Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

 Вайнтроб Ида


Я родилась под счастливой звездой!

 

Я родилась 21 июля 1927  года.  Несмотря на все трудности и лишения моей жизни, которые формировали и закаляли мой характер, я дожила до 85 лет, как никто из моих близких родственников.

Когда началась Отечественная война, мне было 14 лет. Я окончила 6 классов школы в Киеве, столице Украины. Отец ушёл добровольцем на фронт. Мама моя работала народным судьёй Ленинского района города Киева. Мать и отец были членами партии с 1925-го года. В то время это было почётно.

6 июля 1941 года мою семью эвакуировали пароходом в город Днепропетровск. Фашисты стремились разрушить мосты через Днепр. Нас отправили дальше поездом на Кубань, в станицу Павловская Краснодарского Края. Так как фашисты продолжали наступать, все самостоятельно уезжали дальше. Наша семья поехала в Дагестан, в город  Кизляр, куда эвакуировалась моя тётя, которая с первых дней войны была призвана на строительство противотанковых окопов в Киеве. Кизляр – это тупик. Только в годы войны начали строить узкоколейку до  Астрахани. В этот период фашисты с боями рвались на юг и к  Грозному – источнику нефти.

Шли ожесточённые бои. В 25 км. от Кизляра высадился фашистский десант. Местные жители, в основном мусульмане,  озверели. Всех, кто был похож на еврея (женщин и детей), вытаскивали из  очередей, швыряли наземь и били ногами. Когда десант разбили, местные жители перестали проявлять агрессивность. Уехать из Кизляра можно было только на поезде, идущем с юга по строящейся узкоколейке в сторону Астрахани. Моя  мама работала в Кизляре в райкоме партии, и ей долго не отдавали документы, а без них она не решалась уезжать. Все, кто хотел эвакуироваться из Кизляра, уехали. Маме отдали документы, но прошёл слух, что больше поездов с юга не будет.

Спустя пару  недель объявили, что с юга идёт поезд, и все, кто не успел уехать раньше, направились с вещами к узкоколейке. Пришёл очень длинный состав с открытыми платформами, на которых стояли бочки с вином и неочищенным рисом. Состав направлялся в Москву. Из Кизляра до Астрахани мы ехали целый месяц, весь сентябрь 1942 г. Если кто умирал, хоронили прямо возле состава поезда. Ближе к Астрахани стали прилетать фашистские самолёты. Поезд останавливался, и все, кто мог сойти с поезда, в панике разбегались в разные стороны. Самолёты летели низко,  были видны их фашистские знаки. Но ни разу фашистские самолёты не бомбили и не стреляли. Однажды поезд стоял очень долго, а когда он тронулся, мы увидели страшную картину. Земля была изрыта от бомб и снарядов, а на уцелевших деревьях были видны клочки одежды. Почти все наши знакомые, которые уехали на две недели раньше нас,  были убиты. Фашисты не разбомбили состав, которым ехала моя семья, так как были уверены, что захватят Москву. И вино, и рис достанутся им.....

В Астрахани мы сели на товарный поезд, который, как узнали позже, направлялся в Сталинград. На какой-то большой станции ночью, в дождь, когда поезд остановился, я по команде мамы спрыгнула из вагона, мне сбросили две тяжёлые упаковки с мукой, а поезд ушёл. Я была в отчаянии. Кругом – железнодорожные рельсы, куда идти – не знаю. Упаковки с мукой поднять не могу. Но я родилась под «счастливой звездой». Ко мне неожиданно подошёл какой-то мужчина, который помог мне перенести муку и довёл меня до вокзала. Через несколько часов прибежала моя мама, схватила упаковки с мукой, и мы побежали к поезду, где в тамбуре вагона были тётя, бабушка и сестра. Успели забросить муку в тамбур, и поезд ушёл.

Ни один поезд, который вёз на север раненых, не взял нас. Мы доехали до города  Соль-Елецк на паровозе, мама определила бабушку в вагон-лазарет, а на сестру получила стакан манной каши. Спали на вещах, и на нас валил густой снег. Я спала с краю и чувствовала, что из-под меня вытаскивали вещи, но я была ослаблена и не сопротивлялась. В день, когда пришёл состав, идущий на юг, умерла моя бабушка. Её оставили в  сарае, где находились и другие умершие. А я даже не попрощалась с ней, я боялась посмотреть на неё, мёртвую. А ведь она меня любила и воспитывала. Я ругаю себя и сейчас за своё малодушие.....

Приехали мы на юг Казахстана. Мама не могла устроиться на работу, так как не знала казахского языка, и нас направили на север в Жана-Семей (возле Семипалатинска) на мясокомбинат. Я проработала во многих цехах консервного отделения. Особенно трудно было работать на погрузке вагонов и на конвейере в бойне. Забивали баранов, висящих на конвейере головой вниз, 13-15-летние мальчики и собирали кровь для переработки (на изготовление гематогена). Я должна была срезать кожу живота и груди, где было много червей. Отойти от работающего конвейера нельзя было. Все работали добросовестно. Выходной был только раз в месяц каждого первого числа.

Когда на мясокомбинат поступили присланные из США как помощь Советскому Союзу длинные до пола непромокаемые фартуки красного цвета, работать стало легче. Особенно ценились курдюки баранов. Баранов пригоняли из Монголии. Опять мне помогла моя «счастливая звезда». В то время, когда освободили Киев, и мама послала запрос, чтобы ей сделали вызов на работу в Киев, меня включили в список на поездку в Монголию за скотом. Я объясняла начальству мясокомбината причину своего отказа, и вместо меня послали другого. Ехали в Монголию на поезде, но назад на мясокомбинат никто не вернулся. 13-15-летние мальчики должны были из Монголии перегонять лошадей туда, куда им указывали табунщики-монголы. Мальчишки, пригнавшие к месту назначения мало лошадей, были осуждены и попали в тюрьму или исправительную колонию для несовершеннолетних. Всех девочек, перегонявших баранов по безводной степи, направляли в венерические отделения больниц или госпиталей.

Когда наступил День победы, моей маме поручили сделать доклад для всех работников огромного мясокомбината. Все пришли. Впервые за все военные годы  после доклада играл духовой оркестр, а я не могла сдержать слёз от нахлынувших чувств. Только когда мне исполнился 21 год, я поступила в седьмой класс вечерней школы. Закончила с грамотой, и без вступительных экзаменов поступила в материально-хозяйственный техникум железнодорожного транспорта г. Киева.     Закончив с красным дипломом и попав в число пяти процентов, дающих право на поступление в вуз без вступительных экзаменов, была зачислена в Киевский институт народного хозяйства.

Учёба в материально-хозяйственном техникуме железнодорожного транспорта дала возможность побывать на Черноморском побережье Кавказа от Сочи до Батуми по бесплатному билету. Побывала я и на высокогорном озере Рица. Существует поговорка: «Кто на Рице не бывал, тот Кавказа не видал». А ещё я прошла Армянское ущелье и была горда с собой, что смогла преодолеть все трудности этого пути. За период самостоятельного путешествия по Черноморскому побережью Кавказа со мной произошло много комического и трагического. Из-за недостатка денег не раз голодала и не могла добраться до места назначения. Но остались неизгладимые впечатления и воспоминания на всю жизнь.

После окончания института народного хозяйства много лет проработала старшим инженером, но из-за двух онкологических операций  и назначенного облучения вынуждена была уйти на пенсию. И снова мне помогла выжить моя «счастливая звезда». Всех, кого оперировали в то же время, что и меня, уже давно не было в живых, ещё до моего отъезда в Германию. А я жива! И буду весело отмечать 21 июля своё 86-летие! И буду петь и танцевать (конечно, держась за «ролатор»), и обязательно буду пить алкогольное пиво. Несмотря на все трудности своей жизни, считаю себя счастливой: имею сына, дочку, одну внучку и двух внуков, родную младшую сестру.

 

P.S. Уважаемая редакция! Извините, что так коряво написала. Пальцы рук не слушаются меня. Узнав, что 3-4-х летние дети самостоятельно играют на компьютере в детские игры, я, хотя и с большим опозданием, учусь, хочу научиться в первую очередь печатать на компьютере. Мой сын принёс мне старенький компьютер и, приходя ко мне раз в неделю, даже ненадолго, учит меня. Я стараюсь и с большой охотой учусь.  Надеюсь, что со временем освою на компьютере премудрости печатания и смогу сохранять написанное. А потом я войду в Интернет!

 

С уважением, Ида Вайнтроб

Дортмунд, 15 июня 2013 года

 







<< Назад | Прочтено: 35 | Автор: Вайнтроб И. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы