Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Здоровье >> Алкогольная- и Наркозависимость
Журнал «Партнер» №11 (98) 2005г.

Исповедь бывшего наркомана

 

 

 

Выношу на суд читателей записанный мною рассказ человека, который два года страдал героиновой зависимостью. Ему 36 лет, зовут Владимир. Попробуем на примере его судьбы понять, насколько жесток «мир нормальных людей» и прекрасен ли «путь наркомана», как утверждает Михаил Рушанов, автор статьи, помещенной в прошлом номере «Partner»? Пусть наш читатель сделает свои собственные выводы. Итак, слово человеку, пережившему «мир наркотиков».

 

До 25-ти лет я жил в Казахстане, в городе Актюбинске. Закончил железнодорожный техникум (школу машинистов), сдал экзамены, получил профессию машиниста тепловоза. Когда настало время идти в армию, из всех моих дворовых друзей, с которыми я рос, забрали только меня, остальные сумели, как говорится, «откосить». Я не стал искать пути, которые помогли бы мне оказаться там, где персики и тепло, и был отправлен служить в Сибирь вместе с товарищами по техникуму.

 

Нас привезли  в такую глушь, где дальше – только БАМ. Нашим основным занятием стало строительство дорог в тайге. Место жуткое - полнейшее безвластие, красные носы, фуфайки, обрезы и пьянство, больше ничего. Жили в вагонах. Мой близкий друг повесился. Я привез его труп домой в цинковом гробу. До этой трагедии он попал в аварию на поезде, у него повредился позвоночник и, видимо, мозг, так как начались психические отклонения. Это мы потом  поняли. А тогда местные посоветовали ему употреблять анашу, которую, надо заметить, кушают в той глуши из поколения в поколение, чтобы хоть как-то избавиться от тоски и от серости окружающей обстановки. Анашу там едят в жаренном виде, а курить ее невозможно. Так как  слишком мало солнца, она вырастает некрепкая. Мой друг начал есть анашу, и я вместе с ним. Выносить тяготы сибирской армейской жизни стало легче. Через какое-то время моего друга перевели на другой объект. Мы  виделись реже, но при встречах я стал замечать за ним повышенную мнительность. Ему казалось, что его перестали уважать, что люди постоянно пристально его рассматривают, в общем, то ли от травмы, то ли от анаши, а может и от того, и другого у него развилась шизофрения. Через некоторое время он повесился в душевой на трубах. Когда мы его обнаружили, он был уже мертв.

 

Я всегда считал, что у меня железные нервы, но в тот день случился срыв. Нужно еще рассказать о том, что основной состав нашего батальона набирался из жителей Кавказа. С ними командование обращалось еще хуже, чем с нами, немцами и русскими. Кавказцам приходилось больше работать, и это вызывало конфликты. Частенько по вечерам они нападали на нас с оружием в руках. Конфликты приходилось урегулировать своими силами. Офицеры, как только начиналась драка, уезжали подальше, а возвращались только тогда, когда мы уже оттаскивали трупы. Мы начали понимать, что нужно искать какие-то мирные пути выхода из сложившейся ситуации. Решили, надо идти на переговоры с кавказцами. Совместно ели анашу, погружались в умиротворенное состояние и только так могли нормально беседовать, без вспышек агрессии. Такие переговоры, как правило, заканчивались дружескими объятиями. В итоге получалось, что анаша многим из нас помогала  выжить в той ситуации.

 

Спустя два года, когда я вернулся из армии, мои дворовые друзья уже неплохо зарабатывали. Советский строй рушился, создавались малые предприятия, люди делали бизнес, открывали счета. Я присоединился к ребятам, начал работать. Про анашу почти забыл, ну может раз в два месяца ее покуривал. Стал с ребятами продавать кассеты популярнейшего на тот день «Ласкового мая», и с этого начались мои заработки, завязались новые выгодные знакомства. У меня появился приятель, выгодный партнер по бизнесу, отсидевший, правда, в свое время в колонии для несовершеннолетних за кражу. Он регулярно курил анашу, алкоголь ему был противопоказан, а расслабляться как-то было нужно. Из-за общения с этим парнем употреблять анашу я стал чаще. А все остальные наши ребята только пили.

 

В 1991 году я в первый раз приехал в Германию, к родственникам. Посмотрел, как они живут, желания остаться не возникло. Вернулся в Казахстан на приобретенной в Германии хорошей машине, дома ее продал. Так возникло еще одно прибыльное направление нашего бизнеса – продажа  машин. Однажды зимой мой новый партнер по бизнесу купил мешок мака. Пришли мы как-то в один ресторан, заказали чай. Официантка принесла нам чайник с какой-то странной жидкостью. Я не понял, что это, но выпил. Сразу почувствовал себя необычайно легко и уверенно. Оказалось, мой партнер, зайдя в ресторан, заглянул на кухню и попросил официантку заварить нам чай якобы от болей в желудке и протянул ей пакетик. Конечно, это был вовсе не целебный напиток, а самый настоящий наркотик - мак. Мне понравилось, а главное, от этого чая совсем не хотелось спать, появились силы и бодрость. Нам по работе часто приходилось преодолевать на машине большие расстояния, вот я и делал несколько глоточков этого чая, после чего рулить можно было хоть 12 часов подряд. Оглядываясь назад, я думаю: не познакомься я с этим парнем, может, моя жизнь и по-другому бы сложилась, без наркотиков? Но наркотики всегда были где-то рядом.

 

Через какое-то время я и мои самые близкие друзья скинулись и вложили деньги в одну крупную сделку. Закупили состав машин. На этой сделке мы потеряли некоторую сумму денег и между нами начались разногласия. Но я уже был достаточно состоятельным человеком, жил с любимой девушкой, которая забеременела от меня. Проживали мы в ее квартире, и все деньги и драгоценности хранили там же. Я стал замечать, что около дома слишком часто стоит никому неизвестная машина, а в ней два человека, но не придал этому значения. Оказалось, за мной следили. Однажды вечером брат жены по телефону позвал нас в гости. Когда мы выходили из дома и открыли дверь, люди в масках скрутили меня, положили на пол, вынесли из дома все: деньги, драгоценности, технику, одежду. Меня они тоже решили взять с собой, а жену оставили в квартире, приставив к ней «охранника». Я просил не трогать мою жену, объяснил, что она беременна, на пятом месяце, они пообещали, что ничего с ней не сделают. Меня повезли в Оренбург, в Россию. Почему? На тот момент, когда СССР рушился, взаимоотношения России и Казахстана приобрели характер, при котором криминал, совершенный на территории одной из республик, не расследовался в другой. Меня под пистолетом привезли в какой-то гараж и заперли, предварительно заклеив рот. Там я, на свое счастье, нашел фомку, при помощи которой мне удалось выбраться наружу и вернуться домой в Казахстан. Дома я узнал самое страшное. Над моей беременной женой надругались, и она пыталась отравиться. Помощи нам просить было не у кого. Ситуация была критической. Мы все потеряли, остались нищими и униженными. Приняли решение срочно уехать на ПМЖ в Германию.

 

В 1994 году мы перебрались в Германию, жена вскоре родила сына, а через год у нас появилась девочка. Приехали мы без знания языка, я пошел работать на стройку, укладывал дороги, копал ямы, проработал там четыре месяца. Помню, как вставал рано утром, до рабочего места добирался в грузовой машине, иногда засыпал в пути, а потом выходил из машины и видел перед собой груду железа, надевал со вчерашнего дня мокрые перчатки и принимался за работу до вечера. Честно говоря, меня все это не устраивало, работа была тяжелой и не по душе, хотелось найти себя, получать удовольствие от любимого дела. Наверное, виноваты мои амбиции, ведь в Казахстане я многого добился, отлично зарабатывал, был предприимчив и уважаем. А здесь не только любимого дела не нашел, но и друзей; ни один мой немецкий знакомый не мог сравниться с приятелями по Казахстану.

 

Через какое-то время я познакомился с сетевым маркетингом, стал работать в этой области и почувствовал себя на своем месте, получая удовольствие от этого рода занятий, но какая-то пустота в душе всё равно оставалась. Затем устроился на работу в Deutsche Post. Изредка курил анашу, о существовании макового чая забыл, а однажды один знакомый предложил понюхать какой-то порошок, сказал, что понравится. Не имея понятия, что это такое, понюхал – действительно понравилось. Я ощутил полное спокойствие  и отсутствие проблем. Пристрастился, стал часто нюхать, а один раз ночью почувствовал, что мне как-то нехорошо - руки тянет, состояние, вроде, гриппозное, но не совсем. Утром позвонил этому приятелю, который мне порошок давал, сказал, что заболел, а он засмеялся и предложил «приехать и вылечить», привез с собой порошок, я его понюхал и «как рукой сняло». В общем, порошком этим оказался героин, а болезнь - наркотической ломкой. Вот так я стал наркоманом. Позже я начал колоться, так как для укола в первое время требуется доза значительно ниже, чем для «понюшки» - выходило дешевле.

 

А вообще от героина хорошо только первый месяц, потом это превращается в навязчивую идею, ты живешь только одной мыслью, где достать наркотик? Постепенно я потерял всё. Меня уволили с работы, я там проворовался. Дети стали меня бояться. Я приходил домой и падал на диван, с которого не вставал часами. У меня был странный взгляд и заторможенная речь. Мы ссорились с женой на глазах у детей. В июле 2003 года я собрал свои вещи и ушел из дома. Впоследствии жена подала на развод. Я стал ночевать на улицах, питался раз в три дня и чем попало, жутко похудел, воровал, чтобы купить себе дозу героина. Ощутил на себе полностью процесс падения в самый-самый низ, на дно, где абсолютно все равно - умрешь ты сегодня или нет, что с тобой будет и чем все закончится?  В итоге, я попался на краже и угодил в тюрьму. Там мне пришлось «переломаться», проведя в тюрьме четыре месяца, я очистился. Затем меня выпустили под условный срок. Мной стала заниматься служба помощи наркоманам, пока мои документы находились на рассмотрении, меня определили в общежитие к алкоголикам, ведь мне было негде жить. Там у меня произошел конфликт с охраной, и меня перевели в общежитие к... наркоманам. Я держался три месяца, пил только пиво, на четвертый сломался – снова укололся, и всё началось заново. Пока рассматривались мои документы, а это, как правило, длится 4 месяца, моя свобода стала моим очередным падением, поэтому всё так плохо закончилось.

 

Через несколько месяцев я снова попал в тюрьму за кражу 50-ти евро. Сидел три месяца. В это время ко мне пришло осознание того, что следует покончить с таким образом жизни. Я посмотрел внимательно на себя в зеркало и увидел скелет, обтянутый кожей. При росте 175 см я весил 56 кг. По окончании моего срока пребывания в тюрьме пришли документы из социальной службы, и меня отправили на 6-ти месячное лечение. Я понял, что хронически болен, и научился жить с этой мыслью. Я проходил психотерапию, рабочую и спортивную терапии, со мной беседовали психологи, вытаскивая из меня раз за разом все, что накопилось в моей душе и отложилось в моем подсознании. Мы вместе со специалистами пытались понять, почему я стал наркоманом - не сразу после жутких потрясений, описанных выше, а когда всё в моей жизни было стабильно, разве что не хватало любимого дела и близких друзей?

 

Найти ответ на этот вопрос непросто, но я ищу. Я счастлив, что попал к специалистам спустя всего лишь 2 года с начала героиновой зависимости. Ведь я знаю людей, которые колются уже 5-7 лет, а некоторые даже 20. При помощи психотерапии я осознал, что наркомания – это такая же зависимость, как и все остальные: кто-то не вылезает из казино, кто-то курит, кто-то пьет, но с зависимостью можно научиться жить, если работать над собой каждый день. В группах, где я занимаюсь, четкое условие - ты не имеешь права грубить врачам, иначе тебя сразу же выгонят и снимут с программы лечения. Немецкие врачи считают, если ты грубишь тому, кто помогает тебе вылечиться, ты не готов к лечению, ты его не хочешь.

 

Специалисты объяснили мне: наркозависимость – это болезнь, требующая длительного лечения. Родственникам наркомана нужно помнить о том, что в период лечения жизнь наркомана должна быть стабильна, любая неприятность, связанная с детьми, родителями, работой, может выбить пациента из колеи и вернуть его на путь наркомании.

 

С января этого года я чист, стараюсь даже не пить и не курить, боюсь, что алкоголь может меня расслабить, и я сорвусь. Да, наркотики дарят кратковременное ощущение счастья, но из-за них можно умереть, заразиться неизлечимой болезнью или попасть в тюрьму. Стоит ли это того? Я мечтаю, чтобы моя семья снова приняла меня, но я пока никому не нужен. Когда я звоню маме, слышу только: «Мы здесь работаем, а ты там лечишься». А работать я тоже хочу. Психологи помогли мне понять, что это может стать тем самым любимым делом. Я снова планирую вернуться в сетевой маркетинг.

Я заново почувствовал вкус к жизни...
 
Информационный центр «Матери против наркотиков»
 

Карина Быстрова, Бонн


<< Назад | №11 (98) 2005г. | Прочтено: 2598 | Автор: Быстрова К. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Новое патентное право. Вопрос назрел

Прочтено: 614
Автор: Черкасский А.

Уловки бюрократии

Прочтено: 320
Автор: Миронов М.

Даруй мне тишь твоих библиотек...

Прочтено: 456
Автор: Ладыженский Г.

Введение платы за обучение в вузах

Прочтено: 375
Автор: Мармер Э.

Немецкие звуки энергичны и независимы

Прочтено: 1442
Автор: Бальцер Т.

Мобильный телефон и ваши финансы

Прочтено: 331
Автор: ИнфоКапитал

Госпожа канцлер

Прочтено: 331
Автор: Карин А.

Осень – пора простуд. Часть 1

Прочтено: 503
Автор: Абрахамс И.

Камо грядеши, Германия? Часть 2

Прочтено: 435
Автор: Бовкун Е.

Этюд об уважении и самоуважении

Прочтено: 1239
Автор: Калихман Г.

Второй рейх

Прочтено: 522
Автор: Клеванский А.

Возрастная льгота распространяется на всех

Прочтено: 512
Автор: Миронов М.

Немецкие силуэты Петербурга

Прочтено: 475
Автор: Плисс М.

Клуб “ТаЛиЯ”: полезно, интересно, весело!

Прочтено: 391
Автор: Бинтель Н.

Страхование персональной ответственности

Прочтено: 718
Автор: Навара И.