городе все погибли, никто не выжил. Обезумившие от горя люди стали вытаскивать на свет попрятавшихся чиновников, желая растерзать их на месте. Баши исчез. Народ стал срывать и топтать его портреты, рушить памятники, замазывать таблички на улицах и учреждениях, названных в его честь. Кто-то побежал грабить магазины, кто-то решил под шумок свести счёты со своими давними обидчиками. Только всё это продолжалось недолго – разум возобладал. Я же говорил тебе, дочь, что это - миролюбивый и мудрый народ, оказавшийся намного лучше и человечней своего лидера. Впоследствие выяснилось, что никто не был казнён толпой, что нигде не был учинён самосуд. Конечно, сильно досталось бывшему Главному Прокурору Бибиджан и Министру по внутренним делам Байраму. Но их даже потом не судили. Просто люди отвернулись от них и плевали в их сторону при встрече. Это наказание было куда более сильным, чем тюрьма.


Выступивший по радио и телевидению Министр по иностранным делам успокоил народ, объяснил другим государствам, что никому они не собираются угрожать, а всё произошедшее  является внутренним делом страны. Вскоре было создано временное правительство, оно подготовило выборы в парламент, а парламент уже выбрал нового президента. Было решено все памятники и названия, связанные с Баши, убрать. Но вращающуюся золочёную статую Баши на вершине памятника Независимости - "подсолнух"  решили оставить в неприкосновенности. Пусть напоминает людям о периоде "великой любви" их лидера к своему народу, любви, замешанной на жестокости и насилии.


Но самое интересное в этой истории произошло позже. Через несколько месяцев после взрыва нашёлся Баши. Он скрывался в глухом ауле далеко от своей сияющей столицы, прячась от людских глаз в глубоком подвале маленькой, ничем не примечательной мазанки. Теперь ему не надо было наклеивать усы и бороду, чтобы выглядеть стариком. Лицо его было покрыто бороздами морщин и заросло собственной щетиной. Он выглядел, как глубокий седой старик, а на лице его были написаны растерянность и страх. Когда его вывели на поверхность, и яркое южное солнце осветило его лицо, он глубоко вздохнул и замертво упал наземь. Не выдержало сердце.


Но ещё более интересное и совершенно мне непонятное произошло следом. Парламент страны принял решение похоронить Баши в его усыпальнице, которую тот построил для себя ещё при жизни в маленьком ауле, где родился и провёл первые годы. Сегодня туда идут люди и молча стоят над его гробницей, решая каждый для себя, как могла бы измениться его собственная жизнь, проживи Баши ещё несколько лет.

 


- Папа, а почему всё-таки произошёл взрыв?

 


- Этого, дочь, никто не знает. Скорее всего, это была чья-то неосторожность. Накопленного там шокогаза было достаточно, чтобы вызвать взрыв, равный по силе атомной бомбе. Пастухи и геологи, работавшие в пустыне, наблюдавшие этот взрыв далеко со стороны, видели, как огромная масса песка и скальных пород была поднята взрывом высоко над землёй, а потом рухнула вниз, похоронив под собой всё, что было внутри подземных пещер. На месте взрыва остался огромный провал, равный по площади целому городу. На краю провала обрывается широкая современная автодорожная магистраль, а на дне провала образовалось огромное  озеро, берега которого постепенно зарастают деревьями.


Вскоре на народные деньги там был поставлен возвышающийся среди пустыни памятный комплекс „Жертвам башизма“. Раз в год приезжают туда люди, разбивают палаточный город и тихо поминают безвременно там погибших. Они обещают себе и всему человечеству, что больше никогда не допустят башизма на своей земле.


- Папа, а как же шокогаз? Неужели не осталось на земле никого, кто знал секрет его производства?


- Нет, дочь, никого. Все учёные, работавшие над этой проблемой, все документы, все чертежи установок и сами установки – всё погибло при взрыве. Обстановка секретности, которую создал Баши вокруг этого проекта, не допускала выхода на поверхность из подземного города не только людей, но и какой-либо информации. Михос, который еще, наверное, жив, в данном случае в счёт не идёт. Ведь он предложил только идею, только направление решения проблемы. А осуществили это решение учёные, которых собрали по всему миру, но они, увы, погибли, не оставив людям никаких следов о своём величайшем изобретении.


Видишь ли, дочь, если вдуматься, то поймёшь, что авантюрная затея Баши с самого начала была обречена на неудачу. Не было бы взрыва, то какой-нибудь другой случай обязательно сорвал бы его планы. В истории человечества ни один властелин, пожелавший встать над миром, ещё никогда не добивался успеха. Так произошло и на этот раз. Только благородные цели способны поднять престиж человека и привести его к желаемому результату. Так устроен мир.

 


Если бы Баши послушался Михоса и усилия по созданию шокогаза направил на благо своего народа и людей всего мира, то результат был бы другой. Я в этом уверен.

 


Большое дело можно творить только чистыми руками и с чистыми помыслами. Ты всё поняла, дочь?

- Да, папа, я поняла всё и спасибо тебе за рассказ. Но я поняла и  кое-что другое.


- Интересно, что же?


- А то, что Михос – это ты, папа!


- Спи, фантазёрка, уже очень поздно. Завтра… нет, уже сегодня тебе рано вставать в школу, – отец поцеловал дочь и выключил свет.

                                                                                                       15.02.2006.  









<< Назад | Прочтено: 48 | Автор: Гольдштейн М. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы