Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Общество >> Люди и судьбы
Журнал «Партнер» №12 (123) 2007г.

Люди, отмеченные Богом

Люди и судьбы

Грета Ионкис (Кёльн)


Какой же это немец?!

В Эссене, в уютном, теплом немецко-русском доме Донковых, хозяева которого родом с Украины, я вновь слышу знакомые названия: Черкассы, Фастов, Золотоноша… Это отец Эрвин рассказывает свою одиссею.

Слухи об отце Эрвине доходили до меня давно. Удивительный немец, вроде бы католик, а ведет службу в православной церкви Бориса и Глеба в Эссене. Говорит по-русски. Спешит навстречу всем, кто нуждается в помощи. Весь в трудах и заботах. Аскет и бессребреник.

И вот довелось встретиться. Передо мной человек, про которых говорят: пройдет — не заметишь. Тощий, нескладный, в видавшем виды пиджачке, прячет лицо в седую бороденку. Какой же это немец?! Типичный житель российской глубинки, причем явно из нуждающихся, но при этом — деликатный, как-то даже тушующийся.

Разговор поначалу не идет; гостей приглашают отужинать, и небольшое общество (нас за столом шестеро) воздает должное кулинарному искусству хлебосольной хозяйки.

Исподволь присматриваюсь к отцу Эрвину и сама ловлю внимательный взгляд его серых глаз, прячущихся под кустистыми бровями. Замечаю, что мой рассказ о встрече с Папой в кёльнской синагоге не оставил его равнодушным. Делюсь своими планами издать книгу о евреях и немцах, называю имена тех, о ком в ней пойдет речь. Отец Эрвин оживляется. Наконец, удается его «разговорить». Негромким глуховатым голосом начинает он свой рассказ.

Попасть в плен могли все

Восемнадцатилетним юношей попал он в начале 1943 года на Восточный фронт, там и определилась его судьба.

Его воинская часть попала в окружение, десять немецких дивизий оказались в Черкасском котле (Корсунь-Шевченковская операция). Выжили немногие. «Нам было приказано выбираться из окружения своими силами. Куда идти? Глубокий снег приглушал звуки, мы не слышали канонады, шли наугад. Увязли в глубоком овраге. Наступила ночь. В темноте натыкались то на трупы, то на брошенную технику».

После двух бессонных ночей он уснул, облокотившись на дышло телеги, где лежали раненые. Проснулся — вокруг никого.

Неизвестно откуда появился молодой эсэсовец, он предлагал драться до последнего патрона. У него выхода другого и не было. Всем эсэсовцам на внутренней стороне руки татуировкой обозначали группу крови, заботились об элитных войсках, не допуская, что они могут оказаться в плену. А может быть, и специально клеймили их таким образом, чтобы мысль о плене как способе спасения не возникала у этих «меченых» ребят.

Сражаться не пришлось, поскольку трое русских солдат уже стояли рядом с обычными требованиями: оружие — на землю и Hände hoch! Эрвин повиновался, совершенно забыв о «лимонке» в кармане. Русский гранату нашел, но факт «сокрытия» последствий не имел. Офицер, к которому их привели, попросил закурить. Эрвин смолоду был некурящим, но это не вызвало ярости. Ярость начальства Эрвин, впрочем, вскоре смог увидеть. Их, человек десять пленных, заперли в коровнике, пить хотелось ужасно. Молоденький солдатик пожалел пленных, отлучился со своего поста и принес им ведро воды. За отлучку офицер бил солдата по лицу до крови. Эрвин был поражен. Немецкий офицер мог пристрелить на месте, но чтобы бить — это было неслыханно.

Его украли бабушки в «хусточках»

Эрвину сегодня уже за восемьдесят, но память его цепко удерживает многие детали. Он помнит, как их гнали по морозу к сахарному заводу в Умани. Он тащился из последних сил, боялся упасть, но упал не он, а шедший рядом парнишка: «Всё! Больше не могу».

Подошли два русских солдата, но пристрелить упавшего не решились. Эрвин продолжал стоять возле него. На вопрос офицера, не брат ли он ему, ответил отрицательно, за что долго себя корил, но не отошел. Офицер велел поднять парня, и тот дотащился до завода. «Я его потом встретил уже в Германии после войны!»

Через несколько дней, когда они прибыли в Золотоношу, у Эрвина отнялись ноги. В госпитале было решено: ампутировать. Но вечером произошло нечто необъяснимое. Появились две бабушки в «хусточках» (Эрвин иногда вставляет в речь украинское слово) и украли недвижимого Эрвина. Старушки в белых платочках под руки и волоком на каком-то рядне потащили его из палаты. Он выглядел моложе своих девятнадцати, личико нежное, красивое, чистый ангелок, только без крылышек и пухлых щечек, весил не более сорока килограммов. Притащив немца в хату, они стали обкладывать его ноги распаренными конскими кизяками. Лечили его так дней десять и выходили.

Своим спасителем отец Эрвин считает врача-еврея

После этого его отправили на шахты в Донецк, но там признали нетрудоспособным и направили в Умань, в госпиталь. Первый этаж занимали в нем советские раненые, а второй — немцы.

Эрвин утверждает, что кормили их из одного котла и рацион был один и тот же. Он его запомнил: 600 граммов хлеба, утром пшенная каша и ложка сахара, в обед — суп и кусок американской тушенки. Даже махорку давали, но бумага (газеты) для самокруток была дефицитом. Он считает, что у него нет права обижаться на советский народ, на Советскую армию.

Добрым словом поминает отец Эрвин капитана медицинской службы, еврея, начальника госпиталя, который заставлял немецких раненых работать во дворе.

Успел поработать юный Эрвин и на лесоповале в Черкасской области. Норму выполняли ежедневно, иногда даже до окончания рабочего дня. Видимо, нормы были не очень высокими. Конвоиры попадались сердобольные, иногда разрешали накопать и испечь картошки, местные женщины давали немного хлеба.

Своим спасителем отец Эрвин считает врача-еврея, настолько низкорослого, что они его прозвали гномом. «Благодаря ему меня признали нетрудоспособным, комиссовали, я попал во Второй транспорт в августе 1945-го и был отправлен на родину».

Еще в плену Эрвин решил стать пастором

Границу между советской и американской оккупационными зонами Эрвин перешёл 8 сентября, в день своего рождения. Ему в этот день исполнился 21 год.

Дома Эрвина считали пропавшим без вести. Более того, вернувшийся ранее однополчанин сказал отцу, что его сын погиб. И вот — радость встречи! Еще будучи в плену, Эрвин решил, что станет пастором. Окончив гимназию в 1947 году, он поступает в теологическую академию под Кобленцом. Шесть лет продолжалась его учеба здесь, а затем еще шесть лет он провел в Риме при Ватикане.

Эрвин занимался в Русикуме, где располагался Восточный институт (в годы войны здесь прятали евреев). Россия его «не отпускала». Здесь он написал и защитил диссертацию на тему «Сельский приход в начале века по отзывам православных епископов». По материалам диссертации вышла книга, которая читается как увлекательный исторический роман. Она написана по-немецки, но автор штудировал груды отзывов по-русски, и я свидетельствую: его русский язык просто великолепен.

Став пастором, он получил по традиции латинское имя — Pater Imikus. Никто тогда не подозревал, что в скором времени Pater Imikus превратится в отца Эрвина.

отец Эрвин и Грета Ионкис

Православный епископ наградил католика золотым крестом

В 1958 году восточная конгрегация Ватикана заинтересовалась положением русских католиков в Германии. Эрвин объехал все пять епархий на Руре в поисках русских людей. За четыре месяца он нашел немало русских, проживающих в Рурском бассейне, но католиков среди них было немного, большая часть оказалась православными. В Ватикане его спросили, хочет ли он работать с этими людьми, и он без долгих раздумий согласился. Он создал православную церковь в Эссене, сам дал ей имя Бориса и Глеба (эти братья-мученики были близки его душе).

Эрвин стал настоятелем этой церкви, оставаясь католиком. «Епископ Дюссельдорфа Лонгин признает мою работу, он служил обедню в моей церкви, наградил меня золотым крестом. Православный епископ наградил меня, католика!» — не без гордости говорит отец Эрвин.

В Советский Союз он начал ездить с 1966 года. Известно, что отец Эрвин ездит в Россию, Украину и Белоруссию не как турист, не только ради общения с друзьями, знакомыми и родственниками своих прихожан (а прихожан у него много, едут к нему со всей Германии), но каждый раз везет гуманитарную помощь: вещи, медикаменты, деньги.

Фрау Шмидт из Мюльхайма

В свою очередь, я решаюсь рассказать о моей знакомой, немке из Мюльхайма, которая тоже живет благотворительной деятельностью.

Познакомилась я с ней лет 15 назад в Кишиневе в доме Элли Карловны Пиларино, у которой я брала уроки немецкого.

Фрау Шмидт ежегодно вот уже много лет приезжает с грузовым автофургоном, а то и двумя, доставляя в Молдавию гуманитарную помощь (вплоть до специальных кроватей, медицинской аппаратуры, инвалидных колясок, компьютеров) для республиканской онкологической больницы и детских домов.

Эта маленькая немолодая женщина содержит небольшой склад в Мюльхайме-на-Руре, где собирает гуманитарный груз. Однажды его разгромили и пытались поджечь: видимо, не все соотечественники одобряют ее деятельность.

А затем то в зной, то в холод пробивается со своим грузом через границы в Молдавию. Тот, кто проходил румыно-молдавскую или украинско-молдавскую пограничные таможни, понимает, что слово «пробивается» очень точное. Доставить гуманитарную помощь в бывший Советский Союз, пожалуй, еще сложнее, чем ее собрать.

Однажды она на три дня застряла на занесенном снегом перевале в Румынии, а дома остался муж и сын-инвалид. Правительство Германии высоко оценило подвижнический труд фрау Шмидт, наградив ее орденом.

Правительство Молдовы не удосужилось даже поблагодарить эту женщину, спасибо, хоть перестало чинить препятствия. Кому-то из власть предержащих было невыносимо знать, что поток гуманитарной помощи течет мимо них, ничто не прилипает к их рукам, потому и поступали указания на пограничную таможню «держать и не пущать».

Сколько раз, чтобы провезти груз, фрау Шмидт взывала к помощи немецкого посольства в Молдавии! Сколько раз в сердцах говорила, что больше ее ноги здесь не будет! Но проходит полгода, и в квартире Элли Карловны раздается звонок: «Элли, жди! Я еду!»

Такие люди — «штучный товар»

«Значит, я не один! » — радуется отец Эрвин. К счастью, это так, он — не один, но люди, подобные ему и фрау Шмидт, единственные в своем роде, это «Божий штучный товар», если такое выражение не обидит их. 

Маршруты отца Эрвина, как уже сказано, иные. Его автофургон хорошо знают на всех польско-белорусских, польско-украинских таможнях, ему дают зеленую улицу.

Да, бывало, нападали на польских дорогах. Отец Эрвин не робкого десятка. Был случай, пошел на таран, свалил в кювет машину нападавших и ушел от погони. Однажды на автозаправке его обчистили, как липку: украли сумку со всеми документами и деньгами. Хорошо, хоть разрешили позвонить в Германию воззвать о помощи. Всякое бывало…

Отец Эрвин приобщил к благотворительной деятельности и своего брата, католического тюремного пастора. Он теперь каждый год летает в Тверь и помогает тамошним заключенным. «И еще двух патеров я взял однажды с собой, и они тоже полюбили Россию, помогают мне теперь собирать помощь».

Моя знакомая, Катинка Дитрих ван Веринг, доктор киноведения, основавшая первый Гёте-институт в Москве и руководившая им вместе с мужем несколько лет, издала книгу писем, которые она из Москвы писала в Германию своей старенькой матери, и назвала она этот томик — «Из России — с любовью».

А миссию людей, подобных отцу Эрвину, можно назвать — «В Россию — с любовью». И как это важно, что в истории столь непростых немецко-русских отношений есть и такая страница.

Да, что ни говорите, а немцы настолько разные, что впору размышлять и писать не только о традиционно загадочной русской, но и о загадочной немецкой душе.


<< Назад | №12 (123) 2007г. | Прочтено: 859 | Автор: Ионкис Г. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Людмила Мела о работе, семье и многом другом

Прочтено: 909
Автор: Редакция журнала

О правилах сдачи языкового теста

Прочтено: 1886
Автор: Миронов М.

Выставки

Прочтено: 283
Автор: Цесарская Г.

Борьба без победителей

Прочтено: 350
Автор: Кротов А.

Полководец

Прочтено: 354
Автор: Клеванский А.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 328
Автор: Шкляр Ю.

Новые правила воссоединения семьи

Прочтено: 869
Автор: Пуэ Т.

Найля и Алекс – чудесная пара

Прочтено: 266
Автор: Гребенщиков Д.

Анекдоты и афоризмы

Прочтено: 325
Автор: Редакция журнала

В Париж с детьми

Прочтено: 392
Автор: Аграновская М.

Плата за образование. А не дорого ли выйдет?

Прочтено: 380
Автор: Пелешев Л.

Путешествие в страну «Коза Ностра»

Прочтено: 613
Автор: Чуткова Ю.

Свет бесконечной любви

Прочтено: 361
Автор: Жердиновская М.

О чем это мы, или к введению новой рубрики

Прочтено: 501
Автор: Щербатова Е.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 1269
Автор: Левин В.

Праздничный макияж

Прочтено: 888
Автор: Бабухадия Н.

Выставка «Ренуар и пейзаж импрессионистов»

Прочтено: 748
Автор: Гуткина И.

Немецкая парламентская улитка

Прочтено: 355
Автор: Карин А.

Ваше здоровье зимой

Прочтено: 465
Автор: Грищенко О.