Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

F

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Германия
Журнал «Партнер» №1 (100) 2006г.

Год подъема перед годом поборов?

 

 

Экономическая программа «большой коалиции»: рискованная игра без гарантий на успех.



«Такую оргию повышения налогов, которую запланировала «большая коалиция», вполне могло бы устроить и прежнее «красно-зеленое» правительство. Ради этого досрочные выборы можно было и не проводить», - столь жесткую оценку дал представленной в конце прошлого года экономической программе нового правительства ФРГ, созданного на основе коалиции христианских демократов и социал-демократов, лидер либеральной партии СвДП Гидо Вестервелле. Правда, он возглавляет крупнейшую в парламенте оппозиционную фракцию, а потому «по долгу службы» обязан критиковать власть.

Однако не менее суровый приговор планам правительства Ангелы Меркель в социально-экономической области дал и глава влиятельного Всегерманского Союза работодателей Дитер Хунд: «Увеличение налогов и отчислений не будет способствовать тому, чтобы в Германии возобновился экономический рост, чтобы были сохранены существующие рабочие места и возникли новые».

Суровый приговор бизнеса


И уж совсем резко в газетных интервью высказались ведущие менеджеры страны, например, руководители автомобильных концернов. Глава «Фольксвагена» Бернд Пишетсридер заявил, что «править страной – это не означает суммировать худшие предложения обеих партий», а пользующийся большим авторитетом в деловых кругах ФРГ шеф компании «Порше» Венделин Видекинг с раздражением отметил: «нам скармливают сплошную ложь, и это почувствует каждый, независимо от уровня своих доходов».

Впрочем, руководители предпринимательских союзов вскоре дипломатично смягчили критику (им ведь работать с этим правительством), а экономические научно-исследовательские институты даже повысили свои прогнозы роста ВВП на 2006 год (им ведь получать заказы от этого правительства). Тем не менее, факт остается фактом: реакция немецкого бизнеса и немецких экспертов на правительственную программу «большой коалиции» в целом была отрицательной и даже резко отрицательной.

Суть упреков состоит в том, что «большая коалиция» не сумела выработать цельной концепции коренного реформирования немецкой социально-экономической модели, а представила всего лишь набор разрозненных мер и полумер – частично разумных, частично контрпродуктивных. Критики правительства считают, что с такой программой не решить тех кардинальных проблем, с которыми столкнулась сегодняшняя Германия. Это прежде всего рекордно высокий уровень безработицы и рекордно высокий государственный долг. Обе эти ключевые проблемы напрямую связаны с хронически низкими темпами экономического роста в Германии и кризисом всей социальной системы, которая стала просто не финансируемой.

Чтобы распутать подобный клубок, нужны четкие представления о том, в каком направлении должна двигаться страна в XXI веке, и смелые решения, способные направить ее развитие в нужное русло. Вместо этого правительство представило программу, ставшую результатом многочисленных компромиссов между христианскими демократами и социал-демократами, и в основном собирается заниматься латанием бюджетных дыр. Таковы претензии критиков.


Рискованный шаг


Справедливости ради следует отметить, что канцлер Ангела Меркель и ее министры объективно оказались в крайне сложном положении: им предстоит одновременно решать две практически взаимоисключающие друг друга задачи - стимулировать экономический рост и экономить бюджетные средства. Ведь для того, чтобы оживить конъюнктуру, государство должно закачать в народное хозяйство дополнительные средства, скажем, в виде инвестиций в инфраструктурные проекты типа строительства дорог. Рачительное государство пускает на это средства, накопленные в период экономического подъема, или берет в долг, если имеет сбалансированный бюджет. Однако предыдущие правительства Германии – и при Герхарде Шрёдере, и при Гельмуте Коле - даже в периоды экономического бума не откладывали деньги «на черный день», а только увеличивали дефицит бюджета, что отчасти связано с проблемами, возникшими при воссоединении Германии. В результате сейчас, когда остро нужны средства для стимулирования роста, не менее остро встал вопрос о сокращении огромного государственного долга.

В этой ситуации Ангела Меркель, исполненная добрых намерений и политической решимости, но не имеющая опыта хозяйственного управления на государственном или хотя бы региональном уровне, совершила весьма рискованный шаг: она объявила, что резко увеличит в 2006 году и без того огромный дефицит государственного бюджета с целью профинансировать многомиллиардную правительственную инвестиционную программу. Цель этой игры ва-банк состоит в том, чтобы именно в 2006 году дать толчок экономическому росту и «раскрутить» внутренний рынок, остающийся «ахиллесовой пятой» народного хозяйства Германии, а затем в 2007 году представить бюджет, который, наконец-то, будет соответствовать критериям финансовой стабильности в еврозоне. Тем критериям, которые Германия нарушает с 2002 года.


Надежды на потребительский бум


Достижению этой цели, наряду с приватизацией госсобственности и крупномасштабными сокращениями всевозможных дотаций и социальных льгот, должно способствовать повышение налога на добавленную стоимость (НДС), который с первого января 2007 года вырастет с нынешних 16 до 19 процентов. Напомним, что о неизбежности увеличения ставки НДС Ангела Меркель говорила с самого начала своей предвыборной кампании – правда, тогда, летом 2005 года, речь шла о повышении на 2 процента. За это намерение социал-демократы Ангелу Меркель ожесточенно критиковали. Набрав с помощью таких нападок массу голосов избирателей и войдя в правительство, СДПГ одобрила повышение налога сразу на 3 процентных пункта.

Налог на добавленную стоимость – один из самых эффективных инструментов в руках государства: его повышение просто гарантирует увеличение поступлений в казну, ведь НДС заложен в конечную цену практически всех товаров и услуг и от него очень трудно уклониться, во всяком случае, рядовым потребителям, малым и средним предприятиям. С другой стороны, повышение НДС неминуемо ведет к росту цен, что может повлечь за собой падение спроса на внутреннем рынке. А если этот рынок и без того страдает от сдержанности потребителей, то увеличение налогового бремени грозит обернуться заметным охлаждением конъюнктуры.

Правительство же, наоборот, рассчитывает с помощью этой меры добиться заметного оживления конъюнктуры. Его аргументация такова: поскольку повышение НДС приведет к удорожанию всего и вся, немецкие потребители поспешат в течение 2006 года по старым ценам запастись товарами длительного пользования, покупку которых они откладывали долгие годы из-за неуверенности в завтрашнем дне. Поэтому резко вырастет спрос на автомобили, мебель, холодильники, стиральные машины, телевизоры и т.д., и этот всплеск потребительской активности даст мощный импульс развитию экономики. Настолько мощный, что увеличатся инвестиции предприятий внутри страны и ощутимо сократится безработица. В общем, всё закрутится и завертится, и у народного хозяйства появится собственная динамика. На волне этого подъема жители Германии, войдя в 2007 год, без особых проблем переварят и повышение налога на добавленную стоимость, и одновременное сокращение большого числа различных льгот. А поскольку к этому времени, благодаря потребительскому буму и снижению уровня безработицы, увеличатся поступления в казну и в социальные фонды, правительство, получив с помощью новой ставки НДС дополнительные миллиарды, сможет привести бюджет в соответствие с финансовыми критериями еврозоны.


«Забыли про овраги»


В этой «формуле успеха» «большой коалиции» столько неизвестных, что на ум невольно приходит русская поговорка: «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». А оврагов на предстоящем пути много. Можно сказать, сплошная пересеченная местность.

Где гарантии, что потребительский бум, действительно, начнется, что немецкие семьи вдруг разом начнут обновлять всю свою бытовую технику? И откуда они возьмут деньги на приобретение всего этого? Или, может быть, они, даже бросившись в магазины, предпочтут купить машину поскромнее, холодильник подешевле, телевизор поменьше? Но тогда всплеск потребительской активности может оказаться далеко не столь впечатляющим, как ожидает правительство.

К тому же опыт введения евро в наличное обращение в 2002 году показал, что розничная торговля начинает повышать цены задолго до назначенного на 1 января эпохального события. Нечто подобное наверняка произойдет и на сей раз. То есть многие товары длительного пользования, да и повседневного спроса тоже, могут подорожать уже в ближайшие месяцы. У одних потребителей это отобьет охоту их покупать, другие решат не поддаваться всеобщему психозу и стадному чувству, а подождут неминуемого падения спроса в 2007 году, который может заставить многих торговцев снизить цены.

Далее, вот уже ряд лет скромные темпы экономического роста в Германии (по этому показателю она занимает последнее место среди 25 стран-членов Европейского союза) практически полностью обеспечиваются за счет поставок немецкой продукции на внешние рынки. Однако подобная однобокая экспортная ориентация народного хозяйства делает его весьма зависимым от внешних факторов. Таковыми являются, например, валютные курсы, цены на энергоносители, состояние конъюнктуры на принципиально важных рынках сбыта. В 2005 году немецкие экспортеры на удивление легко справились и с невыгодным для них взлетом евро, и с небывалой дороговизной нефти. Но что будет, если доллар опять упадет, а цена «черного золота» продержится на уровне 60 долларов не полгода, а целый год? Любое ухудшение финансовых показателей немецких экспортеров может свести на нет многие положительные эффекты от ожидаемого потребительского бума внутри страны. Наконец, Германия окажется в очень сложной ситуации, если вдруг начнется экономический спад в США или КНР.


Главная опасность - инфляция


Программа «большой коалиции» не содержит сколько-нибудь серьезных амортизаторов на случай внешних макроэкономических ударов. Но даже если ничего непредвиденного на мировом рынке в ближайшие два года и не случится, планы правительства Ангелы Меркель всё равно могут быть сорваны по не зависящим от него причинам. Такой причиной может стать рост инфляции и, соответственно, повышение процентных ставок в еврозоне. 

Объективно любое правительство с бюджетным дефицитом заинтересовано в росте инфляции, ведь она обесценивает не только накопления, но и долги. Но именно поэтому в развитых демократических странах и существуют независимые Центральные банки, призванные бороться с инфляцией, являющейся большим злом для всей экономики и для каждого отдельного человека, ибо она уничтожает его сбережения, плоды многолетнего труда.

Самым мощным инструментом для обуздания инфляции в руках «центральных банкиров» является ставка рефинансирования, то есть тот процент, под который главный государственный банк выдает деньги коммерческим банкам. Если в экономику начинает поступать меньше денег, инфляция снижается, но и деловая активность тоже. Самое сложное в работе руководителей центральных банков в том и состоит, чтобы всякий раз находить золотую середину: с одной стороны, сдерживать инфляцию, с другой – не мешать развитию экономики, не душить конъюнктуру.

1 декабря 2005 года Европейский центральный банк (ЕЦБ) впервые за пять лет поднял ставку рефинансирования в еврозоне, объединяющую 12 стран, перешедших на валюту евро. Повышение было минимальным, всего на 0,25 процентного пункта, но это было знаковое решение, показавшее, что «хранители европейской валюты» готовы, несмотря на жесткую критику со стороны политиков, в том числе и немецких, всеми силами обеспечивать стабильность цен. В течение декабря представители ЕЦБ не раз выступали с заявлениями о том, что нарастающая опасность инфляции может потребовать от них дальнейших шагов. Однако повышение ставки всего на один процентный пункт означает для бюджета ФРГ увеличение расходов по обслуживанию государственного долга на 2 миллиарда 200 миллионов евро. А в долгосрочном плане дополнительные расходы бюджета могут вырасти до 8 миллиардов евро в год, ведь брать деньги в долг государству придется тогда под более высокий процент.

Вот где самая большая опасность для всех планов правительства Ангелы Меркель по оздоровлению госфинансов и стимулированию экономики. Поэтому уровень процентных ставок будет в Германии одной из самых главных экономических тем 2006 года.


«КУРС Консалтинг»




<< Назад | №1 (100) 2006г. | Прочтено: 382 | Автор: «Курс Консалтинг» |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Нобелевскую премию получил лечащий врач!

Прочтено: 471
Автор: Рейдерман М.

Перенос отпуска на следующий год

Прочтено: 757
Автор: Jordan & Partner

Русский писатель "с лицом немецкого колониста"

Прочтено: 525
Автор: Переверзев Ю.

Рак и спид. Новые подходы к лечению

Прочтено: 660
Автор: Черкасский А.

Новогодние конфетти

Прочтено: 365
Автор: Ратнер А.

Немецкие переселенцы в Азербайджане

Прочтено: 1115
Автор: Ибрагимова Д.

Новый год, новые надежды

Прочтено: 380
Автор: Кочанов Е.

Я выбираю «полит.ру»

Прочтено: 486
Автор: Орлова C.

Библейские пророки Часть 2

Прочтено: 564
Автор: Аграновская М.

М. Миронов. Отвечаем читателям... 2006 / 01

Прочтено: 575
Автор: Миронов М.

Индивидуальное строительство без Eigenheimzulage

Прочтено: 402
Автор: Мармер Э.

Своя ниша в Германии

Прочтено: 416
Автор: Бердич Я.

Kinderzuschlag. Дополнительные проблемы

Прочтено: 887
Автор: Геллер А.

Встреча на могиле поэта

Прочтено: 324
Автор: Жванецкая И.

Хэнди - это удобно, а теперь и недорого

Прочтено: 749
Автор: Мучник С.

Литературный Рейн. Давид Спектор. Тату

Прочтено: 713
Автор: Спектор Д.