Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
«Партнер» №10 (277) 2020г.

«Взять и выйти из общего строя». Разговор с поэтом Сергеем Плотовым. Продолжение

Начало – в сентябрьском номере

 

– Сергей, хотела Вас спросить про природу творчества.

– Не знаю я… Нет ответа. Бери да делай. Можно научиться писать в рифму, но не всё, что написано в рифму, – поэзия. Но почему вот это – поэзия, а вот это фигня, я не знаю. Больше того, та фигня, которая для меня фигня, для многих как раз поэзия. Для кого-то непонятен Бродский, а я получаю эстетическое наслаждение. Это для меня музыка. Но он не народный поэт. И на свидании никакой ухарь-пэтэушник или даже студент технического вуза не будет читать девушке «Большую Элегию Джону Донну». В силу того, что она уж очень большая.

 

– Как и его знаменитое «Представление». Впрочем, у нас теперь есть ваше «Представление 2020». Блестящая стилизация, но кроме того, еще и очень точный скан наших реалий. Не могу не процитировать...

Входит Ургант в чёрном фраке, говорит нам «Добрый вечер».

Улыбается Малахов новой порции фекалий.

И над снежною дорожкой человек, ссутулив плечи,

Улетает вдохновенно – на года ли, на века ли…

На полянке в трёх осинах не ищи меня, Прасковья.

Понимать умом Россию неполезно для здоровья.

 

– Слежу за вами, за вашей эквилибристикой, за жонглированием цитатами. Это такая игра?

– Конечно, игра. Мне нравится. Такой постпостмодернизм.

 

 – Игра – игрой, но ведь может показаться, что вы страну свою не любите.

Входит поп, тряся кадилом, при полковничьих погонах.

Он большой малярной кистью освящает новый крейсер.

Этот крейсер напугает генералов Пентагона.

Поп слетает и проверит в Вашингтон ближайшим рейсом.

Скоро снова станет жарко. Зря враги нам угрожают.

А солдатиков не жалко – бабы новых нарожают.

В продолженье славных вех

Мы за мир уроем всех.

­– Я не люблю свое государство. Начиная с совка и продолжая сегодняшним беспредельным временем. А страна – это другое. Как и родина. Это конкретные люди. Екатеринбург – это Жора Эрман, это «Красная Бурда», мною обожаемая, это Театр кукол, в котором были поставлены наши три спектакля. Это много чего... Омск, Хабаровск, Челябинск... Я слышу название города, и для меня появляется какой-то человек. И с ним это связано. И это – страна. А государство – это совершенно жуткая, античеловечная, антииндивидуальная машина, превращающая всех вот в этот фарш из мясорубки. Как это можно любить?

 

– Не боитесь, что вы только на этих болевых точках будете сосредотачиваться?

Значит, такая судьба. Ничего страшного. Я не отношусь к себе с трепетом. Я делаю то, что мне нравится. Жизнь поменялась после Галича. Галич – великолепный лирик, просто потрясающий поэт высочайшего класса, серебряновековский, а занимался другим, тоже превращая свои выступления в трибуну. Вынужденную? Ну, что же. Это его уменьшило разве? Нет.

 

– Я читала вашу стилизацию под Галича, про реинкарнацию «Софьи Власьевны». Как это у вас так точно получается?

– Наверное, я такой полиглот лексичесий. Мне достаточно прочитать три-четыре стихотворения какого-нибудь автора, чтобы я мог понять его алгоритм, его типичные приемы, чтобы делать под него стилизацию.

 

– У вас есть такие блестящие тексты. Под Давида Самойлова, например.

Страна, весна, Москва и вирус

Как это все заколебало!

Похоже, год пойдет на выброс!..

Невыходные выходные,

Сидячие и крепостные…

Россия в лапах пандемии,

А мы еще и пожилые.

Редчайший случай, когда подражание не уступает оргиналу. Но ведь читатель должен всё это считывать. Все скрытые и прямые цитаты улавливать. Например, «рыбий жир фонарей мы еще по традиции пьем» – это с одной стороны. А с другой – «Моя прекрасная няня», «Шесть кадров»…

– Да, я такой... Беспринципный автор.

 

Вы разделяете: это юмор для одних, а это для других?

– Нет, не разделяю. «Няня» – действительно, очень хороший проект. Он заслуженно имел высочайшие рейтинги. «Шесть кадров» – это было не телевизионное, а театральное шоу. Концертный вариант, где играли, например, пятнадцатиминутную оперетту «Ромео и Джульетта». Люди, хотя бы должны были знать исходник. И кроме Шекспира – еще и опереточные штампы. Я вообще эстрадник по сути. Куплетистом работал. Куплетистом и остался. Я знаю, что делать с залом. Поэтому выступления превращаются в некое шоу.

 

– Да уж, помню, как вы на фестивале в Мюнхене голосом Чуковского читали свое знаменитое «Анютино горе» – «Анну Каренину», стилизованную под стихи этого детского поэта. Народ со стульев падал.

И сказала ванна: «Доигралась, Анна!

И сказали шторы: «Шифровались что ли б...»

Там правда, у вас есть довольно свободная лексика. Как и в других стихах...

– Я вообще вырос на дворовых песнях, и для меня это очень важный пласт. Безумно интересный, потому что это натуральный чистый продукт. Как чистый спирт, который входит в состав любых напитков.

 

– Вы же сами играете на гитаре.

– Я умею восьмерочкой играть. Я же вырос на окраине в Омске. Были прекрасные интеллигентные родители, были книги, но при этом была улица, лавочка, гитара, футбол…

 

– Шпаны полно...

– Конечно. То, что у меня используется «феня» – это не поза, не игра. Это одна из частей моей лексики.

 

– Рассказывая об этой среде, вы пишете:

Хорошо б не сродниться с толпой навсегда

И в клешах самодельного кроя

Взять и выйти из общего строя.

Вам трудно было выйти из такого строя?

– Это органично получилось. Так гены сложились, наверное. По семейной легенде, я в 4 года пришел из садика и сказал, что больше туда не пойду. На вопрос, почему, ответил: «Там несправедливость». Воспитательница, на мой взгляд, несправедливо кого-то наказала. Такое ощущение, что я не буду вместе со стадом, почему-то было всегда. Стадо – это не обязательно коллектив, стадо – это серость. И провинция для меня – не географическое понятие, это серость, усредненность.

 

 – Есть споры, что больше влияет, генетика или среда. С генетикой, как я понимаю, у вас всё в порядке было?

Мама моя закончила юрфак ленинградского университета, а папа – юрфак МГУ. Преподавал в Омском пединституте на Худграфе. Он удивительный был, с потрясающим чувством юмора. Его выпускники до сих вспоминают, как он читал лекции по политэкономии на примере «Трех мушкетеров», «Золотого теленка». И это было безумно интересно даже для художников, которым вообще ничего не интересно, кроме своей профессии.

 

 – Но все равно надо было быть членом партии.

– Да, приходилось. Но он никогда ничего этого не пропагандировал. А когда его однокурсник, поэт Осенев (последний председатель Верховного Совета СССР, член ГКЧП А. И. Лукьянов) на встрече выпускников предложил ему переехать в Москву, отец сказал: «Я не могу воспользоваться твоим предложением, поскольку не разделяю твоих взглядов». И это при огромной любви и знании Москвы.

 

– Ваш переезд в столицу он не застал?

– Нет. Он бы очень был рад. Он знал про мой неизлечимый «трисестризм» – «в Москву, в Москву!», приступы которого еще в детстве начались, когда меня мама взяла с собой в Москву в командировку. Но первые мои опыты на «Эхе» он успел услышать. Гордился очень.

 

– Однако, несмотря на такую мощную актерскую биографию: работа в ТЮЗе, в кукольном театре, создание ансамбля «Гелиос», «Черный театр», и то, что Вы называете «монологи, куплеты, конферанс», – вы сейчас больше драматург, сценарист, а для многих, прежде всего, – поэт, которому, как и нам всем, теперь уже, действительно, совсем не смешно. Уж очень много горького в нашей истории. В августе прочитала у Вас про парня, гонявшего «на танке по чужой стране».

Лейтенант Баранов. Пражская весна.

В августе, как раны, ноют ордена.

У него есть справки. От него был толк.

Он – майор в отставке. Он исполнил долг.

Был хороший парень. Стал хороший дед.

Зря кричала пани злое танку вслед.

Сын о нём не помнит. Внуки не звонят.

Так он и не понял, чем он виноват.

 

– Грустная история получается...

– Каждый достоин того, что имеет. Вспомните стихи про «бюджетных рабов», с которых мы начинали разговор.

У нас в стране три четверти таких,

И под попевки пьяного баяна

Они достойны своего тирана,

А он – само собой – достоин их.

Впрочем, в каждой стране свои проблемы, свои печали, свой идиотизм, но иногда так приятно выйти в Мюнхене, купить брецель и с удовольствием его сгрызть на площади.

 

– А не хотите тут задержаться на подольше?

– Я занимаюсь любимым делом – вот как совпало. Я владею русским языком. На всех уровнях. От официальной литературной лексики до низовой, до арго. Все эти стили – они через меня пропущены. Я никогда не освою никакой другой язык на таком уровне. А, следовательно, не смогу заниматься своим делом.

 

 – Что бы вы сказали тем, кто, как и Вы, выбрал вариант остаться?

 – Старайтесь сохранить себя. Себя и свой ближний круг. Титаник не спасти. Сохраните себя теми способами, которые для вас возможны. Творчеством ли, занятием чем-либо, семьей. Главное – найти то, что ты умеешь делать по высшей мерке. И больше пользы принести. И делай!

 

– А может, попробуем спасти Титаник?

– Титаник не спасли. С Титаника спаслись люди. Факты говорят, что Титаник не спасают.

 

P. S. Невеселый у нас получился финал. Впрочем, я еще не знала, что скоро прочту другие стихи Сергея Плотова. Как я понимаю – про Беларусь. И не только.


Нет, здесь не столкновение народов,

Не вечный спор родителей с детьми –

Идёт борьба законченных уродов

С красивыми, свободными людьми.

 

Майя Беленькая (Мюнхен)


Начало – в сентябрьском номере


 

Читайте также:

  1. Счастливый человек – Роман Каплан. Журнал «Партнёр», № 12/ 2018. Автор М. Беленькая
  2. Владимир Войнович. Жить по совести. Последнее интервью с писателем. Журнал «Партнёр», № 9/ 2018. Автор М. Беленькая
  3. А.Бруштейн «Дорога уходит в даль»: к 60-летию выхода книги. Журнал «Партнёр», № 4 / 2016. Автор М. Беленькая.

<< Назад | №10 (277) 2020г. | Прочтено: 71 | Автор: Беленькая М. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Poetry slam. Молодые русские поэты в Дюссельдорфе

Прочтено: 3044
Автор: Кротов Ю.

Лекарство от депрессии

Прочтено: 2982
Автор: Бронштейн И.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Прочтено: 2572
Автор: Нюренберг О.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Прочтено: 2327
Автор: Жердиновская М.

Русские писатели в Берлине

Прочтено: 2272
Автор: Борисович Р.

Смерть поэта Мандельштама

Прочтено: 1971
Автор: Бляхман А.

ЛЕГЕНДЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ. ТАНГЕЙЗЕР

Прочтено: 1785
Автор: Нюренберг О.

Русский мир Лейпцига

Прочтено: 1567
Автор: Ионкис Г.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 1535
Автор: Левин В.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Прочтено: 1509
Автор: Калихман Г.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Прочтено: 1429
Автор: Шмеркин Г.

Ги де Мопассан. Забвению не подлежит

Прочтено: 1334
Автор: Ионкис Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Прочтено: 1297
Автор: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Прочтено: 1266
Автор: Аграновская М.

Мир русского Мюнхена

Прочтено: 1209
Автор: Фишман В.

Великие мифы испанской любви

Прочтено: 1197
Автор: Сигалов А.