Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Михаил  Гаузнер

НЕЛОГИЧНЫЕ  ПОЗДРАВЛЕНИЯ

 

Учиться в Одессе я начал только в 7 классе, после возвращения из эвакуации, прожив в Поволжье, а затем на Урале восемь военных и послевоенных лет. Естественно, что об украинском языке я понятия не имел и чувствовал себя на этих уроках весьма неуютно. Узнав, что первый год имею право их не посещать, уговорил родителей попросить об этом официально – какой нормальный человек не воспользовался бы возможностью законно «казёнить» уроки!

В начале следующего учебного года я, круглый отличник во всех предыдущих классах, получил за первый диктант единицу – сделал ошибок чуть ли не больше, чем слов в тексте. Надо было срочно что-то делать. И восьмиклассник начал ходить в один из пятых классов (благо они учились в разных сменах) на уроки украинского. Еле втискиваясь в маленькую парту и терпя насмешки малышей, с трудом постигал грамматику и писал диктанты. Сначала мне казалось, что ничего не получится. Ведь по-русски я писал совершенно грамотно в основном благодаря хорошей зрительной памяти при чтении  большого количества книг, а правила грамматики повторял только перед очередным экзаменом. Но книг на украинском, естественно, не читал, и правила пришлось учить.

И вот наступил волнующий день итогового диктанта за первую четверть. На следующем уроке преподаватель украинского раздаёт тетради с оценками всем, кроме меня. В голове лихорадочно мелькают  невесёлые предположения: «Опять «кол»? Перевод в 7 класс? Отчисление?» Выдержав достаточно выразительную паузу, учитель вызывает меня  к столу и совершенно серьёзно говорит: «А теперь я хочу, чтобы мы все вместе поздравили Мишу с двойкой!» Поднялся хохот – такого выражения ребята никак не ожидали. Преподаватель юмор не очень принимала и отчеканила: «Двойка ставится за 5-7 ошибок, он сделал шесть, а в первом диктанте их было у него 47!»

Это нелогичное поздравление, вызвавшее тогда такое веселье, друзья иногда с улыбкой вспоминали во время традиционных встреч одноклассников. Я не мог предположить, что через полвека вновь услышу парадоксальное  поздравление в свой адрес, но на этот раз по  значительно  более серьёзному и грозному поводу.

Ранним сентябрьским утром я первый раз после отпуска шёл на работу. После изнурительной летней жары наступило то благословенное время, которое почему-то называют «бабьим летом». Идя довольно быстро, благо дорога была с едва уловимым уклоном, мысленно напевал в такт шагам. В какой-то момент я  понял, что напеваю вслух, и смущённо посмотрел вокруг – не слышит ли его кто-нибудь, а то ведь могут подумать, что солидный мужчина, идущий  с блаженной улыбкой, слегка не в себе.

Действительно,  настроение было прекрасным. Я всегда после отпуска выходил на работу с удовольствием, особенно если отдых, как на этот раз,  был не очень интересным. Уже много лет мы с женой никуда не ездили – сказывались «лихие девяностые», когда стало не до привычных отпускных поездок. А ведь в былые годы ходили в Крым с палаткой, сидели вечерами у костра, забирались в пещеры, купались в Сердоликовой бухте. Потом вместе с дочерью изъездили на наших видавших виды «Жигулях» Западную Украину, Белоруссию, Прибалтику, Подмосковье, Крым, Кавказ, Закавказье. Но всё это ушло в прошлое.

Прежде чем зайти в свой кабинет, заглянул к руководителям СКБ – специального конструкторского бюро, где работал больше сорока лет. Так случилось, что и они, и я раньше работали в одном отделе, были приятелями. Поэтому мне захотелось поздороваться, пообщаться, узнать новости за прошедший месяц.

Когда я увидел выражение их лиц, весёлое настроение сменилось ожиданием неприятности. Так и оказалось. «Зарплаты не будет, –  сказали они, – по крайней мере до конца года. Конечно, если ты согласен работать бесплатно, мы будем рады, но должны предупредить, что и потом нет гарантии её получения. Конечно, можешь пока не увольняться, но работу ищи».

Еле сдержался, даже не зашёл к себе, не забрал личные вещи, и только дома, вынимая из сумки взятые с собой бутерброды,  обнаружил ключи от кабинета. Так я неожиданно оказался безработным.

Утром жена, как обычно, ушла в свою любимую школу, и я впервые в жизни почувствовал пустоту. Рассчитывать на новую работу было нереально –  в этом я убедился после нескольких дней, делая попытки предложить свои услуги уже не только в качестве конструктора. Уговаривать случайных людей покупать ненужные им товары я не умел, в разнорабочие на стройке не годился по возрасту и здоровью, а хобби у  меня никогда не было (жена в шутку говорила, что моё хобби – работа).

Видя состояние отца, дочь-врач предложила: «Папа, ты больше полугода покашливаешь и всё время отмахиваешься от серьёзного обследования. Давай проведём его сейчас». После вялых попыток отказаться я согласился.

В специализированном отделении областной больницы мне ввели в бронхи эндоскоп. Приглашённый для консультации заведующий отделением сказал проводившему обследование врачу: «Зачем Вы меня позвали? Вы сами не видите? Это же пожар!».

Отдышавшись и придя в себя после такой малоприятной процедуры, я услышал предложение поступить в отделение для операции. «Это опухоль лёгкого? – с опаской предположил я. –  Да. – Будете удалять всё?  – Объём уточнится в процессе операции. Откладывать её нежелательно».

После приезда домой состоялся семейный совет. Решили не торопиться («ждали полгода, если не больше, отложим ещё на неделю – две») и дополнительно проконсультироваться. Дочь созвонилась со своим однокурсником, работавшим в Киеве в республиканском Онкоцентре, и он организовал консультацию у своего шефа-академика, руководившего отделением нужного профиля. Тот предложил повторить бронхоскопию у них и вновь взять образец ткани опухоли для исследования.

Не обошлось без курьёзов, так полезных для снятия нервного напряжения.  Проводивший исследование пожилой врач спросил у обратившейся к нему моей дочери: «Коллега, ткань была взята у Вашего батюшки, я не ошибся? – Да. – Но ведь эта ткань из шейки матки…»    Впоследствии, выяснив это недоразумение, посмеялись.

Две поездки в Киев так и не дали определённого результата – в необходимости достаточно серьёзной операции уверенности не появилось, но и исключить её не решались. Рекомендовали некоторое время понаблюдать и снова провести обследование. Это, мягко говоря, не способствовало хорошему настроению. А время шло, ситуация становилась напряжённой.

Но не зря люди придумали поговорку: «Ждать да догонять – нет того хуже!». У одного из врачей появилось неожиданное предположение – а не туберкулёз ли это? Специалисты вначале приняли это «в штыки» – не похоже, нет явных признаков. Один из них, старейший и наиболее уважаемый, сказал примерно так:   «Я старый врач и всегда говорю: есть «бацилла Коха» – есть туберкулёз, нет её  –  нет туберкулёза». Провели новые обследования, достаточно неприятные и даже опасные, и они подтвердили – есть. И тогда доктор торжественно поздравил меня…  с активной формой туберкулёза!

На первый взгляд это прозвучало, мягко говоря, странно – поздравлять с болезнью, да ещё и такой грозной! Ведь туберкулёз веками был бичом человечества, причиной огромной смертности. Но на самом деле в этом высказывании нелогичности не было и в помине – такой  диагноз, в отличие от предыдущего,  предполагал в наше время реальную возможность излечения, что, к счастью, впоследствии и произошло.

Выходит, парадоксы при поздравлениях иногда не просто полезны, но и  укрепляют веру в успех, в добро, помогают жить.

А если предположить, что это сама судьба решала не только проявить свою благосклонность, но в виде исключения ещё и сообщить об этом таким нелогичным образом? Тогда тем более нужно благодарить её  за поводы для таких поздравлений. 

          И логика тут совершенно ни при чём. 

 





<< Назад | Прочтено: 20 | Автор: Гаузнер М. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы