Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

В. Левицкий

Жизнь продолжается...

 

Часть 1.

                                                          

«...Я говорю вам - жизнь всё равно прекрасна,

 да, говорю, жизнь всё равно прекрасна,

 даже когда трудна и когда опасна,

 даже когда несносна, почти ужасна,

 жизнь, говорю я, жизнь - это всё равно прекрасно...».

Юрий Левитанский

 

Родным,

       друзьям,

             коллегам

                   посвящается...

 

 Глава 5. «Впереди – крутой поворот…»…


Наша дача…

Наше «открытие Европы» – это был фееричный праздник на фоне повседневной жизни в Киеве в 90-е годы прошлого века…. Быт наш в конце концов наладился… Помимо решения «квартирного вопроса» (об этом я писал в главе 2 этой книги) появилась недостроенная дача, которая по «джентльменскому соглашению» досталась Лене после развода… Дачный участок (4 «сотки») ранее был выделен отцу Лены как ветерану Отечественной войны в Хотяновке – прекрасном месте на берегу Обводного канала Киевского моря…На этом участке ещё до событий 1991 года начали строить дачу, но… строитель «прогорел», внесенные за строительство деньги пропали… Успели возвести только стены кирпичного двухэтажного дома, настелить полы на первом этаже (на котором планировалась кухня–передняя и две комнаты), навесить потолок, провести электропитание… На второй этаж не было даже лестницы… Вход в дом – временные деревянные ступеньки… На участке оставалась гора строительного мусора, туалета не было… Чтобы довести всё это «до ума», нужны были немалые по тем временам средства (да и по нынешним – тоже), которых у нас не было… Но жить на даче как-то надо было… К лету 1994 года удалось кое-что наладить… Уезжая на ПМЖ в Германию, одна из близких знакомых Лены продала нам за небольшие деньги часть мебели из своей киевской квартиры... Это дало возможность обставить первый этаж. Со временем решили проблему и с туалетом… Летние месяцы мы стали проводить на даче… 

Во мне вдруг прорезались навыки «огородника», в далёкие детские военные годы привитые в Гаграх моим дедушкой Георгием Всеволодовичем Сахаровым… Я с удовольствием занялся посадкой разных овощных культур…

Кроме того, ранее на даче были высажены фруктовые деревья – яблони, груши, виноград, абрикосы, вишня, некоторые из них плодоносили. Самым удачным оказалось одно из абрикосовых деревьев. Груши почему-то не плодоносили. Среди яблонь выделялось одно дерево с крупными, прекрасными на вид плодами, которые нам никак не удавалось попробовать: как только они доходили до нужной кондиции и мы планировали собрать урожай, они все исчезали… Разгадка этого «таинственного» явления появилась случайно. Как-то у нас в гостях был наш сосед по даче. В разговоре зашла речь и о нашей яблоне… «Так вы что, даже не пробовали ваши яблоки?». – «Да, они просто исчезали в момент, когда мы хотели снять урожай…». «Ну ладно, сейчас принесу пару яблок, попробуете…»?!?!?! Видимо, мы хорошо угостили соседа…

Как я уже писал, наш дачный посёлок находился на берегу Обводного канала Киевского моря…. Вода в канале была чистая – после Чернобыльской катастрофы прошло уже почти десять лет. Поэтому летом мы купались, загорали, совершали прогулки на байдарке…

По соседству с нашей дачей была дача семьи известного в Украине скрипача и руководителя  струнного ансамбля Аркадия Винокурова, Заслуженного артиста УССР. В начале 90-х он выехал на ПМЖ в Австрию, жил и работал в Вене, но в летние месяцы свой отпуск его семья проводила в Хотяновке… Мы часто обменивались взаимными визитами, отмечали памятные семейные даты. Это было приятное знакомство…

 

Вверху и слева – на нашей даче,

справа внизу – семья Винокуровых у нас в гостях.

Киевское море, Хотяновка, лето 1995 года.


На берегу Обводного канала. Киевское море, Хотяновка, лето 1995 года.


Прогулка на байдарке по Обводному каналу. Киевское море, лето 1996 года.


Бывали у нас в гостях наши друзья и родственники… Они удивлялись моим огородным успехам (особенно удавались помидоры)…

«…особенно удавались помидоры…». Хотяновка, дача, осень 1995 года.


Всё это продолжалось до лета 1998 года, когда нам пришлось расстаться и с дачей в  Хотяновке, и с Киевом…


Водительские права…

Поездки на дачу всегда были связаны с большими транспортными трудностями: пересадками с автобуса на метро в городе, нерегулярными рейсами загородного автобуса. Чтобы сесть в автобус, надо было выстоять в большой очереди, к тому же он был всегда переполнен… На дачу мы везли тяжёлые сумки с продуктами, обратно – «дары садов-огородов»… Поэтому решили приобрести небольшую автомашину и получить  водительские права…

Наивная Лена вложила деньги в две трастовые фирмы, обещавшие бешеные проценты прибыли – чуть ли не 100% в год. (Таких фирм было много в те годы. Просуществовав некоторое время, они вскоре таинственно исчезали, надув доверчивых клиентов)… Одна из таких  фирм показалась мне уж очень подозрительной, и я после получения за первый месяц 10% прибыли предложил Лене забрать оттуда деньги… Сделать это оказалось непросто… Фирма располагалась в арендуемом ею помещении в пустующем здании одного из бывших всесоюзных научно-исследовательских институтов. Клерк фирмы стал у нас выяснять, почему мы хотим забрать деньги, затем долго кому-то звонил по телефону, снова и снова предлагал не забирать деньги, обещал ещё больший процент прибыли… Но мы настаивали, объясняя это тем, что сумма нашего взноса срочно понадобилась именно сегодня… Видимо, фирма ещё не успела «раскрутиться», а потому хотела сохранить своё существование – деньги нам вернули. Помню, как мы торопливо шли по пустынному длинному коридору, и у меня была только одна мысль: «А не догонит ли нас здесь кто-нибудь, стукнет по голове  и заберёт деньги обратно?!»… С этой фирмой – обошлось, а вот деньги, которые Лена, желая сделать мне сюрприз в виде автомобиля, тайно вложила в другую подобную фирму, через некоторое время исчезли вместе с самой фирмой… (И, конечно, вопрос «приобретения» хотя бы малолитражки – «Запорожца» решился сам собой…  Но это случилось позднее)…

Зимой 1994 года я и Лена записались на курсы водителей… Довольно успешно прошли теоретическую часть обучения. Начались уроки практической езды на автомобиле. В небольшом дворе напротив Дома офицеров, впервые сев за руль учебного «Москвича», оборудованного дублирующими рычагами управления для инструктора, я от волнения, конечно, вместо тормозной педали нажал на газ… И услышал от инструктора Володи всё,  что он думал о таких, как я, «асах-водителях», высказанное в «изысканных»  выражениях с упоминанием различных органов человеческого тела… Ещё труднее было впереди, когда нужно было ехать по одной из оживлённых улиц Киева, чтобы добраться до тренировочной площадки… Но и это оказалось не самым  сложным. Вот когда Лена садилась за руль, а я, сидя на заднем сидении, оставаясь в роли наблюдателя, переживая и за неё, и за всех нас, слышал оценивающие реплики инструктора типа «Если бы не моё вмешательство, больше вам уроки езды не понадобились…», - тут мне действительно становилось не по себе… Впрочем, постепенно мы набирались опыта, появилась уверенность, мы стали совершать дальние поездки по городу, решая многие жизненные проблемы Володи - инструктора: навещали его родных, приобретали продукты для него в магазинах и др. – время езды и бензин оплачивали мы… 

Кульминацией нашего обучения на водительских курсах явились экзамены в городском ГАИ Киева в феврале 1995 года. Сначала надо было пройти тест на знание теоретической части и правил уличного движения. Я этот тест прошёл, Лена – не уложилась в норматив. Поэтому на экзамен по практическому вождению автомобиля допущен был только я.

Мне казалось, что я всё делаю правильно, но при исполнении фрагмента «Парковка» допустил мелкую ошибку, и тут же последовал вердикт инспектора ГАИ, принимающего экзамен: «Не сдано!»… Ничего удивительного – за каждую повторную сдачу экзамена нужно было вновь платить…

Мы не стали в следующий раз искушать судьбу и подключили нашу родственницу по линии Лены со «связями в ГАИ»… После этого проблема получения водительских прав для нас обоих очень просто решилась…

 

 Слева – свидетельство об окончании обучения на курсах водителей,

справа – водительские права. Киев, зима 1994 -1995 года.

 

 Судак… Санаторий…

 Мне, как капитану 1 ранга в отставке, и Лене, моей жене, предоставлялась возможность приобретения льготных путёвок в один из военных санаториев Украины. Помимо льготной стоимости путёвок, для поездки в санаторий мне полагались бесплатные железнодорожные билеты (для Лены – скидка 50 процентов)... Весной 1995 года (впервые с момента образования независимой Украины) решил этим воспользоваться… В городском военкомате Киева мне предложили путёвки в военный санаторий в Судаке (Крым) на май месяц …

Уладив в институте проблему с моим отпуском, в конце апреля стал готовиться к отъезду. Предполагал, что в связи с различными проблемами, возникшими в Украине после развала и раздела Советского Союза, в военных санаториях, перешедших под юрисдикцию  МО Украины, возникло много трудностей медицинского и материального обеспечения. Поэтому я попросил одного из моих друзей, работающего Начальником Отдела в Главном медицинском управлении МО Украины (в его подчинении находились санатории), позвонить в Судак и договориться о нашем размещении в приличном номере… (Это было для меня очень важно, т.к. буквально накануне отъезда умудрился сильно простыть в апрельскую переменчивую погоду – бронхит с сильным кашлем)

Перед отъездом в Крым я уточнил, состоялся ли такой разговор, и получил подтверждение…

В Симферополе на вокзале нас встретил мой друг по Дальнему Востоку Лёва Давидович (о нём – в книге воспоминаний «С Запада – на Восток…», после увольнения в запас он с семьёй жил в Крыму...). Мы у  него переночевали. На следующий день он на своей машине отвёз нас в Судак …

Я был уверен, что по прибытии в санаторий мне, капитану 1 ранга,  предложат приличный номер (ведь была обещана протекция на достаточно высоком уровне!), но нас поместили в какой-то «задрипанный» двухместный номер в невзрачном корпусе. Время было позднее, никого из начальства уже не было, отложил выяснение до утра…

Утром следующего дня – визит к начальнику санатория (он был в звании полковника медицинской службы)...

 – Добрый день. Я капитан 1 ранга Левицкий… Вам должны были по поводу меня позвонить из Киева...

 – Никто не звонил...?!?!?!

 – Но меня заверили, что Вам позвонят...

 – Никто мне из Киева не звонил…А какие у Вас проблемы?

 – Мы с супругой впервые в Вашем санатории… Нас разместили в очень неудачном номере… Может, есть возможность предоставить что-то более приличное… Сейчас ещё не сезон…

Начальник санатория выдержал паузу, видимо, прикидывая, решать или не решать мою проблему с размещением… После паузы:

 – Я могу Вам предложить один из люксов… Там есть вопрос с отоплением (всё-таки начало мая, погода не установилась, ночи бывают холодные)… Устроит?..

 – Большое спасибо. Конечно, устроит...

Так мы оказались размещёнными в двухкомнатном люксе… А пара дополнительных одеял помогала решать «вопрос с отоплением»…

 За наше здоровье! Крым, Судак, май 1995 года.

 

Следующая проблема – моё здоровье. Кашель не проходил… Нас волновало, не «подхватил» ли я воспаление лёгких… На всякий случай попросил лечащего врача сделать мне рентгеновское обследование… Но это был май 1995 года… В санатории не работал рентгеновский кабинет – один из главных корпусов, где он располагался, был закрыт… Более того, не оказалось даже термометра, чтобы померить температуру… Ни о каком лечении, физиотерапевтических процедурах и пр. не могло быть и речи… Прогулки на свежем воздухе, панорама моря, относительно сносное питание – вот и всё лечение… Через пару недель мне стало легче, а ещё через неделю я даже смог выйти на теннисный корт!..

 

Вернувшись в Киев, я принял участие в чемпионате Украины по теннису среди ветеранов и неожиданно занял третье место в своей возрастной группе. К сожалению, вскоре после  этого во время тренировочной игры получил серьёзную травму – разрыв мениска (без операции не обошлось), и моя «теннисная карьера» завершилась… 

 

 

Слева – на теннисном корте,

Крым, Судак, военный санаторий МО Обороны Украины, май 1995 года;

справа – медаль за 3-е место на чемпионате Украины по теннису среди ветеранов.

Киев, лето 1995 года.

 

 

 Слева – панорама Судака, справа – крепостная стена. Судак, май 1995 года.

 

 

О, море в Судаке!.. Май 1995 года.


И всё-таки, несмотря на всякие болячки, трудности с медицинским обслуживанием,  плохую погоду (к счастью, не всё время), невозможность купаться в море в не очень удачное для отдыха время года, о нашем пребывании в санатории остались хорошие воспоминания… 

Крым, Судак, военный санаторий, май 1995 года.


40-летие выпуска…

У выпускников ВВМИУ («Дзержинки») 1956 года существовала традиция – встречаться каждые пять лет у Адмиралтейства в день выпуска, 8 мая… По-моему, первый раз такая встреча состоялась в 1966 году, но я тогда служил на Тихоокеанском флоте, во Владивостоке, и приехать не смог. Но начиная с 1971 года (по случаю 15-летия выпуска) я был на всех встречах моих однокашников вплоть до юбилейной встречи в мае 2006 года (об этой встрече – 50 лет со дня окончания училища – в послесловии в моей книге воспоминаний «Шесть лет под Шпилем…)

Приглашение на встречу выпускников «Дзержинки»

по случаю 15-летия окончания  ВВМИУ. Май 1971 года.

 

Слева – группа моих одноклассников,

справа – пожелание служебного роста от Рэма Баксанского. Ленинград, 8 мая 1971 года.


Это всегда были очень волнующие и приятные встречи… Встречались не только выпускники нашего электротехнического факультета, но и кораблестроительного и паросилового… За шесть лет, проведенных под Шпилем (все эти годы выпускники ВВМИУ были на казарменном положении), мы всех знали, да и после окончания училища со многими вместе служили или встречались на разных флотах страны… В моём архиве сохранились материалы таких встреч…

В 1996 году я был на встрече по случаю 40-летия выпуска впервые вместе со своей женой Леной, что вызвало большой интерес у моих одноклассников и их супруг, женившихся ещё на последних курсах учёбы в училище…

 

 Приглашение на встречу по случаю 40-летия выпуска ВВМИУ. Май 1996 года.


Мои одноклассники с супругами. 40-летие выпуска ВВМИУ.

Ленинград, Адмиралтейство, 8 мая 1996 года.


К сожалению, ряды выпускников ВВМИУ с каждой новой встречей редели: одни уходили из жизни, других одолевали болезни, материальные затруднения… (На встрече в июне 2006 года по случаю 50-летия выпуска из нашего класса было всего пять человек, в 2011 году – никого не было, в 2016-м – два человека, а со всего выпуска – только 38 человек, а выпускалось 350!).

Светлая память всем моим одноклассникам и сокурсникам,

кого уже нет! 


За банкетным столом: слева – Феликс Волков, справа – Юра Бургонский.

Ленинград, Актовый зал «Дзержинки», 8 мая 1996 года.

 

На банкете, который был организован в Актовом зале нашего училища, я прочитал стихи своего одноклассника Виктора Славина, посвящённые 40-летию выпуска… Сам он приехать из Калининграда не смог, прислал стихи… Мои сокурсники, очевидно, вспомнив, что я в училище активно участвовал в художественной самодеятельности, но забыв о моём амплуа («художественное чтение»), стали просить: «Венька! Спой!..».. Петь, конечно, я не стал…  (В книге воспоминаний «Шесть лет под Шпилём…» я писал о наших талантливых курсантах-певцах, имевших прекрасные голоса)…

 

С некоторыми моими одноклассниками по «Дзержинке» связь не прерывалась многие годы… Мы встречались не только по случаю очередной годовщины выпуска. Бывая в Ленинграде в командировках или в отпуске, я навещал их… Но в основном это, конечно, была «эпистолярная связь», не такая частая, но всегда исполненная желания  не теряться в океане жизни… По прошествии многих лет после выпуска я получал от них письма, которые храню в своём архиве… Вместе «Шесть лет под Шпилём...» – и этим всё сказано…  

 

Крушение Украинского Фонда «Интеллект»…

Жизнь полна неожиданностей… В середине 90–х годов в Украине начался передел собственности, приобретённой после развала Советского Союза в результате приватизации и «прихватизации». Как следствие – бандитские разборки с убийствами. Дошла очередь и до вновь созданных банков… Украинский фонд «Интеллект» хранил свои деньги, выделяемые фирмами и частными лицами на благотворительность, в банке «Вiдродження». Сначала на члена правления Фонда, председателя правления этого банка было совершено покушение (убит был водитель, а председатель ранен), а затем все активы и денежные средства банка «Вiдродження» перешли в собственность Национального банка Украины. Председатель правления Фонда «Интеллект» Елена Валетчик пыталась вернуть вклады Фонда, но это результатов не дало… К этому времени поменялись законы, благотворительность не стала  иметь льготы, поэтому рассчитывать на новые финансовые поступления уже не приходилось… Не имея денежных средств, по сути, Фонд прекратил своё существование… Обеспечение семьи легло только на меня… Помимо основной работы пришлось искать различные варианты заработка… (О моей преподавательской деятельности в Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП), помимо основной работы в Государственной академии руководящих кадров образования, я писал в главе 1 этой книги)

 

Предложение работы «за бугром»…

На моей основной работе в качестве доцента кафедры психологии управления в Государственной Академии руководящих кадров образования всё складывалось благополучно: хорошие отношения с руководством, заведующим кафедрой Наумом Львовичем Коломенским, коллегами по кафедре и Академии, со слушателями, нормальная творческая обстановка… Более того, в 1998 году ректор Академии продлил со мной контракт ещё на три года…

 

Слева – свидетельство «Отличник образования Украины»,

справа – значок «Отличник образования Украины». Киев, сентябрь 1994 года. 

 

Как член Общества психологов Украины принимал активное участие в работе международных конференций, выступал с докладами, писал статьи, которые публиковались в разных изданиях…

 

Членский билет  Союза психологов Украины. Киев, 1990-е годы.

 

И в это время мне предложили интересную работу… в Германии, от которой трудно было отказаться (заманчивой была и его материальная сторона, а у нас появились, как я уже говорил, трудности)… На семейном совете мы приняли это предложение с условием, что я еду вместе с Леной. Оказалось, что это не так просто… Лене пришлось воспользоваться одной из эмиграционных программ, разрешающих нам вместе выезд в Германию (как позднее жизнь показала, это было разумное решение)

Такое разрешение мы поучили в начале 1998 года. Началось хождение по кругу с оформлением многочисленных документов, снятием копий, нотариальных их заверений и пр., и пр. Но об этом и о жизни «за бугром», надеюсь, – в следующей части книги воспоминаний «Жизнь продолжается…»...

 

Конец первой части

(продолжение следует)

 





<< Назад | Прочтено: 37 | Автор: Левицкий В. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы