Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Иммиграция >> Еврейская имммиграция
Журнал «Партнер» №8 (107) 2006г.

Задумываясь над пятнадцатилетием эмиграции советских евреев в Германию

 

 

 

Принятие в Германии нового Закона об иммиграции, вступившего в силу с 1 января 2005 года, поначалу не вызывало какого-то особого беспокойства в немецко-еврейских кругах. Ощущение того, что, решившись на прием советских евреев, Германия уже не отступится от своего политического решения, казалось неколебимым, хотя пример с немецкими переселенцами настораживал.

Тем не менее, вопросы напрашивались: что-то станется с еврейской иммиграцией из бывшего СССР? Уцелеет ли правовая категория «контингентных беженцев», в общем-то, не очень вписывающаяся в новый закон?
 
Во время обсуждения Закона об иммиграции в Комитете по внутренним делам бундестага в 2002 г. было решено, что для еврейских иммигрантов из бывшего СССР, с введением нового закона, ничего не изменится.
23 февраля 2004 года Европейская секция Всемирного конгресса русскоязычных евреев (ВКРЕ) обратилась с соответствующим запросом в Федеральное министерство внутренних дел. В своем ответе от 7 марта министерство сообщило, что, начиная с 1 января 2005 года, правовой основой приема еврейских иммигрантов становится ст. 23 Закона об иммиграции. Решения о приеме принимаются, как и прежде, землями, но, чего раньше не было, по согласованию с федеральным министерством. Для тех, кто получил или получит разрешение на въезд до 31 декабря 2004 года, не изменится ровным счетом ничего, а для всех остальных планируется введение новых правил, в которых сильнее, чем прежде, будут учтены интеграционные пожелания и интеграционные возможности еврейских общин. Тут бы, казалось, и насторожиться, но явное предупреждение о надвигающихся переменах вместо того, чтобы стать поводом и причиной для тревог и жарких дискуссий так, к сожалению, и осталось в текущей переписке ВКРЕ.
 
В апреле 2004 года, на Дне еврейских общин в Дюссельдорфе, председатель Федерального ведомства по делам беженцев и мигрантов Мария-Луиза-Бек также заявила о беспочвенности слухов о прекращении еврейской иммиграции из бывшего СССР: ситуация с еврейскими беженцами подпадает под статью 23.2 Закона об иммиграции, не будет и никаких квот, а цифры в 17-20 тыс. на фоне 800 тыс. ежегодно приезжающих мигрантов, по ее словам, тоже не особенно страшат.
Поэтому первая же информация о новом регламенте прозвучала буквально как гром среди ясного неба.
 
15 декабря 2004 года произошла «утечка информации» из кулуаров Конференции министров внутренних дел. Берлинский Союз еврейской культуры (БСЕК) разослал открытое письмо, содержащее информацию о радикальной реформе регламента еврейских иммигрантов из бывшего СССР. Начиная с 1 января 2006 года, двери не захлопывались бы лишь для тех, кто: а) знает немецкий язык, б) не старше 45 лет, в) не имеет видов на немецкую социальную помощь и кого г) каким-то загадочным образом пригласит конкретная еврейская община. 27 тысячам человек, уже подавшим документы по старому регламенту, будет предложено перерегистрироваться на новый. И все-таки самой большой новостью, и самой неприятной, явилась готовность, если не желание, самой Германии пересмотреть свою политику в этом вопросе.
В свое время, решая вопрос о приеме еврейских беженцев из бывшего СССР, правительство Г. Коля получило единодушную поддержку в бундестаге, где эта тема открыто дебатировалась. Правительство Г. Шрёдера провело обсуждение еврейской иммиграции келейно, обусловив со всеми «заинтересованными сторонами» режим неразглашения.
Евреев на этих «за-каминных» переговорах представляли Центральный совет евреев в Германии и Союз прогрессивных общин Германии. Но готовность одних евреев обсуждать судьбу других евреев, не интересуясь мнением последних, и изумляла, и настораживала. На переговорах не было постсоветских евреев: ни тех¸ кто уже переехал в Германию, ни тех, кто собирался это сделать.
Впрочем, представлять их было практически некому: организаций федерального уровня (наподобие землячеств советских немцев) они за 15 лет пребывания так и не создали, так что никакой иной инфраструктуры, кроме нескольких общин на востоке страны, даже не на 90, а на все 100 % состоящих из русских евреев, да еще дюжины культурных объединений и клубов, часто альтернативных общинам и конфликтующих с ними, да еще виртуально-глобального Всемирного конгресса русскоговорящего еврейства, вспоминающего о «базисе» лишь от случая к случаю, у русских евреев нет и не предвидится.

 

Но немецкое правительство не стало бы вносить коррективы в еврейский иммиграционный процесс, когда бы на то не было подтверждающего согласия со стороны собственного немецкого еврейства. Двусмысленность роли ЦСЕГ в этой истории не просто заметна, а бросается в глаза: с кем же, как не с ним, тогда консультировались эксперты МВД?

 

И сколько бы ни выговаривали (по их словам) покойный Шпигель и Крамер, тогдашние председатель и секретарь ЦСЕГ, немецкому правительству, ощущение неискренности и наигранности не проходило. 21 декабря 2004 г.Шпигель высказал похвальное беспокойство о том неудобном положении, в которое Германия поставила 27 тысяч евреев, уже подавших заявления на въезд. Именно тут, скорее всего, он и хотел бы провести линию компромисса с правительством, «сдав» при этом все остальные ограничивающие въезд эмигрантов пункты. Но какой же это компромисс, если право этих людей на въезд и без того гарантировалось ныне действующими нормативными актами, которые обратной силы, как известно, не имеют? В общем, ЦСЕГ так никого и не защитил, а просто имитировал защиту, чтобы не выглядеть хотя бы публично «пятой колонной».
В начале 2005 г. Шпигель, не уставая ссылаться на мифические 85 % социально зависимых среди еврейских иммигрантов, в интервью «Jüdische Allgemeine» философски заметил, что есть политические, экономические и общинно-специфические причины, по которым регламент еврейской иммиграции в Германию, спустя 14 лет, должен быть изменен. Вот только условия должны оставаться приемлемыми. Правда, он не пояснил, приемлемыми для кого.
 
Пытаясь успокоить и без того на удивление спокойную еврейскую общественность, министр внутренних дел ФРГ О. Шили выступил 7 января 2005 года с официальным заявлением. Он сказал, что 29 декабря 2004 года Конференция земельных министров внутренних дел во Фленсбурге приняла решение, вступающее в силу с 1 января 2005 года, о некоем переходном периоде регулирования еврейской иммиграции из бывшего СССР. В частности, вопрос о 27 тысячах, уже получивших разрешение, он объявил решенным: этим людям, если они направят свои стопы в Германию, никаких препятствий чинить не будут.
Касательно остального было сказано, что методами лобового штурма такие проблемы не решаются и что имеющиеся предложения, нацеленные, по его словам, исключительно на усиление и облегчение интеграции еврейских иммигрантов в немецкую и в еврейскую среду, уже неоднократно обсуждались Конференцией в 2004 году с непременным участием и полным пониманием представителя Центрального совета евреев, и что эти обсуждения будут продолжены и дальше, в 2005 году.
 
Казалось бы, необходима дискуссия, но не в форме перешептывания у министерского камина, а открытые дебаты в бундестаге, о чем, впрочем, тогда дружно заговорили некоторые лидеры «зеленых» (в частности, Ф.Бек и К.Рот). Не для того принимался Закон об иммиграции, заявила К.Рот, чтобы его искаженная реализация проводилась без участия законодателя. Вместо этого Конференция министров внутренних дел земель рутинную задачу увязать это с новым законом восприняла как приглашение к ограничению эмиграции. А еврейская иммиграция должна и дальше обогащать страну, ее нельзя ограничивать. При этом К.Рот твердо подчеркнула: не все иммигранты находят свой путь в еврейские общины, дверь должна быть открыта и для секулярных евреев.
Полезным был бы и новый общественный Круглый стол – наподобие того, что существовал в 1989-1990 гг., когда Берлинский Союз еврейской культуры выложил «на стол» одну интересную идею: а не пригласить ли в Германию евреев из СССР?
 
Но каким бы ни виделся необходимый политический диалог, он мог вестись только с участием тех, о ком идет речь, а не за их спиной. Но ни парламентских слушаний, ни Круглого стола, ни иной формы дискуссии с участием всех сторон так и не состоялись. «Каминные» встречи и глушащий звуки коверный стиль переговоров возобладали, и в течение полугода никакие сведения о работе над усовершенствованием нового регламента в печать не просачивались, если не считать одного неожиданно прозвучавшего интервью с Дитером Грауманном, начальником финансового отдела ЦСЕГ и его представителем на переговорах с Конференцией министров внутренних дел.
На фоне высказываний П.Шпигеля и С.Крамера об ограничении эмиграции Дитер Грауманн сообщил, что ЦСЕГ в принципе против идеи ограничения еврейской эмиграции; она восходит еще к традициям преодоления последствий национал-социализма, и в этом контексте иммиграция не только шанс для приезжающих евреев, но и знак доверия с их стороны в адрес Германии, то есть шанс и для Германии. И уж совсем неожиданно он дал понять, что на переговорах есть расхождение между землями относительно самой философии нового регламента: усиление еврейских общин уже не всеми так одинаково приветствуется, и § 23.2. Закона об иммиграции позволяет землям, по согласованию с федеральным уровнем, регулировать еврейскую эмиграцию собственными распоряжениями.
 
Немного пара выпустили и сами русскоязычные евреи. В феврале 2005 года «Еврейская газета» обратилась во все еврейские общины Германии с короткой анкетой «Кому мешают евреи», состоящей из 4-х пунктов. Казалось бы, решается вопрос о судьбе еврейской иммиграции в Германию, и редакция будет завалена откликами. Но ответов пришло всего… четыре – из Галле, Гаммельна, Шверина и от либеральной общины Гамбурга (последние – в несколько обобщенной форме), что достаточно выразительно говорит об отношении к этому вопросу уже не в ЦСЕГ, а в самих общинах, точнее, в их правлениях. Можно предположить, что крупные общины, и без того имеющие своих представителей в ЦСЕГ, сочли нецелесообразным высказываться до окончания келейных переговоров, а все остальные просто продемонстрировали степень того, насколько им на все наплевать.
В целом же еврейские общины дружно проигнорировали эту проблему, несмотря на ее системообразующее значение для них самих. Русскоязычные организации, к сожалению, тоже. Лишь летом на Втором  съезде ВКРЕ, состоявшемся в Иерусалиме 20-21 июня 2004 года, этой темы заостренно коснулись президент Европейской секции Геннадий Манн и пишущий эти строки, еще и не подозревая, что до принятия окончательного решения оставалось лишь несколько дней.
 
24 июня 2005 года в Штутгарте на конференции федерального и земельных министров внутренних дел было достигнуто соглашение о новом эмиграционном регламенте  для граждан еврейской национальности из стран бывшего СССР и о вступлении его в силу. Выждав полугодовую паузу и дав возможность одним выпустить пар, а другим пролоббировать свои интересы, правительство поставило точку в полудетективной и странной истории становления нового регламента.
Если сравнить «старый» (от декабря 2004 года) регламент с «новым» в целом, то можно отметить серьезнейшие расхождения. Отказ от  возрастного критерия (в 45 лет!), отказ от претензий на государственную социальную поддержку, отказ от галахических преференций, введение «переходного периода» и учет так называемых «особо сложных случаев» – всё это, бесспорно, положительные перемены. Но общим для большинства критериев является то, что методические установки по их реализации оставляют не так уж и много от благостных общих положений. Все или почти все критерии сформулированы так, чтобы до минимума свести число тех, кого будут принимать по старому регламенту, и до максимума – тех, кого не будут принимать по новому. Вместе с тем, не будучи объективными, эти критерии создают великолепные предпосылки для произвола, коррупции и конфликтов.
 
Всё это резко затормозит постсоветскую еврейскую эмиграцию в Германию и, скорее всего, заморозит суммарное число иммигрантов на отметке между 230 и 250 тысячами человек, если не ниже. Но при этом забывают другое: эмиграционный потенциал постсоветского еврейства и без того близок к исчерпанию, налицо фаза естественного затухания еврейской эмиграции из бывшего СССР в целом, безотносительно к стране исхода. В 2010-е годы от широкой реки начала 1990 останется всего лишь узенький ручеек.
Так что желание засыпать его русло уже сейчас нестратегично как для интересов немецкого еврейства, так и для интересов немецкого государства, впервые за послевоенное время рискнувшего пойти на комплекс мер по ограничению еврейской жизни и еврейского присутствия в стране.
 
Из откликов на новый регламент эмиграции отметим заявление Еврейского Культурного объединения в Берлине (ЕКОБ). Решительное несогласие вызывает у них критерий «еврейскости». Объединение опасается, что тем самым принудительно инструментализируется конфессионализация эмиграции: евреев будут принимать по Галахе, а от галахических, но нерелигиозных евреев станут требовать вступления в общины. Интересы усиления еврейских общин сами по себе не могут служить единственным основанием для принятия решения о приеме иммигрантов. В таком случае логично было бы предложить аналогичные права ортодоксальным евреям во всем мире. Если этого не происходит, то русских евреев нельзя лишать права личного выбора участия или неучастия в еврейской религиозной жизни в Германии. Еврейское население не сводится к членам общины, охватываемым статистикой ЦСЕГ. Всемерно стремясь к расцвету еврейской жизни в Германии, видя именно в этом адекватную реакцию на трагедию Шоа, ЕКОБ предупреждает об опасности отхода от демократических параметров этой эмиграции.
 
В хоре прозвучавших голосов пока явно недоставало и недостает голосов самого русскоговорящего еврейства. Их представительство в исполнительных и надзорных органах, обеспечивающих выполнение нового регламента еврейской иммиграции из бывшего СССР, совершенно необходимо.

Отдельные общины, одна за другой, постепенно уже отвоевываются «новичками» из СНГ, проявляющими подчас, с точки зрения ЦСЕГ, совершенно неуместную степень самостоятельности. Когда-нибудь дойдет черед и до самого Совета, но оттянуть это мгновение, видимо, очень хотелось бы. Сделать это можно только одним путем: оборвав или уменьшив электорально-демографический пресс новых иммигрантов.
 
О том, сколь нестратегична предлагаемая «реформа» и для самого немецкого еврейства, и для Германии, можно и не говорить: ведь интеграционные успехи и интеграционный потенциал еврейской эмиграции из СССР существенно превышают аналогичные показатели любых других иностранных контингентов в Германии. В поколении детей доля получателей социальной помощи среди бывших контингентных беженцев, по экспертным оценкам, минимальна. Устами своего пресс-секретаря это признало и Министерство внутренних дел, назвавшее еврейскую иммиграцию из бывшего СССР не как-нибудь иначе, а буквально - «успешным проектом»!
Но судить об этом, увы, можно пока на глазок, ибо исследований и опросов нового немецкого еврейства – кот наплакал, а сравнительных – и вовсе нет. Нежелание Центрального Совета евреев в Германии и Центральной Еврейской благотворительной организации инициировать и финансировать такие исследования тем более удивительно, что их результаты так пригодились бы сейчас, когда есть и смысл, и шанс осмыслить 15-летний поток, – пока он еще не пресекся.
 
Своеобразной реакцией на ситуацию стало решение издательского дома «Партнер» провести самостоятельное социологическое обследование еврейской иммиграции в Германии. Первое пилотное обследование уже проведено в Бохуме осенью 2005 года, что позволило усовершенствовать опросный лист и запустить весной 2006 года основную стадию проекта: на 10 тысяч распространенных среди подписчиков анкет уже получено более 2-х тысяч ответов. Адресованность анкет ко всем русскоязычным читателям «Partner» - не только к евреям, но и к немецким переселенцам – делает его особенно интересным с научной точки зрения.
 
Профессор Павел Полян (Фрайбург)

<< Назад | №8 (107) 2006г. | Прочтено: 810 | Автор: Полян П. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Инвестиции и спорт

Прочтено: 350
Автор: ИнфоКапитал

«И рыбку съесть....

Прочтено: 674
Автор: Илькун Я.

Почему немцев интересует Россия? 1 / 2

Прочтено: 414
Автор: Бальцер Т.

Проблемы трудоустройства решать играя...

Прочтено: 319
Автор: Приходько А.

«Возвращение блудного сына»

Прочтено: 381
Автор: Резников М.

Алкогольная зависимость

Прочтено: 758
Автор: Бротцман Т.

Момент истины

Прочтено: 315
Автор: Кочанов Е.

Гуманисты Ренессанса 2006 / 08

Прочтено: 434
Автор: Сирота А.

Новые правила, старые вопросы

Прочтено: 307
Автор: Миронов М.

Он пришел из эры милосердия

Прочтено: 315
Автор: Вайнблат Б.

Байки о великом Эйнштейне

Прочтено: 778
Автор: Вайнбойм П.

О добровольном переселении граждан в Россию

Прочтено: 694
Автор: Клеванский А.

Жерона- «город тысячи осад»

Прочтено: 395
Автор: Аграновская М.

«Кармина Бурана» - запоздалое признание

Прочтено: 989
Автор: Бовкун Е.

Рекламация купленного товара

Прочтено: 873
Автор: Цукерник Э.

Танцующие Нана

Прочтено: 520
Автор: Чернецова Е.

«Mini-Job». Очередная реформа

Прочтено: 563
Автор: Землицкий В.

О поборах на украинской границе

Прочтено: 524
Автор: Ефимов Е.