Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

                           Валерий Тараканов    




                  


 

                                          

 

«Кузькина мать…!»

 

                                              

                                                                                 «Ты знаешь – так хочется жить

                                                                Как не напишут в газете,

                                                                Взять – и всё раздарить.

                                                                Всё плохое забыть, всех простить,

                                                                Жить, чтобы помнили дети»

 

                                                                                     Геннадий Селезнёв

                                                                (Московская группа «Рождество»)

 

 

       Берлин взят, Гитлер покончил самоубийством, 8 мая 1945 года подписан акт о капитуляции Германии. 9 Мая советские солдаты, офицеры и генералы у стен Рейхстага празднуют Победу, здесь же звучит песня «Валенки, валенки, ой, да не подшиты стареньки…» в исполнении Лидии Андреевны Руслановой. Но… Япония была ещё в состоянии войны с нами и союзниками.

       Прошло всего лишь два месяца после празднования Победы, а уже 6 августа 1945 года, возвратившись после сброса атомной бомбы «Малыш» на Хиросиму, командир американского бомбардировщика В-29 «Еnola Gay» Пол Тиббетс рассказывал: «Я чувствовал себя как обычно, только разве что больше курил всё подряд – трубку, сигары, сигареты. Ко мне подошёл наш гарнизонный доктор, вручил мне небольшую коробку со словами «Дай бог, чтобы это Вам не понадобилось». В коробке было 12 ампул с цианистым калием: зная о жестокости японцев по отношению к пленным, предлагалось, чтобы избежать пыток, стать камикадзе.

Не вдаваясь в подробности ужаса атомной бомбардировки, скажу только, что в Хиросиме мгновенно погибло от 90 до 160 тысяч человек, а три дня спустя 9 августа атомная бомба «Толстяк», сброшенная 23-летним пилотом Чарльзом Суини, командиром бомбардировщика В-29 «Bockscar», на Нагасаки, унесла ещё от 60 до 80 тысяч жизней.

       Слова оставшегося в живых японца Ёсиро Ямаки говорят о многом: «На мосту мы увидели шеренги мертвецов, стоявших по обе стороны перил. Они умерли стоя. Так и стояли, склонив головы, словно в молитве».

       «Трудно было поверить в то, что мы увидели», – скажет позже журналистам Тиббетс. – «Всё это выглядело потрясающе и внушало страх. Люди на борту дружно ахнули во время взрыва. Я взял микрофон и объявил: «Друзья! Мы совершили первую в истории атомную бомбардировку». Уже потом кинематографисты припишут мне фразу «Боже, что мы натворили!» – вспоминал Пол Тиббетс.

       Пол Тиббетс в 1966 году ушёл в отставку в звании бригадного генерала. В интервью 1975 года он сказал: «Я горд, что был способен, начав с ничего, распланировать операцию и привести её в исполнение так безукоризненно, как я сделал… Я сплю спокойно каждую ночь.» В марте 2005 года он заявил: «Если вы поставите меня в такую же ситуацию, то да, чёрт побери, я сделаю это снова».

       Он умер в 2007 году в возрасте 92 лет. В своём завещании Тиббетс написал, чтобы после его смерти не устраивали похорон и не устанавливали мемориальной плиты, так как демонстранты, выступающие против ядерного оружия, могут сделать её своеобразным местом своих протестов. Он просил, чтобы его кремировали и прах развеяли над Ла-Маншем.

       Чарльз Суини, пилот бомбардировщика, сбросившего атомную бомбу на Нагасаки, всю свою жизнь отстаивал необходимость атомных бомбардировок Японии перед студентами американских колледжей и университетов. В 1976 году вышел в отставку в звании генерал-майора. Скончался в 2004 году в возрасте 84 лет в Бостонской больнице.

      Августовские атомные бомбардировки предусматривали не только  капитуляцию Японии во Второй мировой войне, но и демонстрацию разрушительной силы оружия, которым обладали США, прежде всего перед руководством Советского Союза.                                                  

       Общеизвестен факт, что ещё «...24 июля 1945 года Гарри Трумэн, находясь на переговорах в Потсдаме со Сталиным, заявил, шантажируя советского руководителя, что Америка располагает оружием «необыкновенной разрушительной силы».

       В ответ на это Сталин только улыбнулся, сделав вид, что не заметил высказывания президента США. Присутствующий при этом британский премьер-министр Уинстон Черчилль был удивлён, что Сталин вообще не понимает, о чём идёт речь. Однако Верховный главнокомандующий был прекрасно осведомлён о проекте «Манхэттэн» и, расставшись с  американским президентом, дал указание Молотову (министру иностранных дел СССР в 1939-1949 годах): «Надо будет сегодня же переговорить с Курчатовым об ускорении нашей работы».

 

       7 августа 1945 года в 16 часов 30 минут по московскому времени Иосиф Сталин подписал приказ атаковать японские войска в Маньчжурии. Мирные переговоры с китайцами не были завершены, но Советскому Союзу надо было срочно вступать в войну с Японией, которая представляла опасность на Дальнем Востоке.

      15 августа после атомной бомбардировки премьер-министр Японии объявил о капитуляции. Но отдельные фанатично настроенные японские солдаты дрались с Красной армией не просто, а дрались насмерть, так что бои продолжались до 10 сентября, несмотря на то, что 20 августа после пленения Квантунской армии произошла полная капитуляция.  

       5 марта 1946 года, выступая перед учащимися Вестминстерского колледжа в Фултоне (штат Миссури, США), У.Черчилль в своей речи заявил: «Над континентом, простирающимся от Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, опустился железный занавес.


Фултонская речь


     









Выступление У.Черчилля, 1946

Оратор Уинстон Черчилль

Дата 5 марта 1946 года

Место Фултон, Миссури


       За этой чертой лежат все столицы древних государств центральной и восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София... Все эти знаменитые города и население вокруг них находятся, как я её называю, в советской сфере и в той или иной форме подвержены не только советскому влиянию, но и в высокой, а в ряде случаев и во всевозрастающей степени – контролю со стороны Москвы». Эти слова обозначили для Советского Союза  начало холодной войны.

      Казалось, что шло ослабление международных отношений с Западом. Советский Союз вынужден был осуществить ряд уступок Западу, так как после завершившихся войн оставшимся в живых участникам этих войн, их семьям и в целом всей стране необходимо было время на то, чтобы прийти в себя от ужасов прошедших битв… 


 

       Но 4 апреля 1949 года США и Англией был основан Североатлантический Альянс – блок НАТО, основной целью которого было сдерживание предполагаемой советской агрессии. В состав НАТО на сегодняшний день входят 30 государств. Военные расходы всех членов НАТО составляют более 70% от их общемирового объёма.

       Создание «железного занавеса» вокруг СССР из сотен военных баз в странах, граничащих с СССР, предполагало возможность нападения на Советский Союз до момента создания им атомной бомбы, что подтверждалось реалиями Хиросимы.

       Успешное ипытание первой советской атомной бомбы было проведено 29 августа 1949 года на построенном полигоне в Семипалатинской области Казахстана. Это испытание явилось для блока НАТО холодным душем, несколько остудившим «ястребов» этого блока. Но размещение американских ядерных ракет «Матадор», «Тор», «Юпитер», самолётов-снарядов «Мейс» продолжалось в 1954 – 1958 годах в Англии, Италии, ФРГ и Турции. В ответ в 1955 году в СССР в Семипалатинской области Казахстана проводит испытание водородной бомбы…                                                                                                    

        Понимая возникшую послевоенную опасность, СССР в этом же году создаёт Организацию Варшавского договора (ОВД) в составе СССР, Албании (вышла в 1968 году), Болгарии, Чехословакии, ГДР, Венгрии, Польши, Румынии (25 февраля 1991 года ОВД, закрепившая биполярность мира на 36 лет, была упразднена. Общая численность всех членов ОВД на 1985 год составляла 7 562 087 военнослужащих, в 1990 году стала 6 960 700 человек).

       Нужно отметить, что в конце 50-х баланс ядерных сил складывался не в пользу СССР. Все перечисленные события отражались на общей обстановке в стране не только на людях, прошедших Великую Отечественную войну, но и на молодёжи…


                                                              *   *   *

 

      

     После смерти Сталина в 1953 году среди руководства страны началась борьба за власть. Как повествуется в книге О.А.Платонова «Государственная измена», Министерство госбезопасности и Министерство внутренних дел были объединены под руководством Берии, который получил в свои руки мощные рычаги влияния на партию и государство в борьбе за высшую власть. «Он сразу же под видом проверки и пересмотра «фальсифицированных» (?) дел устраняет из органов госбезопасности всех неугодных ему лиц. Одновременно без всяких повторных расследований по чисто формальным признакам на волю выходят лица, прежде осуждённые за сионистскую деятельность (сионизм – политическое движение в интересах возрождения еврейского народа и создания еврейской государственности на его исторической родине), а также с «мегрельским делом» (в 1951 году на основе информации о фактах взяточничества со стороны прокурорских работников Грузии – «мегрело-националистической группы», возглавляемой Вторым секретарём ЦК КП(б) Грузинской ССР Барамией М.И., было открыто уголовное дело) и «дело МГБ» (дело «врачей-вредителей», или «врачей-отравителей» в материалах следствия о сионистском заговоре в МГБ).

       «В 1952 году расстрелом известных еврейских общественных деятелей и репрессиями в отношении более чем 100 человек завершилось дело Еврейского антифашистского комитета. Среди жертв этого дела оказался и главный врач больницы им. Боткина Б.А.Шимелиович. Данные события напоминали Третий московский процесс в 1938 году, где среди подсудимых были трое врачей (И.Н.Казаков, Л.Г.Левин и Д.Д.Плетнёв), обвинявшиеся в убийстве Горького и других». 

       Через месяц, уже в марте 1953-го, мингрелы, которых поддерживал Берия, были реабилитированы и возвращены на свои посты. Однако министр внутренних дел Грузии Рухадзе и его соратник Рапава были вновь арестованы и затем расстреляны уже как члены «банды Берии».           

       Что касается ареста группы врачей, кампания приняла общесоюзный характер, но 3 апреля 1953 года все арестованные по «делу врачей» были освобождены, восстановлены на работе и полностью реабилитированы».

       «Кроме сионистов, по инициативе Берии на свободу из лагерей выпускаются свыше миллиона уголовников – воров, насильников, хулиганов. После их освобождения население страны буквально было терроризировано волной преступлений и хулиганств».

       В моей памяти, когда я ещё был подростком, запечатлелись случаи ограбления, хулиганства и воровства, в том числе и на общественном транспорте Москвы. Время было смутное. Блатные (как правило, профессиональные преступники, постаревшие в тюрьмах мальчики) задавали своего рода «протестный стиль романтической моды 40-х - начала 50-х годов» – обязательная серая кепка из букле с разрезом по её верху (могло быть и три разреза), белый шёлковый шарф, черное пальто (желательно драповое) и широкие брюки, заправленные в начищенные до блеска сапоги – «прохоря». Я тоже носил, подражая этим парням, такой же шарф и кепку, правда, она у меня была без разреза. Многие подростки пытались копировать общим своим видом блатных. В городе даже были подростковые банды. Мне пришлось видеть, как на Манежной и Пушкинской площадях после войны зажигались огни на новогодних ёлках. Тысячи москвичей собирались вечерами на этих площадях. Они любовались огромными ёлками и заходили на праздничные базары, где в деревянных временных палатках продавали ёлочные украшения, детские игрушки и другие различные новогодние подарки. Однажды на площади Пушкина во время ёлочного базара я оказался свидетелем, мне тогда было лет 11, как куча подростков, окружив мужчину, одетого в дорогую шубу, шарила по его карманам. А уже года через три днём на улице Новослободской меня окружили человек 10-15 и, угрожая ножом, обшарили мои карманы...

     На улицах Москвы в последний день 1946 года

Фото А.Смирнова

       На улице Большая Бронная в Москве находилось 9-е отделение милиции, а подворотня дома №23, нашего проходного двора с выходом на Тверской бульвар №33, находилась практически напротив этого отделения милиции. Так что мы, ещё тогда пацаны, часто видели, как ко входу милиции подъезжала спецмашина с арестованными парнями, как мне казалось тогда, задержанными ворами или бандитами, которых выводили из машины и направляли под охраной в милицейское помещение.

      «В апреле 1953 года Берия выступает с предложением ликвидировать  ГУЛАГи и освободить политзаключённых». «Основные положения своей программы Берия изложил в докладе на заседании Пленума ЦК КПСС 12 июня 1953 года. Возражений ни у кого не было, единогласно приняли постановление, в основе которого было предложение выдвигать на руководящую работу людей местной национальности, а номенклатурных работников, не знающих местный язык, отозвать в распоряжение ЦК КПСС». На моей памяти, всегда первые секретари обкомов, горкомов в союзных республиках были из местных национальных кадров, но их заместителями назначались только русские партработники. Как видите, национальный вопрос  всегда стоял остро, особенно при назначении на руководящие должности. Мое личное мнение – важно не какой ты национальности, а каковы твои деловые качества. К сожалению, даже сегодня Россия не избавилась от этого субъективного фактора.

 

       Нет необходимости останавливаться на всех подробностях, связанных с приходом к власти Хрущёва и дальнейшим расстрелом Берии. «Уничтожив Берию и его подручных, Хрущёв (а в то время и Маленков) убрал вместе с ними всех серьёзных свидетелей своей причастности к беззаконию 30-х – 50-х годов, а заодно и уничтожил часть архивных документов, свидетельствующих о его преступной деятельности в прошлом. С этой целью были расстреляны не только руководители МГБ, но и их ближайшие помощники и доверенные лица, например, бывший руководитель МГБ Абакумов, арестованный ещё при Сталине по «ленинградскому делу» (это была серия судебных процессов в конце 1940-х – начале 1950-х годов против партийных и государственных руководителей). Реальных доказательств и оснований для открытия этого дела до сегодняшнего дня нет, кроме упоминания возможности возникновения Российской коммунистической партии (РКП), которая могла бы стать противовесом КПСС. Можно сказать, что вероятность свершения такого события в прошлом оказалась как бы предтечей Беловежского переворота, где появление РКП могла бы быть следствием развала Советского Союза, что и произошло. Но это только предположение…                                    

       В «ленинградском деле» обвинения были грубо фальсифицированы, в том числе и против Абакумова. В декабре 1954 года он был осуждён, но сам Абакумов не знал, что с ним расправятся немедленно. Буквально за минуту до расстрела он пригрозил: «Я всё напишу в Политбюро…» и тут же получил пулю в затылок.»  

      Хрущёв не чурался ничем. Даже Г.К. Жукова, признанного всеми полководца Победы во Второй мировой войне, он предал, несмотря на то, что Георгий Константинович поддержал его при выдвижении на должность первого секретаря КПСС и при устранении Берии в борьбе за верховную власть. Заслуги маршала Советского Союза Г.К.Жукова были известны во всём мире и, конечно, среди нас – учащихся Московского Суворовского военного училища. Ходили слухи, что именно по инициативе Г.К.Жукова было создано московское СВУ с интенсивным изучением английского языка, что предполагало проведение стажировки в Англии. Но Хрущёв боялся Жукова, его громаднейшего авторитета в стране. Хрущёв снял Г.К.Жукова с должности министра обороны и направил его командующим Одесским военным округом – так наши мечты о стажировке в Англии пропали... 

        Как известно, Хрущёв в начале 60-х годов был удалён из верхних эшелонов власти. Все помнят его «Кузькину мать» на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН осенью 12 октября 1960 года – незабываемое зрелище… «Нью-Йорк таймс» поместила на первой полосе снимок Хрущёва с ботинком в руке и комментарии: «Россия вновь угрожает миру, на этот раз – ботинком своего вождя». 

       Присутствующие в зале замерли, когда он упомянул Кузькину мать, решив, что Хрущёв кричит о новом оружии, «Царь-бомбе" - водородной бомбе в тысячу мегатонн, которая могла взорвать половину земного шара… Опасаясь, что это правда, Запад срочно поставил задачу выяснить, что это такое – «Кузькина мать»…

      Справедливости ради отмечу, что события развивались так. «В ответ на реплику выступающего представителя Филиппин о странах Восточной Европы,   «проглоченных Советским Союзом», Хрущёв взорвался. Он поднял руку, требуя предоставить ему слово, но этот жест то ли не заметили, то ли проигнорировали. Чтобы обратить на себя внимание, он стучал кулаком по столу, но, так и не добившись реакции, стал размахивать ботинком, лежавшим у него на столе».


 "Ботинок Хрущева" действительно красовался на столе

Фото: pravda-tv.ru и xexeclub

     

    О том, каким образом под рукой у него оказался ботинок, позже рассказала одна из женщин, обслуживавших в тот день зал заседания: «Когда Хрущёву до своего места в ряде кресел зала ООН осталось сделать буквально шаг, кто-то из корреспондентов случайно наступил ему на пятку, башмак слетел. Ему передали ботинок, но он не смог его надеть, сидя за столом, из-за того что между сиденьем и столом было совсем небольшое пространство. А наклоняться к полу, чтобы надеть или снять обувь, из-за своего живота он не мог. И когда его возмутило выступление делегата на трибуне, он в запальчивости стал колотить по столу ботинком, который держал в руке».

       Но этот случай произошёл уже в конце его правления страной… В то же время необходимо отметить, что во времена так называемой хрущёвской «оттепели» в Москве состоялся в 1957 году VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов.

 

 

                                      

*  *  * 

 

        К 1954 году в Москве всё чаще стали появляться иностранцы, правда, в основном из социалистических стран. Одновременно с ними появились   молодые люди, одетые в мешковатые пиджаки с покатыми плечами и узкие брюки, в полуботинки на толстой светлой подошве, называемой «манкой», что вызывало недоумение и непонимание у москвичей, прошедших войну, и у людей пожилого возраста на эту вновь появившуюся тягу молодёжи к необычной для того времени одежде. Эта группа молодёжи как бы выражала своим внешним видом протест сложившемуся послевоенному укладу жизни в нашей стране. Вся эта мода была позаимствована у чернокожих музыкантов биг-бэндов и латинских гангстеров, а брюки-дудочки – у британских тедди-бойз. В Москве после войны демонстрировалось много фильмов из-за рубежа… 

       Причёски с пробором и начёсанным с помощью бриолина «коком» копировались с тех же биг-бэндов. Молодые ребята стали называть друг друга чуваками, а девушек в коротких юбках, которые часто сопровождали их, было принято называть чувихами. Они часто вечерами прогуливались – «хиляли по Бродвею» – по левой стороне улицы Горького вниз до Манежной площади туда и обратно. Мы жили после войны в центре города, практически рядом с площадью Пушкина, и я часто встречал их на пересекающей площадь улице Горького (ныне Тверской). Скажу откровенно, мне хотелось им подражать, несмотря на то, что был младше их, но мой подростковый возраст (а мне тогда было всего лишь лет 13) не позволял присоединиться к ним.

 

       В начале пятидесятых годов стал распространяться джазовый вариант музыкальной композиции «Буги-Вуги». Америка и Запад, естественно, влияли на СССР посредством различных радиопередач на коротких волнах, рассказывающих о жизни за рубежом, об их нравах и молодёжи, критикуя при этом особенности развития нашей страны. При этом много шло передач, связанных с музыкой, в частности – с джазом. По поводу джаза в СССР была такая присказка: «Сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь». В то время олицетворением рок-н-ролла, в основе которого были использованы варианты «Буги-Вуги», являлся Элвис Пресли, наречённый «королём рок-н-ролла», ещё в 1956 году оказавший огромное музыкальное и стилистическое влияние на молодое поколение не только в США, но и во всём мире, в том числе и в нашей стране. Сегодня Элвису Пресли исполнилось бы 85 лет.

 

        Элвис дал всего пять концертов за пределами США, записал более 600 песен, но все они были сочинены сторонними авторами. Пресли любил оружие, его «склад» насчитывал 37 стволов; на концертах в 1970 году он даже выходил на сцену с двумя револьверами. При жизни заработал 4,5 млрд. долларов. Продал 1,8 млрд. дисков – больше, чем кто-либо из артистов в мире. Его исполнение рок-н-ролла Loving You (Elvis Presley) на Западе приводило публику в такой восторг, что она начинала визжать и чуть ли не «стулья ломать». В зале происходило такое, что даже полиция (а у нас – милиция) еле сдерживала молодых людей в их экстазе, а бывало, что и не справлялась…

       Манера держаться и постоянная смена концертных костюмов Элвиса Пресли, которые имели свои названия – «Павлин», «Пламя», «Цыган», «Бешеный тигр», – заражали его слушателей не только музыкой, но и внешним видом. Этот кумир молодёжи и появившиеся в Москве иностранцы, отличавшиеся внешним видом от граждан Москвы, повлияли, как я уже отмечал, на изменения в стиле одежды некоторой части молодёжи. Одежду, обувь и другие принадлежности иностранцев стали перекупать наиболее активные молодые люди. Покупали не только одежду, но и валюту, использование которой в СССР гражданами страны преследовалось вплоть до уголовного наказания. Появились так называемые «фарцовщики». В начале 50-х их было мало. Но об этом потом…

    Чуваки и чувихи, получившие среди москвичей название СТИЛЯГИ, появившись на различных танцевальных площадках, лихо демонстрировали своё умение танцевать рок-н-ролл. Вот как это выглядело. Под песню «Буги-Вуги каждый день» исполнялся чисто советский ранее никому не ведомый уникальный стиль этого танца с элементами, похожими на акробатику. Привожу слова некоей песни, ритм которой соответствует «Буги-Вуги». Надеюсь на ваше воображение.

Автор – Артём Солодков (сочинено намного позже 50-х годов, но ритм тот же).


 

«Сначала – вот так. Куда ты руки суёшь?

 Так от любой чувихи по зубам огребёшь.

 А ну-ка, с правой ноги! Держись прямее, давай!

 Ногами шевели и рот не разевай!

 Свободнее! Вот так. И два шага вперёд.

 Теперь присядь пониже… и поворот!

 

                             Я люблю буги-вуги,

                             Я люблю буги-вуги,

                             Я люблю буги-вуги,

                             Я люблю буги-вуги,

                             Я люблю буги-вуги, я танцую буги-вуги каждый день.

 

Чтоб настоящим стилягой стать,

Нужно, приятель, нормально танцевать.

Ты должен знать, что такое канадский стиль –

Здесь всё серьёзно, здесь не полька, не кадриль.

Есть «атомный», ещё есть «гамбургский тройной» -

Попробуй научиться, парень ты заводной!

 

                            Ты любишь буги-вуги,

                            Ты любишь буги-вуги,

                            …………………………………..

                            …………………………………..

                            Ты любишь буги-вуги, ты танцуешь буги-вуги каждый день.

 

                                                                                                                    

Это джиттербаг, это рок-н-ролл,

Ты не должен различать, где потолок, где пол.

И если ты устанешь, то присядь, но ненадолго.

Ты начал танцевать, чего сидеть без толку?

Слышишь этот ритм и чуешь это драйв.

Так держись и продолжай…………»

 

 

       В стране, как и в довоенные годы, в то время танцевали фокстрот, танго,  вальс. Обычно танцы устраивались во дворах. И у нас во дворе вечерами часто бывали танцы. Виталий Заячковский из нашего дома, старше меня года на два или три, неплохо играл на аккордеоне. Так вот, танцы проходили под аккомпанемент его аккордеона… Наша семья уехала из центра в 1954 году, где мы жили в сыром полуподвале, в связи с тем, что отец получил на нас пятерых (бабушка, наши родители, сестра и я) двухкомнатную квартиру в районе Савёловского вокзала.  

 

       Громадное влияние на общество в стране произвел ХХ съезд Коммунистической партии, состоявшийся в Москве в февраля 1956 года, который явился началом «оттепели» в СССР.


 Делегаты сьезда единодушно голосуют за принятие постановления по отчетному докладу Н.С.Хрущева. Moсква, 1956 г.


      «24 февраля съезд закончил свою работу, а на следующий день его участникам предложили собраться на секретное заседание в зале, где он проходил без иностранных гостей. Но при проверке личностей людей возникла путаница, из-за чего на заседание попали некоторые поляки». Во время  доклада Хрущёва «О культе личности и его последствиях» зал замер, «не слышно было ни скрипа кресел, ни кашля, ни шёпота. Никто не смотрел друг на друга – то ли от неожиданности случившегося, то ли от страха. Шок был невообразимо глубоким, аплодисментов не было. Раздалось несколько хлопков. Многие из присутствующих участвовали в репрессиях, многих они коснулись, но то, что было тайной, теперь рассказали публике. Делегаты выходили из зала, думая, что их начнут сразу арестовывать. Обличая репрессии недавнего прошлого, Хрущёв метил в Маленкова, претендента на высшую власть, который в последние годы жизни Сталина отвечал за деятельность карательных органов. Маленков и его люди оказывались в докладе Хрущёва ответственными за преступления Сталина. Все понимали, что идёт схватка между Маленковым и Хрущёвым и Хрущёв в этой схватке постепенно отнимал у Маленкова не только полномочия, но и его авторитет».

        События, происходившие в стране после съезда, приоткрыли завесу над  политической борьбой, которая происходила внутри партии. Политическая оппозиция стала явной, и многое в дальнейшем развитии страны пошло путём, который не ожидала власть. 

      Естественно, борьба за власть отражалась и на обстановке в стране. Мне пришлось однажды увидеть, как после окончания ХХ съезда бюст Сталина, стоявший в клубе нашего Суворовского училища, воровато выносили из этого помещения. Мне казалось, что люди, осуществлявшие это, чего-то боялись…      

        Подавление советскими войсками в 1956 году контрреволюции в Венгрии также оказало существенное влияние на жизнь страны. Появились диссиденты – люди, открыто не согласные с проводимой политикой власти.

        Все эти события, конечно, оказали влияние на руководство страны согласиться с проведением VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов именно в Москве для того, чтобы продемонстрировать в условиях холодной войны своё «гуманистическое» отношение к людям и стремление Советского Союза к миру во всём мире.

 

                                                                 * * *


        По информации из газет, запланированный Хрущёвым на 1957 год фестиваль в Москве являлся как бы акцией «освобождения» советского народа от сталинской идеологии. «Железный занавес» и молодёжный фестиваль в Москве был для многих несовместим. Заграница пребывала в шоке от принятого в Москве решения: неужели железный занавес приоткроется???

       К удивлению всех, даже королёва Бельгии поддержала эту идею, а за ней – многие государственные деятели из Италии, Франции, Финляндии, Греции, в том числе президенты Египта, Индонезии, Сирии, Афганистана, Бирмы, Непала, Цейлона. В дальнейшем к ним присоединились правительства Англии и Америки. Два года ушло на подготовку к фестивалю. За это время привели в порядок и закончили ввод в строй в Москве гостиниц «Заря», «Восток», «Алтай», расположенных недалеко от ВСХВ (сейчас ВДНХ – Выставка достижений народного хозяйства). В столице появился парк «Дружбы» в Химках, гостиничный комплекс «Турист», стадион «Лужники». Начали выпуск первых автомобилей «Волга», микроавтобуса РАФ-10 «Фестиваль». Вход в Центральный парк культуры и отдыха имени М.Горького в то время сделали бесплатным, а его территория была предоставлена в распоряжение молодёжи для проведения праздничных мероприятий.

         В 1957 году я уже закончил 10-й класс в Московском Суворовском военном  училище. В этом же году произошла реформа среднего образования, и потому  пришлось учиться ещё и в 11-м классе, после которого нам, выпускникам МсСВУ, вручили аттестаты зрелости.

       В 1956 году нас начали интенсивно обучать иностранному языку – английскому. Ежедневныо занятия начинались с изучения английского языка в течение двух часов, то есть первые два урока. В четверг нас обязывали обращаться к офицерам-воспитателям только на английском языке. Кроме этого, в четверг нам ввели занятия по военному переводу. Нужно отметить, что не у всех всё получалось, так что в четверг, хоть мы и были обязаны говорить только на английском языке, общались в большинстве своём всё-таки на русском. В субботу у нас был своего рода диктант по английскому языку «guiz» – проверка усвоения пройденного за неделю материала.

       С большой благодарностью вспоминаю наших преподавателей английского языка, прежде всего Мориса Леонидовича Гершевича. Морис Леонидович, как он нам рассказывал, был из семьи работника внешней торговли. В течение 19 лет он ребенком вместе с родителями проживал в США. Английский язык (да и американский) он знал с детства. Нам было очень интересно с ним встречаться – уроки у него были просто захватывающие. В нашей суворовской среде мы его называли по-доброму Чарли. Очень содержательный и интересный был человек. И, по-видимому, очень добрый.      

       Однажды мы с моим другом Анатолием в свободное от основных занятий время заглянули в библиотеку, где за выдачу различной литературы отвечала молодая симпатичная девушка – не помню её имя, может быть, Зина. Специально, чтобы привлечь её внимание, мы с приятелем стали общаться на английском языке, чем вызвали у неё улыбку, что как бы показывало её расположенность к нам. И вдруг... из-за книжных стеллажей вышел достаточно молодой человек лет тридцати двух или трёх и заговорил с нами на чистом английском языке, при этом добродушно улыбаясь. Для нас его приход был настолько неожиданным, что мы сразу замолкли, а опомнившись, перешли на русский язык. Так мы впервые познакомились с нашим вторым преподавателем английского языка Борисом Васильевичем Кузнецовым. Среди суворовцев ходил слух, что в прошлом он где-то был за границей по линии КГБ, провалился, выполняя какое-то задание, и был уволен из этой загадочной системы. В дальнейшем, не найдя для себя приличной работы, был вынужден наняться библиотекарем в наше СВУ. Наш начальник училища генерал-майор Вагин Леонид Иванович, герой Советского Союза, зная, что он прекрасно владеет английским языком, присмотревшись к нему, предложил ему должность преподавателя английского языка. Память о Борисе Васильевиче сохранилась как об очень квалифицированном учителе, с которым можно было разговаривать на любые темы. Он был очень образованным человеком. Как-то раз во время перерыва между парами английского языка мы, обступив его, задавали разные вопросы о жизни за рубежом. Рассказывая нам о Германии, он вдруг указал на меня: «Да вот натуральный немец!», что вызвало у меня странное ощущение, которое, как видите, я запомнил на всю жизнь... Мне немцы представлялись в то время такими, каких я видел только в советских фильмах о прошедшей войне.

        В дальнейшем он ушёл с преподавательской работы и посвятил себя переводческому труду. В Советском Союзе его признавали ведущим специалистом по техническим переводам.                                         

       Хочу отметить, что в 1956 году при организации Суворовского военного училища в Москве были подобраны очень квалифицированные преподаватели. Например, майор Глузкин Марк Григорьевич, руководитель кафедры английского языка, эрудированный по многим вопросам. Относительно общей культуры с него можно было брать пример. С преподавателем английского языка Солнцевой мне не пришлось встречаться, но от многих её учеников можно было слышать о ней только хорошие отзывы.                                      

        Всем нам запомнился 62-й размер шапки М.Г.Глузкина, которая во время перемен между уроками, когда Марк Григорьевич выходил из класса на отдых  в учительскую, оставляя шапку на столе, служила предметом споров между некоторыми суворовцами. Предмет спора был таков: кто наибольшее количество раз прокрутит на своей голове его громадного размера шапку, тот и считался выигравшим. Проигравший расплачивался во время обеда своим компотом.

       Большое уважение у меня сохранилось до сих пор к нашему офицеру воспитателю капитану Павлову Владимиру Ивановичу. Жаль, что он рано ушёл из жизни – подвело сердце… Многое он нам прощал, по-видимому, учитывая наш юношеский возраст. Он и сам в то время учился заочно на факультете английского языка Военного института иностранных языков, так что для нас это было даже хорошо – в дни, когда нам было запрещено говорить на русском языке, была возможность с ним перемолвиться на английском.

                                                                                                                   

       28 июля 1957 года в Москве начался VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Гостями фестиваля стали 34 000 человек из 131 страны мира. Лозунг фестиваля – «За мир и дружбу».

       Мне посчастливилось стать очевидцем многих событий, произошедших в те 15 жарких летних дней фестивального сумасшествия. В июле-августе 1957 года нам, суворовцам МсСВУ, закончившим 10-й класс, был предоставлен очередной летний отпуск. В тот год отпуск пришлось проводить в Москве. Я ведь действительно был москвич.

 


      28 июля того года мы с приятелем оказались около театра «Современник», находившегося в то время на площади Маяковского напротив гостиницы «Пекин". Гораздо позже здание было снесено, а театр переместился в район Чистых прудов на Бульварном кольце. Как в прошлом, так и сейчас театр пользуется у публики большим успехом. Билеты на его спектакли не всегда бывает просто купить.




   










Около «Современника» собралась уйма народу, ждали появления каравана машин с приехавшей на фестиваль молодёжью со всех стран мира.




 

       Машины с делегатами в колонне ехали из гостиниц «Заря», «Восток», «Алтай» и ещё нескольких гостиниц по улице 1-я Мещанская, после фестиваля названной Проспектом Мира, довольно-таки медленно, так как москвичи настолько плотно стояли к этому потоку детей мира, к которым хотелось прикоснуться, что машины вынуждены были часто останавливаться. Их просто брали в плен. Желание прикоснуться к пришельцам переходило все мыслимые границы...

       К сожалению, не обошлось без жертв и разрушений. Широко известно, что в первый день фестиваля рухнул Щербаковский универмаг на Колхозной площади на углу Сретенки и Садового кольца, на крышу которого забрались сотни желающих увидеть фестивальную процессию. Сколько людей тогда пострадало, были ли погибшие – неизвестно до сих пор.

       С 1-й Мещанской шествие через Колхозную площадь было направлено по Садовому кольцу к площади Маяковского, мимо концертного Зала имени П.И.Чайковского, театра Сатиры, напротив которого находился театр «Современник».


 


Фото: МАММ/МДФ/Russiainphoto



VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве, 28 июля 1957 год.




       Около входа в «Современник» в этой многочисленной толпе стояли и мы с приятелем. Нам было в тот момент по 17 лет, и мы уже были старшеклассниками. В колоне мы заметили несколько машин, в кузове которых практически не было людей, а если и были, то всего несколько человек. Как оказалось в дальнейшем, все ребята и несколько девушек были москвичами.

       Мой приятель вдруг предложил: «А давай заберёмся на проходящий грузовик, может, попадём на открытие фестиваля…». Я согласился, и мы, пробравшись через толпу, вскарабкались на грузовик. Водитель, приостановив машину, прокричал: «Чтобы никому больше не разрешали залезать в кузов, а не то всех заставлю слезть!». Естественно, мы, подражая делегатам фестиваля, стали отвечать на приветствия толпы словами-лозунгами: «Дружба, мир, Friendship..!». Машина изредка останавливалась, так как толпы народа становились на её пути.

       Доехав до площади Восстания, машина вновь вынуждена была остановиться. И вдруг я слышу: «Тараканов, не разрешишь мне залезть в кузов?». Передо мной и машиной на площади стоял наш молодой  преподаватель английского языка Кузнецов Борис Васильевич. Откровенно говоря, я растерялся, но, не подумав, повторил слова шофёра: «Шофёр грозится всех согнать с грузовика, если будем кого-либо ещё подсаживать…».  И вскоре я пожалел о своём отказе. Ведь Борис Васильевич свободно владел английским языком... Недалеко от стадиона «Лужники» водитель машины заставил нас покинуть кузов.

       Что делать? Я решил пробраться к выходу метро станции «Спортивная». Оказалось, что люди, выходившие из метро, показывали пригласительные  билеты на открытие фестиваля на стадионе «Лужники» и проходили через живой коридор милиционеров на стадион. Я с приятелем, сделав вид, что мы отстали от нашей делегации, воспользовавшись тем, что, как я понял позже, мало кто знал в те времена иностранные языки (тем более – молодые милиционеры, стоявшие в этой живой цепи), обратился на английском языке к одному из них с просьбой помочь нам догнать нашу «мнимую» делегацию.

       На моё удивление, милиционер разрешил встать нам в поток людей, идущих на стадион. Во время этой прогулки мне пришлось вспомнить все диалоги, которые мы выучили ещё в СВУ. Так, болтая что-то на английском языке, мы в конечном счёте попали на стадион «Лужники», где началось открытие VI фестиваля молодёжи и студентов.


Фестиваль приняла Москва

 Фото: А.Батанов, В.Мастюков / ТАСС



       Попасть на фестиваль простому смертному было просто невозможно. А я попал. Я, оказывается, забравшись на грузовик, вытащил свой счастливый билет на фестиваль. Над стадионом взлетели 25 тысяч белых голубей. К фестивалю голубятники специально вырастили 100 тысяч голубей. Москвичи до сих пор видят их на площадях и памятниках известных личностей. Например, на памятнике Александру Сергеевичу Пушкину на его голове мне неоднократно приходилось видеть этих пернатых.

   

       На стадионе шло сплошное ликование, шок, потрясение, эйфория от совместной встречи наших людей с приехавшими гостями из различных стран мира. Такое было в СССР впервые. Власть всего этого не ожидала... не знала, что делать, не рассчитывала, что фестиваль так взорвёт народ своей радостью и счастьем от встречи советской молодёжи и студентов с молодёжью со всех концов земного шара. Вся Москва ликовала…

       Во время открытия фестиваля со мной рядом оказался итальянец, мы познакомились, так как он мог общаться со мной на английском языке. Он был старше меня лет на пять или семь. Позже я разыскал его в гостинице «Восток» – он оставил мне свои координаты. В память о нём у меня где-то в Москве лежит подаренная им небольшая наклейка с изображением итальянского флага. Многие милицейские кордоны мне удалось преодолеть с помощью моих знаний английского языка и наклейки с символом Италии, которую я в необходимых случаях цеплял на рубашку или пиджак.

       Не имея пригласительного билета на участие в фестивале, мне удалось побывать и на Балу девушек, проходившем в парке Центрального дома Советской армии, и в Парке культуры и отдыха им. Горького на представлении  артистов для гостей фестиваля, где я впервые услышал джаз.

       Случайно, не помню где, я узнал, что в Кремле состоится праздник в честь гостей Москвы – делегатов фестиваля. По улице Горького, начиная от Белорусского вокзала фактически до Манежной площади, как я позже увидел, проезжая на Красную площадь в автобусе, который привёз группу делегатов к Спасской башне (как я там оказался – расскажу позже), были выстроены милицейские заслоны, ограничивающие продвижение транспорта и пешеходов. Проезд и проход в направлении Манежной площади был разрешён только по специальным пропускам. Утром в тот день я попытался пройти уже не раз испытанным способом, но мне не удалось преодолеть даже первую живую цепь милиционеров, загораживающую проход на улицу Горького.

 

       Хорошо, что рядом был вход в метро – станция «Белорусский вокзал». Доехав до станции «ВСХВ» на метро и далее на маршрутном автобусе, я попал в расположение гостиниц «Заря», «Восток», «Алтай» в надежде встретить своего знакомого итальянца. Но увидев РАФ-автобусы с находящимися в них делегатами, я понял, что они отправляются на праздник в Кремль. Мне ничего не оставалось делать, как войти в один из них. Ко мне подошла переводчица, сопровождавшая группу, и спросила меня: «Кто Вы?», на что я что-то ответил по английски. Мне показалось, что она меня не поняла, но сделала вид, что всё в порядке. Автобус тронулся, и мы поехали.

       Автобус пересёк Красную площадь и подкатил к Спасской башне.  Делегаты, выходя из автобуса, достали какие-то зелёные небольшие билеты и, построившись в колону, с возгласами «Мир, Дружба, Friendship..!» двинулись к воротам Спасской башни. У меня не было билета. Что делать..?

       Но я немедленно сообразил: в кармане моего пиджака находился путеводитель по ВСХВ зелёного цвета – я в то время часто посещал выставку. Присмотревшись к форме поднятых выше головы делегатов билетов, я встал на колено около автобуса на Красной площади, оторвал приблизительно такой же прямоугольной формы кусочек бумаги от зелёного путеводителя и побежал догонять колонну делегатов, крича «Мир, Дружба, Friendship..!». Догнав колону делегатов, уже входивших в глубокие ворота Спасской башни, я попал вместе с ними на территорию Кремля. Делегаты сразу смешались с уже прибывшими сюда гостями, среди которых был и я.

       На территории Кремля праздник продолжался до позднего вечера. Народ танцевал, общался между собой, обстановка была невообразимо радостная. Молодёжь устраивала различные игры. Одна из игр, которую привезли иностранцы в Москву, заключалась в следующем. Молодые парни и девушки становились в круг, откуда-то появился платок в руке парня или девушки, которые по очереди, обегая круг, организованный молодёжью, выбирали себе кого-либо из созданного круга. Например, взяв за руку девушку, парень выводил её в центр круга, и они целовались. Затем девушка бежала по кругу, выбирая себе желаемого парня, и, накинув на него платок, выводила его в центр круга, чтобы поцеловать. Мне пришлось стоять в таком кругу, причём  всё это было на добровольных началах. Вдруг меня выбрала на бегу высокая, как мне показалось, выше меня светловолосая девушка, скорее всего – какая- то скандинавка. Накинув на меня платок, вывела меня в центр круга, мы встали на колени и стали целоваться. Я, как у нас принято, поцеловал её три раза. И сразу же из толпы услышал возглас: «Надо же, и здесь русские!». Вот так можно обнаружить себя… несмотря на то, что общался со всеми на английском языке.

       Москва, Кремль, свобода… Молодёжь открыла для себя новый мир, а у прибывших в нашу страну иностранцев также распахнулись глаза на нас, так как впервые они попали за железный занавес, за которым оказались такие  невообразимо гостеприимные люди, с которыми не хотелось расставаться…

       Как я позже узнал, в Москву негласно приезжал, прибившись к фольклорному ансамблю соотечественников-колумбийцев, полунищий журналист из Парижа Габриэль Гарсия Маркес – будущий всемирно известный писатель, лауреат Нобелевской премии.

       Гости Москвы были поражены эрудицией советской молодёжи, знакомой с   творчеством Хемингуэя, Ремарка и других известных за рубежом авторов. Мне пришлось видеть, как за полночь затягивались разговоры между москвичами и гостями Москвы на различные темы. На улицах много было старшеклассников и студентов, братающихся с иностранцами. Мир и Дружба были в основе всех происходящих встреч. Эйфория на улицах и площадях Москвы и высокая потребность во встречах с иностранцами ощущалась везде и всюду. Люди впервые почувствовали вкус свободы. Споры, диспуты возникали на каждом шагу и по любому поводу… 

                                                                      

       Из опубликованной информации: в Москве произошла сексуальная революция. «Когда темнело, толпы девиц со всех концов Москвы пробирались к местам, где проживали иностранные делегации. Это были студенческие общежития и гостиницы на окраине города. Одним из таких типичных мест был гостиничный комплекс «Турист», построенный за ВСХВ. В то время это был край Москвы, дальше шли колхозные поля. В корпуса девушкам прорваться было невозможно, так как всё было оцеплено чекистами и дружинниками. Но запретить иностранным гостям выходить из гостиницы никто не мог» («Огонёк, 1957 год, № 1, январь.). 

       Были созданы из комсомольцев специальные дружины, которых оснастили ручными фонариками и машинками для стрижки волос. Основная их задача была вылавливать любвеобильных девушек в кустах и в наказание за страсть и любовь выстригать им часть волос на голове.

                                                                                                               

«Московские барышни и в самом деле чрезвычайно нежно относились к приезжим, поэтому парки высвечивались прожекторами, везде шастали милицейские патрули. За 101-й километр вывезли массу народа» (В. Глазычев, профессор МАРХИ, член общественной палаты РФ). Особенное внимание женского пола было приковано к чернокожим – они  впервые появились в столице.

       Было и такое – «некая жительница Москвы и некий гражданин Ливана метались по городу в поисках, где бы расписаться. Помочь им было нелегко: в столице браки с иностранцами регистрировал только один ЗАГС…»

       После фестиваля, когда гости уехали, на улицах часто можно было встретить молодых женщин в косынках – следствие их встреч с дружинниками… Естественно, что после фестиваля в 1958 году появились и фестивальные дети, среди которых были и смуглые, и с узким разрезом глаз малыши…

       Власти не ожидали такого всплеска безудержного общения молодёжи и справиться с эти не смогли. Москва открыла для себя новый мир свободы и наслаждения от общения со своими ровесниками из другого мира. Власть просто растерялась.  

       Мне пришлось побывать и на закрытии фестиваля. На закрытие торжества «За Мир и Дружбу» мне помог попасть итальянец, с которым мы познакомились в день открытия праздника. Счастье советской молодёжи в 1957 году от встречи с гостями Москвы из разных концов земного шара осталось навсегда в их сердцах. Закрытие фестиваля проходило со слезами печали на лицах практически всех присутствовавших на стадионе «Лужники» в связи с окончанием грандиозного праздника Дружбы во имя Мира детей разных народов. Всё, что произошло -        

             

                         Осталось только в памяти и на фотографиях…



 

 

 

 Фото:МАММ/МДФ/Russiainphoto




 

        

                                           Автор: Ковригин Вадим

 

Автор фото: Трахман Михаил




Фото: МАММ/МДФ/Russiainphoto



Фото: Лев Портер / ТАСС



Фото: В. Байдалов, В. Капистин / ТАСС



     Длившийся две недели фестиваль запомнился небывалой по советским меркам атмосферой открытости: гостям из зарубежных стран было разрешено свободно общаться с жителями Москвы.




Фото: Василий Егоров / ТАСС


Фото: Евгений Кассин / ТАСС





Фото: МАММ/МДФ/Russiainphoto





В сводной статистической выписке, подготовленной для руководства МВД СССР, зафиксировано рождение 531 послефестивального ребёнка (всех рас). Для пятимиллионной (тогда) Москвы - исчезающе мало.




 












"Подмосковные вечера"


      На церемонии закрытия фестиваля 1957 года прозвучала песня "Подмосковные вечера", написанная композитором Василием Соловьёвым-Седым на слова Mихаила Матусовского. Песня надолго сделалась визитной карточкой СССР.


Мемориальная доска на стене дома номер 15/25 в переулке Сивцев Вражек в Москве, где была написана песня "Подмосковные вечера"



Наследство 1957: что осталось от VI Фестиваля молодежи и студентов в Москве




Фото: Владимир Савостьянов, Виктор Кошевой / ТАСС


    

 





Знак "За мир и дружбу".


За активное участие в подготовке и проведении VI Фестиваля Москва 1957.






                                                          * * *


     Во время фестиваля работали и специальные службы. Например, «ИЗВЕСТИЯ» пересказали содержание некоторых справок МГБ, составленных на основе различных донесений. И, быть может, часть из них ещё находится до сих пор под грифом «совершено секретно» в каких-нибудь партийных архивах, причём москвичи в этих сухих документах выглядят очень симпатично: никаких проявлений враждебности, настороженности к «не местным» (https://iz.ru/news/327032).

 

       В послевоенные годы на улице Горького возобновил свою работу «Коктейль-холл», который приобрёл ещё до войны широкую популярность


 


      Туда нелегко было попасть, о чём говорила длиннющая очередь при  входе. Привлекательность этого заведения была не только в том, что его посещали различные знаменитости из интеллигенции, но и в подаче различных вин и коктейлей. «Сидишь, слушаешь музыку (бывало, что и джаз) со второго этажа, и посасываешь какой-либо коктейль через соломинку», – делились своими впечатлениям артисты находящихся вблизи театров.

     В военное время частыми посетителями "Кока" были приезжавшие на побывку офицеры, получавшие огромные денежные премии за подбитый самолет или сожженный танк.



    "Коктейль-холл" был единственным местом в Москве, открытым с восьми вечера до пяти утра. В конце и начале 50-х это было одно из мест, которые облюбовали стиляги, называя его между собой просто «Кок». Судя по воспоминаниям очевидцев, артельщики – тогдашние «олигархи» – и блатные это заведение не посещали, так как там не подавали никакой еды (кроме орешков) и не танцевали, и вообще это было место слишком уж «западного» стиля.




       «Открыл его после войны в одном из домов на улице Горького, почти напротив здания Центрального телеграфа, партийный хозяин Москвы Георгий Попов, он же предложил установить день празднования 800-летия Москвы 7 сентября 1947 года. Я помню, как в этот день кинотеатр «Центральный» засверкал своей рекламой, как обсуждали взрослые люди открытие парков, Дома культуры, а на площади Пушкина появились красочные арки с надписью «800 ЛЕТ МОСКВЕ».



       Были организованы уличные концерты и народные гулянья. Торговали булочками, пирожными, пряниками, мороженым и конфетами. Попов по этому поводу устроил приём для иностранных гостей – сохранилось меню угощения для приглашённых: икра зернистая, икра паюсная, расстегаи с рыбой, лососина малосолёная, раки в пиве, поросёнок, галантин из пулярки, стерлядь волжская в шампанском, рябчики сибирские…

         Когда Попову показали вырезки из иностранных газет, он был раздражён:

       – Они что, голодают там? Только о еде и пишут... А о выставках, канале, метро, новых домах – почти ни слова. Это же главное у нас!»

 

       Посещение «Кока» стилягами, музыка немецко-итальянского звучания и далеко не всегда исполнение джаза, всё западное (прежде всего американское, так раздражавшее Хрущёва) привело к тому, что этот, по мнению властей, «рассадник буржуазных ценностей» в центре Москвы в 1955 году был закрыт,  а на его месте разместили унылое кафе-мороженое.

       Много было разговоров о том, что фестиваль 1957 года как бы приподнял имидж стиляг, но на самом деле всё, что произошло на фестивале, произвело на «стильных» молодых людей даже обратное впечатление. Во время фестиваля советская молодёжь увидела, что «в Америке нет стиляг», а настоящие американцы – это простые ребята, через одного одетые в какие-то синие штаны (в СССР ещё не знали этого волшебного слова «джинсы»), но в целом гости из-за океана выглядят неброско, стригутся коротко и далеко не все слушают джаз. После того, как фестиваль отгремел, московский «Бродвей» разбежался, а «стиляжный» вид у молодых ребят стал постепенно исчезать.    

       В один из моих приездов к знакомому итальянцу в фестивальный городок  мне неожиданно попалась на глаза машина марки «Победа» – в пятидесятые годы распространённая машина в СССР. Правда, не все могли себе позволить в то время приобрести такую машину. Рядом с ней стояли трое парней, которым было уже лет за двадцать. Они оглядывали территорию вокруг гостиниц и заговорщицки между собой общались. Мне показалось, что эти молодые люди не просто приехали сюда – во время фестиваля фарцовщики искали кого-либо из иностранцев, у которых можно было бы купить что-нибудь из вещей для перепродажи нашим гражданам. Скорее всего, это и была «фарца».  Появление, например, джинсов в нашей стране было для многих привлекательной «ковбойской» новинкой. И почти все – не только молодые парни, считающие себя современными – пытались приобрести эти ставшие известными всему миру штаны. В определённом смысле джинсы в Москве стали своего рода разменной валютой…

       Перепродажа джинсов, приобретённых у иностранцев, превратилась в своего рода бизнес. Более того – начался пошив подобных штанов в Москве. Уже готовые изделия превращали в так называемую «варёнку» посредством их вываривания в кипятке. Даже сегодня джинсы привлекают внимание мужчин в том числе и наличием различных фирменных кожаных наклеек. Например, джинсы, изготовленные фирмой «Rokotov & Fainberg», открытой в 2013 году в Нью-Йорке. Её основателем стал продюсер Виталий Ализер.



Логотип джинсов компании "Rokotov & Fainberg"

 

       Давайте разберёмся: кто же такой Рокотов, чья фамилия положена в основу этой фирмы ? Думаю, что не только сегодняшняя молодёжь мало знает о нём, но и взрослые зрелые покупатели джинсов далеко не всё знают об этом известном и неизвестном человеке…

       В средствах массовой информации его называют валютным королём СССР.   Вот что пишет о нём в своей статье Юрий Дмитриев (интернет-издание infox.ru): «Сегодня валютчика и фарцовщика Рокотова, носившего кличку Купец Косой, называют гением, родившимся не в то время». На блатном жаргоне купцы – это те, кто скупал из «первых рук» – «рысаков» или «бегунков», что обозначало одно и то же, золотые монеты и другие ценности, купленные в основном у иностранцев. Чаще всего это происходилo на «плешке» – чёрном рынке, тянувшемся от Пушкинской площади до гостиниц «Националь» и « Москва».                    

       "Купцы" если и поддерживали контакты с иностранцами, то только через  посредников. Случаи прямой связи были редкими, и то только при условии  заключения своего рода соглашения о сотрудничестве. Прибывшие на фестиваль иностранцы имели на руках в основном валюту, масса которой после этого праздника осталась в Москве. Доллар в 1957-58 годах стоил по официальному курсу около 90 копеек. Приветливые молодые советские люди скупали валюту у передовой демократической молодёжи, прибывшей на фестиваль, предлагая за неё рубли в пять-семь раз дороже государственного обменного курса (Алексей Кузнецов, http://diletant.media).

 

       В 1959 году 24 июля в Сокольниках в Москве открылась первая американская промышленная выставка. Примечательным эпизодом на открытии выставки оказалась встреча  Хрущёва с вице-президентом США Ричардом Никсоном, возглавлявшим американскую делегацию, который предложил Хрущёву попробовать «Пепси – колу». Хрущёв остался доволен напитком, выпив сразу пару стаканчиков. На следующий день все средства массовой информации за рубежом обошла фотография Хрущёва, пьющего «Пепси», со словами «Хрущёв учится быть общительным». Реклама дошла и до СССР. Сотни тысяч советских граждан, попробовавших вслед за Первым секретарём ЦК КПСС этот напиток, выпили в дальнейшем более трёх миллионов стаканчиков «Пепси». Через 10 лет «Пепси-Кола» стала производиться в Советском Союзе. Для этого компания заключила бартерную сделку, став дистрибутором водки «Столичной» в США в обмен на поставки концентрата «Пепси».

    

   Во время «кухонных дебатов» Хрущёв мог себе позволить, высказываясь о бесполезности американской, но всё-таки интересной кухонной техники, такие слова: «От неё нет пользы. Это всё штучки. У нас есть такая поговорка – «Если у вас клопы, вы должны поймать одного и залить ему в ухо кипяток, или мы тоже не мух ноздрями бьём!». А в ответ вице-президенту США в день закрытия выставки из уст Генсека прозвучало: «Мы ещё покажем Кузькину мать..!» 

 

       

    

Появление американских граждан в Москве также не обошлось без внимания фарцовщиков…



   

       Как следует из биографии Яна РОКОТО – его настоящая фамилия при рождении, – появился он на свет в 1927 году в сталинское время. Отец его, Тимофей Рокотов, являлся главным редактором журнала «Интернациональная литература». Об этом рассказывает в своей книге «Мы шагаем под конвоем» историк и литературовед Исаак Фильштинский, арестованный и осуждённый на 10 лет по 58-й статье и находившийся в заключении в одном лагере с Яном Рокотовым. По слухам, Ян Тимофеевич Рокотов отбывал срок за какие-то махинации.       

       По словам Фильштинского, Рокотов получил 8 лет по 58-й статье УК РСФСР в 1946 году и ещё два года за побег от ареста из коммунальной квартиры, где он проживал. В юношеском возрасте, ещё будучи школьником, «большую часть той поры он вместо уроков промышлял марками, а позже продавал абонементы на подписные издания у магазинов на Кузнецком мосту. Поэтому из школы его выпустили с отметкой «прослушал» (интернет infox.ru).

       Говорят, его любимой книжкой был «Золотой телёнок» Ильфа и Петрова, а главным героем для него стал подпольный миллионер Корейко. Отбыв свой положенный срок, 27-летний Рокотов оказался в Москве в 1955 году.

     В интернете и в журнальных статьях о Рокотове отмечается его исключительная способность приспосабливаться к различным условиям. По словам Фильштинского, «он даже сумел приспособиться к лагерным условиям – устроился работать на подсобную площадку и когда, уже после смерти Сталина, дело его было пересмотрено, покидал лагерь с большим набитым «имуществом» чемоданом и в новеньком, неизвестно где сшитом костюме. Его последние слова, которые он торжествующе прокричал уже за пределами зоны, были: «Освобождаюсь вчистую, с полной реабилитацией!».

       Не имея полного среднего образования, он покупает аттестат зрелости и пытается поступить на юридический факультет МГУ, но проваливается на экзаменах. И тогда за бутылку водки он приобретает выпускной знак МГУ. Деньги, полученные от фарцовки джинсов и других редких для СССР вещей, на начальном этапе в 1955-56 годах позволили Яну Косому организовать небольшую группу молодых людей, занявшихся целенаправленной скупкой и перепродажей валюты. В состав этой группы вошли сам Ян Рокотов («Ян Косой»), его ровесник аспирант Плехановского института Дмитрий Яковлев («Дим Димыч») и 24-летний студент Владислав Файбышенко («Червончик»).                               

       Советские граждане не имели права использовать иностранные деньги в своих целях. Даже спортсмены, артисты, специалисты, внешнеторговцы и дипломаты вынуждены были перед возвращением домой в СССР потратить всё до последнего цента из честно заработанной валюты, в ином случае в Советском Союзе их могли привлечь к ответственности за наличие валюты в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР. Кстати, предпринимательство было также запрещено.

       Названная выше тройка со временем стала известна всему московскому валютному рынку. В Москву в середине 50-х годов стали приезжать как из социалистических стран, так и из стран Ближнего востока и Африки для учёбы в советских ВУЗах иностранные подданные и офицеры-иностранцы для получения военного  образования. Со временем стало известно, что арабские офицеры, обучаясь в СССР и два раза в год находясь в отпуске, посещали Швейцарию, где покупали по дешёвке червонцы и нелегально доставляли их в Союз. Под видом туристов и коммерсантов приезжали профессиональные контрабандисты для продажи большими партиями валюты, золотых часов и драгоценностей. Причём их деятельность распространялась и на ленинградских «купцов», с которыми «купцы» из Москвы поддерживали тесные контакты. Золото превратилось в самый ходовой товар. К его скупке подключились многие советские «теневики» – цеховики и завмаги...

 

       Мне как-то пришлось встретиться с одним человеком в Испании. По его необычному русскому говору я спросил его о национальности: «Вы поляк?», на что он с улыбкой ответил: «Поляк – это не национальность, это профессия…». К чему я это вспомнил? Да к тому, что многие поляки привозили в Советский Союз массу золотых монет царской чеканки, которые очень высоко ценились на валютном рынке. Для провоза золотых монет и валюты придумывались различные способы их доставки в СССР: и посылки, и бандероли, и всевозможные пояса вокруг тела, и даже тюбики зубной пасты, куда закладывались золотые монеты…

       Скупая и перепродавая валюту и золотые монеты, Ян Рокотов за короткий срок стал очень богатым человеком. Им была создана система скупки валюты – «рысаки» (бегунки), «бригадиры» и «КУПЦЫ». Первым помощником его в этом деле стал 24-летний студент Владислав Файбышенко, к которому стекались средства от бригадиров созданной системы. Существует даже легенда, быть может, этого и не было совсем, но она свидетельствует о финансовых способностях Рокотова.

       «За ужином в ресторане гостиницы «Националь» Ян предложил банкиру воочию убедиться, что всё гениальное просто, и доложил «акуле империализма» разработанную им схему обмена валюты в обход Госбанка СССР. После зачисления на счёт RNT-23 энной суммы марок приезжающие в Москву иностранцы получали бы от Рокотова советские деньги по выгодному для них курсу, а выезжающие за границу советские граждане, выдав ему же рубли, получали бы за границей причитающуюся им сумму в твёрдой валюте. Координацию и контроль сделок по обмену марок на рубли и наоборот мог бы проводить либо менеджер банка, специально командированный в СССР, либо торговый атташе посольства ФРГ в Москве. Выгода от проводимых операций настолько возбудила банкира, что ему от избытка чувств приспичило опорожниться. Вернувшись из туалета, он заявил, что предложенная собеседником схема «даже не подлежит обсуждению, и того вскоре ждёт слава лауреата Нобелевской премии». «Славы не нужно, лучше деньгами», – ответил Рокотов (gorod.tomsk.ru/index-1575998036.php).  

       Имеется и такая версия, что Ян устраивал застолья (http://diletant.mtdia): «он любил дорогие рестораны и красивых женщин. Одна из его подруг, Валентина (Ляля) Дроздова, была в своё время любовницей Берии и имела от него дочь. Вероятно, это имело для Рокотова определённое значение и повышало его самооценку».

       Так и хочется сказать: «А кто не любит красивых женщин…?», но в то, что «он любил дорогие рестораны» – в это можно поверить. Когда знакомишься с его жизнью, то оказывается, что жил он скромно в тесной коммунальной квартире на Божедомке с тёткой-инвалидом.




   




 




   

       Сегодня этой улицы не существует, ещё в 1927 году её переименовали в улицу Дурова, известнейшего дрессировщика животных. Улица имела такое название, так как находилась рядом с Воздвиженском Божедомском монастырём, стоявшем в районе нынешнего театра Российской Армии (в прошлом Советской). Место было скверное. Божедомка – дом по названию монастыря, куда свозили для погребения умерших внезапной смертью, без покаяния и причастия: «невольных», или «заложных», удавленных, утопленных, замёрших, самоубийц, странников и прочих страдальцев. Там их оставляли до весны для последующего захоронения.

       Ян Рокотов мог бы себе и отдельный дом построить, но, видно, не хотел привлекать к себе внимание. Но то, что он был великий комбинатор – это действительно так: он постоянно придумывал причудливые схемы, лабиринты, позволяющие находить дорогу к деньгам…

       Такси – и вот он уже в своём любимом ресторане «Арагви»! Писатель Эдуард Хруцкой в своей книге «Криминальная Москва» пишет о том, как он познакомился с Рокотовым в этом ресторане. Позже журналист встретился с ним на Петровке, 38. Рокотов являлся агентом начальника валютного отдела ОБХСС майора Исупова, именно там Хруцкий и узнал, что Ян Косой и есть Рокотов – король валютного рынка. 

       «Арагви» в Москве – это одно из известнейших мест в столице, основанное  ещё в 1938 году Сталиным и Берией. Этот роскошнейший ресторан славился не только вкусными и недорогими блюдами, такими, как сациви, шашлык, хинкали, хачапури, купаты, ткемали, сацебели и, конечно, цыплёнок табака в орехово – чесночном соусе. А хлеб..! Приготовленный в «Арагви» хлеб обладал таким мягким и приятным вкусом, которого не было ни у одного мучного изделия, приготовленного в пекарнях Москвы. Мне и самому пришлось бывать в этом прекрасном заведении и всё перечисленное пробовать. Так что понятно, почему Ян предпочитал этот ресторан другим. «Арагви» посещали многие известные в Советском Союзе люди – актёры, писатели, космонавты, дипломаты и другие – всех не перечислишь…



       О третьем валютчике, аспиранте Плехановского института Дмитрии Яковлеве («Дим Димыче») мало что известно. Он действовал чрезвычайно осторожно, перепродавая валюту и ценности, но не посвящал в свои дела своих подельников – «купцов». КГБ вышел на него до известной степени случайно. «Но как верёвочка ни вейся, а конец у неё есть…»

       Яна Рокотова арестовали на вокзале, где в камере хранения он оставлял на время чемодан с драгоценностями, с которым практически не расставался никогда. Из чемодана Рокотова извлекли 344 тысячи рублей, 1524 золотые монеты..., что составляло порядка полутора миллионов долларов… Вслед за ним был арестован и его «правая рука» Владислав Файбышенко – «Червончик». 

       Доказательств их вины было более чем достаточно. При обыске было изъято валюты и ценностей на десятки миллионов старых рублей, записные книжки с нехитрыми шифрами, а от показаний фарцовщиков – «рысаков» недостатка не было. В соответствии со статьёй 88 УК РСФСР (в редакции от 27.10.1960) «нарушение правил о валютных операциях, а также спекуляция валютными ценностями или ценными бумагами – наказываются лишением свободы на срок от трёх до восьми лет с конфискацией валютных ценностей и ценных бумаг» Московский городской суд принял решение о наказании сроком на 8 лет лишения свободы в колонии строго режима названных выше фигурантов дела. Вслед за Рокотовым и Файбышенко был арестован Яковлев и ещё несколько человек.

       Яковлев сразу начал сотрудничать со следствием. По информации из книги  Хруцкого: «...в камере Рокотов чувствовал себя спокойно. Да и следователь обнадёжил: «Если будете себя примерно вести, Ян Тимофеевич, то годика через два освободитесь по условно – досрочному…». Кроме всего, Рокотов был в хороших отношениях с Хруцким, женатым на дочери председателя КГБ. И то обстоятельство, что он был осведомителем ОБХСС, как и Яковлев, и что на следствии они о многом и о многих рассказали, всё это как-то обнадёживало Рокотова…


 

    

   Но в конце 1960 года Хрущёв оказался с официальным визитом в Берлине, где в одном из своих выступлений отметил, что между Западной и Восточной частью города процветает нелегальная торговля: «Берлин превратился в грязное болото спекуляции». На это один из берлинских чиновников заметил: «Такого страшного чёрного рынка, как ваш в Москве, нигде в мире нет».

       Хрущёв по возвращении в Москву, памятуя словесную «пощёчину», которую он получил в Берлине во время своего выступления, затребовал все дела, связанные с фарцовщиками… До этого случая информация о разгуле чёрного валютного рынка в «первом в мире государстве рабочих и крестьян» уже доходила до Микояна и Суслова.

       Узнав, что осуждённых валютчиков ждёт всего лишь 8 лет лишения свободы, генсек пришёл в ярость: «Всего лишь..?» В это же время вышел указ Президиума Верховного Совета СССР, предписывающий ужесточение наказания за незаконные валютные операции: 15 лет лишения свободы. Он знал об этом, но ему пояснили, что закон обратной силы не имеет. Осужденные отбывают свой срок 8 лет, и закон не позволяет применить к ним новую меру наказания.

       К этому моменту газеты СССР благодаря партийным органам КПСС распространили информацию о существовании чёрного валютного рынка в стране и о том, что власти приняли решение усилить борьбу с валютчиками. В связи с этим, как это было принято с 30-х годов, в Москву полетели письма и телеграммы с осуждением этих «отбросов, жалких подонков и негодяев, гадкие души которых пусты... они уже давно трупы... и мы просим вас... приговорить всю эту преступную шайку к высшей мере наказания – расстрелу!» (из письма коллектива Ленинградского металлического завода). В результате закон о лишении свободы валютчиков на 15 лет был отменён.

 

       Хрущёв: «Расстрелять негодяев! Народ требует!» Пригрозил Генеральному прокурору Роману Руденко «за бездействие»: «Не думайте, что Ваша должность пожизненна!»

       Председателю суда СССР Александру Горкину: «Да за такие приговоры самих судей судить надо!»


 


   

    Немедленно ЦК КПСС инициировал усиление ответственности за валюту «вплоть до применения смертной казни». 1 июля 1961 года Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л.И.Брежнев подписал Указ «Об усилении ответственности за нарушение правил о валютных операциях». Генеральный прокурор Руденко моментально опротестовал «мягкость» приговора Мосгорсуда относительно Рокотова и Файбышенко. Судьи Верховного суда РСФСР в течение двух дней пересмотрели прежний приговор и приговорили Рокотова и Файбышенко к расстрелу. Вслед за ними высшую меру наказания получил и Яковлев, несмотря на то, что следователи выразили протест, так как подсудимый, признавая свою вину, сообщил правоохранительным органам множество сведений, позволяющих более эффективно действовать против черного валютного рынка. Не было учтено, что Яковлев был тяжело болен и страдал туберкулёзом лёгких.

       Кассационные жалобы были отклонены, и валютчики были расстреляны в Пугачёвской башне Бутырской тюрьмы в Москве.

       С «Золотой фирмой», участники которой были расстреляны, казалось, было покончено...

      

     Из выступления академика Андрея Сахарова: «Многим памятно, например, дело Рокотова и Файбышенко, обвинённых в 1961 году в подпольной торговле драгоценностями и незаконных валютных операциях. Президиум Верховного Совета принял тогда закон, предусматривающий смертную казнь за крупные имущественные преступления, когда они уже были присуждены к тюремному заключению. Состоялся новый суд, и задним числом – что нарушает важнейший юридический принцип «закон обратной силы не имеет» – их приговорили к смерти. А затем по этому и аналогичным законам были осуждены многие, в частности, за частно-предпринимательскую деятельность, за организацию артелей и т.п.».

        И ещё: закона о смертной казни за рок-н-ролл и джинсы в СССР не было. Но в истории, которую, как мне показалось, надо знать многим, джинсы сыграли не последнюю роль.

       «В один из тёплых дней 1961 года двое студентов прогуливались по городу. Одному из прохожих они предложили купить джинсы. В то время  джинсы считались чем-то нереальным, они не продавались в магазинах, их можно было только купить через фарцовщиков. И стоили они дорого. С продажи одних джинсов можно было позволить себе провести вечер, ни в чём себе не отказывая. Прохожий проявил интерес к предложению, он попросил показать джинсы. Студенты уже мечтали, как вечером поведут своих любимых девушек в ресторан. Один из студентов достал газетный свёрток, в котором были джинсы, и протянул прохожему. В этот момент судьба студентов была решена: прохожим оказался переодетый милиционер. Студентов задержали, сразу же выявили того, кто их снабжал контрабандой, провели у всех троих обыски, в результате чего обнаружили пластинки с зарубежной музыкой, джинсы, валюту.

        Состоялся суд, и все они получили тюремные сроки. В прессе их поливали грязью. Об этой истории узнал Хрущёв и остался очень недоволен приговором суда. Он стал требовать изменить приговор на смертную казнь. Смертная казнь тогда была запрещена. Хрущёв меняет закон и вводит смертную казнь. На повторном заседании суда студенты были приговорены к высшей мере наказания – смертной казни. Всего в 1961 году было казнено 1864 человека, а Рокотов и его друзья были первыми в этом списке. Они были расстреляны как государственные преступники. Произошло это в июне 1961-го».

        В 1959 году в СССР было перехвачено 209 посылок с контрабандным товаром, в том числе с золотыми монетами и валютой, а в первом полугодии 1960-го – уже 1131.

 

        Писатель, бывший заключённый Варлам Шаламов оставил запись в своём дневнике: «Московские валютчики держались с большим достоинством на суде, чем троцкисты в тридцатые годы».    

       По высказываниям журналистов, Ян Рокотов, понимавший, что ему не избежать смертного приговора, вёл себя мужественно и даже дерзко, вступал в пререкания с судьёй и прокурором и отвергал выдвигаемые против него обвинения. Во время перерыва между заседаниями суда он сказал подошедшему к скамье подсудимых журналисту: «Они меня всё равно расстреляют, они без казней не могут, но хоть года два я пожил как человек, а не как «тварь дрожащая»!



Ян Рокотов во время вынесения ему расстрельного приговора

     

     Виталий Ализер, основатель фирмы «Rokotov & Fainberg» по пошиву и прозводству джинсов, выпустил 7 августа 2017 года, спустя 90 лет со дня рождения Рокотова, памятную  серебряную монету «Один Рокотов».


 

В средствах массовой информации монета описана следующим образом:

       "На лицевой стороне монеты изображён фарцовщик в джинсах и ковбойских сапогах, на левом сапоге гравировка буквы R, на правом – F, заглавные буквы компании «Rokotov & Fainberg», и надпись ROKOTOFF. Ниже – 1961, слева выгрирована Oz, справа выгравирована бабочка: на сленге валютчиков «бабочка» обозначала 88-ю статью Уголовного кодекса РСФСР 1960 года". Монета была выставлена на аукцион по начальной цене 33 доллара США. Каждая последующая купленная монета прибавляла в стоимости 33 доллара США. 

        В Нью – Йорке одна из улиц названа в честь Яна Рокотова.




     Прошло 40 лет, и у нас всё, что считалось преступлением в деятельности Рокотова и других «бизнесменов» в шестидесятые годы, превратилось в легальное и очень прибыльное дело. «Касаясь вопроса построения коммунистического общества, Ян Тимофеевич говорил, что оно будет построено не ранее как через две тысячи лет, а значит – никогда: «Я не верю в идею построения коммунизма».

 

                                       На нулевом километре, где столбам снится небо,

                                       А по небу шатается стая весёлых галчат,

                                       Стоят два человека, просто два человека.

                                       Они курят одну на двоих и о чём-то молчат.

                                      

                                       Их молчание про ночь, их молчание про день,

                                       Про любовь их молчанье и про святую надежду.

                                       Про самых надёжных и верных на свете друзей,

                                       Про стариков и детей, и про любимых, конечно.

 

                                                                                   Гарик Сукачёв

                                                              (из песни «Нулевой километр»)

 

 

                                                                                                                            

При подготовке повести использована следующая литература (см. Интернет):

 

  1. «Никакой военной необходимости не было». Зачем США нанесли

     ядерный удар по Хиросиме и Нагасаки.

  2. «Создание советской атомной бомбы» – Википедия.

  3. «Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки» – Википедия.

  4. Платонов О.А., «Государственная измена».

  5. «Почему XX съезд КПСС стал поворотной точкой в истории СССР»:

     История: Наука и техника: Lenta.ru

  6. «Организация Варшавского договора» – Википедия.

  7. «Коктейль-холл» на улице Горького – Алексей – ЖЖ.

  8. «По броду до коктейль-холла. Стиляги. Как это было».

  9. «Коктейль-холл: как отлавливали советских «стиляг» в

       знаменитом заведении» – МК.

  10. «Московские тусовки»: «Бродвей» для стиляг на Тверской –

       Москва 24, 26.11.2015

  11. «15 дней, которые потрясли столицу» IСтатьиI Известия.

  12. «В 1957 году в Москве открылся VI международный фестиваль

        молодёжи и студентов» – I Молодая гвардия.

  13. «Праздник непослушания». Как изменил страну московский Фестиваль

       молодёжи.

  14. «VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, 1957 год».-

       История ВАО в фотографиях. Старые фото Новогиреево. Перово.

  15. «Исторические хроники: VI Всемирный фестиваль молодёжи и

        студентов».

  16. «Запечатлённое время/На чудесном празднике» tvkultura.ru

  17.  «Стиляги (2006) – Буги на костях» – фильм – обсуждение – фильмы –

        Спектакли – Кино-Театр.РУ

  18.  Алексей Козлов «Козёл на саксе».

  19.  «Джинсы и рок-н-ролл»: как московский фестиваль 1957 года

        изменил СССР.

  20.  Алексей Кузнецов «Государство их просто обмануло» журнал

        ДИЛЕТАНТ  № 6/ 2017,http://diletant.media

  21. «Ян Рокотов. Гений, родившийся не в той стране» – Город томск.ру

  22. Юрий Дмитриев «Злой гений Яна Рокотова: за что Хрущёв

        расстрелял валютного короля СССР» (полезные статьи infox.ru)

  23  «Смертная казнь за рок-н-ролл и джинсы» I Клуб Любителей

         THE BEANLES. Роман Максимов 14 июня 2011 в 7.43

  24. «История Москвы: улица Божедомка».

  25. «СТОЛЕТИЕ. Тайна «Арагви»/Территория истории. 

                                                                                                                                                                      

                                                                          

 

 

 

                                                                  





<< Назад | Прочтено: 68 | Автор: Тараканов В. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы