Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Семья >> Семья и школа
Журнал «Партнер» №3 (198) 2014г.

Дети и мобильные телефоны

Ирина Навара (Франкфурт-на-Майне)

 

Социологи, изучающие психологию детей и подростков, бьют тревогу по поводу серьезной проблемы, появившейся в среде младших школьников и даже детсадовцев в последние годы: мобильный телефон стал неотъемлемым атрибутом их повседневной жизни. Мы уже привыкли к традиционным сценкам в городском транспорте, на улицах и в общественных местах: девочки и мальчики, тинейджеры, девушки и юноши чуть ли не в состоянии анабиоза погружены в созерцание своих мобильных телефонов, постоянно совершают ведомые только им манипуляции.

 

Социум должен признать, что проблема зашла намного глубже и выглядит значительно опаснее, чем кажется на первый взгляд: в абсолютную зависимость от мобильного телефона попадают дети уже от шести лет. При этом многие родители, вместо того чтобы обратить на ситуацию необходимое внимание и попытаться внести иное направление в развитии собственных детей, радуются совершенно не безобидной возможности оставить свое развивающееся чадо наедине с самим собой, предоставив им, папам и мамам, время для себя лично.

 

О серьезных последствиях тотального увлечения мобильными телефонами в среде детей и подростков с еще неокрепшей психикой я побеседовала с дипломированным психологом, школьным куратором, инспектором Министерства социального воспитания и становления личности Марион Мюллер-Стаске (Marion Müller-Staske). Скажу сразу: ситуация выглядит настолько удручающей, что следует серьезно задуматься о том, что же ждет наших детей в будущем.

 

По результатам фундаментального социологического исследования выяснился шокирующий факт: на сегодняшний день в возрастной группе от шести до 13 лет в личном распоряжении имеют мобильный телефон 95 процентов детей, т.е. два миллиона человек. Для сравнения, например, 10 лет назад таких детей насчитывалось всего пять процентов. Неутешительные итоги привели социологов к выводу о появлении совершенно нового вида социального психоза: зависимость от мобильного телефона. Обстоятельства, ограничивающие пользование телефоном (хотя бы в помещении с плохим приемом сигнала), вызывают у его владельцев панику и временное расстройство периферийной нервной системы.При временном же отсутствии телефона (например, забыли дома) подростки и молодежь испытывают сильнейший дискомфорт. Временные ограничения (нельзя отправить СМС, установить виртуальный контакт в социальной сети, даже позвонить) вызывают у особо чувствительных необъяснимую панику, доходящую до состояния сильнейшей тревоги и острого психоза. Ощущение беды, уязвимости и утраты независимости проявляются у многих подростков даже при разряженном аккумуляторе или просто потере телефона из поля зрения. Парализующее любую другую жизнедеятельность желание срочно зарядить аккумулятор или немедленно броситься на поиски «исчезнувшего» телефона – становится основной мыслью.

 

Пятьдесят СМС в день! Кому и с какой целью? Просто так – такая же потребность, как у других прогулки по свежему воздуху, прием пищи, обмен мнениями, жажда новых знаний. Пальцы с молниеносной быстротой скользят по дисплею, один за другим уходят месседжи, часто к случайным получателям, пребывающим в такой же тяжелой форме мобильной зависимости.

 

Первыми забили тревогу учителя, обратившись в земельные министерства образования с просьбой принять срочные меры, т.к. манипуляции с мобильными телефонами во время занятий служат для многих детей помехой в учебе, провоцируют патологическую зависимость, принимающую самые удручающие формы.

 

Не имей сто друзей, а имей модный телефон

 

Любое фундаментальное исследование начинается с малого – с опроса членов социума, имеющих непосредственное отношение к затронутой теме. Учитывая естественные сложности при опросе маленьких детей, которые вряд ли осознанно могут объяснить желание иметь при себе мобильный телефон, возрастной диапазон опрашиваемых установили в границах от 12 до 18 лет. Это самый подверженный влиянию со стороны общества возраст, когда подростки попадают на удочку сомнительных с точки зрения здравого смысла, возможностей телефонов, рекламируемых их производителями.

 

Первым встал вопрос: «Зачем тебе мобильный телефон?» При современных мегапредложениях индустрии развлечений: от клубов по интересам и спортивных секций до всевозможных массовых на любой вкус шоу-зрелищах, вопрос коммуницирования уже не является проблемой. Завязать личное знакомство или приятельские отношения на целевых мероприятиях, представлениях, концертах или дискотеках не составляет особого труда. Известно, что в любом случае вы не можете иметь в друзьях более пяти-шести человек. Остальные знакомые являются для вас лишь временным постоянно меняющимся фоном. Так неужели доходящая почти до маниакальной потребность рассылки СМС и выхода в чат для суррогатного общения может заменить вам реальные человеческие отношения? Ответ звучит, как «под копирку»: «Мне подарили телефон родители, чтобы со мной всегда можно было связаться». Встречный вопрос: «Вы так редко видите родителей, что перерыв в общении на пять-шесть часов становится критическим и требует постоянной связи?» не отличался оригинальностью, не вызывая ничего, кроме смеха или недоумения. Разве что мало убедительные объяснения о возможной задержке с друзьями после школьных занятий или участия на выходных в дружеских мероприятиях: «Чтобы родители не волновались».

 

Групповой опрос не принес ожидаемых результатов, поэтому подростков разделили на группы по четыре человека, отобранных из разных социальных слоев. Оказывается, многие получили вожделенный мобильник в 10 лет, а имеющиеся в распоряжении у одноклассников мобильные телефоны и отсутствие собственного вызывало у них тяжелый комплекс неполноценности. Постоянно находящийся в руках современный гаджет давно стал свидетельством принадлежности к касте избранных и посвященных в некие известные только им священные таинства и обряды. А марка и модель телефона, не говоря о стоимости, определяет социальный статус подростка. Примерно как в древних племенах число и размер клыков на ожерелье говорили о влиянии его владельца на соплеменников и его месте в племенной иерархии. Поэтому отсутствие у подростка в 10-12 лет мобильного телефона расценивается сверстниками как проявление социальной некомпетентности. «Мне было стыдно перед друзьями. Надо мной смеялись, – призналась 13-летняя девочка. – И родители пошли навстречу моей просьбе». Отвечающий стандартам времени мобильный телефон дает ложное ощущение социальной востребованности: «Я современный и развитый, я продвинутый и крутой, я иду в ногу со временем».

 

Игрушки, развивающие и определяющие будущую социальную роль и имеющие воспитательные функции, перестали отвечать запросам юного поколения. «Свидетельством взросления служит не проявление ответственности за свои поступки, а стоимость и «накрученность» средств мобильной связи», – отметила Марион Мюллер-Стаске. Выходящий за границы разумного счет за телефон оплачивается родителями. Компенсация за перерасход – это сокращение карманных денег для ребенка. Сомнительно, чтобы такая мера имела особый воспитательный смысл.

 

Ты недостоин иметь дорогой телефон!

 

Первый этап исследования продемонстрировал печальную тенденцию ухода от реального мира в мир искусственных и надуманных ценностей. Но любой предмет должен иметь прежде всего рациональную цель его применения и нести функциональную нагрузку. К сожалению, ничего конструктивного услышать не удалось: непрекращающийся поток СМС, общение с друзьями из социальных сетей, электронные игры и непрерывное скачивание музыки. Всё что угодно, только не удобный источник информации, который используем мы – взрослые люди. Фото и видеокамеру подростки используют редко: в основном для пересылки не несущих никакого содержательного значения фото и видеофайлов приятелям по социальным сетям.

А сейчас мы подошли к самому важному: использованию телефона в качестве инструмента моббинга и расправы над неугодными сверстниками. Вы спросите – как? Очень просто. Неслучайно подготовка и проведение тренинга противостояния агрессии и насилию подростков со стороны сверстников были поручены полицейскому комиссариату, уполномоченному для решения конфликтов в молодежной среде. Тренинг носил характер игры, но вызывал у подростков совершенно естественную реакцию. Самым плодотворным является наглядный пример, в котором подростки могут увидеть себя со стороны. Мобильный телефон может служить как предметом насмешек, так и гордости. И нередко объединенная под общим предводительством группа озлобленных завистников численностью пять против одного шантажирует жертву, нанося ей тяжелые оскорбления и угрожая: «Отдашь телефон – простим!» Жертве иной раз ничего другого не остается, как распрощаться с предметом своей гордости, чтобы не быть покалеченным своими же школьными товарищами.

 

С помощью телефонов с современными опциями моббинг приобретает уже самые изощренные очертания. Скачав из Интернета нужные программные приложения, подростки создают оскорбительные образы врага, вплоть до участия в оргиях, и рассылают по социальным сетям. Можно не упоминать о рассылках СМС, унижающих «вражье» достоинство и распространяющих клевету среди общих знакомых. И что самое печальное – во время тренинга подростки в большинстве случаев радовались и даже издевались над пострадавшим. Сострадание и сочувствие в этом возрасте вызвать очень сложно. У многих пробивалась явная зависть и злорадство: «Ты наказан справедливо – не имей такой крутой телефон!»

 

Врачи считают, что номофобия (от английского no-mobile-phone phobia, то есть «страх отсутствия мобильного телефона») по психодинамике аналогична другим зависимостям вроде алкоголизма, наркомании, игромании или интернет-мании. Каждая из них служит компенсацией каких-то личностных проблем: комплексов, неудовлетворенных потребностей, нереализованных иллюзий. Подросток, не могущий прожить без мобильного телефона ни одного часа, тоже компенсирует личные проблемы – неумение строить реальные социальные связи и вытекающий отсюда страх одиночества.




<< Назад | №3 (198) 2014г. | Прочтено: 705 | Автор: Навара И. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Прием еврейских эмигрантов в Германию

Прочтено: 2524
Автор: Пуэ Т.

«Партнер» в Интернете: больше, чем журнал

Прочтено: 450
Автор: Мучник С.

Кроссворд

Прочтено: 312
Автор: Кротов А.

Девальвация шагает по планете

Прочтено: 1082
Автор: «Курс Консалтинг»

Граница без Карацупы

Прочтено: 544
Автор: Горелик В.

В защиту бландинок

Прочтено: 375
Автор: Авцен В.

Тяжелая зима

Прочтено: 813
Автор: Кочанов Е.

«Ромовые бабы» голодного Ленинграда

Прочтено: 677
Автор: Лебедев Ю.

Река времен: март

Прочтено: 552
Автор: Воскобойников В.

Как правильно уволить или уволиться

Прочтено: 1149
Автор: Кримханд В.

На юге Португалии, на краю Европы

Прочтено: 637
Автор: Аграновская М.

Нововведения 2014-го года

Прочтено: 1027
Автор: Розенберг Э.

Немецкий голубь заговорил по-русски

Прочтено: 554
Автор: Светин А.

Дети и мобильные телефоны

Прочтено: 705
Автор: Навара И.

Рыбалка в порту Дуйсбурга

Прочтено: 374
Автор: Метцгер В.

Папа может всё!

Прочтено: 675
Автор: Грилло Е.

Когда я стану Кошкой

Прочтено: 563
Автор: Ободовская Е.

Новости

Прочтено: 700
Автор: Редакция журнала