Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Ефим Глозман

 

KАК МЕНЯ ЗАУВАЖАЛИ   

(пара эпизодов из жизни)

 

В 1954 году я закончил Одесский политехнический институт, защитив  диплом (кстати, с отличием) инженера-конструктора (так в дипломе и написано), и получил назначение  на строительство Сталинградской ГЭС – одного из возводившихся  в те годы гигантов энергетики.

Управление строительством находилось в строящемся на противоположном от Сталинграда городе Волжском. Я приехал в Волжский жарким летом, был одет в легкий, модный в те времена, но казавшийся каким-то легкомысленным в условиях стройки, светлый чесучовый костюм. И вот в таком виде явился в цех, куда меня направили работать мастером механического цеха ремонтно-механи-ческого завода.

Надо сказать, что коллектив на заводе и на стройке (я говорю о вольнонаемных, с которыми сталкивался непосредственно, а основная масса рабочих на стройке – заключенные) был тертый, опытный. Многие до этого работали на недавно закончившемся строительстве Волго-Дона. Очень высок был процент бывших заключенных. Среди рабочих преобладали хорошие специалисты-универсалы. Были и настоящие виртуозы. Среди руководящего состава преобладали практики («я работаюинженером»), дипломированных инженеров почти не было – я оказался третьим или четвертым по счету на весь завод.

Начал я  неплохо, но не мог сразу влиться  в коллектив из-за своей ненахрапистости, я бы сказал, «интеллигентности» - там это  не при-ветствовалось. Ко мне относились, правда, неплохо, но чувствовалась какая-то снисходительность. Случай помог мне, и я хочу об этом рассказать. Итак, однажды в цех буквально ввалилась большая группа людей – руководители стройки во главе с генералом, начальником строительства ГЭС, другие начальники и «сопровождающие лица». Как я потом понял, проводилась оперативка «с выездом на место». Причиной такого сбора, на который были приглашены также руководители завода и цеха, включая нас, мастеров, объяснялась тем, что в главном котловане ГЭС произошла авария – вышел из строя мощный шагающий экскаватор с емкостью ковша 25 кубометров. Таких уникальных машин на стройке было две или три, а преобладали экскаваторы с емкостью ковша 1 или 3 (может быть, 5) кубометров, и каждый час простоя такого гиганта означал катастрофическое отставание от запланированных темпов работ.  

Авария заключалась в поломке конической шестерни большого модуля (если память не изменяет – 8 мм) и большого размера. В Свердловск на завод-изготовитель (Уралмаш) был послан самолет, но там что-то не срабатывало, и местное руководство решило параллельно искать выход собственными силами.

Между прочим, еще знакомясь с цехом, я обратил внимание на великолепно укомплектованный зубообрабатывающий участок, обору-дование которого было смонтировано и законсервировано. На мой недоуменный вопрос начальник цеха ответил, что специалиста-зубореза мы не держим, так как обеспечить ему загрузку не можем, а при необходимости пользуемся услугами находящегося на противоположном берегу Волги  Сталинградского тракторного завода.

Начальник строительства, который вел оперативку, поочередно давал слово различным руководителям, но никто не предлагал реального пути решения возникшей проблемы. Наконец очередь дошла до начальника цеха, но тот тоже ничего реального не предложил, объяснив, что у нас станок есть, но нет специалиста, а на тракторном такого большого станка нет. Стали подымать мастеров и, пока  беспомощно высказывались другие, я лихорадочно вспоминал, как в институтской станочной лаборатории во время практических занятий мы составляли уравнения кинематических цепей и решали задачи по их настройке. Как самый «молодой», я был поднят последним и  с комсомольским задором выпалил, что если есть станок и документация к нему, то остается только достать специальные резцы, а что касается рабочего, то есть мастера, а мастер должен уметь заменить любого своего рабочего.

Что тут началось! На меня смотрели, как на Матросова, кидающегося на амбразуру, даже не приняв  положенных наркомовских 150. А генерал в это время уже давал команды: мастера освободить от всех других заданий, запустить в работу заготовки, найти специальные резцы, доставить документацию, расконсервировать и запустить станок и т.д. Когда принесли новенькое, еще не читаное «Руководство» (может быть, это мои нынешние фантазии, но оно и сейчас у меня перед глазами - в зеленом тонком переплете на белой бумаге формата А4) и я раскрыл его, то прямо-таки ахнул:  не нужны никакие уравнения, не надо ничего считать. Всё в таблицах! Задача сильно упрощалась.  

К утру изготовленные мной шестерни были увезены в котлован. Я был поощрен премией (смехотворной по нынешним меркам), но не это главное. В цехе увидели, что я не белоручка, что я совладал со станком американской фирмы Глиссон, на котором никто другой работать не умел. Короче говоря, я приобрел авторитет,  меня «зауважали», и мне стало гораздо легче работать.

Со мной подобное уже происходило, и я воспользуюсь случаем, чтобы рассказать об этом. Дело в том, что в мои детские годы наша семья пять лет прожила в деревне, где отец устроился на работу на сахарном заводе. Собственно говоря, это был поселок, по-нынешнему,  «городского типа» при заводе,  но с деревенским бытом. Там я, городской мальчик, научился среди прочего обращению с лошадьми - водил их с пастухами в ночное, купал в речке, кормил, чистил. А в 1942 году, оказавшись в артиллерийском училище, я вновь столкнулся с лошадьми. Тогда ещё американских «студебеккеров» мы не имели, а использовали конную тягу, поэтому будущих офицеров  учили  не только стрельбе, но и верховой езде. Учили по-армейски, т.е. не цацкаясь, не обращая внимания на синяки. Я в своем взводе, будучи щупленьким пареньком, стоял в строю где-то в конце, и отношение ко мне было соответствующее. Но вот начались занятия с лошадьми, и всё встало на свои места – я был, что называется, на коне, в то время как многие мои товарищи набивали себе шишки, оказываясь часто под конем. Тогда я впервые испытал чувство превосходства и лидерства в среде своих товарищей.

 






<< Назад | Прочтено: 24 | Автор: Глозман Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы