Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> Люди, вошедшие в историю
«Партнер» №5 (224) 2016г.

О Захе Хадид рассказывает академик Михаил Пиотровский

Умерла Заха Хадид. Ее называют гениальной. Ушла не просто величайшая в истории женщина-архитектор, погасла звезда современной культуры. Если перечислять ее работы, то обнаруживаешь среди них сплошные шедевры. Это Музей искусства XXI века в Риме, Центр водных видов спорта в Лондоне, лыжный трамплин в Инсбруке, здание музея Гугенхайма в Бильбао, Центр Гейдара Алиева в Баку, оперные театры в Китае и Англии.

 

В 2004 году Хадид стала первой женщиной, удостоенной Притцкеровской премии, своеобразного Нобеля в архитектуре. В 2012 она была удостоена звания Дамы-командора Ордена Британской империи, что соответствует рыцарскому званию и позволяет использовать перед ее именем приставку «дама». Хадид – одна из вершин деконструктивизма, архитектурного течения, свободно играющего формами.

 

О Захе Хадид рассказывает академик Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа

 

Это величайший архитектор современности, один из трех-четырех самых великих и, можно сказать, самых модных. Архитектура, она неотделима от моды, модности, популярности... И это очень дорогое искусство. Заха – при этом еще и женщина, женщина, в которой текла арабская кровь. И вот она стала одним из самых модных архитекторов в мире, и притом ещё, что ее путь к славе не был усеян розами. Ее проектами все восхищались, но... ее здания не строили. К ней слишком долго привыкали. Ее архитектуру было сложно принять, потому что она вся состояла из кривых, вогнутых и выпуклых поверхностей. Внутри ты чувствовал себя, словно в желудке кита, но эти ее фирменные загогулины были придуманы так здорово, а выполнены так качественно и чисто, что казалось: делала их не земная женщина, а это -  внеземные творения.

 

Ее первым реализованным зданием стала пожарная станция «Витра» в Германии в середине 90-х ХХ века. Вся из резких углов, эта постройка впечатлила архитектурное сообщество, и карьера Хадид пошла в гору.

 

Правда, надо сказать, что пожарная часть покинула здание.
Но с тех пор Заха Хадид строила свои необыкновенные здания по всему миру. Ее творчество вызывало восторги, иногда протесты, как, например, при строительстве Центра Гейдара Алиева в Баку, ради которого, как рассказывали, людей силой выселяли из сносимых под стройку домов.

 

Про нее говорили, что она «заставляет пространство танцевать». Получалось и вправду что-то вроде балета.

 

Уже в 11 лет Заха знала, кем хочет быть. В 22, после прихода к власти Саддама Хусейна, покинула вместе с семьей свою родину – Ирак, и с тех пор жила и работала в Лондоне.

 

Мусульманка, будучи ребенком, она посещала католическую школу. В Лондоне она поступила в школу Архитектурной Ассоциации, одно из самых знаменитых архитектурных учебных заведений мира. Там Хадид училась у Рема Колхаса, видного голландского архитектора и теоретика архитектуры. Он первым заговорил о Захе как о новой планете.

 

В прошлом году мы сделали с ней ее архитектурную выставку в Эрмитаже. У Эрмитажа с ней всегда были очень теплые отношения.

 

И Притцкеровскую премию ей вручили в Эрмитаже. Притцкеровская премия – это высшая архитектурная премия в мире. Ее имеют только великие архитекторы. И когда Захе вручали премию, то все решили, что это сделать надо в Петербурге. Сколько было народу! Съехались со всего мира...

 

Нас познакомил Том Кренц, директор Музея Соломона Гугенхайма в Нью-Йорке. Мы были у него дома. В тот вечер мы сидели ночью на крыше дома, где жил Том Кренц, и любовались Башнями-близнецами. И было это в ночь 10 сентября 2001 года. Потом мы разошлись. А на утро мы с Томом должны были лететь в Лас-Вегас, там как раз строился Эрмитаж-Гугенхайм. И вот, выйдя 11 сентября на улицу, мы своими глазами всё это видим. А накануне мы с Захой обсуждали иракско-палестинскую проблему, поскольку она из Ирака. Она мусульманка, она высочайшей культуры женщина, но при этом всегда видно было, что это арабская женщина. Знаете, такое сочетание: элегантная дива, и виден в ней такой Восток. Говорили, что у нее очень сложный характер. Я этого не заметил, а мы много раз с ней встречались.

 

Она блестяще говорила. Архитекторы вообще очень хорошо говорят, поскольку им нужно продать товар заказчику, и архитектор всегда красиво рассказывает о своих проектах. Помню, на архитектурном конгрессе в Стамбуле я был на ее лекции. И лекция была фантастическая, и публика. Молодые люди слушали ее, просто разинув рот. Женщина, ставшая суперзвездой архитектуры, – таких больше нет. Да, таких как Заха, просто нет.

 

А выставка ее в Эрмитаже получилась замечательно хорошая.

 

Она приехала на открытие и привезла с собой своих ребят, с которыми она работает. И вот открытие, потом прием, всё хорошо, но в конце она говорит: «А теперь я пойду к своим». Их человек 50. Они сидели, беседовали, и было видно, что никто им уже не нужен. Вот схема взаимоотношений этого мастера и его подчиненных, руки которых делают и рисуют всё то, что придумывается в ее голове.

 

На выставке были замечательные примеры того, как рождается ее идея, кухня развития идеи ее зданий. А потом эти идеи здания переходят в ее прикладное искусство. Она делала и вазы, и автомобили, и туфли, и разные другие аксессуары. Художнику нужно делать и малые вещи. Этот выход в прикладное искусство – естественное развитие деятельности архитектора. Все ее архитектурные произведения воспринимать можно как скульптуру. Они безумно красивы. Это - такие волны. Это такая космическая, фантастическая поверхность стен, которые сами по себе безумно красивы.

 

Заха всё время говорила, что она вдохновлялась Малевичем и супрематизмом и что она продолжает традиции русского супрематизма. Ее всегда привлекали Татлин, Лисицкий, Малевич. У меня в кабинете висит репродукция ее картины. Она называется «Тектоник Малевича» – это был проект супрематического моста через Темзу. Поэтому она была очень тронута и рада, что ей вручали Притцкеровскую премию именно в Санкт-Петербурге, родине супрематизма.

 

Для нее Россия, русский супрематизм и конструктивизм – святое. Надо сказать, это ощущение святости в супрематизме и конструктивизме привил ей Рем Колхас, ее учитель. Рем, кстати, первым сказал о том, что ее вещи невозможно понимать, если не знаешь арабскую каллиграфию. Конечно, никакого подражания арабскому у нее нет. Совсем другие пространства. Но арабская каллиграфия – это означает буквы не только двухмерные, они – трехмерные. В этом смысле ее можно понимать и так, зная арабскую каллиграфию. Так же и с супрематизмом.

 

На первый взгляд – ничего общего между супрематизмом и ее вот этими волнами нет. Но, супрематизм – это квадратики, кубики. А на самом деле она развила супрематизм. Из этих квадратиков, кубиков родились новые пространства, потому что супрематисты, конечно, создавали новые пространства. Они перекручивали существующие пространства. И вот так же делает и она. Она как бы изнутри его выкручивает. И получаются здания. Это действительно развитие супрематического принципа изменения мира. Это - художник, архитектор, который властвует над пространством. Вот это и есть Заха Хадид.

 

Архитектор – это философ, мыслящий пространством. Организация пространства – в этом смысл архитектуры. Ее пространственные идеи и формы долгое время оставались нереализованными, и это потому, что она опередила свое время. Их воплощение стало возможным позже, с развитием техники.

 

Заха Халид, можно сказать, была амазонкой авангарда. Это была властная женщина, перед которой все вытягивались. Или, скорее, это была царица. Царица, и по ней это видно. Видно, что это – Ближний Восток, это Сирия. Это мощная Сирия, это красиво. Мощь и красота были в этой царице.

 

Для архитектора она была скорее молода, почти девчонка, какие-то 65 лет. Сколько еще она могла бы сделать…

 

 

По материалам радиостанции «Эхо Москвы»

 подготовила Наталья Ухова

Читайте также:

  1. Готфрид Бём: архитектура как скульптура. Журнал «Партнёр», № 9 / 2008. Автор Н. Немцова
  2. Рем Колхас. Провидец и пророк. Журнал «Партнёр», № 8 / 2008. Автор Н. Немцова
  3. Сверкающий мир Жана Нувеля. Журнал «Партнёр», № 7 / 2008. Автор Н. Немцова
  4. Металл и стекло Ио Минг Пея. Журнал «Партнёр», № 6 / 2008. Автор Н. Немцова
  5. Минимализм Штефана Браунфельса. Журнал «Партнёр», № 5 / 2008. Автор Н. Немцова
  6. Сэр Норман Фостер, суперзвезда архитектуры хай-тек. Журнал «Партнёр», № 4 / 2008. Автор Н. Немцова
  7. Великолепная Заха Хадид. Журнал «Партнёр», № 3 / 2008. Автор Н. Немцова
  8. Собственный стиль Френка О. Гери. Журнал «Партнёр», № 2 / 2008. Автор Н. Немцова
  9. Хай-тек Хельмута Яна. Журнал «Партнёр», № 1 / 2008. Автор Н. Немцова
  10. Даниэль Либескинд – архитектор третьего тысячелетия. Журнал «Партнёр», № 12 / 2003. Автор Л. Векслер
  11. Архитектура XXI века. Журнал «Партнёр», № 11 / 2007. Автор Н. Немцова

<< Назад | №5 (224) 2016г. | Прочтено: 226 | Автор: Ухова Н. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Как Фридрих Великий с мельником судился

Прочтено: 1761
Автор: Переверзев Ю.

МАГДА ГЕББЕЛЬС. НЕУДАВШИЙСЯ СПЕКТАКЛЬ

Прочтено: 1725
Автор: Харманн Г.

Руки Че Гевары

Прочтено: 1533
Автор: Жердиновская М.

Лион Фейхтвангер. Жизнь и творчество

Прочтено: 1482
Автор: Калихман Г.

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ КОРОЛИ РОССИИ

Прочтено: 1409
Автор: Левенгарц В.

Кто вы, адмирал Колумб?

Прочтено: 1325
Автор: Жердиновская М.

Испанская королевская семья

Прочтено: 1245
Автор: Жердиновская М.

МУСА ДЖАЛИЛЬ. СВЕТ И ТЕНИ ПРОШЛОГО...

Прочтено: 1232
Автор: Вагизова В.

Барон Фон Щтиглиц – русский банкир и меценат

Прочтено: 1228
Автор: Переверзев Ю.

«Истинно Гамбс есть гений в своем роде...»

Прочтено: 1222
Автор: Фишман В.

Генерал Брусилов и брусиловский прорыв

Прочтено: 1181
Автор: Нордштейн М.

Карл Маркс. Часть 1

Прочтено: 1175
Автор: Калихман Г.

Братья Гумбольдты

Прочтено: 1094
Автор: Переверзев Ю.

Карл Фукс - почётный гражданин Казани

Прочтено: 1053
Автор: Шкляр Ю.

«Вечный огонь» Льва Троцкого

Прочтено: 997
Автор: Кротов Ю.