Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Германия
Журнал «Партнер» №10 (217) 2015г.

Как приток беженцев скажется на экономике Германии

Волна мигрантов может прервать или продлить «золотое десятилетие»

 

Прием потоков беженцев из Азии и Африки станет для Германии самым серьезным испытанием на прочность за последние четверть века – со времени воссоединения страны. Властям, жителям и бизнесу ФРГ предстоит решить две ключевые проблемы – в сжатые сроки интегрировать новых жителей в немецкое общество и в экономику. В данной статье анализируются риски и шансы для рынка труда и социальной сферы.

 

Вообще-то прием беженцев (именно беженцев, а не трудовых мигрантов) – это не экономическая тема, а гуманитарная. И канцлер Германии Ангела Меркель, поддержанная значительной частью немецкого общества, открыла этим летом границы страны не для «рабочей силы», а для людей, спасающихся от войны и преследований. Конечно, среди них немало тех, кто бегут просто от бедности, но им, скорее всего, будет отказано в политическом убежище и во всех тех льготах, которые такой статус предполагает.

Так что мы имеем дело с беспрецедентной гуманитарной акцией, на которую сегодняшних немцев во многом толкает чувство исторической вины за преступления фашистской Германии (из этих же соображений ФРГ принимала и принимает евреев из бывшего СССР) и осознание своего морального долга, ведь в свое время самые разные страны тоже пускали к себе немцев, бежавших от Гитлера. Однако результатом столь гуманного порыва станет увеличение населения страны как минимум на несколько сотен тысяч новых жителей, если не на миллион, а это уже является социально-экономическим фактором, требующим прагматичного анализа.

 

Налоги (пока) повышать не будут

Разделим последствия нынешнего притока беженцев на краткосрочные и среднесрочные (прогнозировать долгосрочные последствия в столь быстро меняющейся ситуации просто бессмысленно).

 

В ближайшие месяцы прием беженцев потребует от Германии гигантских организационных и административных усилий. Прибывающих людей надо разместить, накормить, зарегистрировать, их прошения об убежище необходимо рассмотреть, а тех, кто его получит, предстоит расселить по стране. Это, конечно же, будет стоить денег. В Берлине исходят из того, что для этих целей в следующем году могут понадобиться около 10 млрд евро, значительная часть этих средств в федеральный бюджет уже заложена.

 

Для сравнения: расходная часть бюджета ФРГ на 2016 год запланирована в размере 312 млрд евро. Речь, таким образом, идет примерно о трех процентах всех расходов правительства. Задача решаемая, считает министр финансов Германии Вольфганг Шойбле, и пока даже не отказывается от амбициозной цели как в нынешнем, так и в следующем году добиться сбалансированного госбюджета, т.е. тратить из казны не больше, чем она получает.

 

Пока эта цель, действительно, достижима. Первое полугодие 2015 года правительство завершило с профицитом в более чем 10 млрд евро. Поскольку ВВП стабильно растет, а занятость в стране рекордно высокая, то сверхплановые налоговые поступления весьма вероятны и во втором полугодии, и в следующем году. Но даже если возникнет бюджетный дефицит, правительство всегда сможет на весьма выгодных условиях взять в долг несколько миллиардов евро, не нарушив при этом критериев финансовой дисциплины в еврозоне.

 

Так что повышать из-за беженцев налоги в 2016 году не придется, а в 2017 году на это вряд ли пойдут, ведь предстоят выборы и в ландтаг самой густонаселенной федеральной земли – NRW, и в бундестаг. А вот что будет потом, пока неясно.

 

Программа поддержки внутреннего рынка

Других отрицательных макроэкономических эффектов приток беженцев в ближайшие год-полтора наверняка не вызовет, скорее наоборот. Ведь выделяемые на их прием миллиарды по сути дела являются классической программой стимулирования экономики. Закупая продукты питания и предметы первой необходимости, оплачивая услуги ремесленников, обслуживающих общежития, труд водителей автобусов, переводчиков, врачей, преподавателей немецкого языка, государство фактически закачивает деньги на внутренний рынок.

 

К тому же оно уже создало три тысячи новых рабочих мест в федеральной полиции и тысячу в Федеральном ведомстве по делам миграции и беженцев в Берлине. Конечно, было бы лучше, если бы правительство закачивало средства налогоплательщиков в наукоемкие сферы, а рабочие места создавало в частном, а не в государственном секторе. Но экономический рост в Германии от всех этих мер уж точно не замедлится, скорее немного ускорится. К тому же уже в следующем году при поддержке правительства может начаться бум строительства социального жилья. В любом случае торможение роста ВВП Китая представляет сейчас для ориентированной на экспорт немецкой экономики несравнимо более серьезную угрозу, чем приток беженцев.

 

Однако уже через год-полтора ситуация может кардинально измениться. К этому времени сотни тысяч беженцев официально получат в Германии политическое убежище, а вместе с ним и все полагающиеся по закону материальные блага. Немало выходцев из бывшего СССР по собственному опыту знают, что речь идет о весьма крупных суммах. С этого момента расходы немецкой социальной системы начнут стремительно нарастать.

 

Беженцев надо трудоустраивать

Наилучший способ снизить это финансовое бремя – как можно быстрее трудоустроить как можно большее число беженцев. Насколько это реально? Существует точка зрения, что они рвутся в Германию, для того чтобы воспользоваться щедротами ее социальной системы, и вовсе не собираются работать.

 

Однако трудно поверить в то, что все эти молодые люди (80 процентов беженцев моложе 35 лет) преодолели, рискуя жизнью и терпя лишения, тысячи километров по воде и суше исключительно для того, чтобы затем до конца своих дней «сидеть на социале». Нет, на законченных «халявщиков» многие из них, судя по телекадрам, совсем не похожи – скорее на тех предприимчивых, даже авантюрных людей, которые когда-то отправлялись в Америку в надежде выбиться там в люди.

 

Так что будем исходить из того, что по меньшей мере десятки тысяч сразу же захотят работать. Но кем? Высокоразвитой немецкой экономике классические чернорабочие не требуются – Германии нужна не дешевая, а квалифицированная рабочая сила. Совершенно очевидно, что среди беженцев мало кто отвечает предъявляемым требованиям – разве что определенное число спасающихся от войны представителей сирийского среднего класса, например, врачи и инженеры. Однако они – исключение, предупреждает министр труда Германии Андреа Налес.

 

Вакансии в системе профтехобразования

Стало быть, надо будет запустить многочисленные программы профессиональной подготовки. Впрочем, в отлаженной немецкой системе дуального профтехобразования на начало осени оставались невостребованными 40 тысяч мест, поскольку всё больше выпускников немецких школ предпочитают получать высшее образование.

 

Эти места прямо-таки созданы для молодых мигрантов, мечтающих овладеть рабочей профессией, и многие промышленные, торговые, транспортные и ремесленные предприятия готовы и даже рады были бы взять на трехлетнее обучение беженцев, пусть и не знающих пока немецкого языка. Однако в качестве учеников фирмы будут брать только тех, кто уже получил законное право на пребывание в Германии.

 

В этом году процедура рассмотрения прошений о предоставлении политического убежища длится в среднем свыше 5 месяцев. Задача политиков – максимально ее ускорить. Но еще более важная задача для правительства и парламента – как можно быстрее снять все те ограничения, которые в прошлом препятствовали трудоустройству беженцев. Подобные преграды – пережиток давно прошедших времен, когда Германия страдала от высокой безработицы и стремилась оградить свой рынок труда от тех, кто получил в стране убежище.

 

Сегодня Германия живет в совершенно иной реальности: население страны быстро стареет и постепенно сокращается. Обостряющиеся с каждым годом демографические диспропорции (всё меньше молодых работников, всё больше пенсионеров) уже привели к повышению пенсионного возраста до 67 лет. А нарастающий дефицит рабочей силы уже способствовал снижению числа безработных до самых низких отметок со времени объединения Германии в 1990 году.

 

В настоящий момент их 2,8 миллиона человек (уровень безработицы 6,4 процента), но при этом на рынке труда имеются 600 тысяч вакансий, причем за год их число выросло на 80 тысяч. Так что со статистической точки зрения Германия близка к состоянию полной занятости: мировой опыт показывает, что порядка пяти процентов населения в работоспособном возрасте по разным причинам трудоустроить обычно не удается.

 

 

Нарастающий дефицит рабочей силы

Предвидя подобную динамику на рынке труда, немецкие экономисты еще несколько лет назад выдвинули тезис про «золотое десятилетие Германии». Они утверждали, что в силу целого ряда факторов немецкая экономика в 2010-2020 годах сделает заметный рывок в своем развитии, и старение населения будет этому только способствовать, поскольку нехватка трудовых ресурсов заставит предприятия брать даже тех безработных, которые им не очень подходят.

 

Но уже к концу десятилетия, предупредили ученые, демографический фактор начнет ощутимо тормозить развитие страны, поскольку фирмам из-за нехватки кадров придется просто сокращать свою деловую активность в Германии. По прогнозам экспертов, если ничего не предпринимать, то к 2030 году вакантными могут оказаться порядка 10 миллионов рабочих мест. Так что дело в любом случае шло к широкомасштабному привлечению трудовых мигрантов – отсюда и постоянные разговоры о необходимости специального закона об иммиграции.

 

И вот вдруг «одним махом» приехали сотни тысяч! Многочисленные опасения связаны с тем, что это – выходцы из мусульманских стран. Однако Россия, к примеру, в последние годы приняла и «переварила» не сотни тысяч, а миллионы гастарбайтеров из Центральной Азии. Нередко указывают на отрицательный опыт Франции в деле интеграции и трудоустройства молодых арабских и африканских мигрантов. Но у Германии имеется принципиально важное преимущество – в структуре немецкой экономики, в отличие от французской, по-прежнему очень важную роль играет промышленность, а ей в большом количестве требуются индустриальные рабочие.

 

В общем, Германия оказалась сейчас на распутье: принимаемые ею из гуманитарных соображений люди могут либо прервать «золотое десятилетие», став тяжелейшей обузой для социальной системы, либо на многие годы продлить нынешний подъем, обеспечив экономику трудовыми ресурсами. Обилие среди беженцев молодежи и детей вселяет надежду, что немецкому обществу удастся вырастить из них столь необходимых стране работников, которые будут платить налоги и взносы в пенсионную систему.

                                             

«Курс Консалтинг» (Кёльн)




<< Назад | №10 (217) 2015г. | Прочтено: 238 | Автор: «Курс Консалтинг» |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Германия под напором беженцев

Прочтено: 721
Автор: Кротов А.

Два знаменитых мошенника

Прочтено: 258
Автор: Воскобойников В.

«Интеграция людей с ограниченными возможностями»

Прочтено: 180
Автор: Редакция журнала

Создательница тэтчеризма

Прочтено: 64
Автор: Воскобойников В.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 83
Автор: Шкляр Ю.

Знание и жизнь

Прочтено: 70
Автор: Мучник С.

Смерть поэта на переломе эпох

Прочтено: 52
Автор: Воскобойников В.

18-летие «Партнёра» на Мозеле

Прочтено: 95
Автор: Ухова Н.

«Наш ребенок спасен!»

Прочтено: 79
Автор: Редакция журнала

«Я был воинствующим пацифистом»

Прочтено: 120
Автор: Парасюк И.

Новости

Прочтено: 134
Автор: Редакция журнала

Криминальная хроника

Прочтено: 91
Автор: Дебрер С.

Crazy Fish – «съедобный» силикон

Прочтено: 68
Автор: Метцгер В.

Проблема беженцев в зеркале немецкой прессы

Прочтено: 226
Автор: Калихман Г.

Федеральные земли. Кто кому помогает

Прочтено: 82
Автор: Листов И.

Кроссворд

Прочтено: 59
Автор: Кротов А.

Российская пенсия. Учет в полном объеме?

Прочтено: 511
Автор: Миронов М.

Очарованные кварком

Прочтено: 71
Автор: Ухова Н.