Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Спорт, хобби, развлечения >> Беседы с Абрамом Хасиным. Таль, Хасин и Гаприндашвили в Гастингсе (продолжение)

Текст блога

 

Беседы с Абрамом Хасиным. Таль, Хасин и Гаприндашвили в Гастингсе

 

Но тут случилась история, сильно повлиявшая на турнирную судьбу неожиданного лидера...

 

Дело в том, что его, как руководителя делегации, до отъезда пригласили в ЦК КПСС, где дали дежурные наставления, как вести себя за рубежом и как присматривать за Талем, который ничего особенного не совершал, но представлял угрозу имиджу советского человека своим свободным нравом и богемной привычкой бражничать в весёлых компаниях. Но, помимо обычных инструкций, были и необычные: не избегать контактов с англичанами, а наоборот, их поддерживать, более того, если от организаторов последует предложение погостить (за их счёт, конечно) несколько дней после турнира, то от такого предложения не отказываться.

 

И вот в один из дней к нашим шахматистам обратился один мужчина (огненно рыжий, запомнилось Хасину) с предложением об интервью. Оказалось, что он из ВВС. Каждый советский человек знал: ВВС – это вражеская радиостанция, и от неё надо держаться подальше. Но в ЦК ведь ясно сказали – от контактов не отказываться, и ничего отдельного про ВВС сказано не было. Связи с руководством – никакой. Звонки Таля в газету с отчётами о турнире - не в счёт. Посольство в Лондоне, а не в Гастингсе, а отвечать нужно сразу. Была не была – поговорим.

 

Ничего провоцирующего ВВС не спросило. Всё прошло нормально. И вдруг – сигнал из Москвы: всей делегации отбыть в СССР немедленно по окончании турнира. Что случилось? Может, этот рыжий всё же что-то переврал в наших ответах?

 

Стало не до шахмат. Абрам Иосифович уже вообразил, как его прямо в аэропорту встречает машина с решётками на окнах. 1964-й, конечно, не 37-й, но и далеко ещё не 93-й.

 

Непосредственно после этого Хасин играл с английским мастером Норманом Литтлвудом.

 

В этом турнире играли два брата Литтлвуда - Норман и Джон. Они сильно переживали друг за друга, но между собой сыграли в четвёртом туре  бескомпромиссную партию, которую выиграл Джон, причём для него это была первая победа в турнире, а для Нормана - первое поражение.

 

Хасин провёл партию неважно, оставшись к эндшпилю без фигуры. Но Абрам Иосифович был большим мастером расставлять ловушки, и одну такую смог «сплести» и для Литтлвуда.

 

Вот диаграмма из этой партии.

 

 

 

Белые только что двинули пешку с g4 на g5.  Вы зевнули ладью!- воскликнул Литтлвуд. Хасин в ответ развёл руками. Литтлвуд сходил конём на h5, сделав "вилку" и, после отступления короля на g2, собрался было побить ладью. Но в последнюю секунду англичанин заметил, что этого делать нельзя ни в коем случае – белые не бьют коня, а двигают вперёд пешку по линии h, и она беспрепятственно проходит в ферзи! Извините,- пробормотал Литтлвуд и двинул вперёд пешку по линии е. Однако время («шахматное» время, которое называют «темпами») было упущено: цель манёвров коня была сведена на нет расставленной ловушкой, а проходные пешки белых продвинулись слишком далеко – достаточно, чтобы компенсировать недостаток фигуры. Партия закончилась вничью. Хасин сохранил единоличное лидерство.

 

Седьмой тур. Хасин играет с венгерским гроссмейстером Левенте Лендьелом (если быть точным, то норму гроссмейстера на тот момент Лендьел уже выполнил, но присвоение звания было в стадии утверждения).

 

В какой-то момент Лендьел задумал жертву качества, получая взамен сильнейшую атаку на короля. Хасин прогуливался между столиками и мимоходом спросил Таля: венгр мне сейчас качество пожертвует – принимать? А чего бояться,- ответил Таль,- что ты, опытнейший мастер, атак не отбивал?

 

 

Вот эта позиция.

 

 

 

 

Хасин, сыграв Сb4, принял жертву, и Лендьел погнал его короля, как Кутузов – французов. Чёрный король Хасина из уютного рокировочного убежища на королевском фланге промаршировал аж до поля с5, где спасения уже не было.

Вот в этом положении Хасин признал своё поражение.

 

 

Почему Таль дал такой совет? Абрам Иосифович не исключает, что сугубо из турнирных соображений. Хасин проиграл, и теперь уже Таль, одержав очередную победу, единолично вышел в лидеры.


В восьмом, предпоследнем туре предстояло играть с другим лидером, Глигоричем.

 

И в этом случае Абрам Иосифович прибег к совету Таля. Только на сей раз с другими последствиями.

 

Хасин разыграл с Глигоричем тот вариант староиндийской защиты, который посоветовал ему Таль, и получил в миттельшпиле совершенно подавляющую позицию. Глигоричу на доске буквально нечем было дышать. Позиционное преимущество было трансформировано в выигрыш пешки, при этом позиция оставалась гораздо симпатичнее для белых, которыми играл Хасин. Посмотрите сами.

 

 

 

Но если Глигоричу нечем было дышать на доске, то Хасин чувствовал себя неважно за доской. Это был предпоследний тур, а последний должен был играться утром следующего дня, то есть шахматисты не откладывали партию, а сделали перерыв на ужин и снова сели за доску (всего партия продолжалась девять часов). Когда игра шла в таком жёстком режиме, Хасину всегда аукался тот снаряд (или бомба) под Сталинградом, который отнял у него ноги и физическую возможность по многу часов выдерживать нагрузки так же, как это могли делать его соперники.

 

В партии с Глигоричем он в нескольких моментах сыграл недостаточно энергично и прошёл мимо выигрыша. Даже трудно сказать, каким именно ходом он упустил победу, просто человек доигрывал партию уже за пределом своих сил.

 

Победа давала бы ему чистое второе место, но случилось так, как случилось. Второе место осталось за Глигоричем.

 

На последний тур Хасин пришёл уже с мыслью, что может ждать его в московском аэропорту по приезду. Партия быстро закончилась вничью, в итоге Хасин разделил третье-четвёртое места в Лендьелом.

 

Поразительно сейчас узнавать о размерах призовых в турнирах тех лет. Победитель турнира, Михаил Таль, получил 100 фунтов стерлингов, Глигорич – 50, а третий и четвёртый призы поделили между собой  Хасин и Лендьел: 20+15 футов пополам, то есть по 17,50 на брата! Абрам Иосифович купил на эти деньги себе летнее пальтишко, рубашку и чемодан.

 

Я думаю, Карлсен сегодня больше оставляет в ресторане на чай. Нынешние победители получают призовые в таких же количествах фунтов, но на вес! Например, 40 фунтов (16 кг) долларов. Времена меняются …

 

А Нонна Гаприндашвили заняла первое место в побочном, «мастерском» турнире. Среди мужчин, смею заметить! И вот ей-то Таль помогал регулярно.

 

Дело в том, что Таль был в состоянии не только играть свою партию, но и отслеживать развитие событий и в главном, и в побочном турнирах. Как это у него получалось? Ответ один - Таль был гений. Так вот, он перед каждым туром был в состоянии проконсультировать Гаприндашвили, какой дебют ей играть с очередным соперником. В это невозможно поверить, но он мог воспроизвести все партии, которые видел. Впрочем, есть на свете люди, которые легко в это поверят, потому что они тоже это умеют. Их очень мало, но они есть.

 

Абрам Иосифович вспоминает, как Таль работал с архивом Центрального шахматного клуба. Он просматривал множество партий шахматистов самой разной квалификации. Большим шахматистам не обязательно в этом случае расставлять фигуры, они способны удерживать позицию в голове по тексту, но Таль все анализы делал на доске – правда, как подчёркивает Хасин, с непостижимой скоростью.

 

Совсем забыл – а что же ждало Хасина в Москве? Да ровным счётом ничего. Просто начальство спохватилось – а не много ли свободы они предложили шахматистам? И взяло ход назад. Чисто по-советски – на всякий случай. А человек без этого хода назад, глядишь, мог и турнир выиграть. Но что поделаешь …

 

Вот ещё два снимка. На первом – таблица главного турнира, заполненная более 53 лет назад рукой А.Хасина по ходу турнира. На второй – пустая таблица турнира F (полулюбительский уровень). Она интересна тем, что на первой строке стоит имя Е.Пека, который участвовал ещё в первом турнире в Гастингсе, в 1895 году. Класс его игры не вырос, но любовь к шахматам человек пронёс через всю жизнь.

 

 

 

 

И, по традиции, два слова о персонажах этого рассказа.

 

Левенте Лендьел (1933 – 2014) – венгерский гроссмейстер, многократный победитель и призёр международных турниров. В составе венгерской сборной неоднократно успешно выступал на шахматных Олимпиадах.

 

 

 

 

 

 

 

Светозар Глигорич (1923 – 2012) – краса и гордость югославских шахмат, многократный чемпион страны, претендент на звание чемпиона мира. Участник 15 шахматных Олимпиад, в 13 из которых возглавлял югославскую команду. В 1970 году играл на 5-й доске в сборной мира в «Матче века» (сборная СССР – сборная мира). В годы войны сражался в рядах народно-освободительной армии Югославии. На том турнире, о котором сейчас идёт речь, постоянно на обедах и ужинах был четвёртым за «нашим» столиком –  с Талем, Хасиным и Гаприндашвили. Абрам Иосифович подчёркивает его по-настоящему дружелюбный и искренний нрав (и в шутку хвалит за неоценимую помощь в разъяснении назначения бесчисленных вилок, ложек и ложечек, подаваемых к столу в лондонских ресторанах). Кстати, Глигоричу принадлежит рекорд по числу побед в Гастингсе – он пять раз выигрывал этот рождественский турнир.

 

 


Ключевые слова (Keywords)

Внесите 3-5 ключевых слов, разделяя их запятыми.


Короткое описание (Description)

Внесите текст до 167 знаков.


<< Назад | 2017-03-08 12:18 | Прочтено: 483 | Автор: yesterday |

Поделиться:



Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Количество фотографий, которые Вы можете загрузить: 5 шт.
(Для удаления фото, щелкнуть по нему)

13.JPG

12.JPG

14.JPG

8.jpg

10.jpg

15.JPG

 URL: 

  
Удалить файл
Error
Ok

Удалить файл?