Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> Память
«Партнер» №4 (247) 2018г.

Генерал Шапошников, отказавшийся стрелять в Новочеркасске

Москва, 24 июня 1945 года. На Красной площади проходит Парад Победы. Во главе сводного батальона танкистов 3-го Украинского фронта шел Герой Советского Союза 39-летний генерал-майор Матвей Шапошников. На трибуне Мавзолея стоял 51-летний генерал-лейтенант Никита Хрущев.

За спиной генералов была кровопролитная война и общий враг, которого они победили. Кто мог тогда подумать, что спустя 17 лет они окажутся по разные стороны баррикад.

 

Москва, 1962 год. На встрече советской и кубинской молодежи первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев говорил: «Враги выступают не с винтовкой в руке, враг может быть одет в такую же рабочую блузу, как и вы. Надо помнить, что враги всегда использовали и будут использовать наши трудности».

1 июня 1962 года радио СССР передало, что «в целях преодоления временной нехватки продуктов питания» по просьбе трудящихся цены на молоко и мясо повышаются на 25-30%.

 

Таких и надо расстреливать...

 

20 августа 1962 года к смертной казни были приговорены семеро: Зайцев, Мокроусов, Кузнецов, Черепанов, Коркач, Сотников и Шуваев.

Этот приговор советские люди восприняли с чувством глубокого удовлетворения. Плавильщик чугунолитейного цеха Кашин: «Собакам собачья смерть!» Разливщик сталелитейного цеха Копылов: «Все они получили по заслугам». Рабочий строительного управления № 6 Князев: «Хорошо дали гадам, чтобы другим неповадно было». Научный сотрудник политехнического института Заблудилин: «Это – подонки общества». Маляр Виляева: «Это отбросы рода человеческого».

Этo происходилo не в страшные сталинские времена, не в проклятом Богом и людьми 37-ом году. Шел 1962 год.

 

Новочеркасск, 1962 год

 

1 июня 1962 года директор Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ) объявил об увеличении норм выработки на треть. Это автоматически снижало и без того скудные заработки рабочих. На чей-то отчаянный возглас, что дети, дескать, мяса не видят, высокопоставленный хам отшутился: «Жрите пирожки с ливером».

Директорская шуточка стала последней каплей, переполнившей чашу терпения. Рабочие отказались возвращаться в цеха. В городе началось то, что в секретных документах КГБ было названо «массовые беспорядки, имевшие место 1-3 июня 1962 года». Доведенные до отчаяния люди решили отстаивать свои права.

События в Новочеркасске часто сравнивают с «кровавым воскресеньем», когда люди еще верили в доброго царя. Может быть, в 1962 году они поверили в хрущевскую «оттепель»?

 

Конечно, происходившие в Новочеркасске события не были похожи на мирное шествие людей с пением, иконами и хоругвями к царскому дворцу. Рабочие действовали примерно так, как показывали в советских фильмах дореволюционные стачки. Oни включили заводской гудок, разобрали забор, заблокировали железную дорогу... На вагоне остановившегося поезда написали мелом: «Мясо, масло, повышение зарплаты!» На другом появился лозунг «Хрущева на мясо!»

 

Были призывы захватить почту и телеграф, нападать на солдат и отбирать у них оружие. Избили трех милиционеров, бросали камни и арматуру в представителей власти.

Кстати, весь партийный актив под сильной охраной был вывезен в военный городок. Лучших людей города охраняли...

Никита Сергеевич Хрущев, тот самый, выступивший со знаменитым докладом на ХХ съезде, сбивший замки с лагерных ворот, переселивший людей из бараков в пятиэтажки, тот самый Хрущев потребовал от Министерства обороны и МВД навести порядок в городе.

 

В ответ на «просьбы трудящихся»

 

В ответ на «просьбы трудящихся навести порядок» в Новочеркасск вошли подразделения 18-й танковой дивизии Северо-Кавказского военного округа. Под охрану были взяты почта, телеграф, отделение Госбанка. Вооруженные солдаты появились на заводах. На мосту через реку Тузлов встали танки.

Танкистами командовал боевой генерал, дравшийся на Курской дуге, участник Парада Победы, первый заместитель командующего войсками СКВО, Герой Советского Союза Матвей Шапошников.

 

«Совершенно секретно. …Движение по железной дороге 2 июня было прекращено. Под влиянием подстрекателей и провокаторов толпа, достав красные знамена и портрет Ленина, в сопровождении детей и женщин направилась в город».

Дорога в центр города лежала через Тузлов. Военные перегородили техникой мост, но мелкую речушку переходили вброд, а кто-то просто перелезал через танки.

 

Ведь это были свои танки, и солдаты в них тоже были свои... И командовал солдатами герой минувшей войны, который получил приказ «двинуть подчиненные ему танки на демонстрантов». От кого – сведения разнятся. То ли от генерала Плиева, то ли от Малиновского, то ли от самого Микояна... Как известно, приказы не обсуждаются, их выполняют...

 

«Не вижу противника»

 

Герой Советского Союза, боевой генерал Матвей Шапошников ОТКАЗАЛСЯ выполнить приказ! Причем не обходным путем, не потихоньку – открыто заявил: «Не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать танками». После чего выключил рацию, приказал разрядить автоматы и карабины, боеприпасы сдать и без ero распоряжения не выдавать.

 

Спустя годы Матвей Шапошников скажет, что в случае использования бронетехники количество жертв исчислялось бы тысячами.

 

Первый залп по собравшимся на площади возле горкома дали поверх голов. Как вспоминал впоследствии генерал А.И. Лебедь, тогда 12-летний мальчишка: «Мы, ребята, забрались на каштаны, чтобы лучше видеть, что происходит. После выстрелов все посыпались с деревьев как горох – кто убитый, кто раненый…». Эти мальчишки стали первыми жертвами.

 

История новочеркасского расстрела сегодня хорошо известна. 26 погибших, 87 раненых. Это официальные данные. Правдивы ли они – неизвестно. В милицейских протоколах было отмечено, что жертвы в основном были случайными. Некоторые записи сохранились:

– «Утром шел оформляться на другую работу. Сквозное огнестрельное ранение головы. Зевака».

– «4 месяца беременности. Травма грудной клетки с повреждением органов грудной клетки. Зевака».

– «Травма с повреждением костей черепа и вещества мозга. Зевака».

– «Сидел на дереве. Упал, как груша. Стал убегать, упал. Пуля вошла в затылок, вырвала часть лица. Зевака».

 

Тела погибших выдавать близким запретили – «во избежание возможных волнений и новых митингов». Убитых развозили по кладбищам окрестных населенных пунктов и закапывали в старые могилы.

 

Сохранилось имя 16-летнего мальчика Леонида Шульги. Он был ранен и 20 июня умер в больнице. Матери позволили(!) его похоронить. Гроб и могилу подготовили милиционеры, они же отвезли несчастную женщину в морг. Похороны «во избежание демонстраций» должны были состояться за городом. И главное – семью предупредили: нельзя плакать!

Власть в очередной раз показала свое безжалостное лицо.

 

После окончания суда и расстрела «зачинщиков» по местному радио выступили Микоян и Козлов. Обвинив в случившемся «уголовно-хулиганствующих элементов» и традиционно сославшись на «просьбы трудящихся», члены ЦК отбыли в Москву.

Всё было строго засекречено. Неизвестно даже, кто именно отдал приказ стрелять на поражение. В истории осталось только имя того, кто дал приказ не стрелять.


A в судьбе генерала Шапошникова ничего не изменилось. Поначалу. Руководители страны и партии очень старались, чтобы позор Новочеркасска не стал достоянием гласности. A что можно cделать с Шапошниковым. Ведь генерала-героя войны уголовным элементом не назовешь. Так может лучше сделать вид, что ничего и не случилось. Конечно, при надлежащем его поведении...

Возможно, что власти постарались бы забыть то, что сделал генерал. Но ничего не забыл сам генерал.

 

Письма генерала Шапошникова

 

Их было шесть. Шесть отчаянных писем генерала в адрес писателей, издавна считавшихся в России честью и совестью нации. Пять из них были подписаны – «Неистовый Виссарион». Шестое письмо Шапошников подписал своим именем. Было оно адресовано непосредственно Константину Симонову.

 

«...мы находимся под властью худшей формы самодержавия, опирающегося на бюрократическую и военную силу».

«...Партия превращена в машину, которой управляет плохой шофер, часто спьяну нарушающий правила уличного движения. Давно пора у этого шофера отобрать права и таким образом предотвратить катастрофу...».

«Наш народ... превращен в политически бесправного батрака».

Hа что рассчитывал неглупый и, наверняка, не наивный человек? Ведь, скорее всего, письма до адресатов не доходили.

 

Наверное, новочеркасская бойня стала для него тем рубежом, за которым человек забывает и об осторожности, и о благоразумии. Впрочем, сам генерал ответил на это в своем дневнике: «Я сожалею только о том, что не сумел по-настоящему бороться с этим злом. В схватке с произволом и самодурством ... у меня не оказалось достаточно эффективного оружия, кроме иллюзорной веры в то, что правда, вот так сама по себе, победит и справедливость восторжествует».

 

В июне 1966 года Шапошникова отправили в отставку. В январе 1967 года исключили из партии. В августе 1967 года завели уголовное дело по статье «Антисоветская агитация и пропаганда».

Генерал, которому терять было нечего, написал письмо Андропову. И дело закрыли. Но зубы показали: «… виновность Шапошникова М.К. доказана. Однако, принимая во внимание личность обвиняемого Шапошникова М.К., его заслуги перед Советским государством и то, что он сожалеет о содеянном, и учитывая, что в настоящее время он перестал быть общественно опасным... уголовное дело по обвинению Шапошникова Матвея Кузьмича ...прекратить».


Прошли годы. В 1988 году Шапошникова реабилитировали, вернули партбилет. Сын генерала пошел по его стопам, он тоже стал военным, тоже дослужился до генерала. Опала отца не стала этому помехой – все усердно делали вид, что ничего не случилось. И в истории СССР не было Новочеркасска...

На могиле скончавшегося 25 июня 1994 года Матвея Шапошникова написаны слова: «У каждого есть своя война и свой Новочеркасск. Но не каждый из них выходит так, как Матвей Кузьмич Шапошников».

 

P.S. Когда у Александра Лебедя спросили, почему в августе 1991 года он не стал применять оружие в Москве, бывший новочеркасский мальчишка ответил: «…не мне, русскому генералу, в столице русского государства собственный народ расстреливать».

 

Ирина Парасюк (Дортмунд)


Читайте также:

  1. Конец «пражской весны», или начало конца СССР. Журнал «Партнёр», № 8 / 2008. Автор А. Клеванский
  2. Берлин – фронтовой город. Журнал «Партнёр», № 10 / 2005. Автор А. Клеванский




<< Назад | №4 (247) 2018г. | Прочтено: 152 | Автор: Парасюк И. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Жены своих мужей

Прочтено: 8123
Автор: Парасюк И.

Мир не захотел услышать этого человека

Прочтено: 2507
Автор: Парасюк И.

Крест примирения

Прочтено: 519
Автор: Лебедев Ю.

Героический Эрмитаж

Прочтено: 456
Автор: Плисс М.

В чем я виноват?

Прочтено: 307
Автор: Редакция журнала

«Пусть будущее вынесет нам приговор…»

Прочтено: 256
Автор: Полян П.

Помнить Пёрл-Харбор!

Прочтено: 249
Автор: Зальцберг М.

Плоды Победы

Прочтено: 229
Автор: Бешанов В.

Первые дни Великой войны

Прочтено: 183
Автор: Гольдштейн М.

Блокадные дневники Ольги Берггольц

Прочтено: 159
Автор: Парасюк И.

Академик всех наук Яков Перельман

Прочтено: 123
Автор: Фатерзон В.

Аварии на подводных лодках

Прочтено: 105
Автор: Ришес К.